Пусть загремят войны перуны, я в этой песне виртуоз! - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Пусть загремят войны перуны, я в этой песне виртуоз! - страница №1/1



Муниципальное общеобразовательное учреждение

«Вязовская средняя общеобразовательная школа»

Сочинение на тему:

«Пусть загремят войны перуны,

я в этой песне виртуоз!»

Автор: Таранова Виктория, 14 лет

МОУ « Вязовская СОШ»


Руководитель: Таранова Вита Александровна

Вязовое, 2010

Утром, ставя ногу в стремя, -

ах, какая благодать! -

ты в теперешнее время умудрился доскакать.

Ярослав Смеляков
Всегда удивляюсь и одновременно восхищаюсь: насколько прозорливы наши поэты! Ярослав Смеляков точно заметил живучесть русской лирики. А ведь в наш прагматичный и циничный век мы забываем о тех понятиях, которые были определяющими для людей конца XVIII – начала XIX века – честь, благородство, порядочность, патриотизм. Такие черты характера, русские по духу и чувству, отличали Дениса Давыдова – поэта, воина, гражданина. К сожалению, имя Давыдова как и имена многих других наших великих соотечественников сегодня предано забвению. Однако на душе становится тепло, когда в юбилейные даты спустя не одно столетие мы всё же говорим о столь выдающихся деятелях, о тех, кто вписал в историю литературы свою страницу.

27 июля 2009 года исполнилось 225 лет со дня рождения замечательного русского воина, партизана и поэта Дениса Васильевича Давыдова. Давыдов, один из организаторов и руководителей партизанского движения Отечественной войны 1812 года, заслужил известность также и в качестве военного писателя и мемуариста. Умер Денис Васильевич неожиданно, но, успев, правда, совершить много воинских подвигов и деяний во имя славной памяти великой войны. И всё же в «двойных» определениях типа «поэт-воин», «поэт-партизан», на первое место выступает понятие «поэт». «Сын Аполлонов…». А вот успешные партизанские действия в войну 1812 года прославили его, и с тех пор он создает себе репутацию «певца-воина», действующего в поэзии «наскоком», как на войне. Эта репутация поддерживалась и друзьями Давыдова, в том числе и Пушкиным. Однако «военная» поэзия Давыдова ни в какой мере не отражает войны: он воспевает быт тогдашнего гусарства.

Поэтому-то, я думаю, в историю русской литературы Давыдов вошёл как создатель жанра “гусарской лирики”, отличной по своей тематике и поэтике от традиционной батальной поэзии. Его стихи – это своего рода лирический дневник русского офицера, показывающий его в обстановке военных будней. Главный герой стихов Давыдова – поэт-воин, гусар, удалой рубака, презирающий лицемерие светских моралистов, противник насилия над личностью.

Давыдов создал всего около пятнадцати «гусарских» песен и посланий. Уже его первые стихи, отражавшие либерально-дворянское вольномыслие, привлекали горячим патриотизмом, возмущением деспотией, смелыми сатирическими выпадами против царя («Голова и ноги», 1803; «Река и зеркало»), презрением к высшему, вельможному свету, к придворной знати («Договоры», 1807; «Моя песня», 1811; «Болтун красноречивый», 1816 -1818; «На князя П.И. Шаликова», 1826; «Гусарская исповедь», 1830). Вообще, объём творчества Дениса Васильевича невелик, но след, оставленный им в русской поэзии, неизгладим.

Поэзия Давыдова оказала влияние на многих поэтов первой трети XIX века: А.С. Пушкина, П.А. Вяземского, Н.М. Языкова. Александр Сергеевич Пушкин говорил, что Денис Давыдов «дал ему почувствовать ещё в лицее возможность быть оригинальным». В свою очередь поэзия Пушкина оказала большое влияние на развитие творчества Давыдова, которого справедливо относят к поэтам пушкинской плеяды.

Стихотворения Давыдова не подлежат суду философской критики: они не суть явления того искусства, которое высокие идеи воплощает в живые, вечно юные и вечно прекрасные образы; их нельзя назвать художественными, - и Давыдов, действуя в сфере самого искусства, действовал в другой и для другой сферы. Он был поэт в душе; для него жизнь была поэзиею, а поэзия жизнью, - и он поэтизировал все, к чему ни прикасался: в его стихах «преужасные пуншевые стаканы и чаши» не оскорбляют образованного чувства, но звучат весело и отрадно; облака табачного дыма не выедают глаз, не першат в горле, но вьются резвыми, кудрявыми кругами; ярко светит полоса гусарской сабли, которая служит лихому наезднику вместо зеркала и помогает ему расправлять широкий ус.

Неожиданный для русской поэзии «пушкинского» времени сплав своеобразного героя с новаторской стилистической системой сделал Давыдова фактически поэтом без «подражателей»: он раз навсегда утвердил своё право на собственное, только ему принадлежащее место в русской литературе: «Пусть загремят войны перуны, я в этой песне виртуоз!».

Давыдов примечателен и как поэт, и как военный писатель, и как вообще литератор, и как воин - не только по примерной храбрости и какому-то рыцарскому одушевлению, но и по таланту военачальничества, - и, наконец, он примечателен как человек, как характер. Он во всем этом знаменит, ибо во всем этом возвышается над уровнем посредственности и обыкновенности. Говоря о Давыдове, мы преимущественно имеем в виду поэта; но чтоб понять Дениса Васильевича как поэта, надо сперва понять его как Давыдова, то есть как оригинальную личность, как чудный характер, словом, как всего человека.

Военная проза Давыдова стала значительным явлением в литературе 30-х годов XIX века. Его воспоминания об А.В. Суворове, Н.Н. Раевском, Я.П. Кульневе, М.Ф. Каменском написаны в очень живой манере. Партизанскому движению войны 1812 года посвящены следующие очерки Дениса Васильевича: “Опыт теории партизанского действия”(1821), “Дневник партизанских действий 1812 года” (опубликован посмертно в 1860 году). Всё это явилось важным вкладом в историю военного искусства и мемуарную литературу. Поэзию Дениса Давыдова высоко ценил А.С. Пушкин. Денис Давыдов послужил прообразом для одного из героев “Войны и мира” Л.Н. Толстого – Денисова. Высокую оценку его творчеству дал В.Г.Белинский: «Давыдов как поэт решительно принадлежит к самым ярким светилам второй величины на небосклоне русской поэзии и имеет гораздо больше прав на славу и удивление, нежели многие, которые больше его пользуются тем и другим у большинства читающего люда. Талант Давыдова не великий, но замечательный, самобытный и яркий, которым и не столь бедная литература, как наша, должна была бы дорожить и гордиться».

Н.М. Языков отмечал другую сторону поэта - военную:

Много в этот год кровавый,

В эту смертную борьбу,

У противников ты отнял славы,

Ты — боец чернокудрявый

С белоснежным локоном на лбу!

Образ Давыдова воспевают в своих стихотворениях многие русские поэты, благодаря которым у читателя складывается определённое мнение о Денисе Васильевиче: это был уникальный человек, разносторонне развитая личность.

Могу с восхищением сказать, что число стихов, посвящённых Давыдову его современниками, едва ли не превосходит число его собственных стихотворений.

Лучшие произведения Дениса Давыдова остались в памяти и на языке народа. Энергичная, призывная, заразительная музыка его таланта не постарела за два века. На его стихи придумывают песни, его образ сохранен в творчестве современных создателей, о нем пишут книжки, о нем ставят киноленты.