С. В. Маланов метологические и теоретические основы психологии. Учебное пособие - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Петровский А. В., Ярошевский М. Г. Основы теоретической психологии 16 8514.77kb.
Учебное пособие по истории психологии. М.: 2009 г. 220 с. 32 12. 1 334.86kb.
С. А. Гапонова, д-р психол наук, профессор, зав кафедрой социальной... 27 2833.57kb.
Основы социально – психологических знаний. Учебное пособие 4 933.46kb.
Учебное пособие «Основы экономической кибернетики» 12 1786.16kb.
Учебное пособие «Основы экономической кибернетики» 6 1769.85kb.
Практикум по психологии менеджмента и профессиональной деятельности... 1 26.61kb.
Учебное пособие «Основы конструирования и технологии радиоэлектронных... 1 57.97kb.
Учебное пособие «Основы религиозных культур и светской этики. 1 253.9kb.
Военная психология: методология, теория, практика Учебно-методическое... 23 5490.78kb.
Учебное пособие (075) Печатается 10 5242.42kb.
Дж. А. Миллер Магическое число семь плюс или минус два. О некоторых... 1 133.12kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

С. В. Маланов метологические и теоретические основы психологии. Учебное пособие - страница №1/9


С. В. Маланов


МЕТОЛОГИЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ
ОСНОВЫ ПСИХОЛОГИИ.

Учебное пособие

Рекомендовано редакционно-издательским советом

академии образования

к использованию в качестве учебно-методического

пособия.

Москва- Воронеж

2005
Оглавление

Часть 1. Методологические основы психологии:

определение предмета психологии и достижение объективности психологического знания .

Глава!. Методология в науке 4


  1. Методология в составе научного знания 4

  2. Общефилософский уровень методологии 6

  3. Общенаучный уровень методологии 9




  1. Особенности ненаучного и научного познания 9

  2. Структура современного научного знания 15

  3. Способы построения и подтверждения научных теорий. . . 20

  4. Законы в составе научного знания 31

1.4. Язык современной науки:
знаково-символические средства в науке 38

  1. Проблема интерпретации обмена сообщениями между
    людьми в психологии и в теории информационных
    процессов 38

  2. Структурно-функциональные характеристики
    знаково-символических средств и способов

их использования в науке 42

1.5. Проблемы, связанные с овладением научными


знаниями 47

7.5.7. Отношение научного исследования и научных знаний


к объективной реальности. Валидность в организации
научного исследования и его результатов 47

7.5.2. Проблемы, возникающие при овладении научными знаниями. . 48



Глава 2. Что такое психика? Предмет изучения психологии.
Различные подходы к пониманию и определению
предмета психологии
52

2.1. Конкретно-научный уровень методологии


в психологии. Развитие научных взглядов
на сущность психических явлений
в исторической перспективе 52

330


2.2. Психофизиологическая (психофизическая) проблема

Глава 3. Проблемы научного исследования психических

явлений. Как добиться верности, правдоподобности,

объективности знаний, получаемых

в ходе исследования? ................. 64

64

3.1. Научное познание психических явлений

и его результаты ..................

3.2. Эмпирические и теоретические трудности

в исследовании психических явлений ....... 97

3.3. Основные методологические принципы
отечественной психологии ............. 99


103

Часть 2. Теоретические основы научной психологии: многообразие психологических теорий . . .

106 109

Глава 4. Теории эволюции живых организмов. Эволюция
ипсихика

  1. Альтернативные теории эволюционирования
    живых организмов

  2. Теории эволюционного формирования

и развития психики

Глава 5. Психофизиологические подходы и теории, оказавшие
значительное влияние на развитие отечественной
теоретической психологии
120

Глава 6. Альтернативные общепсихологические теории
и теоретические подходы
к объяснению психических явлений 136

6.1. Строгий естественно-научный подход

к анализу и объяснению психических явлений
в психологии поведения. Классический
бихевиоризм 136

6.2. Информационно-кибернетический подход

к анализу и объяснению психических явлений

в когнитивной психологии 140

331


л л


238

243 254


254

258 269


285

285 285

288

297


301 301

304


306

. 319


333
6.3. Культурно-исторический

и системно-деятельностный подходы к анализу


и объяснению психических явлений 144

Глава 7. Альтернативные теории личности 176

  1. Альтернативные теории личности 178

  2. Теория личности в деятельностном подходе

к анализу и объяснению психических явлений. 190

Глава 8. Теории психических свойств и образований. ... 198

  1. Теории темперамента 198

  2. Теории характера 201

  3. Теории способностей 203

Глава 9. Теории эмоциональных явлений. Теории

мотивационной и волевой регуляции ....... 205

9.1. Мотивы человека и их формирование 205



  1. Поведенческие и когнитивные теории мотивации 207

  2. Деятелъностный подход к объяснению

процессов мотивации 213

9.2. Психологические теории эмоциональных


явлений 216

9.2.1. Предположения о значении эмоций и их связях

с физиологическими и психическими функциями 217



  1. Биологическое и эволюционное значение эмоций 219

  2. Различные содержательно-психологические подходы
    к теоретическому анализу и объяснению
    эмоциональных явлений
    220

  3. Теоретический анализ и объяснение функционального
    значения эмоциональных явлений в контексте
    деятелъностного подхода 222

9.3. Произвольная и волевая регуляции деятельности

и поведения 226



Глава 10. Психологические теории ощущений

и восприятий 232

10.1. Что такое ощущения? Как организованы

сенсорные процессы? 234

332


10.2. Что такое восприятия? Как организованы

перцептивные процессы?

10.3. Деятельностный подход к анализу

и объяснению сенсорных и перцептивных

процессов

Глава 11. Структурные, функциональные и генетические теории мышления (интеллекта) человека . . . .

11.1. Некоторые подходы к теоретическому анализу


и объяснению процессов мышления

в исторической перспективе



  1. Теории мышления в современной зарубежной
    психологии

  2. Теории мышления в отечественной психологии .

Глава 12. Структурные, функциональные

и генетические теории памяти человека

12.1. Теории и модели памяти в когнитивной

психологии

12.1.1. Модели организации процессов памяти

в когнитивной психологии

12.1.2. Теории (модели) структурной организации
знаний (информации) в долговременной памяти

и репрезентации знаний

12.2. Теории организации человеческой памяти

в культурно-историческом и деятельностном
подходе к анализу и объяснению психических
явлений

Глава 13. Структурные, функциональные

и генетические теории внимания человека. . . .

13.1. Теории и модели внимания в когнитивной

психологии ......

13.2. Культурно-исторический и деятельностный


подход к объяснению процессов внимания .

Глава 14. Теории сознания человека

Литература







Глава 1 Методология в науке

1.1. Методология в составе научного знания

Что такое методология науки?

Методология науки это система знаний о принципах построения, формах и способах организации научного по­знания, а также о способах установления степени достаточ­ной обоснованности и верифицированности знаний, полу­чаемых в процессе научного исследования естественных (природных) и социальных явлений.

Когда рассматриваются методологические основания со­временной научной психологии, часто собственно методо­логические проблемы смешиваются с проблемами теорети­ческими, с одной стороны, и с проблемами методическими, с другой стороны. Эти две группы проблем полезно разво­дить. Укажем основания такого разведения.



Методологические проблемы психологии, как правил о, свя­зываются с поиском ответов на два центральных для психо­логии вопроса:

  • Что выступает предметом исследования в психологии? Что
    такое психика?

  • Как добиться научной достоверности и объективности
    знаний, получаемых в процессе исследования психиче­
    ских явлений?

Теоретические проблемы психологии, как и любой другой науки, возникают в связи с построением конкретных психо­логических теорий, направленных на объяснение опреде­ленной группы психических явлений, и с ответами на вопро­сы:


  • Как объяснить особенности состава, структуры, функций,
    происхождения, формирования и развития различных
    психических явлений?

  • Какие закономерные, причинно-следственные связи ле-
    жат в основе формирования, развития психических явле­
    ний?

Методические проблемы связаны с планированием, орга­низацией и анализом конкретных способов получения но­вых научных результатов, с ответами на вопросы:

  • Какие существуют конкретные способы (методы) получе­
    ния новых научных данных?

  • Как могут быть организованы конкретные условия и какие
    средства могут быть использованы для получения новых
    научных данных?

Как правило, выделяется три уровня методологического анализа научных исследований и получаемых результатов — научных знаний: общефилософский, общенаучный и конк­ретно-научный.

Общефилософский уровень методологической ориенти­ровки определяется теми философскими позициями, кото­рые занимает ученый по отношению к изучаемым явлениям. Диапазон возможных стихийных или осознаваемых фило­софских позиций достаточно широк, и их последовательный анализ или обоснование требует от исследователя высокой философской культуры.

Общенаучный уровень методологической ориентировки обеспечивает обоснование тех критериев, в соответствии с которыми организация исследований и получаемые резуль­таты признаются научными и относительно верными для данного уровня развития познавательной деятельности.

Конкретно-научный уровень методологии обеспечивает ориентировку в организации научной деятельности и в ана­лизе научных знаний в рамках каждой конкретной науки.





Глава 1 Методология в науке

1.1. Методология в составе научного знания

Что такое методология науки?

Методология науки это система знаний о принципах построения, формах и способах организации научного по­знания, а также о способах установления степени достаточ­ной обоснованности и верифицированности знаний, полу­чаемых в процессе научного исследования естественных (природных) и социальных явлений.

Когда рассматриваются методологические основания со­временной научной психологии, часто собственно методо­логические проблемы смешиваются с проблемами теорети­ческими, с одной стороны, и с проблемами методическими, с другой стороны. Эти две группы проблем полезно разво­дить. Укажем основания такого разведения.



Методологические проблемы психологии, как правило, свя­зываются с поиском ответов на два центральных для психо­логии вопроса:

  • Что выступает предметом исследования в психологии? Что
    такое психика?

  • Как добиться научной достоверности и объективности
    знаний, получаемых в процессе исследования психиче­
    ских явлений?

Теоретические проблемы психологии, как и любой другой науки, возникают в связи с построением конкретных психо­логических теорий, направленных на объяснение опреде-


  • Как объяснить особенности состава, структуры, функций,
    происхождения, формирования и развития различных
    психических явлений?

  • Какие закономерные, причинно-следственные связи ле­
    жат в основе формирования, развития психических явле­
    ний?

Методические проблемы связаны с планированием, орга­низацией и анализом конкретных способов получения но­вых научных результатов, с ответами на вопросы:

  • Какие существуют конкретные способы (методы) получе­
    ния новых научных данных?

  • Как могут быть организованы конкретные условия и какие
    средства могут быть использованы для получения новых
    научных данных?

Как правило, выделяется три уровня методологического анализа научных исследований и получаемых результатов — научных знаний: общефилософский, общенаучный и конк­ретно-научный.

Общефилософский уровень методологической ориенти­ровки определяется теми философскими позициями, кото­рые занимает ученый по отношению к изучаемым явлениям. Диапазон возможных стихийных или осознаваемых фило­софских позиций достаточно широк, и их последовательный анализ или обоснование требует от исследователя высокой философской культуры.

Общенаучный уровень методологической ориентировки обеспечивает обоснование тех критериев, в соответствии с которыми организация исследований и получаемые резуль­таты признаются научными и относительно верными для данного уровня развития познавательной деятельности.

Конкретно-научный уровень методологии обеспечивает ориентировку в организации научной деятельности и в ана­лизе научных знаний в памкях кажлой конкпетной науки.



1.2. Общефилософский уровень методологии

Общефилософский уровень методологических представ­лений определяет основы мировоззрения субъекта, познаю­щего мир. Такие представления могут быть совместимы с об-щенаучными'методологическими позициями (см. ниже), но могут быть и прямо противоположны. Так, в качестве основ­ных общефилософских позиций при исследовании психиче­ских явлений наиболее часто указывается следующий ряд рассуждений.



Какие существуют философские позиции, определяющие место и роль психических явлений в мире?

На уровне общефилософского анализа психических явлений

можно выделить несколько основных философско-мепгодо-логических позиций, которые можно занимать в интерпрета­ции значения, роли, сущности, а также причин возникновения психики в мире. Такие позиции наиболее отчетливо проявля­ются в ответе на вопрос: что выступает первоосновой (суб­станцией) всех явлений во Вселенной?



Позиция панпсихизма. В основе всего существующего за­ложена единая субстанция, являющаяся первоосновой все­го существующего. Психические характеристики так же, как и материальные характеристики, представляют собой свойства (атрибуты) любого явления. Существует градация степеней одушевленности всех явлений в мире: все явления имеют большую или меньшую степень одушевленности.

Позиция идеализма. Первоосновой всего существующего выступает духовная субстанция — всеобщий разум или пер­сонифицированный Бог. Такой разум либо творит материю, либо материальные свойства явлений являются продуктами его восприятия и мышления. Если в качестве первоосновы, причины всего материального в мире признается творческий акт всеобщего разума или Бога, то это позиция объективного идеализма. Если же в качестве первоосновы, причины всего в

мире субъект признает самого себя — деятельность своих ор­ганов чувств и своего мышления, то это позиция субъективно­го идеализма (позиция солипсизма).



Позиция материализма. Первоосновой всего признается одна субстанция — материя, существование которой под­чиняется объективным естественным законам развития. По мере эволюционирования, развития материальные яв­ления приобретают особые свойства — быть живыми и пе­редавать жизнеспособность другим организмам (см. опре­деление жизни в учебниках биологии). У некоторых живых организмов формируются и развиваются особые функцио­нальные способности и органы, которые обеспечивают ориентировку организма во внешней среде, построение на основе такой ориентировки собственной двигательной ак­тивности, а также переживание организмом внутренних со­стояний и отношений к событиям во внешнем мире. Сово­купность таких способностей (функций) живого организма относят к области психических явлений. При этом следует разводить позицию вульгарного материализма, утверждаю­щую, что психика есть особый вид тонкой материи, и пози­цию научного материализма, утверждающую, что психика есть особая, присущая живым организмам функция, форми­рующаяся и развивающаяся в процессах взаимодействия с окружающим миром.

Позиция дуализма. Первоосновами всего существующего предполагаются две субстанции: материя (вещество) и пси­хика (мышление, дух). При этом обе субстанции либо при­знаются сосуществующими параллельно, либо сосуществу­ющими в постоянном взаимодействии. Позицию дуализма явно или интуитивно (неосознанно) занимают сторонники психофизического параллелизма и некоторые представите­ли концепций психофизического взаимодействия (см. тек­сты по истории психологии).

Между такими крайними философскими позициями мо­гут наблюдаться смешанные, иногда противоречивые фор-





мы, которые не всегда осознаются авторами психологиче­ских текстов и которые не всегда легко бывает обнаружить.

Указанные позиции обычно не формулируются учеными при проведении исследований, но обязательно сказываются на интерпретации и характере объяснения результатов, по­лучаемых в процессах исследования.

К философскому уровню методологии относятся и во­просы о вере и атеизме, а также о возможности и невозмож­ности (агностицизм) объективного познания окружающего мира. В связи с этим заметим, что в своих конечных фило­софских основаниях любое мировоззрение опирается на веру. Например, ученый-атеист, стоящий на позициях научного материализма, также имеет особую форму веры. Он верит в то, что природа существует независимо ни от чьего со­знательного (психического) вмешательства и развивается по внутренне присущим ей законам. Ученый также верит в то, что такие законы природы он имеет возможность по­знавать, фиксировать и опираться на них при организации жизнедеятельности. В настоящее время, пожалуй, полезно признать, что споры и дискуссии между разными людьми, направленные на выявление конечных (философских) оснований веры, пока не позволяют найти единственно верного решения.

Отметим также, что и среди ученых-естествоиспытате­лей, и среди ученых, исследующих психические явления, имеются глубоко верующие, религиозные люди. Это не обя­зательно служит препятствием к осуществлению серьезной научной деятельности. Тем не менее в настоящее время при организации своих исследований ученый стихийно или осознанно вынужден опираться на общепризнанные науч­ные методы и придерживаться общенаучной методологии. В противном случае результаты его исследований не будут признаны в качестве научно обоснованных.

Общефилософский взгляд на мир определяет готов­ность человека разделять или отвергать: а) различные вари­анты ненаучных и научно обоснованных представлений, на

которые может опираться мировоззрение человека; б) раз­личные варианты общенаучной методологии. Общенауч­ные методологические проблемы традиционно исследуют­ся в рамках таких систем знаний, которые получили наиме­нования «гносеология», «эпистемология», «теория и логика научного познания».
1.3. Общенаучный уровень методологии 1.3.1. Особенности ненаучного и научного познания Что такое наука?
Наука — сфера человеческой деятельности, результатом которой является новое знание об объективно существую­щей действительности, отвечающее критериям относитель­ной истинности, которые совершенствуются и конкретизи­руются по мере развития методов научного познания (см. ниже). История развития науки позволяет сделать вывод о том, что знание не может являться абсолютным. Научные представления о различных явлениях постоянно дополня­ются, уточняются, а иногда — в периоды «научных револю­ций» — радикально преобразовываются.
Наряду с научно обоснованными знаниями, каждый че­ловек является носителем и ненаучных знаний. Не любое знание может быть признано научным или научно обосно­ванным.

-
На какие формы познания окружающего мира опирается человек?


Человек (и человечество) в познании окружающего мира опирается на различные формы познавательной деятельно­сти. Условно можно выделить четыре основных источника знаний, на которые в разной степени опирается человек, ориентируясь в окружающем мире и познавая его.

-. •




10

Обыденное, наивное познание: приобретается в повсед­невных формах взаимодействий с предметным миром и другими людьми преимущественно индуктивным путем, часто опирается на единичные, необобщенные факты, получаемые в индивидуальном жизненном опыте; осно­вывается на субъективной статистике совпадений или на ограниченном количестве наблюдаемых событий; зна­ния неполны и не систематизированы, недостаточно рефлексивны и осознаны; знания некритично заимству­ются на основе непосредственных прагматических или эмоционально-ценностных предпочтений. Религиозно-мистическое познание, часто имеет гипотети-ко-дедуктивный характер, может строиться на системе взаимосвязанных постулатов и иметь видимость доста­точной обоснованности и систематизированности; опи­рается на веру, апеллирует к вере; основывается на «от­кровении» — непосредственной данности отдельным «из­бранным» личностям; принципиально не подлежит эмпирической верификации.

Эмоционально-ценностное познание: опирается на опыт эмоциональных переживаний субъекта и эмоциональ­но-оценочных отношений к окружающей действитель­ности; результаты субъективны и не могут быть зафикси­рованы однозначно, но могут выражаться в объективных произведениях искусства; предполагает многозначность интерпретаций событий и явлений с позиций эмоциональ­ных обобщений и ценностных отношений. Научное познание: опирается на тщательно организован­ные и спланированные методы получения знаний, предпо­лагает постоянную верификацию получаемых знаний об­щечеловеческой практикой и экспериментом. Цель науч­ного познания — описание, объяснение и предсказание событий и явлений в окружающем мире на основе откры­ваемых законов. Результаты научного познания могут мак­симально однозначно транслироваться и при их использо-
вании обеспечивают получение одинаковых результатов разными людьми.

Какие особенности характеризуют мировоззрение «идеального» ученого?

Общенаучный уровень методологии опирается на ряд поло­жений, которые могут быть сформулированы как общенауч­ные принципы «классического» естественно-научного исследо­вания.

  • Мир реален и объективен. События в мире происходят не­
    зависимо от нашего знания о них, независимо от нашего
    присутствия и наблюдения (исключая некоторые явления
    в микромире: в области биологии, социологии и психоло­
    гии).

  • Пространство, в котором происходят события, по своим
    фундаментальным свойствам однородно (изотропно): в
    любой области пространства явления, объекты и процессы
    подчиняются одним и тем же природным законам.

  • Время непрерывно и направлено от прошлого в будущее.
    События необратимы; следствия не могут быть раньше
    причин.

  • Явления в объективном мире взаимосвязаны, подчиняют­
    ся причинно-следственным связям и не могут протекать
    абсолютно изолированно друг от друга.

  • Законы (причинно-следственные связи), которым подчи­
    няются все явления и события в мире, объективны и по­
    знаваемы.

На указанной системе предположений стихийно или со­знательно базируется мировоззрение современных ученых, которые выступают представителями естествознания.

Из указанных мировоззренческих позиций вытекают и требования к получаемым в ходе научной деятельности зна­ниям. Научный результат должен быть инвариантным отно­сительно пространства, времени, типа объектов и типа субъ­ектов исследования.

11



В настоящее время ученые часто обсуждают проблему ме­тодологического кризиса в современном естественно-на­учном познании. Это связано с тем, что в науке происходят быстрые и глобальные изменения. Возрастает количество методов исследования, которые приобретают все более опо­средствованный характер. Увеличивается сложность и коли­чество теорий и гипотез, подтверждение которых становится все более опосредствованным и косвенным. Исследования ведутся в междисциплинарных областях и охватывают все более отдаленные от повседневной жизни явления (кванто­вая механика, космология). Формулируются новые крите­рии «научности» в социальных и гуманитарных областях по­знавательной деятельности (Розин, 2000). С каждым годом растет количество знаково-символических средств, в кото­рых различными способами фиксируются результаты науч­ного познания. Таким образом, современные научные зна­ния становятся все менее однородными с точки зрения тра­диционных критериев «научности».

Как дифференцируются научные знания?

Традиционно научные области классифицируют по ряду оснований, в соответствии с которыми осуществляется и дифференциация научных знаний.



По различиям в объекте и предмете разграничивают:

  • естественные науки, изучающие природные (естествен­
    ные) явления;

  • гуманитарные и общественные науки, изучающие челове­
    ка и общество;

  • технические науки, направленные на «конструирование»
    искусственных объектов человеческой культуры из при­
    родного вещества на основе известных законов природы;

  • точные науки, направленные на «конструирование» зна­
    ково-символических средств, а также правил их преобра­
    зования и использования, которые обеспечивают логиче­
    скую и количественную точность, а также выступают

12
средствами моделирования в процессах фиксирования результатов разнообразных исследований.

Опираясь на знаково-символические системы, разрабо­танные в точных науках, ученые получают возможность крат­ко, точно и относительно однозначно описывать, объяснять и прогнозировать различные свойства и особенности явлений.



По общему характеру целей научные исследования условно разделяют на фундаментальные и прикладные.

  • Фундаментальные научные исследования направлены на
    глубокое познание реальности без учета практического эф­
    фекта от последующего применения знаний, на анализ но­
    вых природных явлений и поиск новых объяснений (тео­
    рий).

  • Прикладные научные исследования направлены на исполь­
    зование имеющихся научных знаний с целью построения
    технических объектов и решения разнообразных практи­
    ческих проблем, встающих перед человечеством.

На какие общенаучные методы познания явлений окружающего мира могут опираться ученые в своей деятельности?

В зависимости от того, на что направлена познаватель­ная деятельность ученого — на анализ единичных, уникаль­ных явлений или на обобщение явлений на основе установ­ления законов, выделяют два подхода в научном познании яв­лений:



  • направленность познания на наблюдение и описание уни­
    кальных, неповторяющихся событий и явлений, а также на
    регистрацию их особенностей. Это идеографический подход,
    на который опираются, например, историографические на­
    уки. Такой подход может использоваться и в психологии для
    описания уникальных явлений или результатов неповторя­
    ющихся клинических наблюдений (Лурия, 1996);

  • направленность познания на обобщение и поиск законо­
    мерностей, которым подчиняется множество событий и

13

явлений в мире. Это номотетический подход, который наиболее характерен для естественных наук (например, современная физика).

При реализации номотетического подхода в исследова­нии явлений полезно различать ряд общенаучных логи­ко-гносеологических методов научного познания.



Индуктивный метод естественно-научного познания был разработан и сформулирован Ф. Бэконом. Суть метода — по­следовательное максимально широкое получение опытных данных с их последующим обобщением. Этот метод получе­ния научных знаний позволяет зафиксировать и описать ре­зультаты наблюдений, измерений, экспериментов, но не по­зволяет указать внутренние, скрытые от непосредственного наблюдения причины событий и явлений.

С того момента, когда ученые в определенной области знаний начинают ставить вопросы, направленные на объяс­нение наблюдаемых событий и явлений, требуется другой метод познания — гипотетико-дедуктивное познание.



Гипотетико-дедуктивный метод естественно-научного познания и его эффективность были продемонстрированы научному сообществу Галилео Галилеем и Исааком Ньюто­ном. Метод опирается на ряд процедур: а) выдвижение ги­потез (и построение моделей), позволяющих объяснять и прогнозировать наблюдаемые события и явления; б) пла­нирование и проведение экспериментальных исследова­ний, позволяющих проверять прогнозы, которые вытекают из сформулированных гипотез; в) интерпретация получен­ных данных, на основе которых делается вывод о подтверж­дении или опровержении гипотез. Подтвердившиеся гипо­тезы приобретают статус научных теорий.

В точных науках (математика, геометрия, логика) исполь­зуется аксиоматический метод познания, который основан на умозрительном конструировании (постулировании) симво­лических объектов с последующим приписыванием им опре­деленных свойств и на разработке правил их преобразования (см. ниже).

14
В современных исследованиях ученые могут в той или иной степени опираться на все методы получения научного знания, использование которых зависит от поставленных задач.

В настоящее время ученых сплачивает в научное сообще­ство не только следование какой-либо теории или идее, но и приверженность единой системе методов получения нового знания. При этом требуется:



  • четко фиксировать цель, предмет, объект и результаты ис­
    следования;

  • четко фиксировать средства исследования: методологию,
    теории, гипотезы, методы, методики;

  • ориентироваться на потенциальную воспроизводимость
    полученных другими исследователями результатов при ор­
    ганизации исследований в аналогичных условиях или при
    создании определенных экспериментальных ситуаций.

1.3.2. Структура современного научного знания

Какие типы знаний имеются внутри каждой научной области?

Научное познание необходимо опирается: а) на непосред­ственно-чувственные данные восприятия событий и явле­ний в мире, получаемые на основе индивидуальных наблю­дений; б) на рациональные формы (способы) фиксирования чувственных данныхк их последующее объяснение. Рациональ­ные знания фиксируются посредством языка и различных знаково-символических средств и, в силу этого, приобрета­ют обобществленный, обобщенный и конвенциональный (совместно верифицируемый и согласуемый) характер.



В качестве результатов научного познания выступают:

а) факты — результаты эмпирического (опытного) научно­
го познания;

б) теории — результаты построения научных объяснений
известных фактов.

15


Научные теории и факты фиксируются: а) в исследова­тельских процедурах; б) в знаково-символических средст­вах.

Что такое научный факт?

Научные факты представляют собой область описатель­ных научных знаний. Это фиксированные в знаково-сим­волических средствах (зарегистрированные и описанные) непосредственно наблюдаемые или регистрируемые с по­мощью приборов события и явления. Явления и события могут выступать перед наблюдателем как объекты и про­цессы. В свою очередь, и у объектов, и у процессов могут быть выделены состав и структура, свойства, связи, отно­шения, зависимости (Ильясов, 1986).

Следует различать научные, достоверно установленные, и ненаучные факты. Научные факты обычно регистрируются с помощью измерительных средств или приборов и подверга­ются тщательной проверке по критериям надежности, ва-лидности, статистической значимости и т. д. (см. курс экспе­риментальной психологии). Ненаучные факты выступают результатом случайных или неорганизованных наблюдений. Современные научные факты часто зависят от методов их получения. Научный факт есть функция (зависит) от свойств объекта и операций с ним.



Что такое научная теория?

В качестве наиболее обобщенной формы научного зна­ния выступает теория — внутренне непротиворечивая систе­ма знаний о части реальности.

Основные функции теории в научном познании: объясне­ние и предсказание явлений и событий. Производная функция теоретическое обобщение фактов и явлений. В этой связи сле­дует различать разные типы научных обобщений. Эмпириче­ское обобщение — объединение предметов и явлений по эм­пирическим, наблюдаемым или измеряемым основаниям. Теоретическое обобщение объединение предметов и явле-

16

ний с позиций единого способа объяснения их структурных, функциональных или генетических особенностей.



В состав научной теории включаются логически взаимо­связанные компоненты:

  • исходная эмпирическая основа: факты и эмпирические за­
    кономерности. Такое эмпирическое основание есть пред­
    метная отнесенность теории',

  • множество исходных условных допущений в форме гипо­
    тез, предположений, законов, аксиом, постулатов, а также
    моделей, которые фиксируют идеализированный объект
    (предмет) теории. Указанные компоненты входят в со­
    став современных научных теорий и выступают в качест­
    ве оснований для объяснения эмпирических фактов и
    закономерностей. Это объяснительные принципы теории.
    При этом особо следует отметить, что законы, формули­
    руемые в теории, описывают не реальность, а идеализи­
    рованный теоретический объект;

  • логика теории, которая представляет собой правила вывода
    следствий и построения объяснений. В логически не строгих
    теориях (биология, психология) задаются образцы способов
    объяснения, которые допустимы в рамках теории. В зависи­
    мости от логической строгости следует различать неформали­
    зованные (качественные) и формализованные теории.

Исходно научные теории строятся на основе выдвижения гипотез научных предположений, которые в последующем либо подтверждаются, либо опровергаются в процессе эмпи­рических исследований. При этом теоретическая гипотеза направлена на объяснение каких-либо предметов или явле­ний. В связи с этим следует различать:


  • теоретические предположения, которые входят в структу­
    ру теории в качестве объяснительных принципов и подле­
    жат опосредствованному (косвенному) подтверждению
    или опровержению;

  • эмпирические предположения, которые подлежат эмпирической, опытной проверке.


.





17



Для объяснения любого события или явления потенци­ально может быть предложено множество различных объяснений на основе разнообразных гипотез. Поэтому сле­дует различать научные и ненаучные гипотезы и объяснения. Гипотеза признается научной, если существует принципи­альная возможность ее подтвердить или опровергнуть в процессе организации научных исследований. В случае несоблюдения этого условия гипотеза (предположение) становится недостаточно обоснованным предметом веры. Такие гипотезы не рассматриваются в качестве научных.

Любая теоретическая научная гипотеза о ненаблюдае­мых причинах явлений подтверждается или опровергается не прямыми исследованиями, а косвенно — через наблю­даемые и регистрируемые факты и явления. Наряду с тем что теоретическая гипотеза позволяет объяснить определенный диапазон явлений и фактов, она обеспечивает прогнозирова­ние, предсказание множества сходных явлений и фактов в определенных условиях. Если такие предсказания в последу­ющем регистрируются учеными в качестве научных фактов в процессах наблюдений и организации экспериментов, то тео­ретическая гипотеза считается подтвержденной и получает статус научной теории.

По содержанию гипотезы можно разделить на предполо­жения: а) о наличии явления и его свойств; б) о составе и структуре явлений; в) о разнообразных связях между явлени­ями и их свойствами: пространственно-временных, функци­ональных, генетических связях; связях корреляционных или причинно-следственных и т. д.

На какие теории (способы построения объяснений) может опираться человек, объясняя различные события и явления?

При попытках объяснить разнообразные явления челове­ком интуитивно выдвигаются предположения, которые мо­гут приобретать формы наивных теорий и концепций. Такие объяснения опираются на каждодневный опыт, не осоз-

18

наются и могут приобретать большую устойчивость (обы­денные теории). В последующем обыденные теории могут затруднять освоение и использование научных теоретиче­ских объяснений.



Наивные теории передаются с культурой обыденной жиз­ни, связаны внутренней логикой и воплощаются в интуитив­ной модели-представлении, которая является продуктом со­гласования наивных предположений, постоянно подтверж­даемых каждодневным опытом. Наиболее явно такое спонтанное формирование теорий наблюдается по отноше­нию к трем областям явлений, которые являются центрами отношений между человеком и миром: физической, психи­ческой и биологической (Троссей, Розенцвейг, 1997).

Собственно научные теории, в зависимости от сложно­сти изучаемого объекта и предсказательных возможностей объяснения, часто условно разделяют на «сильные» и «сла­бые». Первые представлены в развитых науках, преимуще­ственно изучающих неживую природу (физика, химия и др.). Для «сильных» объяснений характерны: терминоло­гическая точность и высокая однозначность интерпрета­ции, математизация объяснительных оснований; высокая эмпирическая подтверждаемость следствий, вытекающих из объяснений; статистическая значимость эмпирических фактов.

«Слабая» версия объяснений характерна для наук, изу­чающих явления живой природы и социальные процессы (биология, психология, социология). Такие объяснения не математизированы, основаны на эмпирических подтвер­ждениях, опирающихся на вероятностную статистику, об­щие законы в таких объяснениях формулируются на естест­венном языке с привлечением специальной терминологии и носят обычно качественный характер.

Особо следует отметить характер объяснений в гумани­тарных науках, изучающих наиболее сложные объекты (био­логия, психология, социология и др.). Здесь особенности объяснений обусловлены сложностью изучаемых объектов,

19

1*


.



а также изменениями объектов и субъектов в момент позна­ния и вследствие познания. Это ведет к наличию множества альтернативных объяснений (теорий) часто с их ценност­ным отстаиванием и обоснованием, к стремлению сводить (редуцировать) неясное к ясному. Прогресс в объяснении та­ких явлений часто обеспечивается «коммуникацией» раз­личных теоретических подходов. На этом основании в по­следнее время все чаще появляются попытки ввести в струк­туру гуманитарных наук «принципы дополнительности и неопределенности объяснений» путем проведения внешней аналогии с физическими объяснениями квантово-механи-ческих явлений.

Так, например, объяснения разнообразных исторических событий — исторические теории — по способу построения существенно отличаются от естественно-научных теорий. Это связано с рядом обстоятельств: количество находящихся в распоряжении исследователя фактов всегда ограничено; такие факты нельзя воспроизвести или создать по воле ис­следователя; факты собираются в соответствии с заранее имеющейся точкой зрения; факты могут обобщаться и объя­сняться на основе множества альтернативных предположе­ний (интерпретаций), которые нельзя проверить. Такие спо­собы объяснений представляют собой «обобщенные интер­претации», или «квазитеории» (Поппер, 1992).



1.3.3. Способы построения и подтверждения научных теорий

Требования к теории:

Существует ряд требований к научным теориям, которые определяют степень их научности. Среди таких требований можно указать:



  • определение и четкое указание диапазона объясняемых те­
    орией предметов и явлений — предметную отнесенность
    теории;

  • четкую формулировку объяснительных принципов теории;

20

• «объяснительную силу» теории — диапазон объясняемых


предметов и явлений, а также диапазон предсказываемых
и эмпирически подтверждаемых следствий (прогнозов),
логически выводимых из теории.
Какие существуют различия между научными теориями?
Существует ряд оснований, в соответствии с которыми можно выделять различные способы построения современных научных теорий.

Различают теории: а) аксиоматические: строятся на сис­теме необходимых и достаточных аксиом, которые недока­зуемы в рамках теории. Так строятся логико-математиче­ские теории (например, вспомните постулаты Эвклида, на которые опирается классическая геометрия); б) гипотети-ко-дедуктивные: строятся на предположениях, выдвигае­мых с целью объяснения определенного множества эмпи­рических фактов. Так строится большинство современных естественно-научных теорий.

Отдельно следует остановиться на объяснениях (теори­ях), которые используются в математике и математической логике. Такие объяснения по способу построения относят к аксиоматическому типу. Среди основных характеристик ма­тематических объяснений и математических теорий чаще всего указываются следующие особенности.




  • В качестве предметной отнесенности в математических те­
    ориях исходно выступают количественные характеристи­
    ки различных свойств и отношений при абстрагировании
    от материальных (вещественных) характеристик объектов
    и явлений.

  • Для получения таких количественных характеристик не­
    обходимо вводятся конвенциональные эталоны — едини­
    цы измерения.

  • В последующем путем абстрагирования от всевозможных
    эталонов и способов измерения собственно математиче­
    ские объекты (предметы) задаются логически и все их

21

свойства потенциально содержатся в определении (выво­димы из него). Исходя из аксиом, строится все здание нау­ки.

• Специфика математического мышления во многом опре­
деляется тем, что оно оперирует не моделями реального
мира, а моделями (схемами) количественных отношений и
зависимостей, абстрагированных из явлений, объектов в
форме предметов и разнообразных моделей (оперирование
моделями моделей).

• Математические модели могут предметно относиться (ин­


терпретироваться) на любые объекты и явления при усло­
вии сохранения заданных количественных отношений и
зависимостей между предметами, процессами и их свойст­
вами.

• Развитие математических средств познания, способов объяс­


нения и их результаты (математические знания) совпадают с
развитием «математических объектов» (Берулава, 1993; Руза-
вин, 1978).

Достаточно часто современные научные теории различа­ют по степени обобщения:



  • теории «нижнего уровня» — основу образуют эмпириче­
    ские обобщения, в которых понятия имеют непосредст­
    венную, опытно данную предметную отнесенность;

  • теории «среднего уровня» — основу образуют понятия, ко­
    торые: а) фиксируют гипотетические характеристики или
    модели определенного диапазона предметов и явлений;

б) требуют эмпирической верификации — подтверждения
следствий, вытекающих из гипотез и предположений, в
специально организованных эмпирических исследовани­
ях;

• теории «верхнего уровня» — основу образуют понятия, ко­


торые: а) фиксируют гипотетические характеристики
предметов и явлений; б) имеют максимальную степень
обобщенности, составляют структуру научных категорий;

в) определяют научные представления в образе мира уче­


ного.

22

На какие способы построения научных теорий опираются ученые?

Условно можно выделить четыре основных типа гипоте-пгико-дедуктивного построения теоретических объяснений

(Рузавин, 1978; Ильясов, 1986):



  • атрибутивные — объяснения одного свойства объекта че­
    рез другое свойство этого же объекта (анализ путем выде­
    ления свойств);

  • составно-структурные объяснения предметов и явле­
    ний путем выделения их состава, элементов и отношений
    между такими элементами (разложение целого на состав­
    ляющие — анализ путем выделения элементов, компонен­
    тов, состава);

  • функциональные — объяснения какого-либо предмета или
    явления через его роль, функцию в более сложной системе
    предметов или объектов (анализ путем выделения связей и
    взаимных влияний, вызывающих изменения и преобразо­
    вания предметов и явлений);

  • генетические — объяснения, основывающиеся на выделе­
    нии исходной «единицы-клеточки» — единицы анализа,
    потенциально содержащей все основные исходные свой­
    ства, которые определяют последующее развитие-услож­
    нение явления (анализ «путем выделения исходных еди­
    ниц» с последующим выявлением законов и условий их
    развития).

Каждый из указанных типов объяснений можно предста­вить в операциональной форме, которая обобщенно отража­ет их способ построения.

Атрибутивные объяснения предполагают:

  • выделение эмпирических или гипотетических признаков и
    свойств объекта, предмета, явления;

  • последующее установление эмпирических или гипотети­
    ческих связей между выделенными признаками и свойст­
    вами, которые позволяют объяснить и предсказать появле-

23

ние одних свойств через связи с другими свойствами одно­го и того же объекта, предмета, явления.

Такие объяснения достаточно часто представляют собой простые эмпирические зависимости, а также на теоретиче­ском уровне могут образовывать «логический круг в объяс­нениях».

Составно-структурные объяснения предполагают:


  • эмпирическое или гипотетическое разделение предмета,
    определенные особенности которого подлежат объясне­
    нию, на составляющие части, элементы, компоненты;

  • установление свойств и признаков составляющих предмет
    частей, элементов, компонентов;

  • эмпирическое или гипотетическое установление отноше­
    ний и связей между выделенными частями, элементами,
    компонентами;

  • объяснение определенных свойств предмета путем их вы­
    ведения в качестве следствий из ранее установленных осо­
    бенностей состава и структуры предмета.

Функциональные объяснения предполагают:

  • установление эмпирических или гипотетических связей
    предмета или явления, определенные особенности кото­
    рого подлежат объяснению, с другими предметами, явле­
    ниями или объектами;

  • установление взаимных воздействий и влияний выделен­
    ных предметов, объектов, явлений друг на друга;

  • объяснение определенных особенностей предметов,
    объектов и явлений через их место, роль и функцию во
    внешней, объемлющей их системе, в которую они входят
    как компоненты.

Механические причинно-следственные связи являются частным случаем таких объяснений. В таких объяснениях обычно указывается функциональная причинная связь меж­ду двумя взаимодействующими явлениями.

Генетические объяснения предполагают:

24


  • объяснение процесса возникновения, формирования и раз­
    вития каких либо объектов, предметов, явлений. Несмотря
    на то что процессы развития интуитивно выделяются обыч­
    но без особого труда, теоретически определить их достаточ­
    но сложно;

  • ответы на вопросы, почему и как происходит развитие —
    направленное усложняющееся изменение структуры и
    функций объекта, предмета или явления.

При этом существуют разные способы построения таких объяснений. Один из вариантов построения генетического способа объяснения представлен ниже. Так, например, часто строятся объяснения формирования и развития различных психических свойств и способностей.

  • Сначала эмпирически устанавливаются качественно раз­
    личающиеся этапы, стадии, периоды, уровни какого-либо
    процесса.

  • Вслед за этим гипотетически предполагается единое осно­
    вание (причина), которая лежит в основе установленных
    качественных различий этапов, стадий и т. д. Таким осно­
    ванием может быть достаточно сложное гипотетическое
    структурно-функциональное образование. Соответствен­
    но объяснение может строиться путем установления зако­
    нов, в соответствии с которыми объясняется:




  • усложнение или развитие с течением времени внут­
    ренней структуры данного явления;

  • изменение с течением времени или усложнение функ­
    циональных связей явления: а) с внешними фактора­
    ми, б) между структурными элементами явления.

Таким образом, объясняется структурно-функциональ­ное усложнение — развитие — явления с течением времени.

Примерами генетических объяснений являются: теория эволюции Ч. Дарвина, теория эволюционного развития пси­хики А. Н. Леонтьева, теория развития интеллекта Ж. Пиа­же, теория формирования и развития высших психических функций человека Л. С. Выготского, теория формирования

25

умственных действий человека П. Я. Гальперина (изложение объяснительных принципов различных теорий представле­но в части 2 пособия). Перечисление современных науч­но-психологических теорий, в основу которых положены ге­нетические основания, может быть продолжено.

Заметим, что генетические объяснения в психологии имеют наибольшую объяснительную силу, т. к. психические явления существуют в формах постоянно воспроизводимых и совершенствующихся процессов.



Что выступает критериями относительной истинности научных теорий?

Вопрос об истинности знаний, получаемых в научных исследованиях, один из центральных для методологии нау­ки. В истории науки выдвигались различные критерии для отнесения определенных знаний к категории «научных» или «ненаучных». При этом «научность» эмпирически ре­гистрируемых данных не вызывает у ученых особых проти­воречий, если такие данные потенциально воспроизводи­мы в определенных экспериментальных или «приборных» ситуациях. Противоречия между учеными чаще всего воз­никают при объяснении одних и тех же фактов с разных те­оретических позиций. Поэтому установление истинности, обоснованность научных теорий является постоянной и не­избежной методологической проблемой. История развития методологии науки показала, что обсуждение этой пробле­мы может быть плодотворным, когда речь идет об установ­лении относительной, а не абсолютной истинности теорий. Для установления относительной научной достоверности (относительной истинности) теоретических объяснитель­ных принципов в качестве критериев принимались следую­щие процедуры.



Принцип верификации (Огюст Конт): теория считается от­носительно истинной, если ее положения и предсказания подтверждаются, согласуются с фактами.

26

Последующее развитие научного знания и накопление научных теорий, которые альтернативно объясняли одни и те же факты и явления, показало, что этот принцип недоста­точно надежен. Альтернативный принцип был выдвинут Карлом Поппером.



Принцип фальсификации: научным признается только та­кое теоретическое знание, которое потенциально может быть отвергнуто (признано ложным) в процессе эмпириче­ской проверки. При этом следует считать, что для опровер­жения теории достаточно одного опровергающего факта. Научной не признается теория, содержание которой невоз­можно эмпирически проверить.

  • О причинах, лежащих в основе различных явлений, воз­
    можно выдвижение бесконечного числа объяснительных
    гипотез.

  • Ученый заранее не знает, какие объяснительные гипотезы
    верны, а какие ошибочны.

  • Проблема разрешается путем эмпирического исключения
    (опровержения) гипотез.

В последующем принцип фальсификации в различных методологических подходах формулировался более мягко. Так, развивая и обобщая идеи К. Поппера, И. Лакатос сфор­мулировал методологию исследовательских программ:

1. Научное исследование реализуется в рамках исследова­тельской программы, которая включает:



  • ядро программы — совокупность основных теоретических
    принципов, принимаемых конвенционально;

  • совокупность методологических правил, которые ориен­
    тируют исследователя в выборе проблем и путей их реше­
    ния (позитивная эвристика);

  • совокупность правил, направленных на предохранение те­
    оретических принципов от опровержения путем выдвиже­
    ния вспомогательных гипотез (негативная эвристика).

27








  1. Исследовательская программа находит свое осуществ­
    ление в серии взаимосвязанных теорий разного уровня
    обобщенности, возникающих на основе исходных тео­
    ретических принципов (ядра программы) по конвенци­
    ональным правилам эвристики.

  2. Теории, реализующие исследовательскую программу,
    могут обеспечивать:




  • «прогрессивный сдвиг» в решении проблем, когда каждая
    новая теория позволяет прогнозировать новые факты, су­
    ществование которых подтверждается экспериментально;

  • «регрессивный сдвиг» в решении проблем, когда строится
    вспомогательная теория для объяснения фактов, опровер­
    гающих исходную теорию. При этом вспомогательная тео­
    рия, как правило, не позволяет предсказывать и прогнози­
    ровать новые факты.

4. Фальсификация теории возможна только при появлении
новой теории, а не на основе эмпирических опроверже­
ний.

В науке существуют другие, еще более мягкие позиции. Например, принцип «взаимного прояснения» (Лоренц, 1998): научная теория — это система тщательно проверенных гипо­тез, поддерживающих друг друга по принципу «взаимного прояснения». Гипотезы могут опровергаться только другими гипотезами, которым подчиняется большее число фактов, а не единичными не согласующимися с ней фактами.



Какова обобщенная логика смены научных теорий?

С того момента, когда в область наблюдений и описа­ний (область эмпирических исследований) начинают включаться попытки объяснить явления через недоступ­ные непосредственному наблюдению причинные основа­ния — через внутренние структурно-функциональные или генетические особенности явлений, — можно говорить об элементах теоретического исследования. В основе проце­дуры теоретического объяснения эмпирических фактов и

28

зависимостей лежит введение гипотез (предполагаемых связей, отношений, абстрактных теоретических предме­тов — конструктов), выступающих в роли объяснительных оснований, принципов, объяснительных моделей. После этого эмпирические зависимости начинают пониматься (и представляться) через скрытые от непосредственного на­блюдения «связи» за счет мыслительной конструкции (Щедровицкий, 1995). Таким образом, абстрактные тео­ретические объекты, которые конструируются для объяс­нения явлений в научном познании, характеризуются ги­потетичностью, условностью допущений.



Введение абстрактных предметов в теорию характеризу­ется единством процессов абстрагирования и интерпрета­ции. Процессы абстрагирования могут иметь много уров­ней. Возможно построение новых абстрактных предметов и моделей, относящихся не к реальным объектам, явлениям, а к уже имеющимся абстрактным предметам. Например, современные теории строения вещества основываются на моделях, фиксирующих структуру кристаллов, молекуляр­ную структуру, структуру атомов, структуру образующих атомы частиц. Процессы интерпретации теоретических предметов могут осуществляться: а) путем прямого соотне­сения с эмпирическими данными; б) путем соотнесения аб­страктных предметов с другими абстрактными предметами, а через них — с эмпирическими данными. Рассуждения от­носительно абстрактных предметов в теории строятся как рассуждения о реальных свойствах явлений, но в заданном интервале абстракции — в диапазоне предметной отнесен­ности теории (см. выше).

По мере развития науки ее теории принимают все более абстрактный характер, что ведет к возрастанию роли знаков и символов, с опорой на которые создаются и фиксируются научные абстракции и теоретические предметы.

Появление нового теоретического предмета, конструк­та, представления в сознании исследователя не может быть: а) формально-логически выведено из старой теории (имею-

29


-

щихся представлений), т. к. оно в них имплицитно не со­держится; б) получено прямым формальным обобщением эмпирического материала. Новое теоретическое представ­ление возникает в поисковой интеллектуальной деятельно­сти в виде гипотезы (предположения) о сущности исследуе­мого предмета познания. Сущность выступает как «меха­низм», которым внутренне необходимо связаны стороны, отношения предметов или явлений. Сущность качественно выражается в мысленных представлениях гипотетического предметного содержания теории и выступает, таким обра­зом, преимущественно своей мировоззренческой сторо­ной. Количественно сущность может выражаться через за­коны, которые фиксируются формальным аппаратом, включающим логические и математические отношения. При этом формальный аппарат прежде всего играет роль инструмента предсказания и вычисления количественных аспектов тех или иных явлений.

В развитии теорий существует момент, когда формаль­ный аппарат или способ объяснения начинают приводить к результатам, не согласующимся с опытом. Осмысление та­ких фактов в сфере предметного содержания теории ведет к «разложению» представления о сущности: новые эмпириче­ски установленные факты оказываются несовместимыми с лежащим в основе теории понятием сущности. Дальнейшее движение познания становится невозможным в дискурсив­ной форме. Такое затруднение познания разрешается путем выдвижения гипотез: мысленного «конструирования» ново­го теоретического предмета. К новому теоретическому поня­тию о сущности предъявляется ряд требований. Оно должно: а) разрешать противоречия старой теории и б) обеспечивать в границах новой теории объяснение совокупности явлений и фактов, которые объяснялись и предсказывались старой теорией.

Таким образом, развитие науки заключается: а) в регист­рации явлений и фактов с последующим установлением эм­пирических и теоретических законов, которым явления и 30

факты подчиняются; б) в установлении диапазона примене­ния таких законов путем распространения их действия на новые условия; в) в установлении диапазона условий, огра­ничивающих имеющиеся законы (Арсеньев, 1967).

Анализируя процессы развития направлений научных исследований в различных предметных областях, Т. Кун (1977) в книге «Структура научных революций» подчерк­нул, что в основе смены организационных форм современ­ного научного исследования и научной методологии лежат не столько процессы переосмысления теоретических пред­ставлений о мире и явлениях, сколько изменения в органи­зации всей системы научного познания:



  1. Эволюция научного знания протекает как формирова­
    ние, конкуренция и смена парадигм.

  2. Парадигма (образец, модель, пример) в науке — тип ор­
    ганизации научного исследования, принятый опреде­
    ленной группой авторитетных ученых за образец.

Парадигма определяется:

  • обобщенными целями исследований, которые формули­
    руются по отношению к законам, закономерностям, фак­
    там, которые должны быть установлены, исследованы и
    объяснены;

  • способами достижения таких целей, которые зависят от
    приоритетных гипотез и объяснений (теорий), методов по­
    лучения эмпирических данных, изобретения новых средств
    (аппаратуры) и приемов обработки данных;

  • системой определенных требований к методам получения
    научных знаний и критериев для их обоснования и оценки.

1.3.4. Законы в составе научного знания

Что такое научный закон?

Закон объективно существующая причинно-следствен­ная связь между явлениями, которая в определенных услови-

31
ях необходимо воспроизводится. Выявляемые в научном ис­следовании законы могут носить эмпирический (опытный) и теоретический (гипотетико-дедуктивный) характер.



Эмпирические законы часто называют закономерными связями (закономерностями), которые наиболее строго устанавливаются и регистрируются в экспериментальных исследованиях.

Теоретические законы исходно формулируются как тео­ретические гипотезы и косвенно верифицируются путем эк­спериментального подтверждения следствий. При этом следствия — это прогнозируемые явления и опытно регист­рируемые эффекты, которые дедуктивно выводятся из тео­ретических гипотез (см. выше). Теоретический закон пред­полагаемая связь между гипотетическими предметами («сущностями») и явлениями, наличие которой можно эм­пирически проверить, регистрируя следствия, которые де­дуктивно выводятся из такой связи. В настоящее время в ес­тествознание, наряду с причинно-следственными законами, начинают вводиться законы телеологические (см. ниже: те­леологические объяснения в психологии).



Что такое причинно-следственная (каузальная, закономерная) связь?

Причинно-следственная (каузальная) связь между предме­тами и явлениями устанавливается при наличии ряда условий.

  • Действие одного строго определенного предмета или явле­
    ния (которое рассматривается как причина) предшествует
    изменениям в другом предмете или явлении (которое рас­
    сматривается как следствие).

  • Такая связь между предметами или явлениями носит
    неслучайный характер и постоянно воспроизводится в
    одних и тех же условиях.

  • При установлении такой связи отсутствуют влияния дру­
    гих предметов и явлений, которые могут быть другой воз­
    можной причиной предмета или явления, которые высту­
    пают следствием.

32

В основе установления эмпирических причинно-следст­венных связей лежит индуктивный метод научного познания (см. выше). Этот метод опирается на два правила, которые были сформулированы Дж. Миллем. Эти правила лежат в основе организации научного эксперимента.



  • «Правило согласия»: если два различных комплекса фак­
    торов (причин) вызывают один и тот же эффект (следст­
    вие), то он обусловлен факторами, общими для этих комп­
    лексов.

  • «Правило различия»: если группа факторов при наличии
    фактора X вызывает эффект У, а та же группа факторов без
    фактора X приводит к исчезновению эффекта У, то, следо­
    вательно, У обусловлен фактором X.

Следует различать типы каузальных связей:

  • физическая, физиологическая причинность наличие мате­
    риальной причинно-следственной связи между явления­
    ми в рамках объективного пространства-времени;

  • экономическая, социологическая, информационная причин­
    ность наличие статистических причинно-следственных
    функциональных и конвенциональных (вводимые людьми
    правила и ограничения) связей, которые устанавливаются
    по мере развития человеческого общества и человеческих
    отношений;

  • психологическая причинность предполагает установление
    ненаблюдаемых причин, которые лежат в основе форми­
    рования и развития психических функций, которые, в
    свою очередь, закономерно определяют особенности орга­
    низации поведения (см. ниже).

Как в науке формулируются новые теоретические законы?

В развитых теориях законы могут формулироваться в ма­тематической форме, где свойства абстрактных гипотетиче­ских предметов и моделей выражаются в виде математиче­ских Переменных, а отношения между признаками — в фор-

33

3. Заказ №4624.



ме связей между их величинами, входящими в формулу (уравнение). Формализованные теоретические законы необ­ходимо предполагают обращение к теоретическим объясни­тельным принципам и моделям для интерпретации получае­мых посредством вычислений результатов. Интерпретация уравнений обеспечивается: а) их связью с теоретической мо­делью; б) отображением теоретических моделей на природ­ные объекты, объекты практической деятельности или на экспериментальные ситуации.

Как в науке формулируются новые теоретические законы? А. Пуанкаре (1990), отвечая на этот вопрос, указывает, что за­кон может быть разложен на принцип и собственно закон. В случае достаточного опытного подтверждения соотноше­ния между двумя фактами А и В (предполагаемого закона) субъект может занять две возможные позиции: 1) подвергать такое соотношение последующим непрерывным проверкам, уточнениям и пересмотрам; 2) возвысить закон в ранг прин­ципа путем введения между А и Б некоего гипотетического С (например, сила тяготения между физическими телами. _у Ньютона). В таком случае отношение между А и С считается строго точным, не требует опытной проверки и представляет собой принцип, а отношение между Си В продолжает сущест­вовать как закон, могущий быть пересмотренным.

К. Поппер (1992) отмечает, что в теоретических или обобщающих науках основной интерес представляют уни­версальные законы или гипотезы, а также их подтвержде­ние или опровержение. При этом конкретные события, явления, факты представляют интерес как средства с по­мощью которых можно проверить универсальные законы. В прикладных науках интерес представляют предсказания конкретных событий, а универсальные законы использу­ются как средства решения таких задач и принимаются без доказательств. Причинное объяснение какого-либо события заключается в выведении (дедуцировании) фиксирующего такое событие высказывания из посылок, которые представ­ляют собой: 1) некоторые универсальные высказывания,

34

фиксирующие законы природы в форме определенных ги­потез (теорий); 2) сингулярные высказывания, фиксирую­щие исходные условия (допущения), относящиеся к отдель­ным случаям или конкретным событиям. При этом нельзя говорить о причине и следствии в абсолютном смысле: в причинно-следственном объяснении одно конкретное собы­тие выступает причиной другого конкретного события, явля­ющегося следствием первого в соответствии с некоторым универсальным законом (Поппер, 1992; Рузавин, 1997).



Как связаны научные теории и представления людей о Вселенной?

Таким образом, современное научное знание основыва­ется не только на «твердых», эмпирически верифицируемых фактах. Факты и особенно их интерпретация во многом за­висят от применяемой для объяснения системы теоретиче­ских объяснительных принципов. Теории не всегда выводят­ся из фактов, а вводятся в науку в форме объяснительных ги­потез. Это, в свою очередь, часто ведет к радикальному изменению представлений о строении окружающего' мира (Вселенной). Например, с момента подтверждения выдви­нутой Альбертом Эйнштейном теории относительности, представления естествоиспытателей о свойствах простран­ства и времени радикально изменились.

В настоящее время не только научные, но и стихийные представления современного человечества о строении веще­ства и структуре Вселенной во многом складываются на основе различных научных теорий и гипотез. По мере под­тверждения новых теоретических гипотез у человечества из­меняется научная картина мира. При этом изменяется и со­держание обыденных представлений о мире каждого челове­ка, которые стихийно формируются по мере включения ребенка в человеческую культуру (образ мира).

Знакомясь с научными знаниями, ребенок овладевает определенной картиной мира как чем-то истинным, не вы­зывающим сомнений. Интересно, что стихийно усвоенные с

35

детства обыденные, наивные представления о мире с боль­шим трудом поддаются научно обоснованным преобразова­ниям. Так как в последние десятилетия научно обоснован­ные представления о мире все более быстро меняются, то со­временному человеку все чаще приходится отказываться от «очевидных истин», которые начинают закладываться в до­школьном возрасте, а затем расширяются в период школь­ного обучения.



Какие этапы можно условно выделить в современной научной деятельности?

Относительно завершенное и целенаправленное научное исследование включает ряд этапов, которые формально мо­гут быть описаны в следующей последовательности:



  1. Возникновение проблемы. При этом источники проб­
    лем могут иметь как эмпирический, так и теоретический
    характер.

  2. Выдвижение гипотез и обозначение конкретной области
    исследования для получения новых фактов. Выделение и
    фиксирование объекта и предмета исследования, поста­
    новка целей и формулирование задач исследования.




  • Гипотезы — это предположения о возможных результатах,
    которые будут получены в ходе исследования. Гипотезы
    могут иметь теоретический (объяснительный) и эмпири­
    ческий характер.

  • Объект исследования — это существующий объективно,
    имеющий бесконечное количество свойств, связей, отно­
    шений фрагмент окружающего мира, который интересует
    исследователя.

  • Предмет исследования — четко определенная сторона
    (свойство, связь, отношение) объекта, которую предпола­
    гается исследовать.

  • Цели исследования — то, что предполагается получить
    (или получено) в качестве основных и обобщенных резуль­
    татов исследования.

36

• Задачи исследования — формулировка того, как, какими


способами могут быть получены (или были получены) на­
меченные результаты.

  1. Планирование исследования и выбор конкретных мето­
    дов.

  2. Реализация исследования.

  3. Обработка полученных результатов: качественная и ко­
    личественная (статистическая).

  4. Интерпретация и обобщение полученных результатов:
    опровержение или подтверждение гипотез; формулиро­
    вание законов и зависимостей; построение научных тео­
    рий.

Следует отметить, что реализация исследовательской де­ятельности может отличаться от формальной последователь­ности описания ее этапов. При этом, как правило, сохраня­ются следующие закономерные этапы функциональной ор­ганизации научного исследования:

  • Выдвижение проверяемой гипотезы: а) в рамках имею­
    щейся научной теории; б) выходящей за рамки имеющихся
    научных теорий.

  • Сбор и анализ теоретических обоснований и опроверже­
    ний выдвинутой гипотезы.

  • Сбор данных с целью эмпирического подтверждения или
    опровержения гипотезы: а) поиск и использование имею­
    щихся эмпирических данных; б) организация деятельно­
    сти, направленной на получение новых эмпирических
    данных.

  • Подтверждение выдвинутой гипотезы дает основания:

а) к подтверждению уже имеющейся научной теории;

б) к формулировке новой научной теории.

• Опровержение выдвинутой гипотезы дает основания:
а) к опровержению научной теории, в рамках которой
формулировалась гипотеза; б) к опровержению гипотезы
и к принятию или выдвижению других альтернативных
гипотез.

37





1.4. Язык современной науки: знаково-символические средства в науке

Современная наука немыслима без использования все­возможных знаков и символов, которые позволяют фикси­ровать и транслировать знания, получаемые в научной дея­тельности. При этом способы использования знаково-сим-волических средств в научном познании становятся все более сложными и не всегда носят осознаваемый и рефлек­сивный характер.



1.4.1. Проблема интерпретации обмена сообщениями

между людьми в психологии и в теории информационных процессов

Какие основные функции выполняют языковые и другие знаково-символические средства в жизнедеятельности людей?

После рождения, включаясь в широкий спектр социаль­ных взаимодействий, каждый человек овладевает множест­вом способов функционального использования знако-во-символических средств для решения самых разнообраз­ных задач. К основным функциям знаково-символических средств, которые наиболее часто указываются в семиотике, лингвистике, а также и в психологической литературе, обоб­щенно могут быть отнесены:



  • функции указания на предметы и явления и функции за­
    мещения предметов и явлений;

  • коммуникативные функции, которые включают: а) инфор­
    мационный аспект — обмен значениями и смыслами, а так­
    же присвоение и выработку новых значений; б) регулятив­
    ный аспект — организацию и регуляцию поведения других
    людей и совместной деятельности в процессе общения;

  • познавательные функции: а) фиксация значений — сохра­
    нение и передача общественно-исторического опыта;
    б) средство организации мышления — оперирование пред

ставлениями объектов и предметов и их преобразование во внутреннем плане сознания; в) построение «второй реаль­ности», «образа мира» — системы моделей, позволяющих ориентироваться в окружающем мире; • функция самоорганизации и самоконтроля — средство ор­ганизации рефлексивного управления своим поведением и психическими процессами (Лурия, 1979; Салмина, 1988).

В чем заключается особенность информационного детерминизма?

Использование людьми языковых и других знаково-сим­волических средств часто рассматривается как информаци­онный процесс с привлечением непсихологической терми­нологии. Это может приводить к серьезным заблуждениям и неверным выводам.

Прежде всего, отметим, что собственно информацион­ные процессы, обеспечивающие передачу содержательных сообщений, характеризуют только живые системы. Исполь­зование термина «информация» что-либо добавляет к при­чинно-следственным отношениям и связям в физическом мире только в том случае, когда принимаемое сообщение имеет какое-либо значение для определенных целей в буду­щем. В неживых системах любое взаимодействие можно рас­сматривать просто как системы причинно-следственных связей, результатом которых выступают различные природ­ные или искусственно созданные человеком процессы и яв­ления. Об информационных связях полезно говорить в том случае, когда передаваемые сообщения имеют значение для принимающей их системы в будущем и на основе их получе­ния живой организм активно подчиняет свои внутренние процессы или поведение чему-либо как необходимому или возможному результату (Анохин 1978; Бернштейн, 1997). Та­ким образом, при определении информационных связей следует помнить, что информационные связи необходимы для построения телеологических связей между явлениями. Когда же исследуется неживая система, не имеющая своих

39







собственных целей, информационные связи и отношения могут быть сведены к различным причинно-следственным отношениям (о причинно-следственных и телеологических теориях см. выше). Это имеет отношение и к современным техническим устройствам. Техническое устройство при­обретает собственно содержательно-информационные функ­ции, когда с ним взаимодействует человек как живая активная целеориентированная и целеподчиненная система, имеющая особые внутренние механизмы.

Для любого информационного процесса основной ха­рактеристикой выступает детерминация отношений в сис­теме, «принимающей» информацию, отношениями в сис­теме, эту информацию «передающей». Такая детермина­ция является особой формой причинной связи — «информационной причинностью». Для информацион­ных процессов существенна именно передача структурных и функциональных отношений от одной системы к другой и несущественны вещественно-энергетические характе­ристики материальных средств информационной связи — сигналов. Структурные отношения могут передаваться, во-первых, внекодовым способом, путем прямого перено­са структурных отношений по причинным связям — нап­ример, отпечаток одного предмета на поверхности друго­го. Во-вторых, перенос структурных отношений возможен посредством упорядоченных сигналов, знаков, кодов, ко­торые обеспечивают детерминацию одного типа отноше­ний другим типом отношений (Веккер, 1974,1998; Чертов, 1993). Сигнальный характер информационной связи необ­ходимо предполагает упорядоченный код, который сам по себе не может фиксировать содержание сообщения. Хотя при этом может быть измерена объективная степень упо­рядоченности системы сигналов по определенным осно­ваниям и признакам.

Для приема содержания сообщения принимающей сис­теме (живому организму или человеку) необходим внутрен­ний механизм, позволяющий выстроить систему содержа-
тельных отношений на основе принимаемых сигналов или знаков. В связи с этим следует подчеркнуть, что сигналы, знаки, символы — это не прямые «переносчики» содержания сообщений. Объективно сигналы, знаки и символы пред­ставляют только упорядоченную последовательность опре­деленным образом чередующихся материальных объектов. Такую меру упорядоченности безотносительно к объектив­ному содержанию сообщения обозначают термином «ин­формация» в кибернетике и теории информации. Упорядо­ченные сигналы, знаки — это не самодостаточные носители содержания сообщений, это средства для постоянного «кон­струирования» (извлечения или построения) содержания (структурных отношений) сообщения из собственной внут­ренней организации систем, вступающих в информацион­ную связь (информационный обмен). Поэтому понятие «ин­формационная связь» будет более точным и верным, чем по­нятия «передача информации» и «прием информации» (Чертов, 1993).

В связи с изложенным выше укажем на распространен­ное заблуждение. Сигнальный или знаково-символический код часто рассматривается только как система внешних ма­териальных носителей, в которых «содержится объективная информация». Это может приводить к ряду неверных следст­вий при интерпретации обмена сообщениями между живот­ными или людьми, а также при анализе языковой и знако-во-символической деятельности человека. В психологии требуется более точное определение знаково-символическо-го кода и информационной связи не только через процессы, связанные с порядком следования единиц кода, но прежде всего через формирование и функционирование у субъекта особых внутренних механизмов, функциональных органов, которые осуществляют кодирование и декодирование упо­рядоченных систем сигналов или знаков с определенными целями.

Информационная связь, передача и прием сообщений — это прежде всего особые внутренние механизмы в живой си-

41





-, активно принимающей или отправляющей сообще­ние. И такие механизмы необходимо предполагают:

  • ориентировку в том, как связаны сигналы, знаки, символы
    со значимыми для принимающей системы объективными
    событиями и явлениями в прошлом, настоящем и буду­
    щем;

  • ориентировку в системе грамматических (синтагматиче­
    ских, комбинаторных и парадигматических, селективных)
    отношений, которые существуют между сигналами, знака­
    ми, символами;

  • наличие способности изменять определенные структур­
    ные отношения внутри собственного организма или в
    своем поведении вслед за приемом сообщения, с целью до­
    стижения какого-либо результата в будущем;

  • наличие способности в соответствии с принимаемой по­
    следовательностью знаков и символов актуализировать и
    конструировать (репрезентировать) содержание значений,
    представлений и понятий в собственной психике (у чело­
    века).

1.4.2. Структурно-функциональные характеристики

знаково-символических средств и способов

их использования в науке

В онтогенезе знаково-символическими системами человек овладевает в следующей последовательности:

' естественные знаковые системы, где базисными знаками выступают жесты, предметы, слова;

  • системы записи, где базисными знаками могут выступать
    изображения, символы (иконы, иероглифы), знаки (бук­
    вы);

  • знаково-символические системы, состоящие из произ­
    вольно вводимых формализованных знаков, символов,
    моделей, обеспечивающие решение различных задач.

Именно последнюю группу знаково-символических средств и используют в развитых научных системах для мак-

42

симально однозначного фиксирования знаний. Абсолютная однозначность в интерпретации разными людьми и разными учеными знаково-символических последовательностей в текстах невозможна. Но стремление к такой однозначности в науке постоянно присутствует. При этом максимальная од­нозначность в фиксировании и интерпретации некоторых разделов естественно-научных знаний достигается посред­ством использования логико-математических средств, заим­ствуемых из «точных» наук (Соломоник, 1995).



Когда говорят о средствах обмена сообщениями между людьми, то часто встает вопрос о разведении признаков, ко­торые характеризуют знаки и символы как особые средства человеческой деятельности. Символы противопоставляются знакам по ряду оснований. Вслед за Ф. Соссюром большинст­во авторов противопоставляют три основных типа семиоти­ческих функций:

  • индексы — это обозначающие, неотделимые материально,
    пространственно, во времени оттого, что они обозначают;

  • символы — это обозначающие, которые отличаются от
    того, что они обозначают, но имеющие определенное сход­
    ство с обозначаемым;

  • знаки — это обозначающие, которые отличаются от того,
    что они обозначают, носят условный характер и могут вво­
    диться произвольно.

Если знак обозначает нечто отличное от него (значение), то символ либо частично изображает определенное содержа­ние, либо выражает эмоционально-ценностное отношение к какому-либо содержанию (Салмина, 1988). В качестве сим­вола может выступать изображение, иконическая графика, конвенциональная схема и т. д. Символы различаются и по степени конкретности — абстрактности.

В отличие от знака, символ может представлять собой ин­формационно-коммуникативное средство, адекватная ин­терпретация и использование которого одновременно опи­раются на изображения, внекодовые (иконические) средства информационной связи, а также на разноуровневые систе-

43


т


мы кодов знакового и сигнально-индексального уровня (Чертов, 1993). Например, лингвистическая символичность основана на взаимодействии фонетического, лексического и грамматического уровней (подкодов) языка.

Какие структурно-функциональные отношения и связи характеризуют знаково-символические средства ?

Знаки и символы характеризуются системой отношений, которые часто называют «знаковой ситуацией». Среди таких отношений чаще всего указываются (Салмина, 1988; Чертов, 1993):



  • наличие материальной формы знака (звук, изображение,
    жест), что обеспечивает возможность для его зрительного
    или слухового восприятия;

  • наличие обозначаемого содержания, которое складывается
    из двух компонентов:




  • предметной отнесенности — того, что словом обозна­
    чается и замещается: объекты, процессы и предметы,
    их свойства, признаки, связи и отношения, а также
    способы их преобразования;

  • значения системы устойчивых обобщений (представ­
    лений, понятий), которые актуализируются в сознании
    субъекта при использовании знака. Субъект должен
    овладеть такими представлениями и понятиями, чтобы
    иметь возможность активно и самостоятельно пользо­
    ваться знаком в различных видах деятельности;

наличие смысла, который может извлекаться субъектом из
сообщения:

  • ситуативного (контекстуального) смысла извлече­
    ние человеком из системы стоящих за словом обобще­
    ний только тех, которые имеют отношение к данному
    моменту, к данному контексту, к данной ситуации;

  • личностного смысла — индивидуальных, субъектив­
    ных эмоционально-мотивационных отношений чело-

44

века к обозначаемому в слове содержанию, ситуации и т. д.

Анализируя знаковую ситуацию, разные авторы могут включать в ее состав и множество других типов отношений (Чертов, 1993).

Чем характеризуются знаково-символические системы, используемые в науке?

Существует ряд признаков, которыми характеризуются развитые формы знаково-символических средств и терми­нов в науке.



  • Наличие базисных знаков и правил образования состав­
    ных и производных знаков (морфология).

  • Грамматическая соотнесенность с другими знаками — син­
    таксические правила, на основе которых из базовых знаков
    строятся более сложные знаковые последовательности в
    форме «высказываний» и моделей.

  • Система фиксирования знаков, система записи или изоб­
    ражения.

  • Метаязык системы — использование другой знако-
    во-символической системы (обычно естественного язы­
    ка) с целью описания: а) базисных знаков; б) правил их
    трансформации в более сложные единицы — морфологи­
    ческие и синтаксические правила.

  • Наличие ряда «логик знаковой системы»: а) логики соот­
    ветствия знаковой системы отражаемой действительности
    (логики предметной отнесенности); б) логики внутрисис­
    темных операций со знаками (логики допустимых преоб­
    разований знаковых моделей); в) логики приложения зна-
    ково-символической системы к решению различных прак-
    тико-прикладных и научно-теоретических задач (Лурия,
    1979, Соломоник, 1995).

Например, такими характеристиками обладают: матема­тические знаково-символические системы; структурные формулы, фиксирующие химические вещества и реакции;

45


. - - .

формализованные (выражаемые через условные буквенные переменные) физические понятия, законы и физические модели.

На какие виды знаково-символических (семиотических) действий опирается человек?

В течение индивидуальной жизни каждый человек необ­ходимо вынужден овладевать разными знаково-символиче-скими системами. Это значит, что субъект овладевает спосо­бами использования знаково-символических средств, которые обеспечивают решение разнообразных задач и организацию выполнения различных действий. Такие способы использо­вания знаков и символов в психологии фиксируются терми­ном «знаково-символические (семиотические) действия» (Салмина, 1988; Глотова, 1990).



  • Указание (индексация) — единичные знаково-символиче­
    ские средства используются в присутствии объекта дейст­
    вия (обозначаемого) с целью его выделения, фиксирова­
    ния.

  • Замещение единичные знаково-символические средства
    используются в отсутствии предмета действия (обозначае­
    мого) для замещения ситуаций, объектов, действий без
    раскрытия их содержания.

  • Кодирование-декодирование — в отсутствии обозначаемых
    предметов или явлений используются системные знако­
    во-символические средства с целью передачи сложных со­
    общений, позволяющие раскрыть структуру, элементы и
    связи, которые характеризуют замещаемое содержание.

  • Схематизация — операции и действия, обеспечивающие
    установление иерархической категоризации различных
    понятий, формирование схем мышления, на основе кото­
    рых осуществляется ориентировка в сложных структури­
    рованных отношениях и связях, характерных для опреде­
    ленных предметных ситуаций и областей.

  • Моделирование знаково-символические средства ста­
    новятся объектом действий, в результате которых субъект

46

получает новые знания о замещаемом содержании. Моде­ли могут быть: а) материально-предметными (например, уменьшенные материальные копии каких-либо объектов); б) буквенно-цифровыми (например, логико-математиче­ские расчеты на основе формализованных физических за­конов); в) пространственно-графическими (например, пространственно-структурные формулы молекул химиче­ских соединений, а также их преобразований).



1.5. Проблемы, связанные с овладением научными

знаниями

1.5.1. Отношение научного исследования и научных

знаний к объективной реальности. Валидность в организации научного исследования и его результатов

При овладении современными научными знаниями при­ходится сталкиваться с ситуациями, когда возникают затруд­нения при разведении: а) объективно существующих явле­ний; б) знаний и представлений о таких явлениях, которыми располагает наука и которые фиксированы в знаково-симво­лических средствах. В связи с этим в научном исследовании следует различать:



  • исследуемую реальность ту сторону процессов и явлений,
    которая вычленяется в качестве предмета исследования;

  • идеальное исследование — представления ученого об иссле­
    дуемой реальности (может быть неверным или отличаться
    от общепринятых позиций), а также полностью принци­
    пиально недостижимые, но предполагаемые ученым спо­
    собы организации и осуществления исследовательской де­
    ятельности с целью подтверждения гипотез и достижения
    результатов;

  • реальное исследование реальная организация и осуществ­
    ление исследовательской деятельности с целью подтверж­
    дения гипотез, которые никогда полностью не соответст­
    вуют идеальному исследованию.

47

Между указанными объективными и субъективными со­ставляющими научной деятельности имеется три типа воз­можных соответствий или несоответствий, которые состав­ляют различные виды валидности:



  • теоретическую валидность — степень соответствия иде­
    ального исследования (теоретическими представления­
    ми ученого) объективной реальности;

  • внешнюю валидность степень соответствия реального ис­
    следования, его результатов и выводов изучаемой объек­
    тивной реальности;

  • внутреннюю валидность степень соответствия реального
    исследования идеальному исследованию (Дружинин,
    1997)

1.5.2. Проблемы, возникающие при овладении научными знаниями

Какие проблемы возникают при интерпретации знаково-символических средств, в которых фиксируются научные знания?

При анализе опосредствованных знаками современных научных текстов на разных уровнях анализа часто можно на­блюдать смешение гносеологической проблематики с семиоти­ческой и психологической проблематикой (Науменко, 1968; Коршунов, 1974; Мантатов, 1980; Чертов, 1993). Это прояв­ляется в двух основных аспектах.

Во-первых, в сведении друг к другу: а) семантических от­ношений между знаком и его значением, с одной стороны, и б) гносеологических отношений между идеальным образом объекта и самим объектом — с другой. Такое смешение часто ведет к приписыванию знакам значений истинности и лож­ности. Но значения ложности и истинности могут быть при­писаны только образам и действиям человека, но не знакам.

Во-вторых, в смешении вопросов об адекватности резуль­татов познания познаваемому объекту, с одной стороны, с во­просами об использовании тех или иных информационных

48

средств (знаковых и незнаковых) для получения и фиксиро­вания таких результатов — с другой. Такое смешение часто обеспечивает ошибочное рассмотрение ощущений, образов, представлений, понятий как знаков. Знаки не могут рассмат­риваться в качестве самостоятельной формы познания, аль­тернативной образам и понятиям. Образы и понятия не могут в семиотическом плане быть альтернативой знакам в их роли средств познания и средств коммуникации.



Образы и понятия существуют только в сознании субъек­та в качестве: а) результатов непосредственно-чувственного познания мира в процессах реализации предметных дейст­вий; б) результатов интерпретации знаковых и незнаковых информационных связей субъекта с миром; в) источника по­рождения новых знаковых сообщений.

Какие проблемы возникают при овладении содержанием современных естественно-научных знаний в учебной деятельности?

В настоящее время становится очевидным противоре­чие между логикой организации современного научного иссле­дования, логикой получения научных знаний (а также их использования) и логикой изложения научных знаний в учеб­ной деятельности и на страницах учебной литературы.

Обобщенную логику организации знаний в учебной дея­тельности можно с большой долей справедливости обозна­чить как предметно ориентированный ответ на вопрос: «Что есть в данной предметной области?» — и как предметно ориентированную установку: «Что следует знать и помнить». Такая логика нацелена на организацию содержания знаний по разнообразным структурным основаниям безотноситель­но к функциональным сторонам использования получаемых знаний в различных видах человеческой деятельности и, как правило, подчинена задачам воспроизведения знаний безот­носительно к деятельности их получения или деятельности их применения (Леонтьев А. А., 2001).

49

4. Заказ №4624.





:.; .;

Обобщенная логика получения и использования научных знаний исходно имеет дятельностно-функциональные осно­вания. Логика современных фундаментальных научных ис­следований подчинена задачам объяснения разнообразных предметов, явлений и направлена на поиск ответов на вопро­сы, которые не имеют очевидных решений. Логика приклад­ных исследований в науке подчинена задачам использования имеющихся в науке фундаментальных знаний в целях получе­ния прогнозируемых результатов при решении практических задач или создании искусственных объектов.

Указанное противоречие обусловливает ряд недостатков в овладении современными научно-теоретическими знаниями как школьниками, так и студентами. Отметим только некото­рые из них. Отсутствие функциональности знаний — знания могут воспроизводиться в знаково-символической или вер­бальной форме, но не применяются с целью решения прак­тических жизненных задач и ориентировки в окружающем мире. Отсутствие у учащихся ориентировки в структуре на­учного познания не позволяет верно анализировать различ­ные составляющие собственных знаний: разводить знания научно обоснованные и знания ненаучные; ориентироваться в функциональных различиях описательно-эмпирических и объяснительно-теоретических знаний (Маланов, 2001).

Развитие мыслительных способностей и овладение зна­ниями — две стороны единого процесса интеллектуального развития. При этом способ организации содержания науч­ных знаний в учебной деятельности во многом обусловлива­ет особенности формирования мыслительных операций и умственных действий у учащихся. Указанные недостатки легко диагностируются путем постановки задач, которые требуют самостоятельной ориентировки учащихся в струк­туре, содержании и функциях известных им знаний из раз­ных научных областей. У учащихся серьезные затруднения вызывают следующие задачи: а) на приведение примеров на­учных объяснений из различных областей знаний с указани­ем того, что объясняется и как объясняется; б) на формули­ровку объяснительных принципов и оснований «известных» 50

учащимся научных теорий; в) на указание области явлений и фактов, которые объясняются с позиций «известной» уча­щимся теории; г) на выдвижение альтернативных гипотез с целью объяснения различных явлений. Такие факты позво­ляют сделать вывод, что современная организация овладе­ния научными знаниями не обеспечивает необходимых условий для ориентировки учащихся в структуре научных знаний и для формирования теоретического мышления (Ильясов, 1986; Давыдов, 1996).

В связи с указанными проблемами организация учебной деятельности по овладению современными научно-теорети­ческими знаниями систематически требует относительного противопоставления: а) знаний эмпирических — описатель­ных знаний, которые подлежат объяснению; б) знаний тео­ретических — объяснительных знаний, которые представля­ют собой гипотетические объяснительные принципы и со­ставляют содержание научных теорий (Ильясов, 1986; Маланов, 2001).

Результаты научной деятельности фиксируются в разно­образных знаково-символических системах (в научных «языках» и терминах). При этом важно учитывать, что без овладения соответствующей знаково-символической систе­мой глубокое овладение содержанием научных знаний в со­ответствующей науке оказывается невозможным. Использо­вание современных научных знаково-символических систем требует четкого разведения двух «логик» их использования: а) логики организации знаков и символов, а также правил их преобразования внутри системы; б) логики использования знаков и символов для фиксирования, описания и объясне­ния явлений в определенной предметной области знаний. Такое разведение способов использования знаково-симво­лических средств, как правило, формируется у учащихся стихийно. Например, при изучении химических явлений ча­сто можно наблюдать успешные действия учащихся в систе­ме символов и структурных формул при отсутствии четкого понимания того, какие явления описывают или объясняют такие формулы. При изучении физических явлений можно

51





наблюдать обратную картину: учащиеся с помощью физиче­ской терминологии пытаются описать реальные физические явления без четкого уяснения связей внутри знаково-симво-лической системы между физическими терминами, моделя­ми, формулами (Салмина, 1988).

Все отмеченные содержательные и формальные разведе­ния необходимы для верного уяснения современных естест­венно-научных знаний. Между тем такие способы организа­ции ориентировки в научных знаниях не прописываются на страницах большей части отечественных учебников и далеко не всегда задаются методическими средствами организации учебного процесса. Поэтому в настоящее время необходима разработка новых методов организации содержания науч­но-теоретических знаний в учебной литературе, а также раз­работка новых принципов организации учебного процесса при уяснении таких знаний старшеклассниками и студента­ми (Ильясов, 1994).



следующая страница >>