Существенные нарушения уголовно-процессуального закона и их факторы в досудебных стадиях уголовного процесса - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Экзаменационные вопросы к государственНому экзамену 1 66.45kb.
Самые громкие нераскрытые преступления 20 века 1 107.46kb.
Закона в пространстве, во времени и по кругу лиц. Система уголовного... 1 44.72kb.
К вопросу о влиянии психического состояния правонарушителя на порядок... 1 178.26kb.
1. История уголовного процесса Исторические типы, формы и виды уголовного... 4 1137.37kb.
Вопросы для вступительного экзамена в аспирантуру (набор 2012 года) 1 41.9kb.
Вопросы для подготовки к итоговому государственному экзамену 1 41.92kb.
Российская федерация 9 4791.79kb.
Доктор юридических наук 1 104.02kb.
Конституционному реформированию уголовно-правовой политики кибернетический... 1 87.73kb.
Лекция № Информационное взаимодействие. Взаимодействие человека и... 9 1922.15kb.
General ci к вопросу о понятии юридической техники 1 186.26kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

Существенные нарушения уголовно-процессуального закона и их факторы в досудебных - страница №1/1

На правах рукописи

Скороделова Елена Ивановна


СУЩЕСТВЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА И ИХ ФАКТОРЫ В ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА
Специальность 12.00.09 –«Уголовный процесс»

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата юридических наук


Москва – 2013

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Тульский государственный университет»


Научный руководитель -

доктор юридических наук

заслуженный юрист Российской Федерации

Ширванов Алексей Амирбекович


Официальные оппоненты:

Махов Вадим Николаевич,

профессор кафедры уголовного права и процесса Российского университета дружбы народов доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист Российской Федерации
Зубарев Алексей Алексеевич,

начальник отделения Национального Центрального Бюро Интерпола МВД России по Тульской области, кандидат юридических наук




Ведущая организация -

Федеральное государственное научно-исследовательское учреждение «Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации»


Защита диссертации состоится «05» сентября 2013 г. в 16.00 ч. 00 мин.на заседании диссертационного совета Д 170.001.02 при Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации по адресу: 123022, г. Москва, ул. 2-я Звенигородская, д. 15, конференц-зал.
С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в библиотеке Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации по адресу: 123022, г. Москва, ул. 2-я Звенигородская, д. 15.
С электронной версией автореферата можно ознакомиться на официальном сайте Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации htpp://www.agprf.org/aspirant/dis-sovet-1.html, а также на сайте Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки Российской Федерацииhtpp://vak.ed.gov.ru.
Автореферат разослан «22» июля 2013 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета Н.В. Буланова
Общие положения
Актуальность темы диссертационного исследования. Современный период развития уголовно-процессуального права в Российской Федерации характеризуется реформированием всех его институтов. Появление нового подхода к трактовке поставленных перед отечественным уголовным судопроизводством задач и предоставление его участникам реальных гарантий защиты прав и законных интересов связано с принятием в 1991 году Верховным Советом РСФСР1 «Концепции судебной реформы в Российской Федерации»2, основные положения которой были законодательно закреплены в Конституции Российской Федерации 1993 года и Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации 2001 года3.

Однако некоторые законодательные решения принятого УПК РФ оказались недостаточно обоснованными. Это в полной мере относится к утраченным нормам уголовно-процессуального закона, регламентирующим институт существенных нарушений. Принятое законодателем решение вызвало ряд научных дискуссий, в результате которых неоправданно утраченные процессуальные нормы, регламентирующие существенные нарушения закона в уголовном судопроизводстве, были возвращены в действующий уголовно-процессуальный закон4.

Восстановив в УПК РФ необходимые для отечественного уголовного судопроизводства правовые положения, законодатель, как и прежде, недостаточно удачно сформулировал в нем определение понятия существенного нарушения уголовно-процессуального закона, оставив «несоблюдение процедуры судопроизводства» основным критерием отмены или изменения судебных решений, а процесс признания доказательств недопустимыми - без оценки допущенных нарушений закона с позиций их существенности для процесса расследования и принятия процессуальных решений по уголовному делу. Именно поэтому указанные законодательные новации предполагают необходимость нового научного осмысления и исследования содержания института существенных нарушений уголовно-процессуального закона в уголовном процессе России с учётом вытекающих из положений Конституции Российской Федерации и УПК РФ изменений в идеологии отечественного уголовно-процессуального права, формирования новой судебной доктрины и государственной правовой системы. Неослабевающая актуальность изучения проблем существенных нарушений закона в уголовном судопроизводстве объясняется их значимостью для обязательного соблюдения и выполнения принципа, определяющего его назначение, - защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод.

Проблема существенных нарушений уголовно-процессуального закона в уголовном судопроизводстве исследовалась многими учёными. Свои научные труды ей посвящали Р.С. Белкин, В.П. Божьев, А.Д. Бойков,С.В. Бородин,А.П. Гуляев, И.М. Гуткин, Н.А. Громов, А.В. Данилов, С.П. Ефимичев, В.И. Зажицкий, Н.Н. Ковтун, Л.М. Карнеева, В.П. Кашепов, А.М. Ларин,В.М. Лебедев, В.З. Лукашевич, П.А.Лупинская, В.А. Михайлов, Т.Г. Морщакова, Я.О. Мотовиловкер, В.В. Николюк, И.Л. Петрухин,А.А. Петуховский, С.А.Полунин, А.Л. Ривлин, В.И. Руднев, В.М. Савицкий,А.Б. Соловьев, М.С. Строгович, Б.М. Тавровский, О.П. Темушкин,А.Г. Халиулин, М.П. Шаламов, С.А. Шейфер, С.П. Щерба, П.С. Элькинд,Н.А. Якубович,Р.Х. Якупов и другие. Вопросы, имеющие отношение к феномену существенных нарушений закона в уголовном судопроизводстве, затрагивались в научных исследованиях авторского коллектива ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка Прокуратуры Союза ССР под руководством А.Б. Соловьева и М.Е. Токаревой с участием других учёных-процессуалистов (1990), С.Г. Олькова (1988, 1994), Е.А. Брагина, (2003), А.В. Горбачева (2004), Ю.А. Кожевниковой (2005), А.Г. Бернера (2007), Е.В. Шевелевой (2008), А.А. Зубарева (2010), посвятивших свои труды ошибкам, процессуальным правонарушениям и уголовно-процессуальным нарушениям в уголовном судопроизводстве. Предметно проблемы существенных нарушений уголовно-процессуального закона в уголовном судопроизводстве исследовались Г.А. Ерофеевым (1977), Л.А. Воскобитовой (1979), Л.Д. Калинкиной (1981), Т.А. Москвитиной (1997), А.А. Ширвановым (1999, 2005).

Однако научные исследования советского периода при всей их значимости не раскрывают всех проблем существенных нарушений закона в современном уголовном судопроизводстве. Эти научные работы в должной мере не освещают факторы, способствующие нарушениям закона в досудебном производстве, во многом носят идеологический характер в связи с тем, что были написаны в иной общественной, политической и идеологической обстановке в государстве до принятия Конституции Российской Федерации 1993 года и УПК РФ 2001 года.

Другие научные исследования в области существенных нарушений в уголовном судопроизводстве проводились до внесения известных изменений и дополнений в УПК РФ от 29 декабря 2010 года. Они также не свободны от некоторых недостатков, как и сам действующий уголовно-процессуальный закон. Именно эти обстоятельства подтверждают потребность в новом, современном подходе к научному исследованию проблем существенных нарушений уголовно-процессуального закона в уголовном судопроизводстве и их факторов в досудебных стадиях уголовного процесса, что и обусловило выбор темы настоящего диссертационного исследования.



Цель и задачи диссертационного исследования. Целью диссертации являются изучение содержания института существенных нарушений уголовно-процессуального закона в отечественном уголовном судопроизводстве и разработка научно-обоснованных предложений по совершенствованиюуголовно-процессуального законодательства в части их регламентации, а также исследование факторов нарушений закона в досудебных стадиях уголовного процесса для разработки научно-обоснованных предложений по их предупреждению и устранению.

Достижение указанной цели предполагает решение следующих задач:

провести ретроспективный анализ феномена существенных нарушений в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве;

исследовать институт существенных нарушений закона в уголовно-процессуальном законодательстве зарубежных государств;

исследовать институт существенных нарушений уголовно-процессуального закона в современном отечественном уголовном процессе и разработать авторское определение понятия существенного нарушения;

изучить существующие классификации существенных нарушений уголовно-процессуального закона в теории уголовного процесса, предложив их авторскую классификациюс целью выявления и фиксации связи между нарушениями и определения их места в системе нарушений закона в уголовном судопроизводстве;

исследовать наиболее типичные существенные нарушения уголовно-процессуального закона в практике досудебного производства;

исследовать факторы нарушений уголовно-процессуального закона в досудебных стадиях уголовного процесса с целью разработки правовых средств их предупреждения и устранения;



сформулировать авторские предложения по совершенствованию норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих институт существенных нарушений закона в отечественном уголовном судопроизводстве.

Объект и предмет диссертационного исследования. Объектом исследования являются правовые отношения, возникающие в результате применения и соблюдения норм уголовно-процессуального законодательства, предписаний Конституционного Суда Российской Федерации и разъяснений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации. Предметом исследования выступает институт существенных нарушений уголовно-процессуального закона и практика его применения в уголовном судопроизводстве, факторы, способствующие совершению существенных нарушений в досудебных стадиях уголовного процесса, и правовые средства их предупреждения и устранения.

Методологической основой исследования являются диалектико-материалистический метод познания и система частных научных и специальных методов познания, таких как аналитический,исторический, сравнительно-правовой (компаративный), логико-юридический, системный, статистический, конкретно-социологический. Непосредственными источниками научной информации стали монографии, научные статьи, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции и иные публикации, имеющие отношение к объекту и предмету настоящего диссертационного исследования.

Теоретической базой исследования послужили фундаментальные разработки отечественных и зарубежных учёных в области философии, логики, общей теории права, уголовно-процессуального и уголовного права, криминологии, криминалистики, психологии личности, юридической психологии, социологии и других наук.

Нормативную базу исследования составилиКонституция Российской Федерации, международные договоры Российской Федерации, отечественное уголовно-процессуальное законодательство, нормы Уголовного кодекса Российской Федерации и Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», постановления и определения Конституционного Суда Российской Федерации, постановления Пленумов Верховного Суда СССР, РСФСР и Российской Федерации, подзаконные нормативные правовые акты исполнительных органов власти, а также уголовно-процессуальное законодательство зарубежных государств и правовые нормы прецедентного права, действующие в зарубежных государствах, имеющие отношение к уголовно-процессуальной форме уголовного судопроизводства и регламентирующее обеспечение прав и законных интересов его участников, соблюдение установленных процессуальных правил доказывания и иных положений, имеющих отношение к теме настоящего диссертационного исследования.

Эмпирическая основа исследования. В диссертации использована практика Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации. Выводы и предложения обоснованы эмпирическим материалом, сбор которого осуществлялся с 2009 года по 2012 год и представлен изучением 300 уголовных дел, находящихся в архиве суда Химкинского городского округа и Следственном управлении УМВД России по Химкинскому городскому округу Московской области; в архивах районных судов города Тулы и Следственном управлении УМВД по Тульской области; в архивах судов Северного административного округа города Москвы и Следственном управлении УВД по САО ГУ МВД России по городу Москве, а также анкетным опросом 100 следователей и дознавателей, руководителей следственных органов и начальников подразделений дознания ОВД; использованием статистических данных следственного и кадрового аппаратов МВД России. В диссертации использовались результаты эмпирического исследования, полученного другими авторами по проблемам ошибок и нарушений уголовно-процессуального закона в уголовном судопроизводстве. При разработке предложений использован личный практический опыт автора.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нем на монографическом уровне удалось: комплексно исследовать идеологические, теоретико-методологические и нормативно-прикладные аспекты существенных нарушений уголовно-процессуального закона в современном отечественном уголовно-процессуальном законодательстве; предложить авторское определение понятия существенного нарушения уголовно-процессуального закона с учётом сложившихся исторических традиций в отечественном уголовно-процессуальном праве, обосновав необходимость восстановления необоснованно утраченного понятия процессуальной формы судопроизводства, выражающей более высокий уровень юридизации регламента общественных отношений по сравнению с использованным законодателем понятием процедуры судопроизводства; провести сравнительное исследование феномена существенного нарушения закона в ретроспективе и с позиций современности; проанализировать уголовно-процессуальное законодательство зарубежных государств на предмет регламентации в нем института существенных нарушений закона и сформулировать научно обоснованные предложения о внесении дополнений и изменений в УПК РФ; обосновать деление существенных нарушений уголовно-процессуального закона на уголовно-процессуальные правонарушения и существенные нарушения закона в форме объективно-противоправного деяния, разработать авторскую классификациюсущественных нарушений уголовно-процессуального закона; исследовать судебную практику существенных нарушений уголовно-процессуального закона в досудебном производстве и разработать предложения о дополнении УПК РФ нормами, обеспечивающими предупреждение нарушений закона в уголовном судопроизводстве; исследовать факторы, приводящие к нарушениям закона в досудебных стадиях уголовного процесса, и внести предложения по их предупреждению и устранению.

Основные научные положения, выносимые на защиту.

1.Правовой феномен существенного нарушения закона представляет собой понятие, отражающее современное понимание возникшего в прошлом правового явления, поэтому решение законодателя о восстановлении в УПК РФ института существенных нарушений уголовно-процессуального закона исторически оправдано и его необходимость для отечественного уголовного судопроизводства научно обоснована.

2.Наиболее удачно проблема существенных нарушений уголовно-процессуального закона решена в тех государствах, где в законе определено их понятие и предложен как можно более полный перечень существенных нарушений (апелляционных или кассационных оснований), влекущих отмену судебных решений независимо от условий конкретного уголовного дела,в том числе принятых судом с участием присяжных заседателей.

3. Существенное нарушение уголовно-процессуального закона - это выразившееся в несоблюдении норм законов и подзаконных актов нормативного правового характера, содержащих уголовно-процессуальные нормы, деяние, совершенное субъектом уголовно-процессуальных правоотношений в форме действия либо бездействия в любой стадии уголовного судопроизводства, которое путём лишения или ограничения гарантированных законом прав его участников, нарушения процессуальной формы судопроизводства или иным путём повлияло или могло повлиять на законность, обоснованность и справедливость принимаемых по делу решений и повлекло применение мер восстановления правопорядка.

4. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона по механизму их выявления можно классифицировать на безусловные существенные нарушения, существенность которых определена законом; условные существенные нарушения, существенность которых определяется судом в каждом конкретном случае исходя из оценки конкретных обстоятельств или условий и судебного усмотрения; существенные нарушения, существенность которых уже определена судом в постановлениях Пленумов Верховного Суда Российской Федерации.

Существенные нарушения закона могут быть классифицированы на существенные нарушения в форме объективно-противоправного деяния и уголовно-процессуальные правонарушения, а также по стадиям уголовного процесса.

5. Понятие «фактор» носит универсальный характер, включая в себя понятия «причины» и «условия», способные оказывать прямое или косвенное воздействие на состояние того или иного явления. В связи с этим понятие «фактор» является более предпочтительным, нежели понятия «причина» и «условие», ввиду того, что именно употребление понятия «фактор» отражает весь спектр форм детерминации нарушений закона. Факторы нарушений уголовно-процессуального закона можно подразделить на факторы, обуславливающие нарушения закона в сфере уголовного судопроизводства, и факторы вне его сферы, которые могут быть как объективными, так и субъективными. Влияние факторов объективного характера на нарушения закона в досудебных стадиях уголовного судопроизводства невелико. Субъективные факторы нарушений закона, предопределяющие ненадлежащее отношение к служебным обязанностям, обусловлены серьёзными проблемами в правосознании лиц, на которых возложена обязанность производства предварительного расследования. Это связано с формированием профессиональной деформации личности следователей и дознавателей, которая возникает с приобретением профессионального опыта, увеличением стажа работы и возраста респондентов.

6. Для предупреждения, профилактики и коррекции профессиональной деформации личности следователей и дознавателей должна организовываться комплексная работа, в которую необходимо включать предупредительные меры непсихологического и психологического характера. Для психологической профилактики профессиональной деформацииличностиследователей и дознавателей необходимы превентивная деятельность, направленная на предотвращение проявлений рассматриваемого явления, а также психологическое изучение личности будущих и действующих сотрудников.

7. Научное обоснование предложений о внесении дополнений и изменений в нормы уголовно-процессуального закона, регламентирующие основные понятия, используемые в УПК РФ;недопустимые доказательства и существенные нарушения уголовно-процессуального закона.

Теоретическая значимость исследования. Разработанные в диссертации положения вносят определённый вклад в развитие науки уголовно-процессуального права за счёт расширения представлений о назначении института существенных нарушений уголовно-процессуального закона и выработки более чётких критериевпрактики применения оценочного механизма нарушений закона в отечественном уголовном судопроизводстве. В диссертации уточнено понимание процессуальной формы уголовного судопроизводства, а исследованные факторы, приводящие к нарушениям закона в досудебных стадиях уголовного процесса, позволили сделать научно обоснованные предложения по их предупреждению и устранению. Положения диссертационного исследования могут быть полезны в последующих научно-теоретических исследованиях по уголовно-процессуальной проблематике.

Практическая значимость. Практическиерекомендации, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы законодателем для совершенствования отечественного уголовно-процессуального законодательства, при разработке предложений по его изменению и дополнению, а также для повышения эффективности практической деятельности суда, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания. Теоретические положения и научные выводы автора могут использоваться в учебном процессе при преподавании курсов «Уголовно-процессуальное право», «Предварительное следствие», «Дознание в ОВД», «Прокурорский надзор», «Профессиональная этика сотрудников ОВД», «Юридическая психология», «Психология профессиональной деятельности следователя», а также при подготовке учебников, учебных и научных пособий, методических рекомендаций.

Апробация и внедрение результатов исследования. Материалы диссертации используются: в учебном процессе по курсу «Уголовно-процессуальное право» на кафедре уголовного, уголовно-процессуального права, криминалистики ФГБОУ ВПО«Тульский государственный университет» и на кафедре уголовного процесса ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный университет» им. Г.Р. Державина; в практической деятельности Следственного управления УМВД России по Тульской области; в научно-исследовательской работе НИЦ № 2 ФГКУ «ВНИИ МВД России».

Основные научные положения, выводы, предложения и рекомендации содержатся в 8 публикациях автора, в числе которых монография и 4 научных статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации. Результаты диссертационного исследования обсуждались на международном «круглом столе» «Борьба с организованной преступностью: поиск новых подходов» (ВНИИ МВД России, Москва, 2011); на межведомственном «круглом столе» «Личность преступника: теоретические и практические проблемы»(ВНИИ МВД России, Москва, 2011); на международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы теории и практики раскрытия, расследования и предупреждения преступлений» (ТулГУ, Тула, 2012), на второй международной научно-практической конференции «Проблемы и перспективы современных гуманитарных, экономических и правовых исследований» (г. Айа-Напа (Кипр) – 14 – 21 октября 2012).



Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трёх глав, включающих семь параграфов, заключения, библиографии и приложений.

Содержание работы
Во введении обоснована актуальность темы диссертационного исследования, определены его цель и задачи, охарактеризованы методология и методика, определены объект, предмет и научная новизна, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость, приведены данные апробации и внедрения полученных результатов.

Глава первая «Существенные нарушения в истории отечественного уголовного судопроизводства и в зарубежном уголовно-процессуальном праве»представлена двумя параграфами. В параграфе первом«История отечественного законодательства о существенных нарушениях в уголовном судопроизводстве»сделан вывод о том, что правовой феномен существенного нарушения закона представляет собой понятие, отражающее современное понимание возникшего в прошлом явления. Описание нарушений процессуальных форм уголовного судопроизводства впервые появилось в российских Судебниках 1497 и 1550 годов. Впервые понятие «нарушение существенных форм и обрядов судопроизводства» в качестве поводов кассации встречается в тексте Устава уголовного судопроизводства России от 20 ноября 1864 года. Характеристика нарушений процессуальных форм судопроизводства в качестве существенных в действовавшем в этот период законодательстве, в юридической литературе и судебной практике предопределялась сущностью самой кассации, при которой фактическая сторона дела и доказательства не подвергались проверке. Нарушения процессуальных форм судопроизводства, допущенные в стадии предварительного следствия, не признавались существенными. Не признавались существенными нарушениями форм и обрядов судопроизводства те нарушения, против которых не возражали стороны процесса и исправление которых было возможным.

После октябрьских событий 1917 года в государстве начался пересмотр действовавшего порядка кассации. В УПК РСФСР 1922 года впервые было законодательно определено существенное нарушение форм судопроизводства в качестве кассационного основания отмены судебных решений и была выделена группа существенных нарушений, влекущих отмену приговора во всяком случае. Однако определение понятия существенного нарушения процессуальной формы судопроизводства законодателем в УПК 1922 года предложено не было. Все положения уголовно-процессуального закона 1922 года были сохранены в статье 415 УПК РСФСР в редакции 1923 года.

1960 год был ознаменован принятием очередного УПК РСФСР, в котором существенные нарушения форм судопроизводства были переименованы в существенные нарушения уголовно-процессуального закона, и институт нарушений уголовно-процессуального закона получил своё дальнейшее развитие. Несомненно, что изменения, внесённые законодателем в уголовно-процессуальный закон 1960 года, были своевременны и актуальны. Замена привычного для отечественного уголовно-процессуального права понятия «существенные нарушения процессуальных форм судопроизводства» на понятие «существенные нарушения уголовно-процессуального закона», по всей видимости, была продиктована временем. Однако это изменение не было оправданным, так как именно процессуальная форма судопроизводства наиболее полно отражает весь регламент процессуальной деятельности по производству расследования преступлений и рассмотрения уголовных дел в суде. Что касается собственно определения понятия существенного нарушения уголовно-процессуального закона, то в ст. 345 УПК РСФСР 1960 года оно, как и в ранее действовавших отечественных УПК, законодателем предложено не было.

Параграф второй «Институт существенных нарушений закона в уголовно-процессуальном законодательстве зарубежных государств»посвящён исследованию уголовно-процессуального законодательства зарубежных государств.

Так, в УПК Франции законодатель точно очерчивает круг оснований, могущих служить условием принятия кассационной жалобы к рассмотрению. Однако ни одно из обозначенных в законе оснований не относится к «абсолютным» кассационным основаниям. По УПК Франции, если назначенное наказание является аналогичным тому наказанию, которое должно быть применено в соответствии с законом к преступному деянию, никто не вправе требовать отмены судебного решения под предлогом того, что имеет место нарушение в использовании нормы закона. Это положение во французской судебной практике и доктрине французского уголовно-процессуального права получило название «теории обоснованного наказания». Концепция «обоснованного наказания» принята также в Италии и в Бельгии.

По системе некоторых партикулярных германских законодательств, предшествовавших Уставу (УПК Германии) 1877 года, давались лишь общие постановления относительно существенных процессуальных нарушений. Впоследствии в германских и австрийских уставах были перечислены конкретные процессуальные нарушения, безусловно влекущие кассацию. Кроме того, суду предоставлялось право отмены приговора в кассационном порядке и в случае иных нарушений, если он признает их существенными. Для германской кассации при общем сходстве с кассацией Франции характерна несколько другая техника реализации концепции «правовых оснований». УПК Германии содержит общую норму § 337 УПК, и он, в отличие от УПК Франции, включает категории «абсолютных кассационных оснований», прописанных в § 338.

В УПК Австрии различаются кассационные основания (или нарушения уголовно-процессуального закона) для уголовного процесса в суде шеффенови для уголовного процесса в суде с участием восьми судей-непрофессионалов, входящих в состав коллегии судей по рассмотрению уголовных дел о тяжких преступлениях, по своей сути, являющихся присяжными заседателями. Между ними нет принципиальной разницы, однако применительно к некоторым процессуальным ситуациям они имеют существенные различия. В Королевстве Испании аналогичный процессуальный порядок действует исключительно при осуществлении производства по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей.

Своеобразное решение проблемы «правовых оснований обжалования» предложено законодателем Соединённого Королевства Великобритании. В настоящее время в британском законодательстве существует лишь одно основание обжалования: допущение судом процессуального нарушения, повлекшего «ненадёжность решения о виновности (convictionisunsafe)». Значение этой новации заключается в том, что любое нарушение норм права при рассмотрении уголовного дела судом присяжных должно оцениваться с точки зрения качества вердикта, вынесенного присяжными заседателями. Если вердикт не вызывает сомнений, то есть он абсолютно надёжен, то отменять его не следует ни при каких обстоятельствах ввиду отсутствия оснований для его отмены. Данный подход законодателя Соединённого Королевства Великобритании во многом напоминает французскую теорию «обоснованного наказания», но в британском варианте идёт речь о теории «обоснованного вердикта» присяжных. Законодательство США устанавливает достаточно жёсткие ограничения права апелляционного обжалования как обвинительных, так и оправдательных приговоров, а перечень существенных нарушений закона в США устанавливает судебная практика.

Институт существенных нарушений уголовно-процессуального закона известен уголовно-процессуальному законодательству и стран бывшего социалистического лагеря, в большинстве УПК которых делалась попытка дать определение понятия существенного нарушения закона. К таким странам относятся Республика Болгария, Республики Польша, Монгольская Народная Республика, Китайская Народная Республика и др. Однако законодатель Республики Куба пошёл по иному пути, предложив в УПК лишь перечень существенных нарушений форм судопроизводства, во всех случаях влекущих отмену приговора.

Исследование института существенных нарушений уголовно-процессуального закона как одного из оснований отмены или изменения принимаемых в уголовном судопроизводстве судебных решений с учётом достижений государств – бывших Союзных Республик приобретает все большую актуальность. Понятие существенного нарушения уголовно-процессуального закона, как и перечень безусловных оснований отмены или изменения судебных решений, предложен в УПК Украины, УПК Республики Беларусь, УПК Республики Казахстан, УПК Кыргызской Республики, УПК Республики Таджикистан и УПК Республики Армения. В Эстонской Республике нормы, регламентирующие апелляционное производство, включены в отдельный Кодекс об апелляционном и кассационном судопроизводстве по уголовным делам 1993 года, в котором имеет место перечень безусловных оснований отмены или изменения судебных решений. По УПК Латвии законность принятого судом решения в кассационном порядке может быть проверена лишь в том случае, если требование, изложенное в кассационной жалобе или протесте, обосновано нарушением уголовного закона или существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Таким образом, в УПК одних государств содержится лишь указание на существенное нарушение закона без приведения тех нарушений, которые всегда влекут отмену приговора, то есть являются безусловными апелляционными или кассационными основаниями его отмены. Такая правовая регламентация ведёт к широкому судейскому усмотрению и, соответственно, к абсолютно противоположным и противоречивым решениям по конкретным уголовным делам. В УПК других государств содержатся и определения (дефиниции) понятия существенных нарушений уголовно-процессуального закона, и безусловные апелляционные или кассационные основания, во всяком случае ведущие отмену судебного решения. Наиболее удачно решён вопрос об институте существенных нарушений уголовно-процессуального закона в тех государствах, где представлены и определены понятия существенного нарушения уголовно-процессуального закона и предложен определённый законодателем перечень существенных нарушений (безусловных апелляционных или кассационных оснований), влекущих отмену судебного решения во всяком случае независимо от условий конкретного уголовного дела. Положительным является также наличие перечня существенных нарушений уголовно-процессуального закона, свойственного исключительно производству по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей.

Глава вторая«Институт существенных нарушений уголовно-процессуального закона в современном уголовном процессе России» представлена тремя параграфами. В параграфе первом«Определение понятия существенного нарушения закона в уголовном процессе» сделан вывод, согласно которому понятие «уголовно-процессуальный закон» может использоваться и для обозначения самих нормативных правовых актов и как форма правовых актов, в которых содержатся нормы, регулирующие отношения в сфере уголовного судопроизводства. Такое толкование позволяет в качестве закона расценивать уголовно-процессуальные нормы, содержащиеся не только в УПК РФ, но и в других законах, регулирующих отношения в сфере уголовного судопроизводства. Разъяснения пленумов Верховного Суда Российской Федерации – это подзаконные акты нормативного правого характера, в которых, как и в законах, содержатся уголовно-процессуальные нормы, концентрирующие в себе накопленный юридический опыт. Однако юридический опыт может отражать как совокупный итог всей практической деятельности, так и отдельные её моменты, тогда как составными элементами социально-правового опыта являются правоположения. Поэтому существенное нарушение закона не следует рассматривать буквально, как нарушение положений нормативного правового акта, именуемого «закон», а под существенным нарушением уголовно-процессуального закона следует понимать несоблюдение норм законов и норм подзаконных актов нормативного правового характера, содержащих уголовно-процессуальные нормы.

Отличительной чертой ст. 389-17 УПК РФ явилось наличие в ней нового для отечественного уголовно-процессуального права понятия «процедура судопроизводства». Однако отождествлять понятия «процедура» и «процессуальная форма» судопроизводства не следует, так как это понятие процедуры ничего нового в УПК РФ и теорию отечественного уголовно-процессуального права не привносит. Определение понятия процессуальной формы судопроизводства следует включить в ст. 5 УПК РФ «Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе», изложив п. 33-1 ст. 5 УПК РФ в редакции: «Процессуальная форма уголовного судопроизводства – это установленный уголовно-процессуальным законом процессуальный порядок производства по делу в досудебных и судебных стадиях уголовного процесса».

Устранить оценочный характер определения понятия существенного нарушения уголовно-процессуального закона полностью невозможно, но расширить в УПК РФ перечень безусловных апелляционных оснований- задача вполне разрешаемая. Такое решение свело бы до минимума существующие в теории и практике уголовного процесса противоречия в оценке существенности нарушений закона и уменьшило бы пределы судебного усмотрения. Полностью формализовать рассматриваемое понятие также нельзя, так как это лишит участников уголовного судопроизводства возможности учитывать обстоятельства и особенности конкретного уголовного дела. Существенность нарушений закона не следует определять только через признак влияния их на законность и обоснованность судебного решения ввиду того, что в практике уголовного судопроизводства существенные нарушения имеют место и при постановлении других процессуальных решений, в том числе и в досудебном производстве. Поэтому под существенным нарушением уголовно-процессуального закона следует понимать выразившееся в несоблюдении норм законов и подзаконных актов нормативного правового характера, содержащих уголовно-процессуальные нормы, деяние, совершенное субъектом уголовно-процессуальных правоотношений в форме действия либо бездействия в любой стадии уголовного судопроизводства, которое путём лишения или ограничения гарантированных законом прав его участников, нарушения процессуальной формы судопроизводства или иным путём повлияло или могло повлиять на законность, обоснованность и справедливость принимаемых по делу решений и повлекло применение мер восстановления правопорядка.

С учётом предложенного определения ч. 1 ст. 389-17 УПК РФ следует изложить в редакции: «Существенными нарушениями уголовно-процессуального закона признаются такие нарушения, которые путём лишения или ограничения прав участников уголовного судопроизводства, гарантированных настоящим Кодексом и подзаконными актами нормативно-правового характера, содержащими уголовно-процессуальные нормы, несоблюдения процессуальной формы судопроизводства или иным путём повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения».

В параграфе втором«Классификация существенных нарушений закона в теории уголовно-процессуального права» сделан вывод о том, что, классифицируя существенные нарушения закона по механизму их выявления, можно выделить три их группы: безусловные существенные нарушения закона, существенность которых определена законом; условные существенные нарушения закона, существенность которых определяется судом в каждом конкретном случае исходя из оценки конкретных обстоятельств или условий и судебного усмотрения;существенные нарушения закона, существенность которых уже определена судом в постановлениях пленумов Верховного Суда Российской Федерации. Все указанные выше виды существенных нарушений уголовно-процессуального закона в свою очередь могут быть классифицированы на существенные нарушения в форме объективно-противоправного деяния и уголовно-процессуальные правонарушения.Существенные нарушения закона присущи не только судебным стадиям уголовного процесса, но и досудебному производству, поэтому классификация существенных нарушений закона может проводиться по стадиям уголовного судопроизводства.Предложенные классификации существенных нарушений закона фиксируют закономерные связи между их видами для определения их места в системе нарушений закона в уголовном судопроизводстве и указывают на свойства классифицируемого объекта. Классификации могут быть использованы для ориентирования в многообразии существенных нарушений закона, для прогнозирования их правовых последствий, для разработки процессуальных средств их выявления, устранения и предупреждения.

В параграфе третьем«Существенные нарушения уголовно-процессуального закона в практике досудебного производства» отмечено, что ч. 2 ст. 389-17 УПК РФ содержит одиннадцать апелляционных оснований отмены или изменения судебных решений судом апелляционной инстанции, три из которых имеют непосредственное отношение к досудебному производству. В частности, это: нарушение права обвиняемого пользоваться помощью защитника (п. 4 ч.2 ст. 389-17 УПК РФ); нарушение права подсудимого давать показания на родном языке или языке, которым он владеет, и пользоваться помощью переводчика (п. 5 ч. 2 ст. 389-17 УПК РФ); обоснование приговора доказательствами, признанными судом недопустимыми (п. 9 ч. 2 ст. 389-17 УПК РФ). Включение законодателем в перечень апелляционных оснований отмены или изменения судебных решений указанных выше существенных нарушений закона свидетельствует о том, что именно эти нарушения законодатель рассматривает в качестве наиболее типичных существенных нарушений, допускаемых в досудебных стадиях уголовного процесса.

Требования Конституции Российской Федерации о недопустимости при осуществлении правосудия использования доказательств, полученных с нарушением закона, нашли отражение в ст. 75 УПК РФ без определения понятия недопустимого доказательства, поэтому ст. 5 УПК РФ следует дополнить пунктом 20-1 в редакции: «недопустимые доказательства – доказательства, полученные с существенным нарушением процессуальной формы уголовного судопроизводства». В связи с предложенным дополнением ч. 1 ст. 75 УПК РФ следует изложить в редакции: «1.Доказательства, полученные с существенным нарушением процессуальной формы уголовного судопроизводства, является недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для дальнейшего доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего Кодекса».

Существенными нарушениями закона, влекущими отмену или изменение уголовно-процессуальных решений, признаются нарушения их формы и содержания, поэтому ч. 2 ст. 389-17 УПК РФ следует дополнить пунктом 12 в редакции: «нарушение формы и содержания процессуальных решений».



Глава третья«Факторынарушений уголовно-процессуального закона в досудебных стадиях уголовного судопроизводства» представлена двумя параграфами. В параграфе первом«Понятие фактора нарушений закона в отечественном праве» указывается, что социальные явления, детерминирующие нарушения уголовно-процессуального закона, называются причинами и условиями. Причиной называется явление или совокупность явлений, которые предшествуют другому явлению и вызывают это явление. Причина сама по себе порождает следствие. Следствием или действием называется то явление, которое следует за другим явлением и вызывается им. Однако каждая причина действует при наличии некоторых условий, называемых необходимыми условиями действия причины. Поэтому условие – это явление, которое формирует причину и создаёт возможность её действия, эта связь с последствием является обуславливающей. Условия - это комплекс явлений, которые сами по себе не могут непосредственно породить явление (следствие), но, сопутствуя причинам в пространстве и времени и влияя на них, обеспечивают определённое их развитие, необходимое для возникновения явления (следствия). Причины нарушений закона имеют социально-психологическое содержание. Содержание же условий может быть социально-психологическим, экономическим, социальным, правовым, организационным, то есть самым разнообразным.

В научных исследованиях, посвящённых нарушениям и правонарушениям, чаще всего оперируют понятиями «причина» и «условие» и гораздо реже - понятием «фактор» или «обстоятельство». В ряде случаев эти понятия отождествляются, но иногда разграничиваются. Однако понятие «фактор» носит универсальный характер, включая в себя понятия «причина» и «условие», способные оказывать прямое или косвенное воздействие на состояние того или иного явления. В связи с этим понятие «фактор» является более предпочтительным, нежели понятия «причина» и «условие», ввиду того, что именно понятие «фактор» отражает весь спектр форм детерминации нарушений закона. Поэтому в диссертационном исследовании под понятием «фактор» нарушений понимаются все те социальные явления и процессы, которые имеют причинно-условное значение для объяснения природы и содержания нарушений закона как социального процесса.

В параграфе втором«Факторы, приводящие к нарушениям закона в сфере досудебного производства и вне его сферы» сделан вывод о том, что все факторы нарушений уголовно-процессуального закона можно подразделить на факторы, обуславливающие нарушения закона в сфере уголовного судопроизводства, и факторы вне его сферы, ведущие к нарушениям закона. Факторы нарушений закона следователями и дознавателями связаны как с их личностью, так и с условиями работы. При изучении влияния факторов объективного характера на нарушения закона выяснилось, что их роль как факторов нарушений в досудебных стадиях уголовного судопроизводства невелика. По данным проведённого автором исследования, доля факторов нарушений объективного характера представлена всего лишь 10%, тогда как доля факторов субъективного характера составила 90% от общего числа установленных факторов нарушений закона в досудебном производстве. Это обстоятельство, как и иные субъективные факторы нарушений закона, предопределяющие ненадлежащее отношение к служебным обязанностям, обусловлены серьёзными проблемами в правовом сознании лиц, на которых возложена обязанность производства предварительного расследования. Это связано с проявлением признаков профессиональной деформации личности следователей и дознавателей, проблема которой возникает с приобретением профессионального опыта, увеличением стажа работы и возраста респондентов.

В общем виде под профессиональной деформацией личности сотрудника ОВД в целом, а также следователей и дознавателей в частности, следует понимать формирование под воздействием профессиональной деятельности качеств личности, отрицательно влияющих на осуществление самой деятельности и приводящих к различным негативным последствиям; их принято называть «синдромом профессионального выгорания», под которым понимается ответная реакция личности на длительные профессиональные стрессы межличностных коммуникаций, включающая в себя три компонента: эмоциональное истощение, деперсонализацию и редуцирование персональных (профессиональных) достижений.

Для предупреждения, профилактики и коррекции профессиональной деформации личности следователей и дознавателей должна организовываться комплексная работа, в которую необходимо включать предупредительные меры непсихологического и психологического характера. К первой группе мер непсихологического характера следует относить организационно-управленческую и воспитательную (педагогическую) работу в ОВД; вторая группа мер представляет собой психолого-педагогическое направление профилактики профессиональной деформации личности. Для психологической профилактики профессиональной деформации личности следователей и дознавателей необходима превентивная деятельность, направленная на предотвращение проявлений рассматриваемого явления, а также психологическое изучение личности будущих и действующих сотрудников.

В заключении подведены итоги диссертационного исследования, сделаны обобщения и выводы.



Приложения содержат анкету и проект закона о внесении изменений и дополнении в УПК РФ.

Основные положения диссертации опубликованы в монографии и 7 научных статьях общим объёмом 5,42печатных листа.



Монография

1. Скороделова, Е.И. Нарушения уголовно-процессуального закона и факторы, способствующие их совершению в досудебных стадиях уголовного процесса: Монография / А.А. Ширванов, Е.В.Камнева, Е.И. Скороделова // Тула: Изд-во ТулГу, 2012. - 7,5 п.л. Вклад автора - 2,5 п.л.


Научные статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации
2. Скороделова, Е.И. О сущности нарушений закона при производстве расследования / Е.В Камнева, А.А.Ширванов, Е.И. Скороделова// Известия ТулГУ. Экономические и юридические науки. Вып 1. Ч. I. – Тула: Изд-во ТулГУ, 2011.-0,8п.л. Вклад автора - 0,27п.л.

3.Скороделова, Е.И. Объективные факторы профессиональной деформации личности сотрудников органов внутренних дел / Е.В. Камнева, Е.И. Скороделова// Известия ТулГУ. Экономические и юридические науки. Вып 1. Ч. I. – Тула: Изд-во ТулГУ, 2011. - 0,8 п.л. Вклад автора -0,4п.л.

4.Скороделова, Е.И. Нарушения закона в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве / А.А. Ширванов, Е.И. Скороделова// Известия ТулГУ. Экономические и юридические науки. Вып 1. Ч. I. – Тула: Изд-во ТулГУ, 2011. - 0,9 п.л. Вклад автора - 0,45 п.л.

5. Скороделова, Е.И. Существенные нарушения закона в уголовно-процессуальном законодательстве зарубежных государств / Е.И. Скороделова // Научный портал МВД России, № 2(22). 2013. - 0,8 п.л.


Научные статьи, опубликованные в иных изданиях
6.Скороделова, Е.И.Нарушения уголовно-процессуального закона в российском уголовном судопроизводстве: ретроспективный аспект / Е.И. Скороделова// Представление людей о «норме» и «патологии» в процессе исторического развития: Материалы XХХI науч. конф. Санкт-Петербург, 14–15 мая 2012 г. / Под ред. д-ра ист. наук, проф. С.Н. Полторака, СПб.: Полторак, 2012. - 0,4 п.л.

7. Скороделова, Е.И. Правонарушения и ошибки в уголовном судопроизводстве / Е.И. Скороделова// Доклады второй международной научно-практической конференции «Проблемы и перспективы современных гуманитарных, экономических и правовых исследований» (г. Айа-Напа (Кипр) – 14-21 октября 2012 г.) / Под редакцией заслуженного деятеля науки Российской Федерации, д.ю.н, профессора А.М. Кустова, - М.: Издательство «МЭЙЛЕР», 2012. - 0,3 п.л.

8. Скороделова, Е.И.Институт нарушений уголовно-процессуального закона в законодательстве зарубежных государств Administrativa un kriminala justicia. Riga. Baltijas Starptautiskas akademijas zinatniskski teoretisks zurnals./ Е.В.Камнева, А.А.Ширванов, Е.И. Скороделова// № 4(61) 2012. - 0,9п.л. Вклад автора - 0,3 п.л.

Подписано в печать 22.07.2013



Усл. Печ.л. 1,2.

Тираж 150 экз.



Уч. – изд.л.1,2

Наряд № 331


УОП РИЛ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации



117638, Москва, ул. Азовская, д.2, к. 1

1См.: Постановление Верховного Совета РСФСР № 1801-1 от 24 октября 1991 года «О Концепции судебной реформы в РСФСР». Ведомости СНД и ВС РСФСР № 44 от 31 октября 1991 года. Ст. 1435.

2См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации.- М.: Знание, 1992. 111 с.

3Далее по тексту - УПК РФ.

4Ст. 389-17 УПК РФ. Глава 45-1 «Производство в суде апелляционной инстанции» введена Федеральным законом от 29 декабря 2010 года № 433-ФЗ.