Тезисы докладов 19-23 апреля 2010 г г. Светлогорск - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Тезисы докладов. Москва 23-26 октября 2003 года. М.: Ияз ран, 2003. 1 78.26kb.
Г. Минск 22 апреля 2010 года минск бгу 1 102.51kb.
Тезисы Всероссийской научно-практической конференции (28 29 сентября... 1 47.24kb.
Правила оформления тезисов докладов и статьей для публикации в электронном... 1 68.98kb.
Тезисы докладов «Академические журналы: организация науки и трансляция... 1 284.66kb.
О селекционных ограничениях внутри именной фразы. Межвузовская конференция... 1 137.6kb.
Правила оформления тезисов докладов и статьей Текст и рисунки должны... 1 40.79kb.
Тезисы докладов алексеев Андрей Николаевич 1 363.16kb.
Тезисы докладов, присланные на конкурс для участия в конференции 10 3425.8kb.
Эволюционная роль асимметризации организмов, мозга и тела (Модель... 1 59.28kb.
Научные труды 1 42.65kb.
Экологическая игра "зебра" Музыка Вед 1 47.39kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

Тезисы докладов 19-23 апреля 2010 г г. Светлогорск - страница №1/7



Гидробиологическое общество при Российской академии наук

Научный Совет по гидробиологии и ихтиологии ОБН РАН

М
ежведомственная ихтиологическая комиссия ФАР






Тезисы докладов
19-23 апреля 2010 г.

г. Светлогорск (Калининградская обл.)


Конференция проводится при финансовой

поддержке Российского фонда фундамен-

тальных исследований (грант № 10-04-06029)

Калининград 2010

УДК 597+592


VIII Международной конференции по раннему онтогенезу рыб и промысловых беспозвоночных. Тезисы докладов. – Калининград: Изд. АтлантНИРО, 2010. − 154 с.
В представленных материалах конференции обсуждаются различ­ные аспекты раннего онтогенеза рыб и промысловых беспозвоночных, определяющие возможность существования отдельных популяций и ви­дов в изменяющихся условиях среды.

Рассматриваются наиболее значимые результаты комплексных ис­следований по эмбриологии, физиологии, гаметогенезу, систематике рыб и беспозвоночных на ранних стадиях развития, их экологии, поведе­нию, особенностям распределения и динамики численности, популяци­онной структуре, кормовой базе, питанию и трофическим связям, а также антропогенному влиянию.




VIII International Conference on the Early On­togenesis of Fi­shes and Commercial Invertebrates. Abstracts. – Kaliningrad: Is­sued by AtlantNIRO, 2010. – 154 p.
In the presented proceedings of the Conference various aspects of the early ontogenesis of fishes and commercial invertebrates determining the possibility of individual population and species survival in the varying conditions are dis­cussed.

The most important results of the complex researches of embryology, physiology, gametogenesis, taxonomy fish and invertebrates at early deve­lop­ment stages, their ecology, behavior, distribution and abundance dynamics, population structure, forage resources, feeding and trophic relationships, as well as the anthropogenic effect are considered.


ISBN 978-5-900678-54-2


Атлантический научно-исследовательский институт

рыбного хозяйства и океанографии (АтлантНИРО), 2010

Atlantic Research Institute of Marine Fisheries

and Oceanography (AtlantNIRO), 2010



Hydrobiological Association of the Russian Academy of Sciences

Scientific Council for Hydrobiology and Ichthyology of OBN RAN

I
nteragency Ichthyologic Commission of FAR



VIII OF INTERNATIONAL CONFERENCE ON
THE EARLY ONTOGENESIS OF FISHES
AND COMMERCIAL INVERTEBRATES


Abstracts
19-23 April 2010

t. Svetlogorsk, Kaliningrad region

Kaliningrad 2010

ОРГКОМИТЕТ

VIII Международной конференции по раннему онтогенезу


рыб и промысловых беспозвоночных
(19-23 апреля 2010 г., г. Светлогорск (Калининградская область)


Председатель:




Алимов Александр Федорович

профессор, академик РАН, Президент Гидробиоло­гического общества при РАН, Санкт-Петербург

Сопредседатели:




Павлов Дмитрий Сергеевич

профессор, академик РАН, Председатель Научного Со­ве­та по гидробиологии и ихтиологии ОБН РАН, Москва

Хлопников Михаил Михайлович

директор АтлантНИРО, кандидат биологических наук, Калининград

Заместители председателя:

Телеш Ирина Викторовна

ученый секретарь Гидробиологического общества при РАН, доктор биологических наук, ЗИН РАН, Санкт-Петербург

Науменко Елена Николаевна

Председатель Калининградского отделения Гид­ро­био­логического общества при РАН, доктор биологических наук, АтлантНИРО, Калининград

Архипов Александр Геральдович

заместитель директора АтлантНИРО, доктор биологических наук, Калининград

Научный консультационный комитет:

Будурацкий M.A.

Западно-балтийское территориальное управление Росрыболовства, Калининград

Дгебуадзе Ю.Ю., член-корр. РАН

Институт проблем экологии и эволюции
им. Северцова РАН, Москва

Озернюк Н.Д., д.б.н.

Институт биологии развития РАН, Москва

Евсеенко С.А., д.б.н.

Институт океанологии им. Ширшова РАН, Москва

Богданов В.Д., д.б.н.

Институт экологии растений и животных УрО РАН, Екатеринбург

Антонов Н.П., к.б.н.

Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии, Москва

Ежова Е.Е., к.б.н.

АО ИО им. Ширшова РАН, Калининград

Алексеев А.П., к.г.н.

Северо-западное отделение МИК, Санкт-Петербург

Павлов Д.А., д.б.н.

Московский государственный университет, Москва

Кудерский Л.А., д.б.н.

Институт озероведения РАН, Санкт-Петербург

Фомичев О.А., к.б.н.

Межведомственная ихтиологическая комиссия ФАР, Москва

Шибаев С.В., д.б.н.

Калининградский государственный технический университет, Калининград

Никитина С.М., д.б.н.

Российский государственный университет им. И. Канта, Калининград

Ответственный секретарь:

Козлов Дмитрий Александрович

кандидат биологических наук, АтлантНИРО, Калининград

Е.В. Абрамова

(ФГУП «СахНИРО», Южно-Сахалинск)
О ЛИЧИНОЧНОМ ЦИКЛЕ
КОЛЮЧЕГО КРАБА ЮЖНЫХ КУРИЛ

Колючий краб (Paralithodes brevipes) имеет широкое распростра­не­ние в прибрежной зоне Южных Курил. Мы располагаем результатами четырех планктонных съемок, выполненных сетью ИКС-80 (12-15 мая 2005 г., 3-4 июля 2005 г., 8-13 июня 2006 г., 9-12 июня 2008 г.). Прове­денные исследования показали, что численность личинок колючего краба в весенне-летний период у берегов Южных Курил довольно вы­сока.

Основная часть самок колючего краба нерестится в апреле. В это время крабы концентрируются на глубине около 5 м. Личинки на стадии зоэа I были выловлены в незначительном количестве лишь при проведе­нии съемки в мае 2005 г. Данный факт, по всей видимости, свидетельст­вует о том, что нерест самок в этот период практически завершен. Кроме того, некоторый недоучет личинок на данной стадии развития возможен из-за того, что часть личинок не попадает в планктонную сеть из-за своей приуроченности к минимальным глубинам при выпуске. Зоэа I были сконцентрированы в прибрежной зоне о. Кунашир и на юге Малой Курильской гряды над глубинами 20-46 м, средняя плотность их скопле­ний не превышала 3 экз./м2. Температура поверхностного слоя воды в районе распределения личинок варьировалась от +2,0 до +4,3°С.

Наибольшие уловы личинок колючего краба (230 экз./м2) в мае 2005 г. были отмечены в Южно-Курильском проливе близ островов По­лон­ского и Зеленый (43°39′с.ш., 146°09′в.д.) над глубиной 29 м при тем­пературе воды +2,4°С. Доминировали личинки на стадии зоэа II и про­исходил активный переход на стадию зоэа III (индекс развития личинок – 2,3). Максимальная плотность скоплений зоэа II и зоэа III составила 142 и 88 экз./м2 соответственно. Температура воды в районе распределе­ния личинок варьировалась от +0,8 до +8,9°С. В июне численность зоэа II резко снизилась и плотность их скоплений не превышала 2 экз./м2.

В июне 2006 г. наибольший улов личинок колючего краба (108 экз./м2) был отмечен несколько южнее (43°33′с.ш., 146°18′в.д.) над глубиной 33 м при температуре воды +4,6°С. В уловах преобладали зоэа III и проис­хо­дил переход на заключительную стадию личиночного развития – глауко­тоэ (индекс развития – 3,3). По сравнению с маем 2005 г. численность зоэа III возросла, хотя максимальный улов был таким же (88 экз./м2).

В июне 2008 г. максимальный улов личинок (222 экз./м2) отмечен в районе 44°01′с.ш. и 146°19′в.д. над глубиной 70 м при температуре воды +8,3°С. Доминировали личинки на стадии глаукотоэ (индекс развития – 3,7), т.е. процесс личиночного развития подходил к концу. Несмотря на идентичные сроки проведения съемок 2006 и 2008 гг., развитие личинок колючего краба в 2008 г. завершилось раньше, чем в 2006 г., что, веро­ятно, связано с более интенсивным прогревом поверхностных вод. Так, средняя температура поверхностного слоя воды в 2006 г. составила +5,3°С, а в 2008 г. – +6,2°С. Таким образом, полученные нами данные хо­рошо согласуются с установленной ранее взаимосвязью между скоростью развития личинок и температурой воды. Максимальная плотность скоп­лений зоэа III и глаукотоэ составляла 96 и 126 экз./м2 соответственно.

Проведенная в июле 2005 г. повторная планктонная съемка дала нулевые уловы по личинкам колючего краба. Данный факт подтвер­ждает, что именно в июне происходит массовое оседание глаукотоэ и процесс личиночного развития колючего краба завершается.

А.Г. Архипов, Д.А. Козлов

(ФГУП «АтлантНИРО», Калининград),

О.А. Ровнина



(Федеральное агентство по рыболовству, Москва)
ИХТИОПЛАНКТОН РАЙОНА УГЛОВОГО ПОДНЯТИЯ (СЗА)
Районы подводные возвышенностей дна Мирового океана (т.н. ба­нок) всегда привлекали большое внимание учёных, а также рыбопромы­словых организаций, особенно после введения большинством морских стран 200-мильных экономических зон. Вокруг подводных возвышенно­стей отмеча­ется сложная динамика вод. Причиной возникновения микро- и мезомас­штабных вихрей над банками являются рельеф дна, течения, плотностная неустойчивость водных масс и наличие синопти­ческих вихрей в атмосфере. Таким образом, в районах океанических поднятий возникают циклониче­ские и антициклонические круговороты, способствующие перемешиванию вод и насыщению их биогенами (Дар­ницкий, 1980; Парин и др., 1985; Ар­хипов, 2006; Hogg, 1973 и др.). Это ведёт к формированию здесь повышен­ных концентраций фито- и зоо­планктона, что привлекает туда рыб-планк­тофагов. Там же происходит активный нерест и нагул молоди этих рыб. Начиная с 2000 г. Атлант­НИРО возобновило комплексные исследования в районе подводных воз­вышенностей открытой части Атлантики.

Район Углового поднятия расположен между 34-36°с.ш. и 47-52°з.д. в области, находящейся под воздействием субтропической конвергенции, и представляет собой возвышенности океанического дна вулканического происхождения с глубинами над вершинами гор 1000 и менее метров (Промысловые рыбы подводных гор..., 2009). Он находится на границе Северо-Западной (СЗА) и Центрально-Западной (ЦЗА) Атлантики, однако традиционно описывается в исследованиях СЗА. Наши работы проводи­лись в июле 2009 г. на СТМ «АТЛАНТИДА». Сбор ихтиопланктона вели планктоносборщиком «Бонго-20» на ходу судна при скорости 2,0-2,5 уз. путем ступенчато-косых тралений по 1,5-3,0 минуты на каждом стандарт­ном горизонте (200, 100, 50, 35, 25, 10 и 0 м).

В ихтиофауне Углового поднятия насчитывается около 270 видов рыб (примерно 200 из них – глубоководные и 70 – мезопелагические), большинство видов – амфиатлантические (Кукуев, 1982; 1991; Кукуев и др., 2000; Кукуев, Трунов, 2009). Около 50 видов ассоциировано с вер­шинами и склонами подводных гор (Кукуев, Трунов, 2009). В верхнем 200-метровом слое нами было обнаружено более 10 видов икринок и ли­чинок рыб из 8 семейств, в основном – в районе банки Перспективная. Оп­ре­де­ле­ние представителей некоторых семейств до видов было за­труднено. Наиболее часто в ихтиопланктоне отмечались икринки и ли­чинки мезопелагических видов из семейств миктофовые (сем. Myctophi­dae) и гоностомовые (сем. Gonostomatidae). Из промысловых видов за­фиксированы икринки и личинки низкотелого берикса (Beryx splendens) и икринки угольной рыбы-сабли (Aphanopus carbo) (автохтонные виды), а также лептоцефалы угря (Anguilla sp.) (аллохтонные виды).

Качественный состав ихтиопланктона Углового поднятия оказался близким к таковому Южно-Азорских подводных возвышенностей и под­водных гор Срединно-Атлантического Хребта (САХ), где также преоб­ладают представители мезопелагического комплекса из семейств мик­тофовые и гоностомовые (Гордина, 1991; Архипов, 2006; Nellen, 1974).

В заключении следует отметить, что некоторые промысловые виды рыб (низкотелый берикс, угольная рыба-сабля) проходят на подводных го­рах Углового поднятия весь цикл онтогенеза (стадии икринки, личинки, малька и взрослой особи), и могут образовывать в определённые периоды своей жизни (нереста, нагула) промысловые скопления. Поэтому этот район можно рассматривать как резервный для отечественного промысла.

А.Г. Архипов, А.А. Мамедов, Т.А. Симонова, И.А. Теницкая



(ФГУП «АтлантНИРО», Калининград)
МНОГОЛЕТНИЕ КОЛЕБАНИЯ ЧИСЛЕННОСТИ ИКРИНОК И ЛИЧИНОК ПРОМЫСЛОВЫХ РЫБ В РАЗНЫХ РАЙОНАХ ЦВА
Известно, что основные параметры численности поколений рыб закладываются в течение ранних периодов жизни – эмбриональном, ли­чиночном и мальковом (Дехник и др., 1985; Серебряков, 1988; Архипов, 2006). Поэтому эффективное изучение динамики численности промы­словых рыб невозможно без выяснения закономерностей выживания рыб в раннем онтогенезе. В предлагаемой работе анализируются много­летние изменения численности икринок и личинок промысловых рыб в разных районах Центрально-Восточной Атлантики (ЦВА).

Нами обработаны и проанализированы результаты ихтиопланктон­ных съёмок 1994-2008 гг. в районах Северного Марокко (36-28°с.ш.), Ма­рокканской Сахары (28-21°с.ш.) и Мавритании (21-16°с.ш.). Для сбора ма­териалов использовались планктоносборщики «Бонго-20» с газом №17-21. Осуществлялся ступенчато-косой лов на горизонтах 100, 50, 35, 25, 10 и 0 м (Методические указания…, 1983). Расчёт численности ихтиопланктона проводили методом площадей (Аксютина, 1968). Колебания численности икринок и личинок промысловых рыб сравнивались в тёплые (июнь-но­ябрь) и холодные (декабрь-май) гидрологические сезоны. Всего за рассмат­риваемый период было выполнено 19 ихтиопланктонных съёмок.

Воды ЦВА, в которых проводились наши исследования, населены представителями субтропической и тропической фаун. Здесь смешива­ются: субтропическая фауна, типичными представителями которой яв­ляются икринки и личинки европейской сардины (Sardina pilchardus) и европейской ставриды (Trachurus trachurus); и тропическая фауна, её типичные представители – икринки и личинки круглой сардинеллы (Sardinella aurita) и западноафриканской ставриды (ставриды треке) (Trachurus trecae). Эти виды в ихтиопланктоне являются наиболее мас­совыми в зависимости от периода года. На рисунках 1-4 приведены мно­голетние изменения численности икринок и личинок вышеназванных видов рыб по районам исследований.

В районе Северного Марокко рассмотрены колебания численности икринок и личинок только представителей субтропической фауны, так как численность видов тропической фауны здесь была незначительной. После периода повышенной численности икры и личинок европейских сардины и ставриды в1994-1995 гг. наблюдался определённый спад в 1997-2004 гг., и некоторое увеличение численности отмечено начиная с 2005 г. (рис. 1).

В районе Марокканской Сахары в холодные сезоны наблюдалась такая же закономерность, что и в районе Северного Марокко. В тёплые сезоны тенденция была обратной (увеличение численности икры и ли­чинок круглой сардинеллы с 1996 по 2004 г. при стабильно невысокой численности западноафриканской ставриды) (рис. 2-3).

В районе Мавритании проанализированы колебания численности икринок и личинок только представителей тропической фауны, так как они преобладали в ихтиопланктоне. Повышенная численность икры и личинок круглой сардинеллы наблюдалась в 1998-1999 и 2001 гг., запад­ноафриканской ставриды – в 1999 г., в остальные годы численность ран­них стадий развития этих видов была невысокой (рис. 4).



Рис. 1. Северное Марокко, холодные сезоны 1994-2006 гг.


Рис. 2. Марокканская Сахара, холодные сезоны 1994-2008 гг.

Рис. 3. Марокканская Сахара, тёплые сезоны 1994-2007 гг.


Рис. 4. Мавритания, тёплые сезоны 1997-2007 гг.
Как видно из приведённых графиков, колебания численности ик­ринок и личинок рассматриваемых видов происходили не синхронно. Эти колебания определялись сложным комплексом абиотических и био­тических факторов, влияющих на распределение и численность массо­вых промысловых видов рыб ЦВА (Архипов, 2006).

П.А. Балыкин



(Институт аридных зон ЮНЦ РАН, Ростов-на-Дону)

А.В. Буслов



(ФГУП «КамчатНИРО», Петропавловск-Камчатский)
ЧИСЛЕННОСТЬ ПОКОЛЕНИЙ НЕКОТОРЫХ
РЫБ ЮГО-ЗАПАДНОЙ ЧАСТИ БЕРИНГОВА МОРЯ
В СВЯЗИ С ЭКОЛОГИЕЙ НЕРЕСТА

Юго-западная часть Берингова моря включает в себя 3 залива се­веро-восточной Камчатки – Озерной, Карагинский и Олюторский. Изме­нения температурного, ледового режима, циркуляции вод в этой части северной Пацифики обуславливаются взаимным положением двух цен­тров атмосферного давления – Сибирского максимума и Алеутского ми­нимума. В зависимости от доминирования зонального либо меридио­нального переноса в атмосфере, формируется «тёплый» либо «холод­ный» океанический фон. Исследователями выстроена следующая клас­сификация: 50-е, 70-е, 90-е годы характеризовались, по большей части, пониженным теплосодержанием вод; 60-е, 80-е и 2000-е годы, напротив, повышенным. Известно, что океанический фон сказывается на числен­ности поколений рыб Берингова моря, причём для одних благоприятны «тёплые», для других – «холодные» периоды.

Заливы северо-восточной Камчатки – район интенсивного рыбо­ло­в­с­т­ва. В некоторые годы улов в этой части Берингова моря превышает 200 тыс.т. Основными промысловыми объектами являются минтай, сельдь, треска, навага и камбалы, среди которых более 80% составляет желтопёрая. Перечисленные виды различаются по экологии нереста. Ик­ро­ме­та­ние минтая и тихоокеанской трески происходит в открытом море, над шельфом и материковым склоном. Примерно в тех же районах, но в другие сроки размножается желтопёрая камбала. У неё и минтая икра развивается в пелагиа­ли, преимущественно в верхнем 200-метровом слое. Эмбриональное развитие трески протекает в придонных слоях воды, непосредственно над грунтом.

Навага и сельдь размножаются в прибрежной зоне. Первая – в зим­нее время при отрицательной температуре воды на глубине 2-10 м от­кладывает икру вблизи дна, где она и развивается во взвешенном со­стоянии. Икрометание сельди происходит в мае на глубине 0,3-1,0 м, т.е. в пределах литорали. Икра откладывается на морскую траву, водоросли или гальку, вследствие чего подвергается элиминации вследствие штор­мовых выбросов и выедания беспозвоночными и птицами.

Для исследования влияния теплосодержания вод Берингова моря на численность указанных видов рыб, мы сравнили ряды типизации лет на «теплый» – «холодный» за 70-е – начало 2000-х годов и величины по­колений. Последняя во всех случаях рассчитывалась в возрасте массо­вого пополнения промыслового запаса с применением различных моди­фикаций виртуально-популяционного анализа. В результате выделены две группы: 1 – сельдь, и желтопёрая камбала; 2 – минтай, треска и на­вага.

В рассматриваемый период у первых видов поколения численно­стью выше средней чаще появлялись в «холодные», а у вторых – в «тёп­лые» периоды. И та и другая группы включают рыб с прибрежным и «морским» размножением, пелагической и придонной икрой. Таким об­разом, эти факторы не влияют на характер связи динамики численности поколений со средой. Можно полагать, что окончательное формирова­ние величины годового класса происходит после выклева личинок. На изучении постэмбриональных этапов раннего онтогенеза рыб следует сосредоточить дальнейшие усилия исследователей.

Т. Баранова, И. Шицс, Д. Уступс



(Научный институт пищевой безопасности, здоровья
животных и среды «BIOR», Рига, Латвия)

МНОГОЛЕТНЯЯ ДИНАМИКА БИОЛОГИЧЕСКИХ

ПАРАМЕТРОВ МОЛОДИ ТРЕСКИ И КАМБАЛЫ

В ВОСТОЧНОЙ БАЛТИКЕ В ЗАВИСИМОСТИ

ОТ ЧИСЛЕННОСТИ ПОКОЛЕНИЙ
Представлены многолетние результаты изучения роста молоди трески и камбалы в Восточной Балтике. Анализировались биологиче­ские параметры (длина, масса тела, ширина первой годовой зоны на ото­литах) молоди возрастных групп 0+ и 1+, собранные на научных судах в рейсах по учету молоди донных рыб весной и осенью в 1966-2008 гг. Молодь камбалы была собрана из уловов береговым камбаловым нево­дом в июне-сентябре 1986-2008 гг. В период 1966-2009 гг. отмечены как кратковременные, так и продолжительные колебания кислородно-со­ле­ностного режима в Восточной Балтике и значительные колебания чис­ленности трески. С середины 90-х годов наблюдается самая длительная стагнация глубинных вод в восточных районах моря с кратковремен­ными улучшениями гидрологического режима (притоками северомор­ских вод). Понижение солености воды неблагоприятно сказалось на чис­ленности планктонных ракообразных Pseudocalanus sp. и Mysidae, кото­рые составляли значительную долю в пище личинок и мальков трески. Температура воды в зоне глубин 40-70 м в осенний нагульный период возросла от 7,2°C в 1961-1970 гг. до 8,9°C в 1981-1990 гг.

Средняя длина и масса годовиков трески в период 1966-1983 гг. достаточно хорошо коррелировала с численностью поколений и обеспе­ченностью пищей – урожайные поколения имели меньшие показатели длины и массы тела и более узкую первую годовую зону на отолитах. Начиная с 1984 г., наблюдалась тенденция улучшения роста молоди трес­ки во всех поколениях, и к 1990 г. средняя длина годовиков трески в декабре была на 20% больше, а средняя масса в 2 раза больше по срав­нению со среднемноголетними показателями в 1966-1983 гг. В середине 90-х годов вследствие позднего летнего нереста параметры годовиков к декабрю были на 20-30% меньше по сравнению с периодом 1966-1989 гг. Годовики трески имели на отолитах только что завершенную первую годовую зону, тогда как в 1966-1990 гг. первая годовая зона завершалась летом, и в декабре на отолитах была видна зона роста второго года. Пе­лагическая фаза жизни личинок и мальков от летнего нереста приходи­лась на зимние месяцы при неблагоприятном термическом режиме и плохой обеспеченности кормовыми организмами.

Отмечена большая вариабельность размерного состава сеголеток и годовиков трески урожайных поколений (1970, 1972, 1976, 1977, 1980), что объясняется влиянием пищевой конкуренции при высокой числен­ности молоди. Высокая вариабельность годовиков поколений 2004-2008 годов рождения, появившихся от растянутого нереста (с мая до сен­тября), была вызвана значительными различиями в размерах молоди от раннего и позднего нереста.

Средние показатели длины и массы тела годовиков камбалы разных по численности поколений различались незначительно. Анализ связи чис­ленности поколений с длиной молоди показал, что на средний показатель длины численность молоди практически не влияет, то есть при широком спектре питания молоди камбалы обеспеченность кормовыми объектами не является главным лимитирующим фактором. Влияние на рост годовиков летом (июнь-сентябрь) больше оказывала температура прибрежной воды в зоне 0,5-2,5 метра. Вариабельность размерного состава молоди в большей мере определяется временем нереста производителей. В сентябре в размер­ном составе сеголеток ясно выделялись группы от раннего мартовского и более позднего майского нереста. Мальки от позднего нереста имели более узкое мальковое кольцо, меньшую ширину зоны метаморфоза на отолитах, а также узкую зону роста на краю отолитов.

С.В. Богачёва

(ФГУП «ТИНРО-Центр», Владивосток)
ВИДОВОЙ СОСТАВ, СЕЗОННАЯ И МЕЖГОДОВАЯ
ИЗМЕНЧИВОСТЬ ИХТИОПЛАНКТОНА
В АМУРСКОМ И УССУРИЙСКОМ ЗАЛИВАХ
(ЗАЛИВ ПЕТРА ВЕЛИКОГО, ЯПОНСКОЕ МОРЕ)

Ихтиопланктон залива Петра Великого изучается давно. В общих чертах известен его состав, сезонная и многолетняя динамика, распреде­ление концентраций в различных участках залива. В ряде случаев были сделаны количественные оценки, в основном икры.

В 2007 г. ТИНРО-Центром были организованы планомерные мони­торинговые наблюдения за динамикой состава ихтиопланктона в двух смежных заливах второго порядка – Амурском и Уссурийском. При этом синхронно ежегодно выполняются ежемесячные съёмки, охватывающие весь тёплый период года. Материалы, собранные в период с апреля по октябрь 2007-2009 гг. легли в основу данной работы.

Сбор материала осуществляли стандартной сетью ИКС-80 с пло­ща­дью входного отверстия 0,5 м2. Облов ихтиопланктона проводили в дневное время суток. Горизонтальные траления выполняли в течение 10 минут на циркуляции, при средней скорости 2,5 узла. Ихтиопланктон­ные пробы фиксировали 4%-ным раствором формалина. Сбор икры, ли­чинок и мальков и дальнейшая камеральная обработка собранного мате­риала про­ведены в соответствии со стандартными методиками (Расс, Ка­занова, 1966).

За период исследований в ихтиопланктоне Амурского и Уссурий­с­ко­го заливов определены икра 13 и личинки 36 разных по экологии не­ре­с­та видов рыб (всего 41 вид), относящихся к 35 родам и 22 семейст­вам. Наибольшим видовым разнообразием отличилось семейство камба­ловых Pleuronectidae (8 видов). Второе место по количеству видов разде­лили керчаковые Cottidae и стихеевые Stichaeidae – по 5 видов, осталь­ные семейства представлены 1-2 видами.

Проведённые исследования показали, что в летние месяцы их­тио­п­лан­ктон Амурского и Уссурийского заливов в целом имеет наибольшее видовое разнообразие (икра и личинки примерно 25 видов рыб отмечены в уловах в 2007-2009 гг.). В этот период численность раннего потомства мно­гих видов в ихтиопланктоне достигает максимальных значений (см. рис. 1).

Основу уловов в летний период, как правило, составляют икра и личинки субтропического мигранта – японского анчоуса Engraulis ja­po­ni­cus (до 99%), хотя подходы его год от года не одинаковы. Так, в июне 2007 г. средняя плотность концентраций икры анчоуса в заливе Петра Великого составила 16 экз./м3 (в этот месяц плотность была мак­си­маль­ной), а в 2008 г. показатель плотности икры, по сравнению с предыду­щим годом был ниже более, чем в 2 раза. В 2009 г. анчоус вновь активно н
ерестился в заливе (до 12 экз./м3 в июне).

Рис. 1. Изменение плотности ихтиопланктона в весенне-летний период
в Амурском и Уссурийском заливах в 2007-2009 гг.
В годы, когда нерест анчоуса в заливе Петра Великого протекает не очень интенсивно, основу уловов составляют икра камбал (желтопё­рой Limanda aspera, желтополосой Pseudopleuronectes herzensteini, ост­роголовой Cleisthenes herzensteini) и коносира Konosirus punctatus. Также обычны в уловах икра пиленгаса Liza haematochila, скумбрии Scomber japonicus, сайры Cololabis saira. Нерестовый сезон большинства упомя­ну­тых видов начинается в Амурском и Уссурийском заливах в конце мая и в сентябре подходит к концу.

Следует также отметить, что видовой состав ихтиопланктона Аму­рского и Уссурийского заливов в целом различался слабо. К заметным различиям можно отнести более интенсивный нерест коносира в Амур­ском заливе, а камбал – в юго-восточной открытой части Уссурийского залива.

А.А. Болотовский

(Институт биологии внутренних вод
им. И.Д. Папанина РАН, п. Борок, Ярославская обл.)

Б.А. Лёвин



(Институт проблем экологии и эволюции
им. А.Н. Северцова РАН, Москва)


(Институт биологии внутренних вод РАН, Борок)
ВЛИЯНИЕ ТИРЕОИДНЫХ ГОРМОНОВ НА ЛИЧИНОЧНОЕ

РАЗВИТИЕ ГЛОТОЧНЫХ ЗУБОВ У ПЛОТВЫ RUTILUS RUTILUS (L.) (CYPRINIDAE, CYPRINIFORMES)
Тиреоидные гормоны (ТГ) – одни из наиболее важных гормонов рыб. Известно, что ТГ ускоряют развитие и изменяют дефинитивное со­стояние морфологических признаков у рыб (Brown, 1997; Смирнов и др., 2006; Смирнов, Лёвин, 2007). Однако особенности раннего развития приз­наков в условиях разного уровня тиреоидных гормонов пока ещё мало изучены. Число глоточных зубов и их рядов один из важных таксо­номических признаков, который изменяется в экспериментах по регули­рованию темпов развития посредством манипулирования тиреоидным статусом рыб (Смир­­нов, Лёвин, 2007). У плотвы, представителя подсе­мейства ельцовых (Leucis­ci­nae), имеется лишь один ряд глоточных зу­бов. Кроме того, плотва характеризуется направленной асимметрией фор­мулы глоточных зубов: 6-5. Изучение раннего развития глоточных зубов плотвы могло бы прояснить не только механизм изменения дефи­нитивного состояния данного признака в разных режимах онтогенеза, но и установить причину асимметрии числа зубов.

Материалом для данного исследования послужили личинки и мо­лодь плотвы, выращенные из искусственно оплодотворённой икры, по­лученной от производителей, отловленных в Рыбинском водохранилище вблизи пос. Борок Ярославской области. По условиям эксперимента по­томство содержали в аквариумах с разными средами: 1) 1 нг/мл щелоч­ной раствор трийодтиронина (Т3) – группа ТГ; 2) 0,02% раствор тиомо­чевины – гойтрогена, блокирующего синтетическую активность щито­видной железы – группа ТИО и 3) чистая вода – контроль. Начиная с возраста 9 dpf (дней после оплодотворения) регулярно фиксировали в 4% формалине от трех до шести особей.

В раннем онтогенезе особи всех экспериментальных групп имели более одного ряда глоточных зубов. Развитие глоточных зубов у плотвы в группе ТГ по сравнению с контролем происходило быстрее, а развитие глоточных зубов в группе ТИО было замедлено. Взрослый тип озубле­ния в контроле появился в возрасте 45-50 dpf, в группе ТГ – 40-45 dpf и в группе ТИО – 50-55 dpf. Таким образом, ТГ-группу плотвы можно обо­значить как группу с «ускоренным», а группу ТИО как с «замедленным» онтогенезом.

Характерно, что в группе с «ускоренным» онтогенезом ускорение развития глоточных зубов отчетливее проявлялось на ранних стадиях развития (9-11 dpf). В противоположность этому развитие глоточных зубов в группе с «замедленным» развитием до возраста 19 dpf мало от­личалось от контроля. Но позднее темп развития зубов в данной группе заметно замедлился. По-видимому, именно различия в темпе развития могли вызвать направленные изменения дефинитивного состояния при­знака в разных экспериментальных группах (в ТГ-группе редукция чис­ла зубов – 4-4, 5-4, а в ТИО-группе увеличение их числа – часто 6-6).

У большинства особей плотвы развитие зубов на левой и правой глоточных костях основано на различных паттернах. Условно говоря, развитие левой глоточной кости происходило быстрее, чем правой. По-видимому, это и вызвало направленную асимметричность формулы гло­точных зубов у плотвы.

Т.В. Бонк, В.И. Шершнева



(ФГУП «КамчатНИРО», Петропавловск-Камчатский)
НЕКОТОРЫЕ БИОХИМИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ

СМОЛТОВ НЕРКИ (ONCORHYNCHUS NERKA WALB.) ОЗЕРА

КУРИЛЬСКОГО (КАМЧАТКА) КАК ИНДИКАТОР КОРМОВОЙ

ОБЕСПЕЧЕННОСТИ В ПЕРИОД ПРЕСНОВОДНОГО НАГУЛА
Особенности метаболизма рыб находятся под непосредственным воздействием внешней среды. К числу таких воздействий относится обес­печенность пищей. В процессе смолтификации у рыб происходят зна­чительные физиолого-биохимические изменения. Известно, что в этот период у молоди наблюдается снижение общего содержания жиров. Содержание жира в различных тканях рыб позволяет характеризовать физиологическое состояние особей, определяющее готовность к скату или нересту (Акулин, 1968). Проводя исследования в оз. Дальнее (Кам­чатка) В.Н. Акулиным было установлена связь между жиром в зоо­планктоне и относительным количеством циклопов и дафний в его со­ставе. Максимальная численность циклопов совпадала с самым высоким содержанием жира в зоопланктоне, минимум циклопов и максимум дафний – с самым низким. Жиросодержание основных кормовых объек­тов в этот период соответствовало: у Cyclops scutifer – 56,3%, у Daphnia longiremis – 21,9%. Подобные исследования были проведены в Куриль­ском озере в 2006 и 2008 гг. Молодь нерки в оз. Курильское питается главным образом пелагическим зоопланктоном, в состав которого вхо­дят два вида C. scutifer и D. longiremis. У смолтов содержание жира оп­ределяли у рыб трёх возрастных групп: 1+, 2+, 3+. Скат покатников нерки р. Озерная начинается в третьей декаде мая и заканчивается в по­следних числах июля. Массовый скат проходит в июне, до 95%, двухго­довики основная возрастная группа мигрирующих в море смолтов из оз. Курильское. При тралении было отмечено, что в июне в пробах встреча­лись молодь двух возрастных групп (2+ – 87% и 3+ – 13% от численно­сти рыб в июне), в июле – трёх возрастных групп: 1+ – 19%, 2+ – 65%, 3+ – 16%. Годовики попадались в конце ската, в 2006 г. с 18 июля, со­держание жира в мышечной ткани составляло 2,2%; в 2008 г. – 3,4% (с 11 июля), что соответствует данным В.Н. Акулина для этой возрастной группы из оз. Дальнее (1,8-4,4%). Снижение жирности было отмечено в основной период ската (июнь) у рыб возрастной группы 2+ (3,07%) и 3+ (3,94%). Покатная молодь возраста 2+ и 3+ в июле характеризовалась более крупными размерами и содержание жира в мышечной ткани было выше (3,34, 4,43%, соответственно). Биомасса ракового планк­тона в 2006 г. находилась на очень низком уровне и составила в июне 34 мг/м3, в июле 24 мг/м3, 85% биомассы – это циклопы. Увеличение численности кормовых организмов в озере в 2008 г. в 2 раза сказалось на повышении содержания жира не только у годовиков, но и рыб возраста 2+ (3,39%) в основной период ската.

Анализ биохимических данных в мышечной ткани показал, что со­держание жира у рыб возраста 2+ и 3+ снижалось ко времени массового ската (июнь). Содержание жира в мышечной ткани молоди нерки, харак­теризующей ее готовность к скату, зависело от кормовой обеспеченно­сти в период нагула в озере.

Р.Р. Борисов, Н.В. Кряхова

(ФГУП «ВНИРО», Москва)
ВЛИЯНИЕ СРОКОВ НАЧАЛА КОРМЛЕНИЯ НА РОСТ

И РАЗВИТИЕ ЛИЧИНОК ГИГАНТСКОЙ ПРЕСНОВОДНОЙ КРЕВЕТКИ (MACROBRACHIUM ROSENBERGII)
Гигантская пресноводная креветка Macrobrachium rosenbergii (De Man) широко распространенный объект аквакультуры. Креветка M. rosenbergii в онтогенезе проходит 12 личиночных стадий (зоэа I-XII). На стадии зоэа I в головогруди имеются остатки желтка, которые частично сохраняются у зоэа II и исчезают полностью на третьей стадии (на 3-4 сутки после вылуп­ления). Учитывая тот факт, что для рода Macro­b­ra­chium отмечено лецитотрофное развитие личинок и имеются предполо­жения, что зоэа I Mrosenbergii также может не питаться, мы поставили цель: определить насколько остатки запасов желтка способны компен­сировать задержку в начале кормления личинок.

В первые сутки после вылупления 60 зоэа I отсадили в индиви­ду­альные емкости с объемом воды 50 мл. На протяжении эксперимента температура воды составляла – 30°С (±1°С), соленость – 11‰. Один раз в сутки производили полную замену воды, что обеспечивало поддержа­ние гидрохимических показателей в пределах допустимых.

Проведено три варианта эксперимента (по 20 личинок в каждом), отличавшихся сроками начала внесения корма: начало кормления в пер­вые сутки после вылупления; начало кормления на вторые сутки после вылупления; начало кормления на четвертые сутки после вылуп­ления. В качестве корма использовались науплии артемии. Корм вносился один раз в сутки из расчета 200 (±20) науплиев на емкость. Продолжитель­ность эксперимента составила 10 суток. Определены: выживаемость, стадия развития и длина карапакса личинок.

Статистическую обработку данных проводили в программе Statistica 6.0 (StatSoft Inc.). Определения достоверности различий в вы­жи­вае­мос­ти проводили при помощи точного критерия Фишера, а при сравнении скорости роста и развития использовали непараметрический U-кри­терий Манна-Уитни.

Продолжительность стадий зоэа I, зоэа II составило около суток. На стадии зоэа I мы не наблюдали случаев питания личинок, вместе с тем исследования морфологии ротовых конечностей зоэа I и II не вы­явили существенных различий.

При начале кормления в первые сутки после вылупления выжива­е­мость составила 100% (зоэа V – 2 экз.; зоэа VI – 9 экз.; зоэа VII – 9 экз.), средняя длина карапакса особей – 1,37 мм (SD ±0.15 мм). При начале корм­ления на вторые сутки после вылупления выживаемость составила 90% (зоэа V – 2 экз.; зоэа VI – 13 экз.; зоэа VII – 3 экз.), средняя длина карапакса особей – 1,27 мм (SD±0,15 мм). При начале кормления на четвертые сутки после вылупления выживаемость составила 30% (зоэа IV – 3 экз.; зоэа V – 3 экз.), средняя длина карапакса особей – 0,99 мм (SD±0,20 мм).

При начале кормления на четвертые сутки выживаемость, скорость роста и развития были достоверно ниже, чем в первых двух вариантах эксперимента (для всех вариантов р<0,01). Сравнение результатов при начале кормления в первые и на вторые сутки показало достоверность различий лишь в длине карапакса (р=0,036).

Полученные данные свидетельствуют о необходимости начала кор­м­­ления в первые сутки после вылупления личинок. Вместе с тем, имею­щиеся после вылупления у личинок энергетические запасы позволяют им выдержать голодание около суток практически без ущерба для вы­живаемости, а отдельным особям выжить без пищи более 4 суток. Дли­тельное голодание личинок приводит к существенному отставанию в скорости роста и развитии.

В.Б. Борисов, С.В. Смирнов

(Институт проблем экологии и эволюции
им. А.Н. Северцова РАН, Москва)

Ф.Н. Шкиль



(Институт биологии развития
им. Н.К. Кольцова РАН, Москва)

ВЛИЯНИЕ ТИРЕОИДНЫХ ГОРМОНОВ НА РАННИЙ

КРАНИОГЕНЕЗ BARBUS INTERMEDIUS

(TELEOSTEI; CYPRINIDAE)
Последовательность появления костей в краниогенезе рыб это устой­чивый видоспецифический признак, используемый в таксономии и фило­генетических построениях (Strausse, 1990; Cubbage, Mabee, 1996; En­ge­man, Aspinwall, Mabee, 2009). Однако существует и индивидуальная вариабель­ность онтогенеза, проявляющаяся в т.ч. и в изменении последовательности появления костей черепа (Cubbage, Mabee, 1996). Причины и механизмы данной изменчивости у рыб представляются практически неизученными. В качестве одного из основных факторов, регулирующих ход краниогенеза, предполагаются гормоны щитовидной железы – тиреоидные гормоны (ТГ). Ранее было показано, что ТГ иг­рают важную роль в регуляции краниоге­неза амфибий (Смирнов, 2006), и в метаморфных преобразованиях черепа некоторых костистых рыб (Yamano et al., 1991; Okada et al., 2003). Однако детально роль ТГ в краниогенезе рыб не изучена (Blanton, Specker, 2007).

Объектом исследования был выбран Barbus intermedius – вид, об­ла­да­­ю­щий высокой индивидуальногй изменчивостью ТГ-реактивности (Шкиль, Смирнов, 2009). Цель исследования – изучить влияние ТГ на ход раннего краниогенеза B. intermedius.

Для достижения поставленной цели икра, личинки и молодь B. in­te­rme­dius разделялись на две группы: контроль и группа, содержащаяся в условиях повышенной дозы ТГ. В ходе исследования было установлено, что ранний краниогенез B. intermedius в норме представлен двумя пи­ками остеогенеза, разделенных периодом стазиса – стадией, когда не происходит появления новых окостенений в черепе, но продолжается рост уже появившихся костей, а также рост организма в целом.

Экспериментально было показано, что повышение уровня ТГ вы­зывает в целом ускорение краниогенеза B. intermedius. Однако реакция костей на изменение уровня ТГ (ТГ-реактивность) неоднородная. По ха­рак­теру реакции на изменение уровня ТГ мы разделили кости черепа B. intermedius на условно ТГ-независимые и ТГ-зависимые. Первые реаги­руют на повышение уровня ТГ ускоренными темпами кальцинации, а иногда и роста. Вторые – ТГ-зависимые, помимо усиления темпов каль­цинации в ус­ло­виях высоких доз ТГ, отвечают изменением сроков появ­ления. Таким образом, было обнаружено, что кости черепа имеют раз­ную ТГ-реак­тив­ность.

Различия в ТГ-реактивности костей черепа B. intermedius приводит к тому, что при содержании личинок в условиях повышенной дозы ТГ проис­ходит нарушение последовательности появления костей черепа, и исчезает период стазиса.

Таким образом, экспериментально было показано, что ТГ играют ключевую роль в краниогенезе B. intermedius, определяя сроки появле­ния некоторых костей и порядок появления костей в черепе.


А.В. Буслов, Н.П. Сергеева



(ФГУП «КамчатНИРО», Петропавловск-Камчатский)
СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЭМБРИОНАЛЬНОГО
РАЗВИТИЯ МИНТАЯ
THERAGRA CHALCOGRAMMA И
ТИХООКЕАНСКОЙ ТРЕСКИ
GADUS MACROCEPHALUS
Несмотря на многолетнюю историю изучения биологии таких важ­ных промысловых видов как минтай и тихоокеанская треска, вопросы их эмбрионального и раннего постэмбрионального развития изучены крайне слабо. До последнего времени в отечественной литературе были опуб­ли­кованы результаты только одного эксперимента по искусственной инку­бации икры минтая, выполненного в 1950 г. (Горбунова, 1954), и одного – трески, проведенного в 1955 г. (Мухачева, Звягина, 1960).

В работе представлены результаты опытов инкубирования икры мин­тая и трески при разных температурных условиях – от -1,8 до +3,0°С. По наблюдениям за живыми икринками подробно описаны морфологические изменения, проходящие в период эмбриогенеза. Приводится сравнительная характеристика. Для обоих видов подобраны экспоненциальные уравнения, описывающие зависимость эмбрионального развития от температуры воды. И у минтая, и у трески длительность эмбриогенеза экспоненциально воз­растает с понижением температуры, особенно в области низких зна­чений. Изменение температуры сказывается на продолжительности стадий разви­тия икринок по-разному, однако общая тенденция такова – при снижении температуры удлиняется продолжительность последних стадий. Такая не­равномерность скорости развития носит приспособительный характер. Вы­двинута гипотеза, что температурный фон может служить определенным сигналом, ускоряющим или замедляющим рост эмбриона уже после орга­ногенеза, позволяя предличинкам выклюнуться в оптимальных условиях, т.е. тогда, когда вероятность наличия первичной пищи наиболее реальна. При отсутствии стартового корма предличинки в массе гибнут в течение двух-трех суток сразу после рассасывания желточного мешка, о чем свиде­тельствуют результаты эксперимента. Продолжительность рассасывания желточного мешка у минтая составила 15 суток, у трески – 23.

Икринки трески во время развития выдерживают понижения тем­пературы вплоть до льдообразования, после чего выклевываются нор­мальные предличинки. У икринок минтая, инкубировавшихся при тем­пературах ниже 0°С, после формирования эмбриона появились явные аномалии развития. Позже происходил преждевременный выклев недо­развитых, нежизнеспособных предличинок. Этот факт позволяет пред­по­ло­жить, что отрицательная температура воды, может являться одним из начальных предикторов в цепи факторов, негативно влияющих на фор­мирование численности поколений минтая. Вероятно, что наиболее под­вержены такому влиянию северные популяции.

Наблюдения за эмбриональным развитием икринок позволили от­корректировать и уточнить интерпретацию данных ихтиопланктонных съемок для оценки нерестового запаса минтая. Расчеты с применением натурных наблюдений дают более высокие оценки запаса, по сравнению с подходами, применявшимися ранее.

Т.Г. Васильева

(ФГУП «АтлантНИРО», Калининград)
О ПРИЧИНАХ УВЕЛИЧЕНИЯ МОЛОДИ БАЛТИЙСКОГО ШПРОТА В РОССИЙСКИХ ПРОМЫСЛОВЫХ УЛОВАХ
В конце XX века в Балтийском море произошло снижение числен­ности традиционных для добывающей промышленности видов рыб, та­ких как треска и сельдь, а запас шпрота значительно увеличился. Резкое увеличение численности шпрота произошло в основном за счет того, что запас основного потребителя шпрота в Балтийском море, трески, нахо­дится на низком уровне и появлению очень урожайных поколений шпрота. В конце 70-х годов доля шпрота в суммарном запасе трех ос­новных промысловых рыб Балтики (трески, сельди и шпрота) составляла не более 10%, а уже к середине 90-х годов достигла 70%, а нерестовая и общая биомасса запаса балтийского шпрота имела наибольшую вели­чину более чем за тридцатилетний период наблюдений. Вылов шпрота в Балтийском море стал увеличиваться, рекордный вылов шпрота наблю­дался в 1997г. – 529 тыс.т и в последнее десятилетие его величина не опускалась ниже 308 тыс.т.

Балтийский шпрот распадается на отдельные локальные группи­ровки, существование которых обусловлено привязанностью этой рыбы к отдельным наиболее продуктивным районам моря. Изменение числен­ности разных группировок шпрота неодинаковый, и отличается в под­районах ИКЕС 22-32 Балтийского моря. К их числу относится шпрот Юго-Восточной Балтики, а именно шпрот района Гданьской впадины (подрайон 26) и шпрот района Готландской впадины (подрайон 28).

На основе многолетних материалов гидроакустических съемок по оценке численности пелагических рыб в юго-восточной части Балтики с 1992-2008 гг. отмечены существенные пространственно-временные из­менения в распределении, численности и возрастной структуре запаса шпрота в 26-м и 28-м подрайонах (ИКЕС). В вышеуказанный период четко прослеживаются годы, когда основные скопления шпрота находи­лись либо 26-м, либо в 28-м подрайоне, а также отмечались периоды, когда шпрот распределялся относительно равномерно в этих подрайо­нах. Предполагается, что увеличение, ослабление и перераспределение потоков североморских вод, а также, климатические изменения, которые оказали воздействие на температурный режим Балтийского моря, и оп­ре­деляли существование межгодовых и сезонных колебаний его числен­ности в пределах подрайонов и локальных участков.

В соответствии с особенностями формирования гидрологического режима в поверхностных и глубинных слоях подрайона 26 наблюдалось различие и в батиметрическом распределении шпрота по возрастам. В пер­­вой половине 90-х годов прошлого века, в периоды адвекции северо­мор­ских вод шпрот распределялся как в верхних, так и в более глубоко­водных слоях (глубины более 110 м). В этот период в возрастной струк­туре запаса шпрота доминировали особи старших возрастов (3 года и старше). Со вто­рой половины 90-х годов в возрастной структуре запаса шпрота наблюда­ется снижение доли особей старших возрастов. Особен­ности формирова­ния гидрологического режима в поверхностных и глу­бинных слоях в 26-м подрайоне, в период потепления климата, связан­ное с дефицитом кисло­рода, ограничивало батиметрическое распределе­ние шпрота старших воз­растов, что, видимо, и послужило причиной ми­граций шпрота старших возрастов в более глубоководный подрайон 28. В по­следние пять лет в под­районе 26 в возрастной структуре запаса шпрота доминировали младшие возрастные группы шпрота до 2 лет, по­этому в промысловых уловах 2005-2009 гг., как в прибрежных так мори­стых уча­стках рыболовной зоны РФ доля шпрота младших возрастов достигала 87%.

С.С. Водопьянов

(МГУ им. М.В. Ломоносова, Москва) следующая страница >>