События, случившиеся тридцать девять лет назад - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Встреча через девять лет 1 25.61kb.
Книга джунглей литературная игра, посвященная 1 166.96kb.
Программа "создание оснований для новой триз" 1 188.93kb.
И отправились сыны израиля из рамсеса в сукот около шестисот тысяч... 1 34.18kb.
Викторина по истории геометрии в древнем Египте 4000 лет назад землемеров... 1 42.65kb.
Уведомление о проведении открытого запроса предложений 4 Общие положения 7 6 1003.75kb.
Программа курса «Теория вероятностей и математическая статистика» 1 43.43kb.
Глобализация началась 10 тысяч лет назад и закончится в XXI веке 1 56.69kb.
К читателю я весь мир заставил плакать Над красой земли моей. 13 6445.01kb.
Католические священники миссионеры 1 262.02kb.
Вопросы по теории вероятностей 1 217.14kb.
«Социология» часть а при выполнении заданий A1 – A20 обведите кружком... 1 232.25kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

События, случившиеся тридцать девять лет назад - страница №1/1

НАСЛЕДНИКИ ДРЕВНЕГО ЛУЧНИКА
(Главы из повести)

Глава 3


ВИЗИТ РИММЫ НИКИФОРОВНЫ.

СОБЫТИЯ, СЛУЧИВШИЕСЯ ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТЬ ЛЕТ НАЗАД


Этот день начался неудачно для Алены. Она испачкала вишневым соком свой любимый желтый топик. Потом вздрагивала от каждого телефонного звонка, но Мишель явно не торопился признать свою неправоту. Алена надула губы. Что ж, она тоже подождет. Но время шло, а ни Олег, ни Мишель не давали о себе знать. Алена не выдержала и отправилась навестить бабушку Олега со стороны мамы Елену Павловну. Родной бабушки у Алены не было, а у Елены Павловны не было внучки, поэтому они обе любили друг друга.

- Аленушка, - Елена Павловна с искренней радостью встретила девочку, - побудь со мной, а то эта ребятня опять куда-то умотала.

Алена с удивлением и досадой узнала, что двоюродный брат Олег и его друг Мишка как исчезли после позднего завтрака, так до сих пор и не появлялись. И где они могут отираться - неизвестно. Правда, от Елены Павловны не укрылось, что мальчишки были чем-то взволнованы, наверняка, опять нащупали завязку какой-нибудь таинственной истории. У девочки от обиды чуть не выступили слезы. Ладно, что ж она и не напрашивается им в подруги. Очень надо! Она будет хладнокровна, как... Алена не знала, как кто. Что ж, она просто будет собой.

Девочка отказалась от обеда и, сославшись на внезапную головную боль, выразила желание полистать новый номер "Лизы". У нее и вправду заломило в висках, и домой она не пошла только потому, что очень уж хотелось узнать, что там нащупали Олег с Мишелем. К счастью, к Елене Павловне пришла ее подруга, грузная, громкоголосая и усатая Римма Никифоровна. И Алена оказалась предоставлена сама себе.

Она и не заметила, как задремала на диване с журналом в руках. А разбудил ее густой шепот Риммы Никифоровны, пробивавшийся сквозь закрытую дверь. Если бы Римма Никифоровна просто бубнила своим громоподобным голосом, она бы и внимания не обратила. Но когда люди начинают шептаться, то поневоле хочется узнать, что и от кого они скрывают. Надо сказать, Римма Никифоровна обладала редкостной способностью видеть во всем мистическую подоплеку и придавать самым заурядным событиям таинственную окраску.

- ...Говорю тебе, дорогая Лена, я сама сначала не придала этому значение. Это случилось тридцать девять лет назад. Я только начала работать в захудалом роддоме на Воробьевской горе. Видела бы ты меня тогда: неопытная, молоденькая, худюсенькая...

В этом месте Алена, не сдержавшись, фыркнула: она просто не могла представить Римму Никифоровну вне ее сегодняшнего обличья. Рассказчица, видимо, сама расчувствовалась и громко высморкалась.

- ...Так вот. И там появился молодой врач: о-очень интересный мужчина! Погоди, или я позже появилась? Впрочем, это неважно. Но скажу тебе, он та-ак на меня смотрел! Я уже тебе об этом рассказывала. Такое не забывается. А детей в то время рождалось много, не то, что теперь, так что мы с ног сбились...

Алена навострила уши, потому что была уже заинтригована, но шепот Риммы Никифоровны внезапно исчез. Наконец, он откуда-то снова выплыл:

- ...В этот день родилось тринадцать мальчиков! Тот врач, - Господи, как же его фамилия? Вот что значит годы! - был очень обеспокоен судьбой этих новорожденных и не отходил от них. Ну и я, само собой. Ты зря улыбаешься. Уверяю, все гораздо серьезнее. Вскоре все мальчики вместе с мамами выписалась из больницы. И вот тогда-то случилась ужасная гроза. Молния ударила в деревянное крыло роддома, начался пожар. И тогда врач бросился в огонь спасать документы. Это был поступок, скажу тебе, достойный настоящего мужчины. Живым он не вышел. Мертвым тоже... Странно, но от человека ничего не осталось. Совсем ничего...

Римма Никифоровна тяжело вздохнула и погрузилась в молчание. Видимо, сочувствуя ей, Елена Павловна тоже вздохнула. И у Алены уже готов был вырваться вздох. Ей стало искренне жаль несостоявшегося счастья двух врачей. Но тут Римма Никифоровна изо всех сил саданула по столу мощным кулаком, так что в чашках жалобно звякнули ложки.

- И что ты думаешь? Мальчики, родившиеся в этот день в воробьевской больнице, оказались нежизненноспособны.

- Подцепили инфекцию? - тихо спросила Елена Павловна.

- Да какую там инфекцию! Это были обычные дети, без всяких отклонений. Болели корью, ОРЗ, гриппом. Но с ними несчастные случаи происходили чаще, чем с другими детьми. Какая-то нелепая бытовая смерть. Половина из этих мальчиков погибла еще в школьные годы. Трое - в уже зрелом возрасте. Смерть их казалась загадочной еще и потому, что заключения врачей не совпадали с показаниями свидетелей...

- Господи! Это как понимать?

- В то время, как она уже должна наступить, мальчиков и мужчин видели живыми, причем в другой части города. Кроме того, у всех у них после смерти обнаружились... (шепот сделался неразборчив), совсем крошечные, незаметные. Мне почему-то кажется, что до сорока никто из этих мужчин уже не доживет.

- Римма, а ты не преувеличиваешь? Может быть, это просто совпадения, - прошептала в ответ бабушка Олега, но в голосе ее чувствовалась тревога.

- Я знаю, что меня принимают за экзальтированную особу, - обиженно пробасила уже своим обычным голосом Римма Никифоровна и, очевидно, встала со стула, так как раздался сначала скрип, потом грохот, потом шаги. - Но я хотела бы в данном случае ошибиться. Потому что на днях встретила того, погибшего в пожаре врача, живого и здорового. Он даже не постарел за прошедшие тридцать девять лет. И, представляешь, он меня не узнал...

- Вот видишь, - обрадовалась Елена Павловна, - это был не он. Просто разыгралось твое воображение. Скоро оно успокоится.

- Вот именно. Мне кажется, что я умру.

И Римма Никифоровна, не обращая больше ни на что внимание, царственно прошагала к двери.

Проводив подругу, Елена Павловна заглянула в комнату, где лежала Алена. Девочка спала. Почувствовав взгляд, она открыла глаза и сладко зевнула.

- Даже не знаю, как так получилось, что я заснула, - смущенно пролепетала она. - Только Олегу не говорите...

- Ну что ты, - засмеялась бабушка, - зачем выдавать женские секреты? Да Олег и сам порой без задних ног дрыхнет.


Глава 5

ТАИНСТВЕННОЕ ПИСЬМО


Вот уж неожиданность! Кто бы мог подумать, что в разрушенном доме, куда была послана стрела НЛО-навтов, они обнаружат своего классного! И в каком месте? В яме, служившей когда-то, должно быть, подпольем.

Пока Олег и Мишель ошарашено разглядывали физика, тот с усилием приподнялся, оперевшись о бетонную стену подполья. До этого он сидел.

- Как здорово, что вы сюда заглянули! Я не заметил ловушки - и вот очутился здесь. При падении немного повредил ногу. Надо позвать кого-нибудь из взрослых.

Голос у Сергея Ивановича был смущенным. Это и понятно: не очень-то приятно сидеть в яме с поврежденной ногой и обращаться к своим ученикам за помощью. Да и зачем учителю физики понадобилось посещать развалины? Все это выглядит более чем странно.

- Сергей Иванович, сейчас мы вас отсюда сами вытащим, - бодро заявил Мишель, - давайте вашу руку. А ты, Олежка, меня держи.

Он склонился над ямой и протянул учителю физики обе руки. Сергей Иванович сделал попытку выбраться из подпола, но сморщился, вероятно, от боли:

- Ничего не получится, ребята. У меня, кажется, перелом: не могу наступить на ногу. Вы бы сбегали за лестницей - здесь недалеко есть жилой дом - попросите ее у хозяина.

Лестница! Разве не о ней только что мечтали Олег с Мишелем. Очень странное совпадение. Мишель тотчас откликнулся:

- Олег побудет с вами, а я мигом притащу лестницу.

- Ты один не унесешь, - заметил Левский.

Но Мишель уже сорвался с места. Он словно опасался, что, оставшись один, физик выскочит из ямы и поспешит к стреле. Ведь никто не знает, в каком состоянии у него нога. Олег заколебался: бежать ли за другом или оставаться возле Сергея Ивановича? Покинуть учителя ему было неловко. Но тогда придется объяснять, как они оказались здесь. Он кашлянул и смущенно спросил:

- Наверное, вы ее и не заметили..?

- Яму-то? - переспросил Левский. - Конечно, нет. Я даже не подумал, что в таком месте может быть подполье. Я был уверен, что в этой части дома кто-то есть. Мне показалось, что он пускает солнечных зайчиков...

Учитель неожиданно замолчал. И это только подтвердило догадку Олега о том, что Сергей Иванович пытается что-то скрыть. Даже и не упомянул про стрелу. Что-то здесь не так. Чтобы Левский не догадался о его мыслях, он поспешил сказать:

- Мы тоже видели солнечных зайчиков, потому и побежали сюда. Может быть, здесь кто-то прячется?

Сергей Иванович отрицательно покачал головой.

- Если бы здесь кто-то был, он бы давно уже откликнулся. Я услышал бы его шаги. Ведь вас-то я услышал...

- А вы давно уже здесь?

Левский взглянул на часы:

- Уже часа два. Я и не надеялся, что кто-то сюда придет. По крайней мере, сегодня.

- Надо было кричать.

- Я пробовал. Но отсюда кричать бесполезно, ведь поблизости никого нет. В доме напротив не услышат. Только собаки где-то лаяли.

- Собак здесь много. Наверное, остались от прежних хозяев и одичали, - поддакнул Олег.

С одной стороны, следовало бы поинтересоваться, зачем это физик рыскал по развалинам. Но, с другой стороны, спрашивать об этом было неприлично. И даже опасно. Сергей Иванович как будто догадался о его потугах и сам спросил:

- А вы-то что здесь делали?

- Да мы случайно здесь оказались, - ответил Олег, чувствуя, как он краснеет, - просто гуляли...

К счастью, тут подоспел Мишель с лестницей. Вернее, лестницу нес хозяин дома, а Мишка ему помогал. Мужчина в кепке был средних лет, с широким шагом и озабоченного вида.

- Здесь что ли ваш учитель? - спросил он недоверчиво, заглядывая в яму.

- Здесь, здесь, - ответил Сергей Иванович с усмешкой в голосе.

Тогда, отбросив последние сомнения, мужчина ловко спустил лестницу в яму. Левскому помогли подняться наверх. Ему было больно ступать на ногу. И мужчина с Мишелем, поддерживая его с двух сторон, повели к выходу.

Олег остался у лестницы. Он уже вытащил ее наполовину, как вдруг что-то привлекло его внимание на дне ямы. И он решил спуститься туда сам. Заинтересовавший его предмет оказался неровным куском линолеума. Как раз такой величины, чтобы он смог прикрыть лаз подполья.

Линолеум был темного цвета и грязным, но совершенно новым. Значит, его отрезали от рулона, изваляли в пыли, прикрыли им лаз, а сверху присыпали немного шлака. Разве в сумраке дома различить это пятно на полу, стоя у порога? Кто-то подготовил это преступление, рассчитывая, что в ловушку попадется жертва. Но кто? Не пришельцы же, в самом деле. И почему жертвой стал Сергей Иванович? А может, он стал ею случайно?

Олег не мог дольше оставаться в яме и не знал, что делать с вещественным доказательством преступления. Кусок линолеума был слишком большим и тяжелым, чтобы его можно было сейчас забрать с собой. Тогда он скатал его в трубку и поставил в угол подполья. Может, его здесь не заметят, а они с Мишелем при случае могут вернуться сюда. Вытащив лестницу, он поволок ее к выходу. Да, действительно, тяжеловата.

Олег взглянул вверх и замер. Сквозь разобранную крышу вспыхивали и гасли солнечные пятна. Листва на ветках шевелилась и шуршала. Похоже, дом окружает таинственная атмосфера. Вокруг него все что-то сверкает. Помедлив, мальчик заглянул в одну из комнат, где они еще не успели побывать. В верхнем углу заметил оправу для большого зеркала. Оправа держалась на штыре за петлеобразную ножку. В металлическом кольце поблескивало несколько зеркальных осколков. Вот разгадка солнечных зайчиков! Зеркало ловило лучи и направляло их на стену. Теперь-то ясно, что в доме никого нет. Но где же те, кто обитал в комнате с диваном?

- Олег! - донесся голос Мишеля.

Олег вернулся к лестнице и поспешил к выходу. Друг уже шел ему навстречу.

- Ты что там заснул что ли? Физик уже бухтит.

Сергей Иванович вовсе не бухтел, а сидел на камне и ощупывал вытянутую ногу. Мужчина в кепке стоял рядом и хозяйским взглядом оценивал развалины: нельзя ли здесь еще чем-нибудь поживиться?

Вот он взглянул на крышу дома и замер с раскрытым ртом. Еще бы не замереть: ведь стрела в башенке никуда не исчезла! Она отливала на солнце, от нее исходило ослепительное сияние. Но в целом ничего необычного на первый взгляд в ней не было.

- Это еще что такое? - наконец вымолвил мужчина в кепке. Не совсем, правда, такими словами, но смысл приблизительно им соответствовал.

Приставив лестницу к стене, Олег живо взобрался на ветхую крышу. Вдруг он почувствовал рядом с собой легкую вибрацию, как если бы где-то летал комар в шапке-невидимке и с глушителем. И замер. Не комар, Олег. Но потом слегка прикоснулся к стреле. И - чудо ! - она начала таять под его пальцами наподобие сахарной ваты.

Через минуту от вещественного доказательства пребывания на земле огненных всадников ничего не осталось. Незримый комар тоже угомонился. Но как только исчезла стрела, бодрый голос ведущего местной молодежной радиостанции взорвал тишину на улице Тальжинской. Олег глянул вниз: три лица смотрели на него с любопытством.

- Кто-то включил транзистор, - произнес, наконец, Мишель и скрылся в доме.

Через некоторое время он вернулся.

- Там никого, а транзистор оказался включен. Может, что-то произошло с батарейками, и он сам включился...

Олег понял, что таким образом Мишель хочет отвлечь внимание от исчезнувшей странным образом стрелы. Однако мужчины повели себя непонятно. Оба ничуть этому не удивились.

Обескураженный Олег спустился вниз. Физик лишь заметил, что имел место распад вещества на молекулярном уровне. Аннигиляция. Прикосновение кожи к стреле вызвало цепную реакцию, и молекулы начали распадаться. Сергей Иванович произнес это таким тоном, словно стрелы прилетали и распадались каждый день. А Олег с каждой из них имел дело. Мужик в кепке, хоть и выслушал все это молча, но считал иначе:

- Это все штучки Зюзика с его шпаной. От всех этих рокеров и рейверов еще и не такое может быть.

Заметив интерес слушателей к этой теме, он развил ее. Оказывается, вся городская шантрапа, обитающая в подвалах, устремилась на своих ревущих мотоциклах на тихую улицу Тальжинскую. Именно здесь черт знает для чего вздумал обосноваться в заброшенном доме их ненормальный лидер Зюзик. Лишь частые визиты доблестной милиции в лице участкового Конопенкина положили конец диким ночным оргиям и творимому беспределу. Общими усилиями милиции и местных жителей притон на Тальжинской ликвидирован.

- Значит, этот Зюзик отсюда съехал? - уточнил Мишель.

Мужчина в кепке сосредоточенно уставился в землю. Не найдя там ответа, он перевел глаза на Мишеля.

- Почему съехал? Его же увезли в больницу. Может быть, он уже и умер.

- То есть как, умер?! - воскликнул Сергей Иванович, удивившийся этому сообщению гораздо больше, чем появлению распадающейся на молекулярном уровне стрелы. - Этого не может быть! Он назначил мне встречу.

- Здесь? - в один голос спросили Олег и Мишель.

- Ну да. Сегодня я получил от него письмо.

Левский достал из кармана джинсов свернутый пополам конверт, а из него лист бумаги, который и протянул Олегу.

" Сергей, жду в районе сноса ХЗ во вторник. Дом с зеленой башенкой. Очень важно. Новые версии. Леонид Зюзик." Записка была написана красивым почеpком с наклоном, без ошибок. Казалось странным, что ее написал человек, обитавший в этих развалинах и устроивший здесь притон.

- Вы сказали, что Леонид Зюзик серьезно заболел? - обратился Левский к его "соседу".

- Я этого не говорил, - запротестовал тот, - я только слышал, что его увезла реанимация. Со вчерашнего дня Зюзика я не видел.

Сергей Иванович задумался.

- А Зюзик ваш знакомый? - поинтересовался Олег.

- Не то чтобы знакомый... Мы какое-то время учились в одном классе, но я его уже много лет не видел, - ответил Сергей Иванович, снова сворачивая листок и пряча его в конверт.

Олег и Мишель посмотрели друг на друга: ничего себе, оказывается Зюзик ровесник физика. А они-то считали его подростком чуть постарше себя! Мишель собрался уже выяснить некоторые детали о Зюзике у его соседа, но того уже и след простыл. Забыв о лестнице, он отправился домой, чтобы вызвать пострадавшему "скорую помощь". Тогда Мишель принялся утешать физика:

- Не падайте духом, Сергей Иванович. До свадьбы заживет!

- Стараюсь не падать, хотя уже и упал в яму. К тому же я счастливо женат. Вот устроил себе отдых накануне нового учебного года. Зато День знаний и день рождения хоть раз отмечу дома, - Сергей Иванович пытался шутить. - Вообще-то, мне еще повезло. Для моего бывшего одноклассника все закончилось трагичнее. Из подобного погреба в гараже он не выбрался.

- Разбился?

- Нет. Просто сломал ногу, крик его никто не услышал, а погреб недавно окуривали. Угарный газ. Задохнулся.

Все помолчали. Олег пытался припомнить, не возникло ли у него ощущение, что на дне ямы скапливается опасный для жизни газ. Но, заинтересованный линолеумом, он ничего такого не заметил.

Через некоторое время приехала "скорая". Фельдшер, пожилая добродушная женщина, осторожно пощупала больное место и покачала головой:

- Скорее всего, у вас перелом кости. Как же вы так неосторожно? Хорошо еще, что повредили лишь ногу.

Сергей Иванович, залезая в "скорую", весело помахал им на прощание. Бодрился. Машина уехала. Подростки остались одни.
Глава 8

СМЯТЕНИЕ ОЛЕГА И НОЧНОЙ ПОЛЕТ


Когда мальчишки, наконец, появились, Алена, забыв о своем намерении хранить хладнокровие, рассказала им про визит Риммы Никифоровны и сообщенную ею таинственную историю.

- Ты что, не знаешь Римму Никифоровну? - хмыкнул Мишель. - Ей же всюду мерещатся разные заговоры. Просто врачиха втюрилась в того доктора и на этой почве слегка тронулась.

Олег тоже относился к бабушкиной подруге с некоторой иронией, но в этот раз он воспринял услышанное вполне серьезно. Тем более, что уловил возможную связь со всеми произошедшими в эти два дня таинственными событиями:

- Сергей Иванович, действительно говорил по своего одноклассника, задохнувшегося в погребе. И потом... он же сказал, что День знаний и свой день рождения встретит дома. И Княжин родился первого сентября, и... мой отец...

Ошеломленный этим открытием, Олег замолчал.

- Точно! И всем им была послана стрела. Ну, за исключением твоего отца, - согласился Мишель.

Алена растерянно переводила взгляд с одного мальчишки на другого.

- Погодите! Какой Княжин? Какая стрела? И причем тут твой папа? Ничего не понимаю...

- Это долго объяснять, - Мишель махнул рукой. - Мы и сами еще толком ничего не знаем. Как-нибудь в другой раз...

Алена хотела придать своему лицу выражение высокомерного презрения, но губы у нее неожиданно задрожали, и она готова была разрыдаться. Олегу стало жаль двоюродную сестру. Да и Мишель понял, что перегнул палку. Такого Алена им уже никогда не простит. И Мишель неожиданно закончил:

- ...сходим к Алому Гребню. И ты сама во всем убедишься.

Олег сомневался, что у Алого Гребня они смогут найти доказательства пребывания на Земле пришельцев. Скорее всего - ничего. Но навернувшиеся было аленины слезы мгновенно высохли. А через пятнадцать минут она знала уже все, что произошло с мальчишками. И тут же предложила план действий.

- Нам нужно узнать, кто эти люди, родившиеся в один день в воробьевской больнице? Их было тринадцать, половина погибла в детстве, значит, минус шесть или семь. Трое умерли в зрелом возрасте. Итак, осталось в живых четверо или трое.

- А Римма Никифоровна не назвала дату их рождения? - спросил Олег, и сердце его учащенно забилось.

- В том-то и дело, что я ее не расслышала. Но мы знаем, что уже два человека родились в один день, первого сентября: предприниматель Княжин и твой папа, Олег. Надо, выяснить, когда точно родился Сергей Иванович. Если первого сентября, тогда оставшихся в живых троих из тринадцати мы уже знаем. Может быть, есть и четвертый?

- Но мой отец не получал стрелы! - в отчаянии воскликнул Олег.

Друзья молча смотрели на него, и он уточнил:

- Пока...

- Завтра мы должны навестить физика и выяснить некоторые подробности, - тоном приказа объявил Мишель.

Когда Алена и Мишель ушли, Олег внимательно обследовал балкон, оконные рамы и видимую часть стены дома: может быть, стрела торчит где-то поблизости, но ее никто не заметил. Ничего. Он подумал, вдруг отец уже получил ее и запер где-нибудь в секретном месте. Но тут же отогнал эту мысль, ведь стрела от прикосновения человеческого тела уже распалась бы на молекулы.

Вечером вернулся отец. Дождавшись, когда он переоденется и расслабится, Олег как бы невзначай спросил:

- Па, как твои дела? Как здоровье?

У отца от неожиданности чуть не вывалилась из рук газета. Он удивленно посмотрел на сына.

- Вроде бы ничего. А почему ты заинтересовался?

- Да так. Тебе ведь скоро тридцать девять стукнет...

- Ах, вот в чем дело, - отец рассмеялся, - ты хочешь сказать, что я уже старикан, и мне пора на свалку.

Олег смутился, но, тем не менее, продолжил допрос:

- А больница, в которой ты родился, еще существует?

- Надеюсь, что существует. Ведь почти все мои ровесники в нашем городе появились на свет в одной больнице в нынешнем микрорайоне Воробьево, как мне кажется.

Он снова уткнулся в газету.

Олег собрался с духом:

- А ты бы очень удивился, если бы получил оружие неизвестно от кого?

- Оружие? Ну, ты, брат, загнул, - отец был явно шокирован.

- Например, стрелу, - поспешил его успокоить Олег.

- Ну, это уже какая-то романтическая история из средневековья. Слушай, а ты ненароком не влюбился?

Олег отошел от отца, и остаток дня провел в раздумьях.

Уже стемнело, когда он вышел купить хлеб. В ближайшем павильоне свежего не оказалось, и пришлось свернуть на соседнюю улицу. На обратном пути у сквера Олег чуть не столкнулся с Мишелем. Его друг шел пританцовывающей походкой и, по всей видимости, никак не ожидал встретить здесь Олега. В руке он держал маргаритку. Увидев Олега, Мишель растерялся. Но только в самом начале.

- Ты чего здесь бродишь? - Олег был так поражен вечерней прогулкой друга, что даже испугался. Неужели еще что-то произошло?

- Я не брожу, а наблюдаю, - беспечно ответил Мишель.

- За кем?

- За...Сергеем Ивановичем.

- За физиком? Но ведь он дома, в гипсе!

Олег не мог поверить в то, что человек, сломавший утром ногу, вечером свободно разгуливает по городу.

- Физик стоял вон там, в сквере, возле стелы, а потом сел в машину и уехал.

К Мишелю постепенно вернулся его невозмутимый вид, и он даже понюхал маргаритку. Но потом, вспомнив, что Сергей Иванович уже уехал и не нужно больше изображать из себя беззаботно гуляющего, отшвырнул цветок в сторону. Они расстались. Но как-то не так. Олегу казалось, что Мишель что-то скрывает от него. Но что?
Ночью Олег проснулся от внутреннего толчка. Он сел в постели и попытался понять, что же с ним происходит. Желания спать уже не было, напротив он ощутил в себе небывалый прилив сил. Это заставило Олега подняться и выйти на балкон. Он сразу увидел три огненные точки в ночном небе. Точки приближались, увеличиваясь в размерах. Олег каким-то образом знал цель их ночного полета, но почему-то не мог сдвинуться с места. Подошвы его мягких тапочек словно приросли к бетонному полу.

Три "всадника" уже летели над крышей соседней многоэтажки. Вот они начали снижаться, и двое из них зависли над молчаливым двором. А третий пронесся в нескольких метрах от балкона Олега. Тот смог рассмотреть удивительного коня, чья масть растворялась в черноте ночи. Но внутри лошадиного тела словно бушевал огонь, и оно светилось наподобие лампы, покрытой темной краской. "Всадник" резко развернулся и приблизился вплотную к прутьям балкона. Его конь на мгновение вспыхнул. "Всадник" протянул Олегу руку и прикоснулся к нему.

Как только подросток почувствовал на себе эту сильную и энергичную руку, последние остатки страха и сомнения вдруг исчезли. Тело наполнилось теплотой. И в то же время ему показалось, что рука играла роль своеобразного градусника - она что-то измеряла в его организме. Олег не мог понять, как преодолел балконное ограждение, как очутился на коне. Понял только, что находится внутри компактной, но довольно уютной кабины. Недавнее головокружение прошло. Ему было очень хорошо. Он ощутил легкое прикосновение к волосам: показалось, что на него одевают наушники, которых на самом деле не было.

- Как вы себя чувствуете? - немного странный, но обволакивающий голос проникал в сознание.

"Замечательно", - подумал Олег и понял, что его ответ услышан.

- Как вы думаете, почему именно вы были выбраны нами из множества субъектов?

"Я прикасался к огненной стреле".

- Ваши выводы правильны. Ваш организм был детально просканирован, изучено движение биотоков, у вас полностью отсутствуют агрессивность и страх. Вашей жизни и здоровью в данное время ничто не угрожает.

"Да, - согласился мысленно Олег, - я за себя и не боюсь. Мне страшно за отца. Кто-то пытается с ним расправиться. Но как его спасти, я не знаю".

После некоторой паузы, позволявшей расслышать тихие щелчки, прежний голос снова проник в сознание Олега:

- Мы не располагаем информацией о вашем отце и не можем просчитать все варианты возможной расправы с ним. Ваш отец не является объектом нашего интереса.

"Тогда что же вас интересует?" - удивился Олег.

- Третий объект, в данное время находящийся в зоне молчания определенный период времени, соответствующий двум с половиной земным суткам. Мы хотели бы с вашей помощью снова выйти с ним на связь.

"Но я ничего не знаю о третьем объекте. И о двух других тоже".

- Ваше присутствие зафиксировано в электростатическом поле, созданном данными объектами. Мы не можем выполнить задание, игнорируя третий объект. Возможно, в его работе произошли сбои, которые вы способны устранить как обитатель данной планеты. Мы должны точно установить число объектов, с которыми в состоянии поддерживать связь.

Во время этой беседы лицо всадника оставалось неподвижным. Впрочем, Олег не был уверен, раскрывал тот рот или нет, ведь было достаточно темно. Но всякий раз, перед тем, как в ушах Олега звучала речь всадника, на одном из экранов пульта управления вспыхивали и молниеносно гасли ряды непонятных значков. Олег догадался, что это была информация, которую пилот использовал, чтобы задавать свои вопросы.

Олег увидел, как они пролетают над крышами, но не мог определить, над какими именно. Вдруг в кабине вспыхнул какой-то кружок, это было похоже на сигнал тревоги. И в ту же секунду перед ними из темноты возник столб - опора для высоковольтных линий. Аппарат, не снижая скорости, резко отвернул в сторону. Через несколько мгновений он оказался у балкона, с одной стороны увитого побегами настурции. Эти настурции вырастила бабушка Олега. И вот уже Олег снова на родном балконе. А огненные "всадники", поднявшись вверх, превратились сначала в пятна, потом в точки, которые постепенно исчезли в звездном небе.

Пошатываясь, Олег добрел до своей постели. Но едва лег, как увидел вбежавшую испуганную маму.

- Где ты был? - горячо зашептала она. - Господи! Неужели ты спускался во двор? Ты - лунатик?

- Я... на балконе, - пробормотал Олег, которому действительно стало казаться, что он не уходил с балкона.

- Неправда. Тебя там не было. Когда я увидела твою тень, а потом красный отсвет, испугалась, что начнется гроза, и побежала на балкон. А там - никого...

- Может быть, я зашел в туалет ...

Мама как будто немного успокоилась. Потрогала его лоб и закрыла балконную дверь. Олег смежил веки и впал в забытье.
Глава 11

ЕЩЕ ОДИН ХУДОЖНИК


В доме народного творчества были выставлены картины нескольких художников-любителей. Среди них был и Адаменко. Алена сразу увидела знакомую картину: речной пейзаж.

- Смотрите! Она уже здесь. Может быть, встретим и самого автора.

Олег удивился быстроте, с какой народный живописец определил на выставку свою работу. Ведь всего лишь несколько часов назад он дописал ее. Подойдя ближе, Олег заметил, что алые брызги с картины исчезли. И это было тоже удивительно. Например, на его свитере и на бабушкиной сумке они сохранились в своем первозданном виде, какими бы современными растворителями их не выводили. Чем же тогда пользовался недотепа-художник? С другой стороны, Княжину тоже удалось вытереть брызги с капота автомобиля...

Все трое так бурно обсуждали эту проблему, что к ним подошел статный черноусый мужчина и с лукавой усмешкой остановился послушать.

- Прошу прощения, но на картине не было никаких солнечных брызгов, - вклинился он в беседу.

Мишель решительно отмахнулся от него жестом, который означал: "вас это не касается".

- Дело в том, - вежливо заметила Алена, - что мы видели, как сегодня художник закончил картину. И она была забрызгана ...

- Уверяю вас, что художник не убирал брызги ни сегодня, ни три года назад, когда картина была написана.

- Три года назад?! - изумленный возглас первым вырвался у Мишеля, - откуда вы знаете?

- Потому что я - автор.

Трое друзей в растерянности смотрели друг на друга. Это еще как следует понимать?

- Вы хотите сказать, что вы - Дмитрий Адаменко? - неуверенно спросила Алена.

- Именно это.

- Но Адаменко другой. Мы видели его сегодня утром на берегу протоки. Он писал картину с натуры...

Черноусый молча подвел их к одному из стендов. На нем красовался фотопортрет автора выставленных работ с краткой биографией. С фотографии на них смотрела копия мужчины, который стоял рядом.

Олег несколько раз вчитывался в скупые строчки: "родился первого сентября... охотоинспектор... увлекся живописью...", но смысл прочитанного постичь не мог. Кто же тогда тот, кого они спасли сегодня в протоке? Может быть, существует два художника Адаменко?

Между тем Мишель твердым голосом приступил к опросу черноусого:

- Значит, вы утверждаете, что закончили эту картину три года назад?

- Утверждаю.

- И она не была у вас похищена и вам возвращена? А также вы не давали разрешения сделать с нее копии?

- Насколько мне известно, нет. Картина все это время находилась у меня и спокойно висит на этой стене уже второй день.

- Этого не может быть, - заявил Мишель. - Точно такую же картину мы видели сегодня на берегу. Фамилия художника, который ее нарисовал, тоже Адаменко. И он тоже инспектор с какой-то там речки. И даже родился первого сентября. Ну, что вы на это скажете?

Черноусый задумался:

- Даже и не знаю, что сказать? Разве только, что картины не рисуют, а пишут. И изображена на ней вовсе не протока, а наша маленькая речка Курлиха во время разлива. Посмотрите, ведь это конец весны. А сейчас заканчивается лето. Краски у природы совсем другие...

Пришлось признать, что художник прав. Хотя картины с первого взгляда казались похожими, но все же различались. Как только они сами не обратили на это внимание? А все из-за таинственной стрелы. Кто-то из двух мужчин выдает себя за настоящего Дмитрия Адаменко. Но кто?

- Миш, - Олег чуть не хлопнул себя по лбу от досады: ну, разве они не шланги? Надо было просто посмотреть там, на берегу, не зажглась ли новая, четвертая, точка, - достань "портсигар".

Мишель зашарил в своих карманах. Потом задумался. "Портсигар" остался в его вымокшей одежде, которую он снял.

- Я забыл его взять, - выдохнул он испуганно.

- В чем проблема, джентльмены? - заинтересовался Адаменко-второй. - Вы курите?

- Нет, мы недавно бросили. А вы давно приехали в наш город? - Мишель поспешно перевел разговор на другую тему.

- Два дня назад, - ответил художник.

- И с вами за эти дни не произошло ничего необычного? - спросил Олег.

- Вроде бы нет. А что подразумевается под необычным?

- Ну, например, вы обнаружили стрелу...

Адаменко вдруг рассмеялся:

- Ах, вот в чем дело! Эти журналисты из всего сделают сенсацию! Вы, наверное, прочитали заметку в газете про загадочную стрелу, посланную старшему райохотоинспектору Адаменко?

- Значит, вы все-таки ее получили! - воскликнула Алена.

- Получил. Но это не предупреждение браконьеров, а просто ребячьи шалости! У меня трое детей: два мальчика и девочка примерно вашего возраста. А они и не на такое способны...

- Что же с ней стало потом? - серьезно спросил Олег. - Как она исчезла?

- В поднявшейся суматохе не только я, но никто не заметил, куда она упала. Ребята мои делали вид, что видят стрелу в первый раз, и искали с самым серьезным видом. Нашли или нет, не знаю - я уехал.

- А вы хорошо плаваете? - неожиданно задала вопрос Алена. И Олег понял, почему. Ведь первый художник, рыжебородый, не умел плавать. Хотя и представился человеком не часто встречающейся профессии, требующей соответствующей физической подготовки.

- Как рыба, - без промедления ответил Адаменко. - Основные дороги в таежной глуши - это реки. Я вообще-то очень живуч: два раза тонул, но выплыл. Замерзал, но не замерз. Даже от домашнего кота пострадал. Это к вопросу о необычном.

Кот был стар и болен. Когда он пропал, мы думали, что уже никогда его не увидим. Но тут появилась стрела. В доме погас свет. И вынырнул откуда-то наш кот. От его шерсти сыпались искры. Мало того, он вдруг кинулся на меня. И вот, - художник-охотоинспектор показал пораненную мочку уха и глубокую царапину на щеке, - спасибо усам - приняли основной удар. Но нельзя же в самом деле утверждать, что на мою жизнь покушался старый кот?

Никто ему не возразил. Кот-мститель - это что-то новое!

- Если не брать в расчет кота, то вам грозит серьезная опасность, - предупредил Мишель.

- Это почему же? - изумился художник, явно заинтригованный.

- Потому что со всеми, кто получает стрелу, происходят несчастные случаи, - объяснила Алена.

- Стоп! - прервал их Олег и обратился к Адаменко. - Вы сказали, что с появлением стрелы не стало света.

- Да. Перестал работать электронасос. И что удивительно - заглох трактор.

- Это все доказывает, что вы настоящий "первосентябрьский ма... мужчина", - объявил Олег. - А тот тип на берегу, только выдавал себя за вас. Его стрела была ненастоящей. Вспомните-ка, - повернулся он к друзьям, - стрела была еще в подрамнике, а машина преспокойно ехала рядом. А ведь до этого стрелы глушили технику: и транзистор, и телевизор.

- Теперь-то я понял, кого мне напомнил тот художник, - сказал Мишель, -медбрата из реанимации. Он разыграл несчастный случай на воде, чтобы выдать себя за очередную жертву и втереться к нам в доверие. А мы - лохи, поверили ему.

Олег тоже больше не сомневался, что рыжебородый медбрат и фальшивый художник - очень похожи. Как он раньше этого не заметил? Но кто тот, коварный враг "первосентябрьских мальчиков?"

- Может быть, вы подробнее посвятите меня в эту тайну, поскольку я тоже каким-то образом к ней причастен, - попросил Адаменко.

Ситуация заставляла предпринимать какие-то решительные действия. Поэтому он стал первым, кто узнал о тайне мальчиков, родившихся первого сентября в воробьевской больнице. Художник-любитель отнесся к услышанному вполне серьезно.

- Как я понял, - размышлял он, - сейчас нас осталось четверо. Можно было бы сказать, что каждый из нас получил по стреле. Но вместо э-э... Павла Ильича второй раз стрелу получил ваш учитель. Покушения на жизнь избежали только Павел Ильич и я. Из этого следует, что за нами обоими должна начаться охота. Хорошо бы встретиться с той женщиной-врачом из воробьевской больницы и узнать у нее, что это такое "маленькие и едва заметные".

- Мы попробуем это сделать, - пообещал Олег. - Римма Никифоровна снова должна прийти к бабушке в гости. Запишите номера наших телефонов. Аленин вообще легко запоминается.

- Что ж, покумекаю на досуге и изложу вам свои измышления, - заверил Адаменко.- Позвоню в ближайшее время...
По дороге домой Олег раздумывал: почему Левский получил целых две стрелы, а его отец ни одной? Олег старался отогнать от себя мрачные мысли, но они упрямо копошились в его голове, как черви в банке с бывшим вареньем. Он открыл дверь и понял, что нехорошее предчувствие не обмануло его. У порога стояла заплаканная бабушка в строгом черном костюме.

- Олег, произошло несчастье, - Елена Павловна вытерла платочком глаза. - Мне сообщили...



У Олега к горлу начала подступать тошнота. И он прислонился к стене: его вдруг покинули силы.

- ... умерла Римма Никифоровна. От передозировки лекарства.