Русское устное народное творчество - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Русское устное народное творчество - страница №1/2

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени М. В. Ломоносова

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ


Кафедра русского устного народного творчества

П Р О Г Р А М М А


к у р с а
"РУССКОЕ УСТНОЕ НАРОДНОЕ ТВОРЧЕСТВО"
Для государственных университетов

Программа подготовлена кафедрой

русского устного народного творчества

филологического факультета

Московского университета


Под ред. проф. В. П. Аникина

2002


Содержание

Предмет курса В. П. Аникин

Деление фольклора на роды и жанры В. П. Аникин

Историческое развитие русского фольклора

и проблемы его периодизации В. П. Аникин
Происхождение русского фольклора и его ранние формы

в эпоху восточнославянской общности В. П.Аникин
Фольклор русского средневековья (IX XVII)

и нового времени (XVIII XIX вв.) В. П. Аникин

О б р я д о в а я п о э з и я А. А. Иванова, В. П. Аникин

Календарный фольклор

Семейный фольклор

Свадебный обряд и его поэзия

Похоронный обряд и причитания

З а г о в о р ы А. А. Иванова

У с т н а я п р о з а С. В.Алпатов

Сказки В. П.Аникин

Несказочная проза: бывальщины, былички, легенды, предания С. В.Алпатов

Б ы л и н ы В. П.Аникин

И с т о р и ч е с к и е п е с н и В. П.Аникин

Д у х о в н ы е с т и х и А. В. Кулагина

Б а л л а д н ы е п е с н и А. В. Кулагина

Л и р и ч е с к и е п е с н и Т. Б. Дианова

З а г а д к и В. П.Аникин

П о с л о в и ц ы и п о г о в о р к и В. П.Аникин

Д р а м а Т. Б. Дианова

Д е т с к и й ф о л ь к л о р В. П.Аникин

Ч а с т у ш к и А. В. Кулагина


Фольклор в современную эпоху и его новые

традиции ( XX в.) С. В. Алпатов, В. П. Аникин

П е с н и и с т и х и А. В. Кулагина

А н е к д о т ы и а ф о р и с т и ч е с к и е

ж а н р ы С. В. А лпатов


Историография фольклористики
Литература

П Р Е Д М Е Т К У Р С А


Специфика фольклора как устного традиционного народного творчества. Фольклористика как наука со своим особенным предметом изучения. Ее положение в ряду смежных наук гуманитарного цикла: литературоведения, лингвистики, искусствоведения, этнографии, истории. Фольклор и быт. Бытовые и внебытовые, художественные функции фольклора. Фольклор как искусство слова.

Своеобразие творческого процесса в фольклоре. Коллективность творчества и ее формы. Традиционность фольклора, преемственность творческих актов, разделенных временем и пространством. Устность создания и бытования произведений. Роль коллективной памяти народа при устной передаче произведений от лица к лицу. Вариативность, варианты, версии фольклорных произведений. Их контаминация, ее формы и последствия для художественной целостности и единства устного произведения.

Общенародные темы, идеи и образы. Региональность и локальность. Историческая изменяемость фольклора. Своеобразие типизации. Достоверность жизненного содержания и художественная условность. Своеобразие народности фольклора и ее конкретно-исторический характер. Национальное своеобразие содержания, художественных средств и языка. Понятие о типологическом сходстве, схождении. Миграция фольклорных произведений. Фольклор как компонент национальной культуры и искусства. Вопрос о культурных пережитках в фольклоре.

ДЕЛЕНИЕ ФОЛЬКЛОРА НА РОДЫ И ЖАНРЫ.


Деление на роды. Проблема классификации жанров. Ее недостаточная разработанность и разные опыты частных и общих классификации (В. Я. Пропп,
В. Е. Гусев и др.) Жанрообразующие признаки и свойства. Вопрос о жанровых разновидностях. Генетическая связь фольклорных жанров. Общие процессы развития в жанрах. Многообразие их жизненно-бытовых и идейно-художественных функций. Поэтика родов и жанров фольклора как художественная система. Нерешенные проблемы исторической поэтики.

ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РУССКОГО ФОЛЬКЛОРА

И ПРОБЛЕМЫ ЕГО ПЕРИОДИЗАЦИИ

Трудность исторического изучения фольклора, его жанров. Проблема последовательности возникновения жанров. Основа отнесения произведения к тому или иному времени. Прямые указания в фольклоре на время событий, указания на героев-исторических лиц, следы давних общественных отношений, материальной и духовной культуры, географические названия. Изучение показаний памятников древней письменности, особенностей формы, стиха, стиля языка, сравнительное сопоставление произведений русского фольклора с произведениями других народов как пути к выяснению истории фольклора.

Вопрос об общей периодизации истории русского фольклора: фольклор эпох ранних форм цивилизации; фольклор эпох развитой цивилизации (аграрного и индустриального обществ.).

ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУССКОГО ФОЛЬКЛОРА И ЕГО РАННИЕ ФОРМЫ

В ЭПОХУ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКОЙ ОБЩНОСТИ
История восточных славян и фольклор. Языческие понятия и представления в отражении памятников материальной и духовной культуры. Предания и язык (топонимы, названия месяцев, областные слова и пр.) как источники изучения архаического фольклора.

Проблема связи фольклора и мифологии. Традиция мифов в заговорах, сказках, эпических песен и в других произведениях позднего фольклора. Архаическая система древней фольклорной образности с ее неосознанно-поэтическими свойствами.

Теория трудового происхождения искусства. Синкретизм фольклора. Связь первичных форм искусства, в том числе фольклора, с трудом. Трудовые песни. Анимизм, антропоморфизм и фольклор. Новейшие работы о древнейшем общеславянском и восточнославянском фольклоре.

Народно-поэтическое предание о расселении славян и память об эпической реке Дунай. Связь названий славянских племен с другими реками. Образы-олицетворения: Дон, Непр, Волга, Волхов, Ильмень-озеро и др. Предания о братьях: Кии, Щеке, Хориве; о Радиме, Вятке. Языческая религия как мировоззренческая система. Древнерусские имена языческих божеств: Даждьбог, Сварог, Хорс, Перун, Велес, Мокош, Род, Рожаницы, Див, Берегыни и др. Обожествление и олицетворения природных стихий, земли, солнца, огня, рек, источников, ветра. Отражение этих представлений в образе Коледы, Овсеня, Весны, Купалы, Ярила, Костромы и др. Представления о возможности общения с запредельным миром. Культ предков, растений, деревьев, животных, птиц, рыб.

Образы низшей мифологии — покровителей жилища и семьи. Домовой, леший, водяной, полевик, овинник и другие хозяева-покровители. Враждебные стихии: огненный змей, упыри и др. Связь образных представлений с характером природы (поля, леса, грязи-болота), хозяйственной деятельностью (земледелеием, охотой, скотоводством, рыболовством, бортничеством), магией и ритуалами.

ФОЛЬКЛОР РУССКОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ (IX — XVII вв.)

И НОВОГО ВРЕМЕНИ (XVIII — XIX вв.)
Переход ряда мифологических образов, мотивов и сюжетов в явления художественного рода. Формирование и сложение жанров на базе трансформации исторически предшествующих традиций.

Христианство и двоеверие в фольклоре. Постепенное освоение народом новой религии и осмысление языческой мифологии в свете новых понятий и представлений. Иисус Христос, мать-святая Богородица, пророк Илья, святой Георгий, святой Николай, другие святые как персонажи фольклора. Христианизация народного календаря. Мотивы новой религии в легендах, духовных стихах, эпосе, сказках, песнях, заговорах, обрядовых песнопениях, пословицах и в других устных произведениях.

Формирование русской, украинской и белорусской наций и судьбы восточно-славянских фольклорных традиций. Сложение национальных традиций.

Отражение в фольклоре событий русской истории. Киевская Русь, Московская Русь, период становления многонационального российского государства и творчество русского народа. Борьба русского народа с завоевателями в отражении фольклора. Социальные противоречия. Тема крепостного права. Мятежный крестьянский фольклор. Фольклор города, непромышленных рабочих, ремесленников, ямщиков, солдат, бурлаков.

О б р я д о в а я п о э з и я
Общая характеристика обрядовой поэзии. Проблемы ее происхождения и разных исторических состояний в процессе сложения и развития. Своеобразие и поэтическая специфика. Обряд как фольклорно-бытовой комплекс, состоящий из вербальных и невербальных компонентов. Проблемы классификации. Основное деление: фольклор, связанный с природными и хозяйственными циклами (календарный); фольклор, регулировавший жизнь семьи (семейный).

Календарный фольклор


Циклы и состав календарной обрядовой поэзии. Черты двоеверия в ней. Совмещение в народном календаре двух систем верований и праздников — языческих и христианских. Классификация обрядовой поэзии по связи с обрядами: с обрядами, способствующими подготовке и увеличению урожая (зимние и весенне-летние); с обрядами, благоприятствующими уборке урожая (осенние). Изоморфизм в сроках их совершения (зимние и летние святки, масленичная и троицко-семицкая недели), в составе (ритуальные похороны Масленицы, Костромы, кукушки, березки; поминовение предков на Рождество, Масленицу, Радуницу, Семик; выпекание обрядового печенья в виде домаших животных на Рождество, птиц — на Благовещенье, крестов — на средокрестье, лестниц — на Вознесенье и пр.), в функциях.

Поэзия зимнего цикла. Песни, исполняемые при обходе дворов: колядки, виноградья, овсени. Заклинание домашнего благополучия. Мотивы, образы и стиль. Песни, сопровождающие гадания по кольцам, предсказывающие будущее (подблюдные). Темы, образы и стиль. Песни, исполняемые при встрече Масленицы (величальные) и её проводах (корильные).

Поэзия весенне-летнего цикла. Песни, сопровождающие хозяйственные работы этой поры года, обрядовая функция — воздействие на вегетацию растений и приплод скота. Веснянки, егорьевские, троицко-семицкие песни. Темы, образы и стиль. Хороводные, костромские, купальские песни. Темы, образы, стиль.

Поэзия осеннего цикла. Жнивные песни. Их обусловленность утилитарно-практическим назначением, магия. Темы, идеи, образы.

Общая поэтика и стиль календарного фольклора. Приемы идеализации, гиперболизация, олицетворения, символика; композиция, общие места, повторения, перечислительные ряды, диалог, сравнения, эпитеты, императивные формы глагола, уменьшительно-ласкательные суффиксы, ритмико-рифмическая организация стиха.

Общерусские и локально-региональные особенности календарного фольклора (их зависимость от природно-климатических условий и хозяйственной инфраструктуры, сориентированной на земледелие, скотоводство и промыслы.

История собирания календарной поэзии. Сборник П. В. Шейна “Великорус в своих песнях, обрядах, верованиях, сказках, легендах и т. п.”

Семейный фольклор


Состав и классификация семейно-бытовых обрядовых комплексов. Их обусловленность жизненным циклом человека и прямой соотнесенностью с родильными, свадебными, похоронными и иными обрядами. Проблемы происхождения и разные исторические состояния в процессе становления и развития. Отражение быта и верований народа. Отношение обрядов и поэзии. Отражение в них переломных моментов в жизни человека — обретение меняющегося семейного, социального и половозрастного статуса. Общность жанров, их тем, образов, поэтических приемов и средств как следствие генетической связи и сходства обрядов в семантике и прагматическом назначении.

Причитаний, исполняемые по случаю пожара, неурожая, падежа скота и проч.). Рекрутские причитания как часть семейного фольклора. Отражение в них трагедии семьи и человеческих драм. Отражение в причитаниях народного отношения к царской службе.

Свадебный обряд и его поэзия.
Правовая, религиозно-магическая и эстетическая функции свадебного обряда. Эпоха русского средневековья как время его сложения; следы архаических форм брака, сохранившиеся в его составе (умыкание, купля-продажа невесты и проч.). Свадебный обряд, его порядок и чин: сватовство, сговор, рукобитье, баня, девичник, венчание и послевенчальные обычаи. Ритуальное поведение невесты и жениха. Свадебные чины: сваха, тысяцкий, дружка, поезжане и др.), их роль в обряде.

Жанровый состав: свадебные песни, величальные, корильные песни, причитания, приговоры. Их соотнесенность с обрядом: приуроченность к ходу обряда: исполнение причитаний до венчания, величальных и корильных песен на свадебном пиру, исполнение песен и приговоров по всему ходу свадьбы. “Специализация” жанров в выражении отношения участников обряда к происходящему (в причитаниях — выражение точки зрения невесты, в приговорах и песнях — участников свадьбы); обусловленность идейно-тематического содержания, поэтического строя и функциональности свадебной поэзии обрядовым смыслом и переживаниями участников свадьбы.

Поэтика и стиль. Жанры описательные (величальные, корильные песни, причитания) и повествовательные (песни, приговоры). Антитеза и художественный параллелизм как основные принципы композиционного построения свадебных песен и причитаний. Символика, идеализация, гиперболизация, оксюморон, пародирование как художественный прием.. Сравнения, выразительные и изобразительные эпитеты, диминутивы, повторения; их роль в передаче психологического состояния и внешнего облика невесты, жениха, их родных и близких.

Региональные и местные типы свадебного обряда (севернорусский, среднерусский, южнорусский).

Сборники П. В. Киреевского и П. В. Шейна, их состав и характер.

Похоронный обряд и причитания.


Народные названия причитаний: “вопы”, “вопли”, “заплачки”, “плачи”, “приплачи”, “причеты” и собирательное названия: “голошение”, “вытье”, “причеть”. Причитания как часть некро-ритуальной обрядности. Бытовая обязательность Сопровождение обряда от начала до конца, во всех важных моментах обряда. Функция причитаний и важнейшие мотивы: констатация смерти, мотивы-оповещения, мотивы-некрологи, мотивы с выражением скорби и др.
Поэтика и стиль. Драматизм причитаний, трагичность. Обусловленность речевого строя причитаний эмоциональной насыщенностью. Монологическая композиция. "Открытость" структуры и возможность её наращения, сокращения. Формульность. Восклицательно-вопросительные конструкции, синонимические повторы, нанизывание однотипных синтаксических структур, экспрессивные формы словообразования (префиксы, суффиксы, удвоение корней). Персонификация и олицетворения (образы смерти, горя, доли). Непрофессиональные и профессиональные исполнители причитаний; различия в репертуаре. Севрнорусская вопленица И. А. Федосова.

История собирания причитаний. Сборник Е. В. Барсова "Причитания Северного края".


З а г о в о р ы


Магическая природа заговора. Слово и действие. Связь с обрядами. Определение жанра и его признаки: магическая природа, практическая целеустановка, связь с обрядами, формульность, ритмическая организация. Вера в способность слова магическим образом воздействовать на реальный и воображаемый мир в нужном для людей направлении как фактор формирования жанра. Неосознанно-художественное творчество в заговорах.

Происхождение и историческое развитие жанра. Первоначальное синкретическое единство слова и обрядового действия. Постепенное изменение их соотношения: возрастание роли слова и, как следствие, усложнение текста в образно-стилевом и композиционном отношениях. Роль христианства в развитии заговора.Заговоры и молитвы. Заговоры и апокрифы. Устная и письменная формы бытования. Виды заговоров. Классификация по доминантной магической функции (“белые”, “черные”), по сфере бытового применения и конкретной целевой установке (хозяйственные, лечебные, любовные, социальные и др.). Темы, идеи, образы, их обусловленность характером быта и мировоззрения народа.

Поэтика и стиль. Композиция, её историческое развитие. Сравнение, кумуляция, повторения как принципы “текстообразования”. Речевая стереотипия: сквозной "симпатический" эпитет, перечислительные и счетные ряды, повторы лексико-синтаксических конструкций, предлогов. Роль ритма в организации текста. Генетические связи заговоров с другими жанрами фольклора.

Исполнители заговоров: профессиональные (колдуны, знахари) и непрофессиональные. Зависимость репертуара и форм передачи текста от типа исполнителя.

Сборник Л. Н. Майкова "Великорусские заклинания".

У с т н а я п р о з а


Народная проза как составная часть эпического рода фольклора. Характерные эпические свойства народной прозы: наличие сюжета, объективность повествования. Народная проза как непесенная разновидность эпического фольклора.

Выделение в составе народной прозы двух жанровых областей по типу их отношения к действительности. Обобщенное и иносказательное отображение предметов и явлений реальности — в сказке. Сообщение конкретных жизненных фактов, передача достоверной информации — в несказочной прозе. Типизирующая функция сказочного вымысла как основание для сближения сказки с другими моделирующими реальность формами эпоса (былины, духовные стихи). Речевая и композиционная стереотипия сказочного повествования как аналог метрической и формульной природы песенно-стихотворного эпоса. Отсутствие жестких стилевых канонов в произведениях несказочной прозы как отличительная черта жанров с конкретно-информативной функцией.



Сказки
Определение жанра и его разновидностей. Широкие определения, по которым к сказкам относят все виды устных рассказов, и узкие определения, предполагающие выделение собственно сказок из устной прозы. Оправданность выделения сказок с их особыми свойствами сравнительно с другими видами устной прозы. Сознательная установка на вымысел с его специфическим своеобразием как важнейшее свойство сказок. Традиционность вымысла. Отношение сказочного вымысла к реальности. Другие жанрообразующие качества (прозаический склад, ритм устного повествования, особый речевой стиль).
Сказки о животных: происхождение вымысла (связь с древнейшими антропоморфными и тотемистическими представлениями и понятиями; изменение и преображение древнейшего содержания в соответствии с художественными целями и свойствами). Темы, идеи, образы. Юмор и сатира в сказках: “Кот на воеводстве”, “Мужик и Медведь”, “Лиса-исповедница” и др. Излюбленные персонажи: Лиса Патрикеевна, Волк-дурень, сильный, но недалекий Медведь, Заяц, Лягушка, Мышь, Дрозд, другие малые звери. Проблема иносказательности: “...в изображении животного царства с чрезвычайной меткостью делается для нас наглядной человеческая низость” (Гегель). Типологически сходные черты русских сказок со сказками других народов. Национальная специфика вымысла и сюжетов. Поэтика и стиль: композиция, кумулятивность, повторяемость сюжетных ситуаций, ирония, диалог, игровые припевы. Особенности сказок о животных как явления детского фольклора.
Волшебные сказки: происхождение вымысла (связь форм вымысла с древнейшими обрядовой магией, табу и другими мифологическими понятиями и представлениями). Гипотеза В. Я. Проппа о связи сказок с обрядом инициации. Степень ее оправданности. Жизненная основа и структура древних сюжетов. Их поздняя художественная трансформация. Образы Бабы-Яги, Кощея, огненного многоголового Змея и других персонажей. Сюжеты сказок о падчерице-сироте и третьем младшем брате. Темы, образы, смысл распространенных сказок: “Царевна-лягушка”, “Морской царь и Василиса Премудрая”, “Медное, серебряное и золотое царства”, “Сивка-Бурка”, “Волшебное кольцо”, “Иван — коровий сын”, “Безручка” и др. Поэтика и стиль: морфологический строй, композиция, статичность характеров, сходные сюжетные мотивы и причина этого явления; троекратность ситуаций, однолинейность развития действия, способ воспроизведения времени и места, эффект неожиданности, стилистическая “обрядность”, стилевые формулы. Присказки и концовки. Поэтика волшебных сказок как национальная художественная система. Типологически сходные черты с аналогичными свойствами сказок других народов. Вопрос о сюжетах и мотивах, получивших международное распространение в результате перехода сказок от народа к народу.
Бытовые сказки-новеллы: происхождение вымысла (остаточная связь его форм с древнейшими рассказами о “комических дублерах” культурных первопредков-трикстеров и обрядовой иронией магических ритуалов). Преображение и формирование у сказок свойств комической новеллы — обретение художественных особенностей). Социальная и идейно-художественная природа сказок. Связь бытовых сказок с волшебными. Происхождение и смысл сказок об Иване-дураке. Виды бытовых сказок, их темы и образы. Сказки о супружеской неверности, об исправлении строптивых жен. Сказки о барах (“Барин и мужик”, “Барин и плотник” “Барыня и цыплятки” и др.), их жизненная основа, острота художественной выдумки. Бытовая основа сказок-новелл на антиклерикальные темы. Сказки о солдатах и ворах. Образ солдата как вершителя справедливости; насмешки над суевериями, бытовыми недостатками людей (“Суп из топора”, “Петухан Куриханович” и др.). Сказка-новелла в ее отношении к анекдоту. Заимстствования из переводных книг. “Встречное” творчество и национальная обработка сюжета, мотивов. Поэтика и стиль: занимательность сюжета, гиперболизированное изображение пороков, выдуманность ситуаций, приемы комического, бытовая характерность речей персонажей.
Повсеместное бытование сказок. Сказочник как носитель с традиции и творец. Мера его творчества в рамках традиции. Типы сказочников: фантасты, балагуры, бытовики, сатирики. Актерское мастерство сказочников и выражение всех художественных свойств сказки в слове. Общерусские и местные особенности сказок.
Собирание сказок и “классические” собрания: А. Н. Афанасьева, Д. Н. Садовникова, Н. Е. Ончукова, Д. К. Зеленина, Б. М. и Ю. М. Соколовых. Опыты классификации сюжетов: достоинства и недостатки системы Аарне—Андреева— Томпсона. “Сравнительный указатель сюжетов. Восточнославянская сказка” (1979).

Н е с к а з о ч н а я п р о з а.



Б ы в а л ь щ и н ы, б ы л и ч к и, л е г е н д ы, п р е д а н и я.
Несказочная проза как совокупность повествовательных форм, обладающих конкретно-информативной функцией: сообщение достоверного факта или сведений, принимаемых за достоверные. Отсутствие жестких стилевых канонов, а также зависимость композиции повествования от коммуникативной ситуации как общее свойство всех форм несказочной прозы.
Бывальщина. Определение жанра как устного повествования о событиях, выпадающих из хода повседневной жизни: стихийные бедствия, социальные аномалии (в том числе, войны), экстремальные жизненные ситуации (в быту, на работе, на промысле, в дороге). Естественная, рационально объяснимая природа излагаемых в бывальщине событий. Проблема обособления бывальщины как фольклорного жанра в ряду бытовых рассказов. Сказ как стилевая характеристика устного повествования. Связь бывальщины с другими жанрами (сказками и др.).
Быличка как достоверное устное повествование о явлениях человеческой жизни, имеющих сверхъестественную природу. Отличие от бывальщины. Контакт с потусторонним миром как предмет изображения в быличке. Тематический спектр жанра: рассказы о встречах (взаимоотношениях) с домовым, банником, водяным, лешим, русалкой, чертом, покойником; о колдунах, проклятых; о кладах; о гаданиях и предсказаниях судьбы. Отражение социальных и пространственно-временных представлений человека в понятийной структуре быличек: взаимное уподобление “своего” и “чужого” миров, значимые точки годичного и суточного циклов, пространственные границы человеческого и потустороннего. Отношение былички к сказке: “актуальные” правила (магия) и условная модель (волшебство, фантастика) контакта человека с иным миром.
Легенда как устное повествование, характеризующее нравственные взаимоотношения человека с окружающим миром. Книжное происхождение жанра: связь его образной, мотивной и персонажной структуры с христианским вероучением, книгами Ветхого и Нового завета, средневековой проповедью и агиографией. Бытовые рассказы как дополнительный источник жанра. Изображение события в сочетании с нравственным комментарием изложенного как композиционная структура легенды. Тематическая структура жанра: рассказы о помощи святых, о наказании за грехи и вознаграждении добродетели, о бесовских искушениях, о мироустройстве (космогония, этиология и эсхатология). Отношения отдельного нравственного факта-примера и нравственной модели мира (эпические образы греха и добродетели). Природа сверхъестественного в легенде и быличке (аналог отношений молитвы и заговора): чудо и магия; отношения доверия (“Да будет воля Твоя”) и договора. Двоеверие в народной легенде как отягощение нравственных отношений прагматическим взглядом.
Предание. Определение жанра. Особое положение его в системе несказочной прозы: повествование о событиях прошлого: то, что было, чего уже не случается сейчас, но следы чего можно наблюдать. Отличие от предания других форм несказочной прозы, сообщающих “актуальную” информацию (то, что бывает сейчас). Переход бывальщин, быличек, и легенд в жанровую область преданий при утрате ими статуса рассказа о событиях настоящего. Широкий тематический спектр жанра: предания о заселении и освоении края, аборигенах; о силачах и прочих выдающихся личностях, о разбойниках, о борьбе с внешними врагами, об исторических лицах и др.. Роль региональных и локальных факторов в формировании тематической структуры преданий. Эволюция образной системы преданий: устойчивые и меняющиеся под влиянием исторических условий компоненты структуры (Разин и Пугачев, Иван Грозный и Петр Великий). Место преданий в формировании национального исторического сознания.

Б ы л и н ы


Определение жанра и существенные свойства былины как вида песенного эпоса: героика, выражение социальных и нравственно-этических идеалов, торжественно-патетическая экспрессия и связанная с ней особая организация песенной структуры. Социальная и поэтическая функция эпоса. Термин “былина” и народное название эпических песен “стáрина”. Указанные этими названиями свойства русского эпоса.
Былины и историческая действительность: отражение истории древней Руси. Имена, географические названия, предметы материальной и духовной культуры в былинах. Разные трактовки историзма былин. Трактовка историзма былин, идущая от исследователей середины XIX века: “Эти лица (богатыри, вообще, персонажи — ред.), хотя и введены в обстановку исторической действительности, не суть по большей части действительно существовавшие, но вымышлены народным творчеством” (Л. Н. Майков). Соотношение правдоподобия и вымысла в песенно-эпическом повествовании.
Проблема происхождения эпоса. Традиции мифа и сказки в былинах. Народность эпоса и разное решение вопроса о его происхождении в трудах исследователей: взгляды ученых мифологов (Ф. И. Буслаев, О. Ф. Миллер и др.), миграционистов (В. В. Стасов и др.); воззрения А. Н. Веселовского и сторонников исторической концепции В. Ф. Миллера; изменения, внесенные в историческую концепцию В. Ф. Миллера А. М. Астаховой, В. Я. Проппом, Б. А. Рыбаковым. Возрождение В. М. Жирмунским сравнительно-исторического анализа эпоса и новизна в постановке проблемы происхождения русского эпоса. Отход современных типологов-структуралистов от решения исторических проблем.
Проблемы периодизации истории былин. Многослойность эпоса. Сюжеты, темы и образы древнейшего периода и последующего времени. Преемственная связь эпоса с мифами и возникновение у него особой системы образности и стиля. Циклизация былин. Былины Киевской и Новгородской Руси. Их трансформация в новейшие периоды русской истории (XVI — XIX вв.) Классификация сюжетов: героические и героико-новеллистические. Идеи и историческая основа важнейших былин: “Святогор”, “Волх Всеславьевич”, “Вольга и Микула”, “Добрыня и Змей”, “Илья и Соловей-Разбойник”, “Илья в ссоре с Владимиром”, “Илья и Калин-царь”, “Илья и Сокольник”, “Алеша Попович и Тугарин”, “Добрыня и Алеша”, “Соловей Будимирович”, “Ставр Годинович”, “Молодость Чурилы”, “Сухман”, “Данила Ловчанин”, “Садко”, “Василий Буслаев”. Типизация в былинах. Образы стольно-киевского князя Владимира, Ильи Муромца, Добрыни, Алеши Поповича, Микулы Селяниновича.
Поэтика. Принципы изображения людей и событий (гиперболизация, идеализация). Композиция. Строфемы. Общие места, повторения; ретардация; зачины и концовки. Сравнения, эпитеты. Былинный стих.
Географическое распространение былин. Условия сохранения на русском Севере, Урале и в Сибири. Сохранность в устном бытовании. Т. Г. Рябинин,
П. Л. Калинин, А. П. Сорокин, М. Д. Кривополенова и другие сказители как носители и продолжатели песенно-эпических традиций. Художественная ценность эпоса — величайшего памятника русской культуры.
История собирания былин и важнейшие сборники: “Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым”; “Онежские былины, записанные А. Ф. Гильфердингом летом 1871 года”; “Песни, собранные П. Н. Рыбниковым”.

И с т о р и ч е с к и е п е с н и


Определение жанра и вопрос об ограничении термина "историческая песня". Отличие исторической песни от былины. Преемственные связи исторических песен с былинами. Историческая песня как этап развития эпического творчества. Принципы избирательного заинтересованного изображения событий и лиц в исторических песнях. Историческая песня как произведение актуальное для своего времени и вопрос о последующей трасформации ее смысла и образов.
Ранние образцы исторических песен: песня об Авдотье Рязаночке, об убийстве Щелкана Дудентьевича, полонянках (“Мать встречает дочь в татарском плену” и др.). Разностильность ранних исторических песен и вопрос о поздних изменениях в них. Цикл песен об Иване Грозном и событиях его царствовования (“Взятие Казани”, “Темрюк-Мастрюк”, “Гнев Ивана Грозного на сына”, “Набег Крымского хана” и др.), о Ермаке ( “Ермак в казачьем кругу” и др.), о Смутном времени (“Гришка Отрепьев”, “Плач Ксении Годуновой”, “Скопин-Шуйский”, “Минин и Пожарский”) и др. Взгляд народа на исторических лиц и понимание смысла их деятельности.
Казачьи исторические песни о Степане Разине (“Разин и казачий круг”. “Поход Разина на Яик”, “Сынок”, “Разин под Астраханью”, “Песня разинцев”. “Есаул сообщает о казни Разина”). Поэтизация Разина как вождя казачьей вольницы. Осуждение Разина казачьим кругом. Лирическое начало как фактор, трансформирующий эпическое повествование. Особенная лиро-эпическая структура песен.
Исторические песни о Петре Великом и событиях его царствования (“Царь судит стрельцов”. “О начале Северной войны”, “Молодец собирается под Полтаву”, “Царь Петр на корабле” и др.). Исторические песни о событиях Отечественной войны 1812 года (“Наполеон пишет письмо Александру”, “Кутузов призывает победить французов”, “Наполеон в Москве”, “Казак Платов” и др.). Вопрос о творцах песен. Отражение в песнях дум и чувств солдат. Идея защиты отечества. Новые темы в солдатских и казачьих исторических песнях сравнительно с песнями других циклов.
Типы персонажей исторических песен: народный герой, царь, полководец. Изображение народа. Поэтика и стиль историеских песен. Жанровые разновидности: эпические песни (с развернутым сюжетом, одноэпизодные), Лиро-эпические песни.
Сборники исторических песен XIII - XIX вв. — четыре книги, выпущенные в серии “Памятники русского фольклора”, Институт русской литературы Ак. наук, 1960—1973.

Д у х о в н ы е с т и х и


Определение духовных стихов как комплекса эпических, лиро-эпических и лирических произведений, объединяющим началом которых является понятие “духовное”, религиозно-христианское, противопоставленное мирскому, светскому. Народные наименования жанра: “стихи”, “старины”, “псальмы”, “канты”.
Происхождение духовных стихов и источники: книги Священного писания (Ветхий и Новый завет), христианская каноническая и апокрифическая литература, проникавшая на Русь после Крещения с конца Х в. (жития, библейские сказания, нравоучительные повести и др.), церковные проповеди и литургия. Старшие духовные стихи (эпические) и младшие (лирические). Создатели и исполнители духовных стихов — калики (калеки) перехожие, паломники по святым местам.
Народное переосмысление библейских и евангельских тем, житий, апокрифов. “Духовные стихи - это результат эстетического освоения народом идей христианского вероучения” (Ф. М. Селиванов). Основная идея духовных стихов: утверждение превосходства духовного над материальным, телесным, прославление подвижничества, мученичества за веру, обличение греховности, несоблюдения Божьих заповедей.
Отражение в старших духовных стихах космогонических представлений. Основные темы и сюжеты: стихи о мироздании (“Голубиная книга”); на библейские ветхозаветные сюжеты (“Осип Прекрасный”, “Плач Адама”); евангельские (“Рождество Христово”, “Избиение младенцев”, “Сон Богородицы”, “Распятие Христа”, “Вознесение”); о героях-змееборцах (“Федор Тирон”, “Егорий и змей”), мучениках (“Егорий и Демьянище”, “Кирик и Улита”, “Галактион и Епистимия”, “О великомученице Варваре”), подвижниках (“Иосаф и Варлаам”, “Алексей Божий человек”); чудотворцах (“Микола”, “Дмитрий Солунский”); праведниках и грешниках (“Два Лазаря”, “Про Марию Египетскую”, “О блудном сыне”, “Аника-воин); о кончине мира и Страшном суде (“Михайло архангел — грозный судья”, “Архангелы Михайло и Гавриил - перевозчики через огненную реку”).
Отголоски языческих верований в стихах о матери сырой земле (“Плач земли”, “Непрощаемый грех”, “Обряд прощания с землей перед исповедью”). Назидательные стихи о мирских соблазнах и спасении в пустыне, необходимости покаяния (“ Пятница и Пустынник”, “Стих о лени”, “Василий Кесарийский”). Стихи на сюжеты из древнерусской истории (“Борис и Глеб”, “Александр Невский”, “Михаил и Федор черниговские”, “Дмитрий Донской”).
Младшие духовные стихи (псальмы, канты) на темы из старообрядческой истории (ХVII—Х1Х вв.): “О Никоне”, “Стих об антихристе”, “Гора Афон” и песни сектантов-мистиков (скопцов, хлыстов).
Поэтика. Общефольклорные свойства духовных стихов, позволяющие соотносить их с былинами, балладами, историческими и лирическими песнями. Влияние литературно-христианской стилистики, широкое использование церковнославянизмов. Пространственно-временная характеристика художественного мира духовных стихов. Специфика чудесного, связанного в них с Христом и святыми (исцеление больных, неуязвимость при пытках, воскресение из мертвых и др.). Композиция (цепь эпизодов того или иного события или жития персонажа). Монологические стихи (“Плач Иосифа Прекрасного”), роль диалогов (“Сон Богородицы”). Поэтический язык (эпитеты, параллелизмы, сравнения). Образ земли после Страшного суда. Описание расставания души с телом, переправы через огненную реку и др.
История собирания (П. В. Киреевский, В. Г. Варенцов, Т. С. Рождественский и М. И. Успенский). Изучение духовных стихов. Мифологическое направление (Ф. И. Буслаев, А. Н. Афанасьев, О. Ф. Миллер); культурно-историческое направление (исследования А. Н. Веселовского, А. И. Кирпичникова, В. П. Адриановой); историко-бытовое (“Материалы к истории изучения русского сектантства и раскола (старообрядчества)” под ред. В. Д. Бонч-Бруевича (СПб, 1908-1911), ; четыре выпуска). Возобновление исследований в начале 70-х годов ХХ в. : статьи Ю. А. Новикова, С. Е. Никитиной, Ф. М. Селиванова и др.

Б а л л а д н ы е п е с н и


Термин “баллада” и его история (провансальские плясовые песни ХI-ХVII вв.; англо-шотландские баллады; литературные романтические баллады). Народные русские названия балладных песен: “стих”, “песня”. Определение жанра, его признаки. Важнейшие свойства балладных песен: эпичность, семейно-бытовая тематика, психологический драматизм, искусство трагического.
Происхождение балладных песен. Дискуссионность вопроса о времени их возникновения: взгляд на появление баллад в эпоху разложения древнейшего синкретизма (А. Н. Веселовский), в ранний период писанной истории (Н. П. Андреев), в период Средневековья (В. М. Жирмунский, Д. М. Балашов, Б. Н. Путилов, В. П. Аникин).

Балладные песни о татарском (позднее — турецком) полоне: “Девушка взята в плен татарами”, “Русская девушка в татарском плену”, “Красная девушка из полона бежит”, “Спасение полонянки”, “Князь Роман и Марья Юрьевна”, “Два невольника”, “Бегство невольников из плена”. Поздние переработки баллад о полоне: “Молодая ханча”, “Пан привозит жене русскую полонянку”.

Сюжеты балладных песен ХIV-ХVI вв.: “Василий и Софья”, “Дмитрий и Домна”, “Рябинка”, “Князь Михайло”, “Дети вдовы” и др. Любовные баллады: “Дмитрий и Домна”, “Казак и шинкарка”, “Похищение девушки”, “Девушка защищает свою честь”, “Монашенка топит ребенка”. Семейно-бытовые баллады: “Князь Роман жену терял”, “Муж жену губил”, “Рябинка”; “Федор Колыщатой”, “Алеша и сестра двух братьев”, “Брат, сестра и любовник”, “Сестра-отравительница”, “Дочь тысячника”, “Насильный постриг”. Тема инцеста: “Охотник и его сестра”, “Брат женился на сестре”, “Иван Дородорович и Софья-царевна” и др.

Баллады ХVII-ХVIII вв.: “Оклеветанная жена”, “Жена мужа зарезала”, “Братья-разбойники и сестра”, “Жена разбойника” и др.

Кризис жанра традиционной баллады. Появление в конце ХVIII — начале ХIХ в. новых баллад. Баллады: о социальном неравенстве: “Молодец и королевна”, “Князь Волконский и Ваня-ключник”, “Княгиня и камер-лакей”, “Девушка гибнет от любви воеводского сына”; о бедности и горе: “Горе”, “Молодец и горе”, “Молодец и река Смородина”и др.
Особенности композиции и сюжета баллад: открытый ход действия, предсказанный роковой исход, трагическое узнавание. Роль монологов и диалогов. Драматизм. Одноконфликтность. Динамика развития действия. Характеристика персонажей: губитель, жертва. Фантастические мотивы: метаморфоза, оборотничество, говорящие животные и птицы, магические (живая и мертвая вода как средство исцеления). Искусство психологического изображения. Поэтический язык, иносказательность. Связи баллад с былинами, историческими песнями, духовными стихами, лирическими песнями). Новые баллады, их связи со старыми (сюжетно-тематическая общность и отличия).
История собирания баллад. Сборник Н. П. Андреева и В. И. Чернышева, сборник Д. М. Балашова.
Л и р и ч е с к и е п е с н и
Определение жанровых особенностей необрядовых песен как вида народной лирики: их свобода от обряда, относительная неприуроченность ко времени исполнения, преобладание поэтических функций над прагматическими, использование своеобразного метафорического и символического языка для разностороннего жизненного содержания и раскрытия внутренного мира человека. Возможность вхождения лирических необрядовых песен в состав обрядов и трудовых циклов и объясняемое этим разнообразие народной терминологии.

Генетическая связь необрядовых песен с обрядовой лирикой (заклинаниями, величаниями, причитаниями, игровыми песнями) и балладами. Преемственность и переработка художественных традиций в процессе становления стиля.


Проблемы классификации необрядовых лирических песен. Разнообразие принципов систематизации: по тематике (любовные, семейные, рекрутские, удалые), по социальной среде создания и бытования (солдатские, бурлацкие, ямщицкие, казачьи и проч.), по преимущественному составу исполнителей (мужские и женские), по формам мелодии и внутрислоговой распевности (частые и протяжные), по связи с движением (шаговые, маршевые, плясовые), по эмоциональной доминанте (шуточные, сатирические). Сочетание нескольких принципов при создании научных классификаций (В. Я. Пропп, Н. П. Колпакова, Т. М. Акимова, В. И. Еремина).
Система художественных образов необрядовой лирики. Многоообразие народных характеров и социальных типов в песнях, изображение разносторонних взаимоотношений между людьми. Образы природы, быта, социальных явлений. Место условно-обобщенных образов любви, тоски, горя, воли, разлуки, смерти и других в художественной системе народной лирики. Характерные особенности соединения разноплановых образов в создании символических картин, составляющих предметно-содержательную основу необрядовых песен. Приемы изображения персонажей: идеализация, юмор, сатира.

Особенности композиции необрядовых песен. Их структура по принадлежности к лирическому роду. Образно-символический параллелизм и его формы (А. Н. Веселовский), прием ступенчатого сужения образов ( Б. М. Соколов), принцип цепочно-ассоциативной связи (С. Г. Лазутин), соположение автономных тематико-стилевых формул (Г. И. Мальцев). Н. П. Колпакова, Н. И. Кравцов об основных типах и формах композиции.

Поэтический язык необрядовой лирики: функции постоянных эпитетов, сравнений, метафор, антитезы. Стереотипные устойчивые словесные комплексы в составе песен. Своебразие ритмо-синтаксической структуры народно-песенного стиха (система повторов, слогообрывы, внутрислоговые распевы, строфика, размер). Использование в лирике лексической и фонетической выразительности устной речи.
Собирание народных песен. Деятельность П. В. Киреевского. Народная лирика в составе сборника П. В. Шейна, свод народных песен А. И. Соболевского “Великорусские народные песни”. Типы изданий песен локальных традиций.

З а г а д к и


Определение: загадки как поэзия парадокса и средство испытания сообразительности. Логическая и художественная функции загадок.

Происхождение загадок. Традиции условной тайной речи в образах и темах загадок. Поздняя художественная трансформация условных обозначений и названий. Отражение в загадках крестьянского и городского быта. Тематические группы. Бытовая основа образности. Загадки о грамоте, загадки-головоломки, церковно-книжные вопросы и ответы.


Поэтическая образность и художественные средства. Структуры: избирательность в обозначении признаков, сравнения, диалоги и пр. Продуктивные традиционные метафоры: “баба”, “старик”, “бык”, “баран” и др. Многообразие ритмического строя. Игра слов. Заумные элементы.
Сборник Д. Н. Садовникова как самое полное и цельное собрание традиционных загадок.

П о с л о в и ц ы и п о г о в о р к и


Определение: пословица как краткое, устойчивое в речевом обиходе, ритмически организованное образное изречение, обладающее способностью к многозначному употреблению по принципу аналогии. Происхождение пословиц, их первоначальная утилитарность. Связь пословиц с речью и многозначность пословичного суждения. Речевая и поэтическая функции. Пословицы с прямым и переносным смыслом.

Темы пословиц. Отражение в пословицах событий, обычаев и верований древней Руси. Пословицы крестьянской общины-мира и городов. Сословная вражда в отражении пословиц о барщине, оброках. Крестьянская работа и труд ремесленника, рынок и торг в оценке пословиц. Пословицы о властях, судьях, воинской службе и отечестве. Нравственные понятия и представления народа в отражении пословиц. Усвоение пословицами библейских изречений и евангельских заповедей.

Опыты тематических классификации пословиц. Недостатки опыта структурных классификаций. Стиль пословиц, их язык, использование тропов. Синтаксис пословиц, их композиция, ритмическая четкость и эмоциональная выразительность.
Определение: поговорка как общепринятое образное выражение, существующее в речи для эмоциональных оценок и применяющееся в речи по принципу аналогии. Поговорки и речевые фразеологизмы. Типы поговорок, их структура. Речевая и поэтическая функции.
Сборник В. И. Даля "Пословицы русского народа" и другие собрания.

Д р а м а и т е а т р


Драматический род в фольклоре как совокупность разнообразных форм и проявлений, предстающих в синтезе вербальных и невербальных (пластических, миметических, хореографических и др.) элементов. Действие, нарочитое разделение исполнителей и зрителей, перевоплощение участников “ролевой” тгры, особенный характер словесной импровизации.
Истоки драматического творчества: вербальные компоненты обрядов, игр, ряжений (ритупльнве диалоги, игровые песни, сценки). Драматическое начало в эпических и лирических жанрах как следствие фольклорного синкретизма и синетеза. Характерный способ исполнения. Простейшие драматические сценки: вождение “козы”, “коня”, святочные игры (“Женитьба Терешки”, “В барина” и др.).

Театральные формы средневековой, позже — “городской” (площадной, ярморочной) культуры. Творчество скоморохов, их репертуар, их роль в распространении и становлении народных драматических форм.


Раек (театр одного актера, поясняющего движущиеся картинки): особая манера поваедения раешников, балаганных и ярморочных зазевал, их приговоры, стилевые черты раешного стиха.
Жанровый состав народной драмы: комические сценки и пьесы (“Барин”, “Мнимый барин”, “Маврух”, “Пахомушка”); героико-романтические драмы (“Лодка”, “Царь Максимилиан”, “Как француз Москву брал”). Возникновение сюжетов на основе сложной связи фольклорных и литературных традиций в XVII—XIX вв. Роль лубка в становлении и распространении сюжетов. Поэтические особенности драмы: сочетание трагических, комических фарсовых элементов в структуре действия. Сюжетно-композиционные составляющие: выходной монолог, диалог, массвое действие. Роль песенных вставок. Стиль: динамизм, повторяемость, ритмичность словесных формул церемониального, событийного, лирического, комического характера.
Русская кукольная комедия “Петрушка” Устройства театра, бутафория, внешний вид перчаточных кукол (персонажи-образы). Характер социальных масок. Нанизывание сцен осмеяния, изгнания, убийства действующих лиц. Сценический стиль: динамичность движения кукол, использование музыкальных, звуковых эффектов. Общение со зрителями.
Вертеп — разыгрывание драмы “Царь Ирод” и бытовых сцен в театре марионеток. Устройство театра, конструкция и декор сценического пространства. Вид кукол, состав персонажей, сюжеты, стилевые особенности вертепа.
Сборник Н. Е. Ончукова “Северные народные драмы”, антологии
П. Н. Беркова, Н. И. Савушкиной и А. Ф. Некрыловой).

Д е т с к и й ф о л ь к л о р


Объем понятия "детский фольклор": творчество взрослых для детей, творчество взрослых, перенятое и освоенное детьми, собственно детское творчество. Деление на жанры и принцип, положенный в основу классификации.
Колыбельные песни. Их народное название “байки”. Практическая функция, возникшая на основе осознания роли ритма для успокоения ребенка. Связь баек с заговорами и магическими обрядами. Неосознано-художественные и чисто художественные образы. Образы кота, птиц и др. Детский мир колыбельных песен, выражение дум и чувств матери, няньки. Свободная композиция колыбельных песен. Мотив как конструктивная единица (А. Н. Мартынова). Импровизационное начало и его роль при исполнении колыбельных песен. Традиционные особенности языка и стиля.
Пестушка как явление игрового фольклора. Практическая функция. Потешка (“Ладушки”, “Сорока” и др.) и ее развитые игровые и словесные формы. Прибаутки как явление словесного творчества. Их структурные формы как маленьких сказочек в стихах. Особый вид прибауток-перевертыши. Нарочитое смещение в прибаутках реальных связей и отношений как педагогическое свойство и средство комического.
Заклички как “ослабленная” форма заклинаний и заговоров. Связь закличек с календарным фольклором, магическими обрядами. Связь закличек с временами года, погодой, праздниками и др. Понятие “детский народный календарь” (Г. С. Виноградов).
Игры, игровые припевки и приговорки. Игра как комплекс начал практической педагогики, искусства и физического воспитания. Жеребьевые сговорки как прелюдия к игре. Считалки, их происхождение и темы. Игровая функция считалок и элементы художественного творчества в них. Заумный счет и его происхождение. Дразнилки и поддевки. Связь дразнилок с прозвищами, кличками. Структура дразнилки как рифмованного прибавления к имени. усложненные структуры — их связь с прибатками. Поддевки как элемент “игрового” поведения. Скороговорки как явление словесной игры.
Значение детского фольклора в народной "педагогике", семейном воспитании и развитии начал художественного творчества. Собирание детского фольклора и научное значение книги К. И. Чуковского “От двух до пяти”.

Ч а с т у ш к и


Происхождение термина “частушка” и других народных названий: припевка, прибаутка, приговорка, коротушка, прибрешка. Определение жанра и его свойства. Частушки как лирические четырехстрочные (реже — двух-, шестистрочные) рифмованные куплеты. Многообразие их мотивов и ритмического рисунка. Основные типы: собственно частушки, плясовые, а также “страдания”, “Семеновна”, “Яблочко”. Шуточные и сатирические частушки. Нескладухи, небылицы, перевертыши.
Возникновение частушек во второй половине Х1Х в., их опора на традицию других песенные жанры (частых и протяжных лирических песен). Отношение к другим песенным жанрам: корильным песням, скоморошинам и проч. Точка зрения А. И. Соболевского, Е. Н. Елеонской, Е. В. Линевой, В. И. Симакова, П. А. Флоренского на древнее происхождение частушки и отход от этого взгляда в последующем.
Тематика частушек. Отражение в них судеб личных и народных: крестьянского труда, отходничества. Темы фабрики и завода. Рекрутчина и солдатчина в частушках. Родная и чужая сторона. Частушечные темы: о гармонисте, службе в армии, сопернице или сопернике. Парни и девушки. Семья и любовь. Родители и дети. Сиротство. Ожидание любви. Свидания, знаки внимания, подарки. Счастье взаимной любви. Размолвка, ревность, измена. Неудачная любовь. Ожидание замужества (женитьбы). Сватовство, свадьба. Молодожены.
Поэтика частушек. Преемственность художественных традиций народной лирики в частушке (параллелизм, символика, приемы метафоризации, сравнения, эпитеты). Способы рифмовки, аллитерации, ассонансы, консонансы, игра ударениями. Особенности композиции частушек. Типы формы: объективно-лирическая, передача сообщения, зарисовка (портрет, диалог, эпизод, сценку, житейский афоризм) и субъективно-лирическая (лирический и повествовательный монологи). Способы изложения (монолог, диалог, повествование). Преобладание монологов и монологов-обращений. Одночастные и двухчастные частушки. Преобладание двухчастных частушек, построенных по принципу параллелизма или антитезы. Традиционные зачины типа “Я иду, а мне навстречу...” и др., концовки типа “...Девушка не травушка, не вырастет без славушки”, “...Кто любви не испытает, не узнает горюшка”. Виды повторов. Частушечные спевы (диалоги подружек, парней, соперников и соперниц). Исполнение частушек во время деревенских гуляний, на посиделках, в дороге, поле, лесу, во время домашней работы. Частушечники и их репертуар.
Сборники В. И.Симакова, Е. Н. Елеонской, З. И. Власовой и А. А. Горелова.

ФОЛЬКЛОР В СОВРЕМЕННУЮ ЭПОХУ

И ЕГО НОВЫЕ ТРАДИЦИИ ( XX в.)
Бытование традиционных жанров фольклора в современную эпоху. Отклик в них на явления современной эпохи. Жизненность и продолжение традиций. Анекдоты и частушки как громкий голос современности. Отражение в них событий революции и гражданской войны, коллективизации, жизни в колхозах, пятилеток. Великая Отечественная война в современном фольклоре. Отклик на события послевоенных лет. Перестройка и современность в оценке народа.

Специфика городской фольклорной культуры. Дробное и подвижное социальное деление как важнейший фактор формирования городского фольклора. Понятие о “первичной контактной группе”. Жанровая структура городского фольклора. Типологическое сходство иерархии жанров в различных культурных подсистемах городского фольклора: календарный, семейный и профессиональный обрядовый фольклор; ннесказочная проза; паремии; лирика; детский фольклор. Связь городского и традиционного крестьянского фольклора. Роль масс-медиа (телевидение, радио, печать, компьютерные сети) в формировании понятийной, образной и персонажной структуры современного городского фольклора. Замещение формами литературы и массовой культуры позиций фольклорных жанров.




следующая страница >>