Реферат на тему: "Эстетический вкус" - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Вопросы: Ход мероприятия Участники Осеннего бала 1 95.91kb.
«Язык архитектуры» 1 37.14kb.
Отчет за 1 четв. Составлен отчет за 1 полугодие 12. 01. 2012г. 1 114.35kb.
Реферат На тему Александр Македонский хозяин своей судьбы План Введение... 1 79.55kb.
Реферат по химии на тему: "Химия в хозяйстве" 1 229.78kb.
Реферат По истории информатики на тему " Эволюция понятия «информация»" 1 151.7kb.
Реферат По истории информатики на тему " История развития сервис-ориентированной... 1 199.18kb.
Реферат на тему : " 1915 год и Армения ". студ группы К1-1 Суварян Р. 1 173.19kb.
Выпускная работа по «Основам информационных технологий» 1 218.31kb.
Реферат на тему: " Этносоциология " 1 189.59kb.
Выпускная работа по «Основам информационных технологий» 1 246.61kb.
Эстетизм как одна из главных черт характера и творчества г. 1 11.74kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

Реферат на тему: "Эстетический вкус" - страница №1/1

Министерство образования РФ

ВлГУ



Кафедра


Философии и Психологии

Реферат на тему:

“Эстетический вкус”


Выполнил:

ст-т гр. УИ – 200

Чернявский А.П.
Проверил:

Латышева Ж.А.


Владимир, 2002

План:

Введение


Глава 1. Разработка категории эстетический вкус

Глава 2. Понятие в срезе Иммануила Канта

Глава 3. Эстетический вкус в работах Пьера Бурдье

Глава 4. Воспитание эстетического вкуса с точки зрения массовой и элитарной культуры

Заключение

Литература



Введение

Приступая к написанию реферата на столь важную в осмыслении и понимании темы как эстетический вкус хотелось бы обосновать значимость рассматриваемого мной понятия. Посмотрим вокруг, что мы видим солнце землю, каплю воды на листке клена. Кто-то скажет мне не нравится эта капля, потому что она слишком ярко сверкает, она вульгарна по своей сути, я возражу нет она невинна как слеза младенца, она застенчива как восточная красавица, закрывшая лицо прекрасной чадрой. Чадра невероятно красива и легкий орнамент из самоцветных камней подчеркивает ее индивидуальность. Как же так, камни не дают насладиться невесомостью и легкостью газовой чадры. Мы спорим, причем спорим о чем - об эстетических особенностях предметов. В абсолюте любого объекта исследования. Мы по разному воспринимаем объективную реальность с точки зрения уровня развития, образованности, кругозора, принадлежности к социальной группе, то есть уровня своего эстетического развития. Но мы спорим об эстетических особенностях, спорим с точки зрения собственного восприятия, с точки зрения собственного вкуса, собственного эстетического вкуса. Вот мы и подошли к понятию эстетического вкуса. Попробуем разобраться что он значит не на чисто интуитивном уровне, а попробуем изучить его с научной точки зрения. Для чего сначала подробно рассмотрим суть понятия или как его еще называют категории, части эстетического сознания, затем познакомимся разработкой категории эстетического вкуса великим классическим немецким философом Иммануилом Кантом, и тут же дадим сравнительную характеристику разработки другого понятия Пьером Бурдье

Потому что на мой взгляд бесполезно переписывать учебник, я преследую цель не трактования истин, ставших априорными, а попытаться основываясь на этих знаниях выяснить некоторые аспекты будь то влияние эстетического вкуса на развитие личности, а будь то его влияниние на воспитание эстетической культуры в массовой и элитарной культуре, после чего резюмируем все до чего договорились.


Глава 1. Разработка категории эстетический вкус

Эстетический вкус - одна из основных категорий эстетического воспитания. В эстетическом словаре это понятие трактуется, как способность человека по чувству удовольствия или неудовольствия ("нравится" - "не нравится") дифференцированно воспринимать и оценивать различные эстетические объекты, отличать прекрасное от безобразного в действительности и в искусстве, различать эстетические и неэстетические объекты исследования, обнаружить в явлениях черты трагического и комического. Индивидуальный вкус эстетического воспитания представляет собой эстетическую установку, формирующуюся в эстетическом опыте человека и, в свою очередь, включающуюся в новый опыт, опосредствуя каждое новое эстетическое восприятие и переживание. Он является субъективным критерием эстетической оценки, которая в известной мере интуитивна, т.е. эмоционально предшествует рациональному эстетическому суждению. Однако, качество эстетического вкуса определяется тем, в какой мере выраженная в нем субъективная оценка соответствует объективной эстетической ценности. Будучи социально обусловленным, эстетический вкус личности студента формируется под воздействием окружающей среды, образа жизни, большое влияние на него оказывает искусство, которое в качестве художественного начала включается в быт и труд людей и действует повседневно, подчас незаметно.


Категория вкуса является пограничной категорией по отношению к сфере "эстетического" и "художественного". Начиная с XVII в. в эстетической литературе появляется эта категория. До этого времени термин - "вкус" не употреблялся в эстетическом значении и означал, как правило, одно из чувственных "вкусовых ощущений". Однако с ХVII в. этот термин начинает приобретать более широкий смысл, употребляется сначала в иносказательном значении, а потом становится понятием, обозначающим способность донимать красоту и искусство и наслаждаться ими.
Определяя понятие вкуса, Кант вместе с тем ставит вопрос о его эстетической и познавательной ценности, о его отношении к гению. Вкус представляет собой только способность оценки произведений искусства или красоты природы и человека, но он не относится к продуктивным способностям человека.
Гегель в своей критике понятия "вкуса" трактует это немного иначе. Здесь утрачивается универсальное значение вкуса, в отличие от Канта. Гегель выделяет категорию вкуса, как описательную категорию, характеризующую только внешнюю структуру художественного произведения искусства в целом. Вкус, будучи абстрактной и односторонней категорией, выступает как нормативный принцип, регулирующий и ограничивающий деятельность субъекта. Наконец, вкус является созерцательной, оценивающей категорией.
В России с ХVII века проблема вкуса становится предметом пристального внимания философов, художников и теоретиков искусства. В русской эстетической литературе получают отражение концепции, гос-подствовавшие в эстетике Франции, Германии и Англии ХVII - ХVIII в.в. Особое внимание получает трактовка вкуса философа и историка М.Н. Муравьева. Он объявляет вкус своего рода "внутренним ощущением". Муравьев видел во вкусе проявления "врожденной доброжелательности, субъективного, оценочного момента, в системе эстетических знаний".
Эстетический вкус - одна из задач эстетического воспитания. Проблеме знаний о вкусе, как основной категории, уделялось большое внимание, и она не утратила по сей день своего значения. Эстетическое воспитание обладает собственными категориями, посредством которых оно познаёт действительность и формулирует результаты своего познания. Эти категории имеют чрезвычайно важное значение, в них отражается опыт художественного познания, специфические закономерности эстетического освоения мира человеком. Поэтому проблема изучения и уяснения эстетических категорий является одной из важнейших задач. Без этого изучения невозможно решение задач эстетического воспитания в школе.
Таким образом, проблема формирования определённого эстетического отношения человека к действительности на основе знаний об эстетическом вкусе как основной категории эстетического воспитания имела место на всех этапах развития науки. Эстетическое воспитание обладает двумя основными функциями, составляющими единство противоположностей: формирование эстетическо-ценностной ориентации личности и развитие ее эстетическо-творческих потенций. Эти функции и определяют место эстетического воспитания в общественной жизни, связь с другими видами воспитательной деятельности эстетического воспитания, сопрягаются с нравственным воспитанием.

В структуру эстетического сознания входят эстетические чувства. Психологи относят их к категории высших чувств и указывают на их связь с интеллектом. Эстетические чувства основаны на опыте разума и сами вызывают размышления. Вот почему эстетические чувства называют мировоззренческими. Эстетические чувства - это своеобразные переживания человека, возникающие при восприятии специфических объективов: красоты природы, предметов труда, произведений искусства. Эти чувства стимулируют социальную активность человека, оказывают регулирующее воздействие на его поведение и на формирование эстетического и нравственного идеалов. Они помогают воспринимать мир и искусство как близкие нам и стимулируют творческую активность. Их особенностью является сложное взаимодействие в них эстетических и этических моментов психической жизни.
Элементами эстетического сознания являются эстетический вкус и идеал, выступающие регуляторами. Эстетический вкус - это умение понимать и оценивать прекрасное и безобразное, возвышенное и низменное, трагическое и комическое в жизни и в искусстве. Гегель писал о том, что объективной основой вкуса является прекрасное и что вкус воспитывается. Эстетический вкус социально обусловлен и имеет свое индивидуальное проявление. Он определяется мировоззрением личности, поэтому так важно формирование эстетического вкуса , основанного на научном мировоззрении и на этических принципах.
Эстетический вкус выступает как способность личности оценить достоинства (или недостатки) эстетически значимых явлений на основе ее представлений о прекрасном и возвышенном, об идеале и объективизировать эти представления в конкретной деятельности, напри мер, при организации предметно-пространственной среды, при проведении досуга, в стиле общения, в эстетической выразительности внешнего облика. Эстетический вкус проявляется в любой творческой деятельности, в поведении людей, в быту. Особенность эстетического вкуса в том, что он проявляется непосредственно, как эмоциональная реакция человека на то, с чем он взаимодействует. По мысли И. Канта, вкус - это "способность судить о красоте".



Глава 2. Понятие в срезе Иммануила Канта
Познакомимся детальнее с суждениями великого немецкого философа Иммануила Канта о таком важном и определяющем личность качестве как способность эстетического вкуса:

Эстетический вкус по Канту необходимейшая субъективная способность в деятельности сознания.

Кант один из основателей современного диалектического видения мира. И здесь прежде всего необходимо вести речь о Кантовских антимониях. Кант пишет, что в процессе познания, в силу того, что мир бесконечен, а опыт ограничен, в процессе познания возникают прямо противоположные мысли, с равным правом на истинность. В "Критике чистого разума" он пишет о четырех антимониях. В "Критике способности суждения" он пишет об антимонии вкуса: можно высказать два суждения об эстетическом вкусе и оба они будут претендовать на истинность. Кант пишет:

"Итак, в отношении принципа вкуса обнаруживается следующая антимония:

1. Тезис. Суждение вкуса не основывается на понятиях, иначе можно было бы о нем диспутировать (решать с помощью доказательств).

2. Антитезис. Суждение вкуса основывается на понятиях, иначе, несмотря на их различие, нельзя было бы о них спорить (притязать на необходимое согласие других с данным суждением)."

Скажем так, Кант делает еще один шаг в постижении природы человека. В понимании того, какую роль в этой природе играют те или иные способности. Здесь он не пишет о роли. Он пишет о характере этой способности. Эту характерность он определяет через взаимодействие людей. О вкусах не спорят, потому что вкус не основан на понятиях И посредством дискуссии нельзя установить, чей вкус лучше, и нельзя прийти к единому вкусу. Потому что, как было сказано в лекции, вкус есть установка, свойство личности. И все же суждение вкуса основывается на понятиях, иначе о них вообще нельзя было бы спорить.

Мы начинаем представлять своеобразие этой нашей способности. И знать, что выносим суждение не на основе логических доводов, а на основе своего непосредственного чувства. Оно не познавательное суждение. Мы ничего не открываем. Мы только свое непосредственное чувственное отношение выносим и сообщаем. И в то же время вне понятийности для нас ничего внешнего нет. Понятийность есть непосредственное наше качество. Потому Кант отмечает, что все же некоторое общее понятие присутствует в нашем суждении. Пусть неопределимое, неясное, но есть. Здесь вспомним, что он вводит термин сверхчувственная природа человека. Для наглядности мы представим себе эту природу как ориентированность человека не просто в явлениях, а то, что мы воспринимаем явления в сущностных связях мира. Сущностных, т.е. закономерных. Иными словами, я, как человек, в каждом моем соприкосновении с миром иду к единичному, к этому предмету, обращаюсь с ним, беру в руки сквозь всю систему и его, и моих личностных связей с объективным миром. Потому и мое восприятие, пользуясь которым я свободно обращаюсь с любым предметом, восприятие конкретного идет сквозь все мое понятийное содержание, которое и есть по существу, сущностная картина мира в моей голове. Но как таковое мое отношение к предмету, мое его эстетическое восприятие, не обусловлено какой-то конкретной закономерностью предмета, явления.

И здесь Кант выдвигает еще одно положение, в котором делает еще один шаг по раскрытию природы эстетического вкуса. Он пишет, что " вкус с большим правом может быть назван sensus communis, чем здравый рассудок, и эстетическая способность суждения скорее может именоваться общим для всех чувством, чем интеллектуальная..." В чем здесь суть? Не будем пересказывать всю гамму очень тонких и подробных рассуждений Канта. Постараемся сделать такой вывод, который не противоречил бы рассуждениям Канта. Здравый рассудок отнесен к нашим объективным условиям жизни и касается конкретных событий и нашего поведения в них. Но вот о чем не может судить здравый рассудок: "Только там, где воображение в своей свободе пробуждает рассудок, а рассудок без [посредства] понятий придает игре воображения правильность, представление сообщается другим не как мысль, а как внутреннее чувство целесообразного состояния души."

Мы можем заметить точность и четкость мышления Канта. Это сообщаемое посредством чувственного восприятия состояние души, правильность игры воображения - это и есть совместное осуществление нами нашей субъективности, наше чувственное общение, в котором мы обмениваемся чувственными представлениями на основе чувства, или наоборот, обмениваемся чувствами на основе чувственных представлений. Причем, осуществляется этот обмен, как подчеркивает Кант, без посредства понятия. Именно процесс совместного достижения субъективной целесообразности во взаимодействии наших способностей является предметом эстетического вкуса. И потому он с гораздо большим правом может быть назван чувством общности, чем здравый рассудок. Впрочем, разночтений в суждениях здравого рассудка ничуть не меньше, чем разнообразия в эстетических вкусах. Но там цель совершенно другая.

Исходя из этого понимания Кант пишет о следующих особенностях суждения вкуса:

1. Суждение вкуса на основе восприятия бескорыстно, незаинтересованно, отличается от практического, морального.

2. Оно внешне нецелесообразно. В нем нет какой-то определенной цели.

3. В эстетическом вкусе мы получаем удовольствие без понятия о предмете.

4. Но в то же самое время предмет рассматривается как предмет необходимого удовольствия.

Вполне понятно, что в восприятии на основе вкуса нет корысти. Мы получаем удовольствие просто от согласованной работы рассудка и воображения, от достижения этой согласованности, правильности в этой согласованности. Или, если делать вывод из кантовской антропологии, от достижения субъективной целесообразности, от достижения осуществления своей природы. Немецкая скрупулезность Канта состоит в том, что он описывая способность суждения в структуре деятельности нашей субъективности делает это скрупулезно, четко, без каких-либо отклонений, непоследовательности. Как истинный немец. И в этом-то и суть. Он очищает представление об эстетической способности от привносного. Он абстрагирует ее. Выявляет ее в собственном соку. В ее собственных качествах. В каких она участвует в деятельности субъективности и оказывает этими качествами свое воздействие. И, что очень и очень важно, он рассматривает деятельность наших субъективных способностей в той закономерности, в тех объективных условиях , в которых они действительно работают. В причинности цели. Именно целевая причинность рассматривается Кантом как объективные условия деятельности нашей субъективности. Кант достигает тем самым теоретической конкретности в анализе деятельности нашего сознания и в определении в этой деятельности места эстетического вкуса . До него, а многие и после него, не могли выстроить эту теоретическую конкретность, не смогли смоделировать те условия, в которых работает эстетическое сознание и в которых оно необходимо.

Наслаждаясь чувственно в созерцании чего-либо субъект фактически наслаждается через представленное ему в этом созерцании чувство достижение в себе той же самой субъективной целесообразности, которая воплотилась в этом предмете. То есть тот чувственный образ, который создан кем-то, сообщает мне также и ощущение субъективной целесообразности при созидании этого предмета. Это ощущение вплетено в образный строй. Неотделимо от него. Перечитайте еще раз те выдержки из Канта, которые здесь приведены. Просто потрясающе. Но Канта надо понять. А для понимания Канта надо разобраться в тех усилиях нескольких поколений философов, которые они потратили на то, чтобы создать такое мировоззрение, которое было строго научным и которое могло бы служить пониманию природы человека, постижению этой природы.

Примерно то же самое мы можем сказать и об остальных особенностях эстетического вкуса . Ясно, что конкретной цели в эстетическом вкусе не может быть, так как он отнесен к всеобщности, к идеальной тотальности нашей субъективной природы, которая осуществляет себя посредством взаимодействия с внешним беспредельным миром в целом. Ясно и то, что не понятие о предмете здесь причина удовольствия. Хотя, конечно, все это присутствует в моем удовольствии. Ибо при согласованной работе рассудка и воображения включается в процесс восприятия все то, что есть в моем сознании, все его понятийное и чувственно-образное содержание. Понятно и то, что предмет должен вызывать во мне или удовольствие, или неудовольствие. Ибо я в деятельном созерцании внешнего мира осуществляю себя. Мне необходимо достигать своей субъективной целесообразности всегда, но каждый раз это происходит неповторимо, ибо бесконечно своеобразны сами предметы моего созерцания, бесконечно своеобразны жизненные ситуации. А все они требуют, чтобы я сохранял правильность относительно мира в целом. Чтобы я во взаимодействии с конкретикой мира оставался в субъективной целесообразности относительно практики, относительно этого совместного объективного человеческого процесса.

Глава 3. Эстетический вкус в работах Пьера Бурдье

Среди других важных аспектов эстетической культуры личности в современную эпоху приобретает большое значение категория эстетического вкуса, которая детально и глубоко исследована в работах Пьера Бурдье. Согласно мнению Бурдье, эстетический вкус является социально обусловленной и институционально сконституированной категорией.

В формировании эстетического вкуса формальному образованию принадлежит важная роль, но она является имплицитной, так как в собственном смысле, по мнению Бурдье, художественное воспитание, которое, как предполагается дается образовательной системой, является практически несуществующим Образовательная система, основанная на социальных различиях, создает то, что Бурдье называет эстетической диспозицией, которая и определяет вкусы и ценности в области искусства, что соответствует месту индивида в социальной иерархии.

Социологические исследования, проведенные Бурдье среди групп населения с различным уровнем образования и с различным социальным положением, показывают, каким образом "культивированные диспозиции и культурная компетентность проявляются в природе потребляемых культурных товаров и в способе, которым они поглощаются. Они варьируются в соответствии с категорией агентов и с областью в которой они применяются, начиная с наиболее легитимных областей, таких как живопись или музыка, и кончая наиболее личными, такими как одежда, мебель или пища, а внутри "легитимных областей в соответствии с "рынками, академическими или неакадемическими, в которые они могут быть помещены. В результате исследования были установлены два важных факта: с одной стороны, существует очень тесное отношение, связывающее культурные практики с "образовательным капиталом и социальным происхождением, с другой, при равных уровнях образовательного капитала вес социального происхождения в системе объяснений практик и предпочтений увеличивается по мере удаления от наиболее легитимных областей культуры.

Образовательные квалификации будучи адекватным индикатором продолжительности школьной индоктринации, т.е. формального образования, гарантирует культурный капитал в той мере, в которой он унаследуется от семьи или же только приобретается в школе. "Показателем культурного уровня и его социального определения становится количество знания и опыта в сочетании со способностью говорить о них.

Принимая во внимание то взаимоотношение, которое существует между "культурным капиталом, унаследованным от семьи, и "академическим капиталом, а также логику передачи культурного капитала и функционирования образовательной системы, мы не можем объяснить тесную взаимосвязь междукомпетентностью в музыке или живописи и академическим капиталом исключительно действием образовательной системы и еще меньше художественным образованием, которое, как предполагается, она дает, но которое практически не существует. Академический капитал, согласно Бурдье это продукт совмещенных усилий культурной трансмиссии через семью и культурной трансмиссии через школу. Через операции внедрения ценностей школа также помогает сформировать общую диспозицию в отношении легитимной культуры, которая вначале приобретается по отношению материала, получившего статус программного, но может быть применена за пределами учебного плана, принимая форму незаинтересованной способности накапливать опыт и знание, которые могут и не быть непосредственно прибыльными на академическом рынке. Образовательная система определяет общую культуру, выходящую за рамки учебного плана, негативно, отграничивая внутри доминантной культуры область того, что включено в учебные планы и контролируется экзаменами.

Бурдье определяет основные черты культурной аристократии как эссенциализм и отказ от самоопределения своей сущности, что ведет за собой свободу от соблюдения мелочных правил. Для академической аристократии идентификация с сущностью культивированного человека равно принятию требований, имплицитно в ней содержащихся. В своих целях и средствах образовательная система определяет стремление к легитимному самодидактизму, который предполагается при приобретении общей культуры и необходимость в котором растет по мере продвижения в образовательной иерархии.

Хотя образовательные институты предполагают выполнение определенных эстетических практик, они не могут требовать их выполнения, поэтому эти практики становятся атрибутом, закрепленным за определенным статусом, характеризующим эстетическую диспозицию.

Эта логика помогает объяснить, каким образом "легитимная диспозиция, которая приобретается путем частого контакта с определенным классом текстов, а именно литературными и философскими произведениями) признанными академическим каноном, распространяется на другие менее легитимные произведения, такие как авангардная литература или на области, получившие меньшее академическое признание, такие как кино. Компетенция в этих областях не обязательно приобретается в учебном процессе, чаще она является результатом ненамеренного усвоения, осуществляемого через семейное или внешкольное, но институциональное (кружки, клубы, лектории и т.д.) эстетическое образование. Эта диспозиция при помощи набора перцептупальных и оценочных схем дает возможность его обладателю воспринимать, классифицировать и запоминать разнообразный эстетический опыт. Таким образом, можно объяснить то, что образовательные квалификации функционируют как условия входа в универсум легитимной культуры. Но существует еще один важный, еще более скрытый эффект институциональной системы эстетического воспитания. Через образовательные квалификации обозначаются некоторые условия существования = те, которые составляют предпосылку получения квалификации, а также эстетической диспозиции, наиболее жесткого условия вступления в мир легитимной культуры.

Любое легитимное произведение задает нормы своего восприятия и определяет как единственное легитимный способ восприятия тот, который вводит в игру определенную диспозицию и определенную компетентность. Это означает, что все агенты объективно измеряются этими нормами. В то же время можно установить являются ли эти диспозиции компетентности дарами природы или же продуктами обучения и выявить условия неравного классового распределения способности к восприятию высокой культуры.

По мнению Бурдье, невозможно провести сущностный анализ эстетической диспозиции, который основан на рассмотрении объектов социально предназначенных в качестве произведения искусства, то есть требующих эстетической интенции, способной конституировать их как таковые. Такой анализ, вынося за скобки институциональный аспект проблемы, не принимает во внимание коллективного и индивидуального генезиса этого продукта истории, бесконечно репродуцируемого образованием и не выделяет историческую причину, которая подлежит необходимости института. Если произведение искусства это то, что требует быть воспринято как эстетическое, и если каждый объект, естественный или искусственный, может быть воспринят эстетически, то и можно прийти к выводу, что эстетическая интенция создает произведение искусства. Внутри класса искусственно созданных объектов, определенных в оппозиции к естественным объектам, класс художественных объектов определяется тем фактом, что их необходимо воспринимать эстетически, то есть с точки зрения формы, а не функции. Но как такое определение может быть сделано операционально? Э.Пановский отмечает, что практически невозможно определить научно в какой момент искусственный объект становится художественным объектом, то есть форма преобладает над функцией. Интенция производителя является продуктом социальных норм, которые определяют историческую изменчивую границу между простыми техническими объектами и произведениями искусства. Однако оценка зависит также и от интенции зрителя, которая сама является функцией условных норм, управляющих отношением к произведению искусства в определенной социально-исторической ситуации, а также от способности зрителя конформировать с этими нормами, то есть от его художественного образования. Эстетический способ восприятия в чистом виде соответствует определенному способу художественного производства. Так, если продукт художественной интенции утверждает абсолютную первичность формы над функцией (постимпрессионизм) это категорически требует чистой эстетической диспозиции, которая раньше требовалась лишь условно.

Современный зритель должен репродуцировать первичную операцию, при помощи которой художник произвел этот новый фетиш. Взамен он получает как никогда много. Наивный эксгибиционизм выставляемого напоказ потребления, который стремится к дистинктивности в грубом выставлении напоказ плохо усвоенной роскоши ничто в сравнении со способностью чистого взгляда, квазикреативной власти, которая отделяет эстета от толпы радикальным различием, инскрибированным в персонах. В этой с вязи Бурдье обращается к концепции культуры Х.Ортеги-и-Гассета. Он опирается на положение Ортеги о враждебности массы новому искусству, антинародному по своей сущности. В последнее время самолегитимирующее воображение счастливого меньшинства, становится предметом анализа столь влиятельного философа как С.Лангер. В ее исследовании мы видим постоянное воссоздание кантианской темы антиномии чистого удовольствия и наслаждения чувств. В прошлом массы не имели доступа к искусству. Музыка, живопись и книги были удовольствиями доступными богатым, Можно было бы предположить, что бедные, "простые люди получали бы такое же удовольствие если бы у них был шанс. Но теперь, когда все могут читать, ходить в музеи, слушать великую музыку по крайней мере по радио, суждение масс об этих вещах стало реальностью, и таким образом стало ясно, что великое искусство не является непосредственным чувственным удовольствием. Иначе оно, подобно печенью или коктейлям льстило бы как не образованному, так и культивированному вкусу.

Отношения дистинктивности не являются лишь случайным компонентом эстетической диспозиции. Чистый взгляд предполагает разрыв с обычным отношением к миру, который является социальным разрывом. Х.Ортега-и-Гассет современному искусству систематический отказ от всего человеческого то есть от страстей эмоций и чувств, которые обычные люди вкладывают в свое обычное существование. Отказ от человечного означает отказ от всего обычного, легкого и непосредственно доступного. Интерес в содержании репрезентации, который ведет людей к называнию прекрасным репрезентацию прекрасных вещей, уступает место равнодушию и дистанции, которые отказываются подчинять суждения о репрезентации природе репрезентируемого объекта.

Таким образом, утверждает Бурдье, "чистый взгляд может быть определен в сравнении с "наивным взглядом, а популярная эстетика определяется по отношению к высокой эстетике. Нейтральное описание любого из этих противоположных типов видения невозможно.

В своем анализе "популярной° эстетики, которая представляет особый интерес для темы данной работы, Бурдье подчеркивает, что она основана на подтверждении связи между искусством и жизнью, что предполагает подчинение формы функции, на отказе от отказа, который является отправным пунктом высокой эстетики, то есть явного отделения повседневной диспозиции от эстетической. Враждебность рабочего класса и слоев среднего класса, обладающих наименьшим культурным капиталом, по отношению к формальным экспериментам проявляется в отношении к театру, живописи, кино, фотографии. В театре и в кино популярная аудитория любит сюжеты, которые развиваются логически и хронологически в направлении к счастливому концу и идентифицируют себя скорее с простыми сюжетами и персонажами, чем со спорными символическими фигурами и действиями или загадочными проблемами театра жестокости и т.п.. Это отторжение происходит не из-за не знакомости, а по причине глубоко укорененного требования участия, в котором формальный эксперимент приносит разочарование.

Популярные вкусы относятся в формальной утонченности как к знаку вытеснения, отторжения непосвященных. Характер высокой культуры, сакральной и удушенной, предполагает ледяную торжественность великих музеев, роскошь оперных театров, декор концертных залов, что создает дистанцию, отказ от коммуникации, предупреждение против соблазна фамильярности. Напротив, популярные развлечения предполагают участие зрителя, а также коллективное участие публики в празднике, причиной которого оно становится.

Эта популярная реакция является полной противоположностью отдаленности, равнодушию эстета, который, аппроприируя какой-либо из объектов популярного вкуса, вводит дистанцию, разрыв меру своей отдаленной дистинктивности, путем смещения интереса с содержания, персонажа или сюжета на форму. Относительная оценка специфических художественных эффектов несовместима с погружением в непосредственную данность произведения. Эстетическая теория так часто рассматривала отдаленность, незаинтересованность, равнодушие как единственный способ признать автономность произведения искусства, что мы стали забывать, что они означают отказ от инвестирования самого себя и серьезного восприятия. Создалось убеждение, что вкладывание слишком большой страсти в творения разума наивно и вульгарно, что интеллектуальное творчество противостоит моральной целостности или политической последовательности.

Популярная эстетика представляет, по утверждению Бурдье, негативную противоположность кантианской эстетике. Последняя стремится отделить незаинтересованность, единственную гарантию эстетического качества созерцания, от заинтересованности чувств, которая определяет приятное, и от заинтересованности разума, которая определяет Добро. По контрасту, в массовой культуре каждый имидж выполняет функцию и соотносится с нормами морали или с удовольствием во всех суждениях. Эти суждения всегда являются реакциями на реальность репрезентируемой вещи или на функции, которые могла бы выполнять репрезентация. Так, фотограф) может репродуцировать ощущение ужасов войны, просто показав этот ужас. Популярный натурализм узнает красоту в образе красивой вещи или, реже, в красивом образе красивой вещи.

Эстетика, которая подчиняет форму и само существование образа его функции, плюралистична и условна, завися от различных аудиторий. Поскольку имидж всегда судится путем отсылки к функции, которую он выполняет для определенного человека или класса зрителей, эстетическое суждение принимает форму гипотетического суждения, имплицитно основанного на признании жанров, совершенство и масштаб которых определяется концептом. Произведение часто редуцируется к стереотипу их социальной функции. Неудивительно, что эта эстетика, которая основана на информативном или моральном интересе, отвергает образы тривиального суждения образу объекта автономности в отношении объекта образа. Только цвет может предотвратить отторжение тривиальных вещей.

Принципы оценки произведения искусства людьми, не имеющими специфической компетенции, полностью противоположны принципам традиционной эстетики. Для популярной культуры характерна систематическая редукция объектов искусства к объектам жизни, что является явным варварством с точки зрения "чистой° эстетики. Эстетизм, который делает артистическую интенцию основой "искусства жить° предполагает своего рода моральный агностицизм, полную противоположность этической диспозиции, которая подчиняет искусство ценностям искусства жизни. Эстетическая интенция может только противоречить диспозициям этноса или нормам этического, которые определяют легитимные объекты и способы репрезентации для различных социальных классов, исключая из универсума репрезентабельного некоторые реальности и способы их репрезентации. Так, наиболее легкие способы эпатажа это трансгрессия этической цензуры (например, в вопросах секса), которую принимают другие классы даже внутри области, которые доминантная диспозиция определяет как эстетическое. Другой способ это придание эстетического статуса объектам или способам репрезентации, которые исключаются доминантной эстетикой своего времени.

Символическая трансгрессия представляет собой антитезу мелкобуржуазного морализма. Декадентское искусство, отрезанное от социальной жизни, не уважающее ни бога, ни человека, должно быть подчинено науке морали и справедливости. Целью искусства, в таком случае, должно быть возбуждение морального чувства, достоинства, идеализация реальности подмены объекта идеалом объекта, изображением истинного, а не реального. Одним словом, оно должно образовывать. Для этого оно должно передавать не личные впечатления, а реконструировать социальную и историческую истину, доступную для всеобщего суждения. Эта концепция образовательной функции искусства, полностью редуцирующая его собственно эстетический аспект, нашла выражение во многих теоретических и практических разработках концепции эстетического воспитания. Результатом явилось смещение акцентов в художественном воспитании на идеологическую, этическую, историческую сторону произведения, на все то, что так или иначе связано с содержанием, а форма была практически выведена за скобки. Такой подход, несмотря на его демократический потенциал, является на деле формой идеологической индоктринации через посредство текстов искусства и вряд ли может быть назван эстетическим воспитанием. Кроме того, в нем не учитываются социальные различия, во многом обуславливающие разницу в восприятии искусства.

Восприятие произведения искусства, согласно Бурдье, также социально обусловлено, так как оно основано на "принципе уместности°, сконституированном и приобретенном социально. Именно этот принцип позволяет выбирать стилистические черты, характерные для определенного периода, художника или группы художников, из многообразия предложенных глазу элементов. Невозможно охарактеризовать произведение искусства с точки зрения стиля без знания альтернативных возможностей, т.е. без определенной компетентности. "Эстетическая диспозиция, понимаемая как способность к восприятию и расшифровке специфически стилистических характеристик, неотделима от специфической художественной компетентности. Последняя может быть приобретена не только в процессе обучения, но и в прямом контакте с произведениями искусства. Таким образом, способность к эстетическому суждению воспитывается путем создания эстетической диспозиции, т.е.способности к самостоятельным эстетическим суждениям, и формируется эта основа эстетической культуры личности только институционально, т.е. или в процессе обучения, или в процессе контакта с такими культурными институтами как музеи, галереи, выставки, в которых эксплицитно или имплицитно присутствует образовательная функция..

Поскольку образовательный капитал не означает равенства социального положения, то вариации в нем связаны с понятием компетентности, даже в тех областях, которые не затрагиваются образовательной системой. Культурная или языковая компетентность приобретается в отношении определенного поля, функционирующего одновременно как источник внушения и как рынок, и определяется условиями своего приобретения. Способ использования символических товаров является отличительной чертой класса и идеальным оружием в стратегиях различения. Идеология естественного вкуса противопоставляет две модальности культурной компетенции и ее использования и стоящие за ними два способа приобретения культуры. Всеобщее раннее семейное образование, начинающееся с первых лет жизни и переходящее в институциональное обучение, которое завершает его, отличается от запоздавшей методической учебы не столько глубиной и длительностью своего воздействия, сколько модальностью отношения к языку и культуре, которые оно создает.

Основой компетентности "знатока является медленное усвоение, практическое мастерство, которое, подобно искусству мышления или искусству жизни не может быть передано исключительно путем предписания или внушения. Приобретение такой компетентности подразумевает постоянный контакт с произведениями искусства. Такой подход заранее ограничивает сферы влияния эстетического воспитания через образовательные институты, которые не имеют или не используют возможности создания эстетической среды, находящиеся вне школьной программы виды эстетической деятельности связаны с неравными локализациями, экономическим статусом, кадровым обеспечением этих институтов. Если художественное воспитание в рамках учебного заведения влияет на (формирование эстетического вкус. Можно выделить два основных способа приобщения к эстетической ценности и, соответственно, две группы, находящиеся в оппозиции друг к другу. Первая группа идентифицирует себя с схоластическим определением культуры и считает, что она усваивается в учебном процессе. Вторая защищает неинституциональную культуру и отношение к ней. Эта борьба между читателями и художниками является борьбой различных фракций доминантной культуры по поводу определения личности, того, что является моделью личности и того типа образования, который может его продуцировать.

Таким образом, эстетическая диспозиция формируется в окружающей среде и закрепляется в институализованном образовательном процессе. Напротив, популярная диспозиция, также формируемая средой на сегодняшний день это среда медиатизированной популярной культуры противостоит институциональному воспитанию легитимных эстетических ценностей, которые в корне отличаются от популярных. Разрыв между ними составляет то пространство, в котором оказывается молодой человек, растущий в популярной среде. Но получающий определенную индокритнацию в учебном заведении. Как следует из анализа Бурдье, школа может сыграть лишь структурирующую роль в формировании эстетической культуры, но в данном случае речь идет скорее о деструктурации кодов, усвоенных в популярной среде, что практически невозможно, так как эти коды усвоены прочно по причине отработанных смыслопроизводящих механизмов популярной культуры. Для того, чтобы система институционального эстетического воспитания работала в позитивном направлении и эффективно, необходимо не только рассматривать ее содержательно, структурно, экономически и т.д. но и в сложном отношении с окружающей средой. Поэтому необходимо обратиться к анализу основных черт современной массовой/популярной культуры и выявить их связь со стратегиями в области эстетического воспитания.

Глава 4. Воспитание эстетического вкуса с точки зрения массовой и элитарной культуры

Современное содержание понятия эстетический вкус связано на мой взгляд с некоторыми подчас очень существенными особенностями, а именно такими как "массовая и "популярная культура. Особенности производства и потребления культурных ценностей позволили культурологам выделить две социальные формы существования культуры: массовую культуру и элитарную культуру. Массовой культурой называется такой вид культурной продукции, который каждодневно производится в больших объемах. Предполагается, что массовую культуру потребляют все люди, независимо от места и страны проживания. Это культура повседневной жизни, представленная самой широкой аудиторией по различным каналам, включая и средства массовой информации и коммуникации

Феномен появления массовой культуры представляется следующим образом. Для рубежа XIX-XX веков стала характерной всеобъемлющая массовизация жизни. Она затронула все ее сферы экономику и политику, управление и общение людей. Активная роль людских масс в различных социальных сферах была проанализирована в ряде философских сочинений XX века

Конечно, в наши дни эстетика масс существенно изменилась. Массы стали образованными, информированными. Кроме того, субъектами массовой культуры сегодня являются не просто масса, но и индивиды, объединенные различными связями. Поскольку люди выступают одновременно и как индивиды, и как члены локальных групп, и как члены массовых социальных общностей, постольку субъект "массовой культуры" может рассматриваться как двуединый, то есть одновременно и индивидуальный и массовый. В свою очередь понятие "массовая культура" характеризует особенности производства культурных ценностей в современном индустриальном обществе, рассчитанное на массовое потребление этой культуры. При этом массовое производство культуры понимается по аналогии с поточно-конвейерной индустрией.

Одной из старейших философских и эстетических школ для масс прошлых веков была греческая школа - киренаиков, основанная в V веке до н.э. другом Сократа - Аристипом. Эта школа создала этическое течение - гедонизм. Гедонисты утверждают, что чувство наслаждения является целью всего поведения человека. В качестве идейной основы современной массовой культуры выступает философия позитивизма. Позитивизм в эстетике проявляется как натурализм. Для него характерно сведение социального к биологическому. Философия З. Фрейда - фундамент современной массовой культуры. В начале XX века австрийский врач-психопатолог и философ Зигмунд Фрейд разработал учение о врожденных бессознательных структурах инстинктах, которые довлеют над сознанием людей и определяют многие их поступки. В своей теории бессознательного З. Фрейд исходил из того, что сущность человека выражается в свободе от инстинктов. Отсюда и жизнь в обществе возможна только тогда, когда эти инстинкты подавляются. Возникает то, что Фрейд называл "фрустрацией" - то есть неосознанной ненавистью индивида к обществу, которая выражается в агрессивности. Но поскольку общество обладает достаточно сильными для подавления этой агрессивности индивидов возможностями, человек находит свой выход неудовлетворенным страстям в искусстве. Главное влияние фрейдизма на массовую культуру кроется в использовании его инстинктов страха, секса и агрессивности. XX век войдет в историю человечества как век страха. В реализации инстинкта страха особенно преуспел современный кинематограф, производящий в огромном количестве так называемые фильмы ужасов.

Обычно массовой культуре противопоставляется так называемая культура интеллигенции или элитарная культура. Но необходимо не противопоставление, а симбиоз. Производителем и потребителем элитарной культуры, с точки зрения представителей этого направления в культурологии, является высший привилегированный слой общества элита ( от французского elite - лучшее, отборное, избранное). Элита - это часть общества, наиболее способная к духовной деятельности, одаренная высокими нравственными и эстетическими задатками. Именно она обеспечивает общественный прогресс, поэтому искусство должно быть ориентировано на удовлетворение ее запросов и потребностей. Основные элементы элитарной концепции культуры содержатся уже в философских сочинениях А. Шопенгауэра и Ф. Ницше. В своем основополагающем труде " Мир как воля и представление", завершенном в 1844 году, А. Шопенгауэр в социологическом плане разделяет человечество на две части: "люди гения" (то есть способные к эстетическому созерцанию и художественно-творческой деятельности) и "люди пользы" (то есть ориентированных только на чисто практическую, утилитарную деятельность)

В культурологических концепциях Ф. Ницше, сформулированных им в известных трудах: "Рождение трагедии из духа музыки" (1872г.), "Человеческое, слишком человеческое" (1878г.), "Веселая наука" (1872г.), "Так говорил Заратустра" (1884г.), элитарная концепция проявляет себя в идее "сверхчеловека". Этот "сверхчеловек", имеющий привилегированное положение в обществе, наделен, по мысли Ф.Ницше и уникальной эстетической восприимчивостью

В XX веке идеи А. Шопенгауэра и Ф. Ницше были резюмированы в элитарной культурологической концепции Х. Ортега-и-Гассета. В 1925 году выходит в свет самое известное сочинение испанского философа, получившее название "Дегуманизация искусства", посвященное проблемам различного старого и нового искусства. Основное отличие нового искусства от старого - по Ортеге - заключается в том, что оно обращено к элите общества, а не к массе. Поэтому совершенно не обязательно искусство должно быть популярным, то есть оно не должно быть общепонятным, общечеловеческим. Более того "...радоваться или сострадать человеческим судьбам, - пишет Ортега, - есть нечто очень отличное от подлинно художественного наслаждения". Новое искусство, наоборот, должно отчуждать людей от реальной жизни. "Дегуманизация" - и есть основа нового искусства XX века. "Вот почему новое искусство разделяет публику на два класса - тех, кто понимает, и тех, кто не понимает его, то есть на художников и тех, которые художниками не являются.

Заключение
Вот мы и рассмотрели понятие эстетического вкуса и его назначение для жизни общества в целом и отдельного человека в частности. Резюмируем сказанное выше. Понятие эстетического вкуса обозначает способность человека по чувству удовольствия или неудовольствия ("нравится" - "не нравится") дифференцированно воспринимать и оценивать различные эстетические объекты, отличать прекрасное от безобразного в действительности и в искусстве, различать эстетические и неэстетические объекты исследования, обнаружить в явлениях черты трагического и комического.

Эстетический вкус выступает как способность личности оценить достоинства (или недостатки) эстетически значимых явлений на основе ее представлений о прекрасном и возвышенном, об идеале и объективизировать эти представления в конкретной деятельности, напри мер, при организации предметно-пространственной среды, при проведении досуга, в стиле общения, в эстетической выразительности внешнего облика. Эстетический вкус проявляется в любой творческой деятельности, в поведении людей, в быту. Особенность эстетического вкуса в том, что он проявляется непосредственно, как эмоциональная реакция человека на то, с чем он взаимодействует.

И все – таки наиважнейшая ценность сей работы помимо декларации особенностей и назначения для человека эстетического вкуса состоит в том, что если она хоть малейшим образом заставила вас задуматься о вечных вещах, попытаться стать лучше, стать добрей к людям – вот то, зачем реферат и был написан. По крайней мере я так рассматриваю его.Как говорил Джон Леннон Make Love not war, мне нравятся Битлы, а другому сообразно его эстетическим потребностям не хватает Раммштайна, но это эстетический вкус…

Литература:

1.БоревЮ.Б. Эстетика. М.:Политиздат, 1988.-496c.


2.МолчановаА.С. На вкус, на цвет…Теоретический очерк об эстеическом. вкусе. М.:Искусство, 1966.-199c.

3.Буров А.И. Эстетика: проблемы и споры: Методол. основы дискуссий в эстетике. М.:Искусство, 1975.-175c.

4.Букин В.Р. Восхождение к прекрасному. -Л.:Лениздат, 1979.-176c.


5.Левчук Л.Т. и др. Эстетика, Выща школа, Киев, 1991г.