Сценарий мероприятия, посвящённого Дню Воинской Славы «Блокада Ленинграда» - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Сценарий внеклассного мероприятия, посвящённого дню рождения В. 1 42.17kb.
Сценарий праздника «Мамино сердце» 1 98.1kb.
Дни воинской славы России (о Днях воинской славы России) 1 209.88kb.
Сценарий вечера отдыха с конкурсной программой, посвященного Дню... 1 79.52kb.
Сценарий мероприятия, посвященного 150-летию со дня рождения А. 1 110.13kb.
Сценарий профилактического мероприятия «Витаминка» 4 Сценарий тренинга... 8 1374.61kb.
Дни воинской славы России 1 19.43kb.
Сценарий праздника-гулянья, посвященного Дню Победы 1 61.64kb.
Сценарий внеклассного мероприятия, посвященного 1000- летию единения... 1 57.77kb.
Традиции воинской славы 1 85.54kb.
Сценарий внеклассного мероприятия для детей среднего и старшего возраста... 1 39.96kb.
Конкурс работников образования всероссийский интернет-конкурс 1 137.41kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

Сценарий мероприятия, посвящённого Дню Воинской Славы «Блокада Ленинграда» - страница №1/1

Сценарий мероприятия, посвящённого Дню Воинской Славы

«Блокада Ленинграда»

Цели:

  • формировать у учащихся знания о Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., ее защитниках и подвигах;

  • способствовать нравственно-патриотическому воспитанию школьников;

  • воспитывать патриотические чувства, историческую память, уважение к старшему поколению.

Оборудование:

  • мультимедийное оборудование, экран;

  • презентация со звуковым сопровождением аудио аппаратура;

  • аудио записи.

Ход мероприятия

У времени есть своя память - история. И потому мир никогда не забывает о трагедиях, потрясших планету в разные эпохи, в том числе и о жестоких войнах, уносивших миллионы жизней, разрушавших великие ценности, созданные человеком. Прошло 68 лет, как закончилась Великая Отечественная война, но эхо её до сих пор не затихает в людских душах. Да, у времени своя память.

Не обожженные сороковыми,

Сердцами вросшие в тишину,

Конечно, мы смотрим глазами иными

На эту страшную войну .

Мы знаем по сбивчивым, трудным рассказам

О горьком победном пути,

Поэтому должен хотя бы наш разум

Дорогой страдания пройти.

И мы разобраться обязаны сами

В той боли, что мир перенес.

Конечно, мы смотрим иными глазами

Но такими же, полными слез.

Входят (мама) и девочка

Мама: Снова дралась во дворе?

Девочка: Ага, мама, но я не плакала. Вырасту, выучусь на моряка, я уже в ванне плавала.

Мама: Боже, не девочка, а беда, сил моих больше нету.

Девочка: Мама, а вырасту я когда?

Мама: Вырастешь, ешь котлету.

Девочка: Мама, купи мне живого коня.

Мама: Коня? Да что же это делается?

Девочка: Мама, а в летчики примут меня?

Мама: Примут, а куда они денутся?

Ты уже из каждого, Сатана, душу сумеешь вытрясти.

Девочка: Мама, а правда, что будет война, и я не успею вырасти.

Июнь.… Клонился к вечеру закат, И белой ночи разливалось море,
И раздавался звонкий смех ребят, не знающих, не ведающих горя.
Июнь. Тогда еще не знали мы, со школьных вечеров шагая,
Что завтра будет первый день войны,
А кончится она лишь в сорок пятом в мае.

За сценой голос диктора радио.


22 июня, в 4 часа утра, без объявления войны гитлеровская Германия вероломно нарушила границы Союза Советских Социалистических республик.
Прервалась мирная жизнь людей. Мечты, любовь, счастье — все опалил огонь жестокой, кровопролитной войны.

Запричитала, застонала вся земля наша. Заголосила раненая Родина.

Самая страшная веха той войны — блокада Ленинграда. 900 дней героического сопротивления. Голод, холод, болезни; тысячи погибших… Еще 8 сентября 1941 года гитлеровцы прорвались к Ладожскому озеру и захватили Шлиссельбург, отрезав Ленинград от страны. Связь с ним поддерживалась только по воздуху и через Ладожское озеро, по которому зимой была проложена ледовая трасса — легендарная «Дорога жизни».

(С 1 по 8 слайд фоном идет музыка Роберт Шуман Грезы)

Опять война, опять блокада…
А, может, нам о них забыть?
Я слышу иногда: “Не надо,
Не надо раны бередить.
Ведь это правда, что устали
Мы от рассказов о войне
И о блокаде пролистали
Стихов достаточно вполне…”
И могут показаться правы
И убедительны слова.
Но, даже если это правда,
Такая правда не права!
Чтоб снова на земной планете
Не повторилось той зимы,
Нам нужно, чтобы наши дети
Об этом помнили, как мы.
Я не напрасно беспокоюсь,
Чтоб не забылась та война.
Ведь эта память – наша совесть.
Она, как сила, нам нужна.

1941 год. 8 сентября, понедельник. Все дороги, связывающие Ленинград со страной, перерезаны. Город оказался в блокадном кольце, а в нем – 2 миллиона 544 тысячи жителей. (Слайд 9)

В 18 часов 55 минут вражеская авиация впервые подвергла Ленинград массированному налету. Только на Московский район упало 5 тысяч зажигательных бомб. Вспыхнуло 178 пожаров.

Один из них – самый большой – охватил деревянные хранилища Бадаевских складов. Огонь полыхал здесь около пяти часов. Сгорело 3 тысячи тонн муки и 2,5 тысячи тонн сахара.

(Слайд 10)

Утром следующего дня город и вся страна впервые услышали по радио голос Ольги Берггольц. Передача началась ее стихами. (Слайд 11)

Я говорю с тобой под свист снарядов,
Угрюмым заревом озарена…
Я говорю с тобой из Ленинграда,
Страна моя, печальная страна…

(Слайд 12)

Голос Ольги Берггольц источал небывалую энергию. Она делала репортажи с фронта, читала их по радио. Её голос звенел в эфире три с лишним года. Её голос знали, её выступления ждали. Её слова, её стихи входили в замерзшие, мертвые дома, вселяли надежду, и Жизнь продолжала теплиться:

Товарищ, нам горькие выпали дни,


Грозят небывалые беды,
Но мы не забыты с тобой, не одни, –
И это уже победа!

20 ноября, четверг. В городе проведено еще одно, пятое по счету, снижение норм выдачи хлеба. На рабочую карточку теперь будет выдаваться 250, на все остальные – 125 граммов хлеба. (Слайд 13)

Вместо супа – бурда из столярного клея,
Вместо чая – заварка сосновой хвои…
Это б все ничего, только руки немеют,
Только ноги становятся вдруг не свои.
Только сердце внезапно сожмется, как ежик,
И глухие удары пойдут невпопад…
Сердце! Надо стучать, если даже не можешь…
Не смолкай! Ведь на наших сердцах Ленинград!
Бейся, сердце, стучи, несмотря на усталость.
Слышишь, город клянется, что враг не пройдет.
…Сотый день догорал. Как потом оказалось,
Впереди оставалось еще восемьсот.

Наступила первая блокадная зима. Среднемесячная температура декабря 1941 года составила минус 28 градусов. Из строя вышел водопровод, не ходил городской транспорт, обессиленные люди замерзали прямо на улицах. (Слайды 14-15)

28 декабря, воскресенье. Одиннадцатилетняя ленинградская девочка Таня Савичева сделала в этот день первую запись в своем дневнике:

“Женя умерла 28 декабря в 12 часов утра 1941 года”. (Слайд 16)

Через пять месяцев последняя запись завершит скорбный список потерь: “Мама 13 мая в 7.30 утра 1942. Савичевы умерли. Умерли все”.

В первую блокадную зиму от голода, холода, обстрелов ежедневно умирало не менее 3,5 – 4 тысяч ленинградцев. (Слайд 17)

Скрипят, скрипят по Невскому полозья,
На детских санках, узеньких, смешных,
В ведерках воду ледяную возят,
Дрова и скарб, умерших и больных.
Вот женщина с лицом заиндевелым,
Упрямо стиснув почерневший рот,
Завернутое в одеяло тело
На Волковское кладбище везет…
Везет, качаясь, к вечеру добраться б!
Глаза упрямо смотрят в темноту…
Скинь шапку, гражданин!
Провозят ленинградца,
Погибшего на боевом посту!
Скрипят полозья в городе, скрипят…
Как многих нам уже не досчитаться.
Но мы не плачем – правду говорят,
Что слезы высохли у ленинградцев!

Единственной трассой, соединившей осаженный город с большой землей, стала проложенная по льду Ладожского озера дорога, получившая название Дороги Жизни. (Слайды 18-23 на фоне песни Розенбаума на Дороге Жизни)

В главе своей “Ленинградской поэме” О. Берггольц рассказала о подвиге водителей машин. (Слайд 24)

О, да! Иначе не могли


Не те бойцы, не те шоферы,
Когда грузовики вели
По озеру в голодный город.
На Ленинград, на Ленинград!
Там на два дня осталось хлеба,
Там матери под темным небом
Толпой у булочной стоят,
И дрогнут, и молчат, и ждут…
Прислушиваются осторожно:
“К заре, сказали, привезут…
Гражданочки, держаться можно!”

А было так: на всем ходу


Машина задняя осела.
Шофер вскочил, шофер на льду:
Ну, так и есть – мотор заело.
Ремонт на пять минут – пустяк!
Поломка эта - не угроза.
Но рук не разогнуть никак:
Их на руле свело морозом.
Чуть разогнешь – опять сведет.
Стоять? А хлеб? Других дождаться?
А хлеб? Две тонны. Он спасет
Шестнадцать тысяч ленинградцев.
И вот в бензине руки он смочил,
Поджег их от мотора.
И быстро двинулся ремонт
В пылающих руках шофера.
Шестнадцать тысяч матерей
Пайки получат на заре… (Слайд 25)
Сто двадцать пять блокадных грамм
С огнем и кровью пополам!

 Несмотря на все трудности, город жил и не сдавался.

Уже впервые месяцы Великой отечественной войны в Ленинграде композитор Дмитрий Шостакович начинает работать над 7-й симфонией — “Ленинградской”. (Слайд 26-27 на фоне отрывка из 7 симфонии)

“Нашей борьбе с фашизмом, нашей грядущей победе над врагом, моему родному городу - Ленинграду - и посвящаю свою 7-ю симфонию”, - написал на партитуре Шостакович летом 1941 года.

9 августа 1942 года, когда по плану фашистского командования Ленинград должен был пасть - оно даже назначило на этот день парад своих войск в Ленинграде, - Седьмая симфония Шостаковича была исполнена в этом городе - измученном блокадой, но не сдавшемся врагу.

С 4 сентября по 30 ноября 1941 года город обстреливался 272 раза общей продолжительностью 430 часов. Иногда население оставалось в бомбоубежищах почти сутки. 15 сентября 1941 года обстрел длился 18 часов 32 минуты, 17 сентября – 18 часов 33 минуты. (Слайд 29)

Фашисты не скрывали даже, что задачей этих обстрелов было “разрушение жилых зданий и истребление жителей Ленинграда”. На картах были отмечены такие “военные” объекты города, как его музеи, дворцы, школы, больницы. Эрмитаж был обозначен как объект № 9, дворец пионеров - № 192, Адмиралтейство - 18. (Слайд 30)

Его сияющий золотой шпиль и кораблик - символы нашего города, но с первых дней войны они стали еще и ориентиром для вражеской авиации и артиллерии. Поэтому было решено закрасить шпиль серой краской - “растворить” в сером ленинградском небе. Для работы привлекли спортсменов – альпинистов.)

Во время блокады Ленинграда альпинисты замаскировали все исторические памятники и высотные здания.

Но, к сожалению, все спасти не удалось. (Слайд 31)

По самым скромным подсчетам, за три года войны на долю Ботанического сада пришлось 100 прямых попаданий. Уцелела малая часть коллекции. Сотрудники Ботанического сада во главе с Николаем Ивановичем Курнаковым сохранили большую часть коллекции. Когда Курнакову предложили уехать в эвакуацию, он отказался, сказав: “Как же они? Без кактусов я не поеду!” И когда начались бомбежки, перенес уникальные растения к себе на квартиру. Кактусами был заставлен весь пол, стулья, столы, подоконники. По воспоминаниям сотрудников, кактусы стояли даже под кроватью. А к самой кровати, где спал ученый, вела тоненькая дорожка среди растений.

Этот кактус “Царица ночи” растет в Петербурге с 1824 года.

(Слайд 60)

В военные годы сильно пострадал зоосад, в ночь с 8 на 9 сентября 1941 года во время налета погибла любимица детворы слониха Бетти. (Слайд 32)

Но и здесь работа не прекращалась даже в тяжелейших условиях блокады. (Служители сумели сохранить часть коллекции животных и даже получали (слайд 33) молодняк, проводились лекции, а летом зоосад был открыт для посетителей. И дети блокадного города радовались, словно окунулись в мирную жизнь.

 (Слайд 34-35)

В блокированном городе осталось 400 тыс. детей. Главным подвигом юных жителей была учеба. Тридцать девять ленинградских школ работали без перерыва даже в самые тяжелые дни. Когда начинались затяжные бомбежки, уроки продолжались в бомбоубежищах. Вот что написано в отчете 251-й школы Октябрьского района: “из двухсот двадцати учащихся пришедших в школу третьего ноября 1941 года, систематически продолжали занятия 55 человек. За два месяца 18 учащихся погибло во время артналетов. Недостаток питания сказывался на всех. В декабре - январе умерло 11 мальчиков. Остальные мальчики лежали и не могли посещать школу. Остались только девочки, но и те еле ходили”.

Девчонка руки протянула,


И – головой на край стола…
Сначала думали – уснула,
А, оказалось, – умерла.
Ее ребята на носилках
Домой из школы понесли.
В ресницах у подруг слезинки
То исчезали, то росли…
Никто не произнес ни слова.
Лишь тихо, сквозь метели стон,
Учитель вымолвил, что снова
Занятья, после похорон.

Нам, трудно представить это. Пусть время лечит, затягивает раны. Но время не может отнять у нас того святого, что есть в каждом из нас - чувства великой сопричастности к судьбе великого народа. Вспомним же все! Вспомним же всех!

(Слайды 36-45 на фоне метронома)

Время – лекарь. И эту роль


Повторяет оно со всеми.
Но бывает людская боль,
Над которой не властно время…
Вот опять – через столько лет
Эта женщина в день Победы
Не венок, не цветы, а хлеб
Принесла на могилу деду.

 Пискаревское мемориальное кладбище. Только братские безымянные могилы. Только гранитные камни с датами “1941”, “1942”, “1943”. (Слайды 46-48, музыка Шуман Грезы)

Здесь лежат ленинградцы, здесь мужчины, женщины, дети. Рядом с ними солдаты – красноармейцы.

Всех имен благородных мы здесь перечислить не сможем…


Так их много под вечной охраной гранита…
Но помни, внимающий этим камням, -
Никто не забыт и ничто не забыто!

Вед1: Неугасима память поколений


И память тех, кого мы чтим,
Давайте, люди, встанем на мгновенье
И в скорби постоим и помолчим
(Слайд 49)

69 лет назад, 27 января 1944 года в 20 часов 00 минут 24 залпа из 342 орудий возвестили человечеству о том, что Ленинград выстоял, победил, полностью ликвидировал блокадное кольцо.

(Слайд 50 + голос Левитана)

За залпом – залп. Гремит салют. (Слайды 51-53)


Ракеты в воздухе горячем
Цветами алыми цветут,
А ленинградцы – тихо плачут.
Не успокаивать пока,
Не утешать людей не надо.
Их радость слишком велика:
Гремит салют над Ленинградом.
Их радость велика, но боль
Заговорила и прорвалась.
На праздничный салют с тобой
Пол-Ленинграда не собралось.
Рыдают люди, и поют,
И лиц заплаканных не прячут…
Сегодня в городе – салют!
Сегодня – ленинградцы плачут

Блокады нет. Уже давно напрасно (слайд 54)


Напоминает надписью стена
О том, что наиболее опасна
При артобстреле эта сторона.
Обстрел покоя больше не нарушит.
Сирены по ночам не голосят…
Блокады нет. Но след блокадный в душах,
Как тот неразорвавшийся снаряд.
Он может никогда не разорваться.
О нем на время можно позабыть.
Но он – в тебе. И нет для ленинградцев

Сапера, чтоб снаряд тот разрядить!

У времени есть своя память - история. И потому мир никогда не забывает о трагедиях, потрясших планету в разные эпохи, в том числе и о жестоких войнах, уносивших миллионы жизней, разрушавших великие ценности, созданные человеком.

Мы не имеем права забыть ужасы этой войны, чтобы они не повторились вновь.

Мы не имеем права забыть тех солдат, которые погибли ради того, чтобы мы сейчас жили.

Мы обязаны помнить безвинные жертвы блокады Ленинграда и фашистских концлагерей.

Я никогда не видела войны
И ужаса ее не представляю,
Но то, что мир наш хочет тишины,
Сегодня очень ясно понимаю.

1 ведущий:

Давайте люди мирно жить
И доброй истине служить
Простой и вечной, человечной
Чтоб песню общую сложить!

2 ведущий:

И надо нам понять сполна
Мы – люди, мы одна семья.
И нам дана на всех, одна
Звезда по имени земля.

Наши деды, отцы, сыны -

Кто остался на поле боя,

Мы клянемся, что как и вы



Защитим небо, сушу и море!