Страсти по генплану, или кладбище надежд - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Страсти по генплану, или кладбище надежд - страница №1/1

http://www.gazeta-sarov.ru/corner/?id=289
Страсти по генплану, или кладбище надежд
Вот мы их ругаем, ругаем, ругаем, а они все ж такие молодцы. Я имею в виду городскую администрацию – не дают закоснеть, заплесневеть нам в нашей глуши. Вот что значит дерзость молодости, рождающая новые, нетрадиционные подходы к привычному! Пройдет совсем немного времени, и в Сарове появится первый в России, а может быть, и в мире, не говоря уже о дряхлой, немощной идеями Европе, кладбищенско-развлекательный комплекс.
Аквапарк рядом с нашим ныне действующим кладбищем строить, конечно, не будут. Кто такое позволит? Но если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе. С бочку «аквапарка» – Протяжкинского пруда, где у нас лучшая в городе летняя зона отдыха, – пристроят кладбище.
С кладбищами вообще в Сарове, как и в любом городе с историей, некоторая сумятица. Монастырские своих сначала на горе хоронили, затем стали выносить туда, где ныне «красный дом». Он же, «красный дом», то есть новые монастырские гостиницы при строительстве своем стали причиной перенесения кладбища через дорогу от восстановленной теперь церкви Всех Святых, но при советской власти и его уничтожили.
Не монастырских случайных паломников, Богу души отдавших на святой саровской земле, размещали подальше, к востоку, за древним крепостным валом. «Это кладбище – читаю уникальную по искренности и бытовым подробностям книжку Марии Федоровны Шемяковой «Саров моего детства» – располагалось по нынешней улице Чапаева. Теперь на его месте двухэтажный дом через дорогу от усисовского магазина «Сказка» и двор. Да, прямо там «было старое русское кладбище с покосившимися крестами, ржавыми, порванными временем оградками, провалившимися могилами и на них огромными деревьями и густым, неухоженным мхом. На одном покосившемся кресте, я помню, сохранилась надпись «Ветры буйные, не шумите, нашу маму не будите», – вспоминает Шемякина.
Кладбище поновей советского уже времени располагалось на месте сквера около кинотеатра «Октябрь», нынешней картинной галереи. Если встать к ней лицом от улицы Гагарина, то по левую сторону. «Мне и сейчас не очень приятно там ходить, – пишет Мария Федоровна, – прямо по кладбищу, на котором покоятся мой родной братик Борис, дядя Яша (папкин брат), умерший в 1943 году прямо у станка завода 550 от голода; его дочка Нюра, тоже умершая от истощения в 1943 году; мои двоюродные братья и сестры. Когда приблизительно в 1948-1950 г.г. его уничтожали, мы никого оттуда не перенесли на новое место, нам это было не под силу. Могилы бульдозерами сравняли, а потом еще сверху землей от вала засыпали».
Я вообще бы не советовал читать книгу «Саров моего детства» – слезы на глаза наворачиваются, идешь по городу и видишь, как сквозь нынешнюю его праздничность проступает ненужное никому прошлое. Вот Шемякина о том же кладбище в сквере: «Помню памятник над могилой Витальки Симакова – парнишки лет семнадцати, он нырнул в воду с вышки на стрелке и утонул. Так вот, над его могилой был установлен памятник из красного кирпича, и глыба этого памятника валялась в сквере между зарослями сирени и акации на углу ул. Коробкова и ул. Дзержинского. Да он и сейчас там, в том углу, только его не видно, так как этот угол сейчас поднят». А как приятно живущим на пятачке между улицами Куйбышева, Александровича и Силкина узнать, что их дома и двор прямо на месте кладбища заключенных!
И ныне действующее кладбище тоже становится историей. Поджатое с севера предполагаемым к строительству новым микрорайоном, оно уже расширяться не будет. Поэтому в рамках изменений Генерального плана развития Сарова умные головы, заседающие в кабинетах «Серого дома», долго водили пальцами по карте саровской зоны и в конце концов предложили устроить новое кладбище на Протяжке, чуть ли не впритык к пляжам. Символично. Одни по выходным будут отдыхать от производительного труда, другие – от бренных тягот жизни.
Никому в голову не приходит, что обслуживать посещениями столь удаленное от города место общественным транспортом (автобусом, метро у нас пока еще нет) потребуется с обычной городской интенсивностью и за те же самые деньги, что изначально сделает этот маршрут невыгодным, например, для «Горавтотранса». И начнется… Начнется то, что мы уже испытали с транспортным обеспечением отдаленных садоводческих обществ. А что вы будете с нами делать на Пасху? «У всех есть машины», – оптимистично заявили из ложи организаторов публичных слушаний по изменениям Генплана. Мне бы ваш оптимизм, товарищ, а заодно и зарплату. До сих пор, несмотря на слезные просьбы трудящихся, и к старому-то кладбищу не обеспечен подъезд автобусов – высадят тебя посреди уличного маршрута – и топай.
Но что совершенно непонятно, так это устроение санитарно-опасного объекта в зоне водосбора Саровки, то есть как раз Протяжкинского озера. Посмотрите спутниковые фото. Вот тот заливчик с пеньками, что по левую руку – это, собственно говоря, овражек, тянущийся одной из своих ложбинок прямо к предполагаемому кладбищу. Южнее – та же самая история, если не хуже. Посмотрите схему Генплана – санитарная зона кладбища практически вплотную примыкает к озеру. Это в церкви ладаном пахнет, в раю – амброзией, а в земле кладбищенской… извините. Люди, вы что, с ума посходили? Протяжка, эта стараниями наших властей обмелевшая лужа, и без того каждый год на грани запрета купания.
А, не дай Бог, эпидемии. И так уж одних гриппов целый зоопарк гуляет, а еще и СПИД. И все это в конце концов окажется в озере. Спасибо партии родной. Когда неминуемое случится, виновники ведь, показывая кукиши обеими руками, уже будут недосягаемо возлежать в протяжкинской своей обители: «Москва – Воронеж, не догонишь…».
Нет, ребята, на север, на север! Все равно там новое жилье появится, а вместе с ним рентабельное общественно-транспортное обслуживание, и небольшой крюк в сторону, так сказать, мест упокоения больших усилий и затрат не составит. «Кто же нам даст?» – почему-то уже без оптимизма раздавалось из той же ложи организаторов слушаний, имея в виду выделение дополнительных земель под кладбище. Так ведь дали же под жилищное строительство. И еще будут давать. И еще, и еще… Там будет новый Саров, улицу Ленина или Силкина продолжат эстакадой через пойму Сатиса, двадцать секунд – и ты в городе будущего.
Но я в это будущее смотрю без уверенности. Что там Медведев с Путиным говорят… Не знаю, как где, а в русской глубинке стало еще хуже. Власть полностью отделила себя от народа, особенно там, где граждане лишены права прямых выборов мэра. Сегодня определяющая черта власти – это недоверие к людям. Я даже больше скажу, они нас с вами боятся. Высосут у себя в кабинетах из пальца, нарисуют красивых картинок и потом стоят за эти картинки насмерть – не дай Бог, кто их обвинит в том, что они не контролируют ситуацию. И давят, давят, совершенно бесстыдно порою изворачиваясь и даже обманывая. Какая-то в этом проглядывается особая чиновная доблесть – сделать все поперек желаниям и нуждам горожан, сделать так, как ему, чиновнику, удобнее и бесхлопотней.
В Сарове у нас вот уже который год действует еще одно кладбище с шикарными катафалками у подъезда – здание местного самоуправления. Кладбище наших с вами надежд.
Андрей Алексеев