Проблемы законодательного определения процессуального статуса подозреваемого в российском уголовном процессе - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Правовое положение подозреваемого в уголовном процессе россии 1 341.5kb.
Законодательства России XVIII в.: Наказ 1 92.19kb.
Уголовное судопроизводство 1 84.11kb.
Сотрудники полиции задержали евгения Шутова, подозреваемого в 65-ти... 1 18.82kb.
Примирительные технологии в уголовном судопроизводстве своременной... 1 77.16kb.
Материалы предоставлены интернет проектом 1 53.2kb.
Курсовая работа по теме: " Предмет, метод и система гражданского... 1 295.76kb.
Следует снабдить следующей сноской 1 34.85kb.
Основные преимущества Базовая карточка 1 35kb.
Е. В. Митрофанова особенности частного обвинения в уголовном процессе 1 93.85kb.
3. 1 Вопросы обеспечения безопасности свидетелей и потерпевших по... 2 651.45kb.
Землин Александр Игоревич Профессор кафедры экономического права... 10 2072.6kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

Проблемы законодательного определения процессуального статуса подозреваемого в российском - страница №1/1

A.V. ZEMTSOVА,

the graduated in a military academy

of chair of criminal trial of the Moscow university the Ministry of Internal Affairs of Russia
PROBLEMS OF LEGISLATIVE DEFINITION OF THE REMEDIAL STATUS OF THE SUSPECT IN THE RUSSIAN CRIMINAL TRIAL
The present article is devoted problems of legislative definition of the remedial status suspected of the Russian criminal trial. About the practical importance of the given problem tell examples resulted by the author. Besides, in article norms of the Criminally-remedial law of the Latvian republic are analyzed and recommendations about perfection of the operating Criminally-remedial code of the Russian Federation are made.
Key words: the Criminally-remedial code of the Russian Federation, the suspect, the witness, charge, the person against whom there is begun criminal trial.

А.В. ЗЕМЦОВА,

адъюнкт кафедры уголовного процесса Московского университета

МВД России


ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО СТАТУСА ПОДОЗРЕВАЕМОГО

В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
Настоящая статья посвящена проблемам законодательного определения процессуального статуса подозреваемого в российском уголовном процессе. О практической значимости данной проблемы говорят приводимые автором примеры. Кроме того, в статье анализируются нормы Уголовно-процессуального закона Латвийской республики и даются рекомендации по совершенствованию действующего Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.
Ключевые слова: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, подозреваемый, свидетель, обвинение, лицо, против которого начат уголовный процесс.

Вопросы определения процессуального статуса подозреваемого в совершении преступления традиционно вызывают повышенный интерес ученых-процессуалистов1. Это обусловлено тем, что в ч. 1 ст. 46 УПК РФ законодатель считает подозреваемым лицо:



  1. в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены гл. 20 УПК РФ;

  2. которое задержано в соответствии со ст. 91 и 92 УПК РФ;

  3. к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ;

  4. которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 2231 УПК РФ.

Однако на начальном этапе расследования официальное положение лица может быть не совсем ясно, а лицо, фактически подозреваемое в совершении преступления (не являющееся им юридически), нередко допрашивается в качестве свидетеля. Это подтверждают и опрошенные практические работники. Так, большинство респондентов (55,8%), отвечая на вопрос о том, приходилось ли им допрашивать в качестве свидетелей лиц, фактически подозреваемых по уголовному делу, выбрали утвердительный ответ. Остальные опрошенные (44,2%) ответили отрицательно.

Анализируя мнения процессуалистов по этому вопросу, следует согласиться со справедливым утверждением В.А. Лазаревой и Д.В. Попова о том, что основная трудность кроется в невозможности сформировать в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации исчерпывающий перечень лиц, подпадающих под понятие подозреваемого, в связи с чем следователи (дознаватели) всегда будут сталкиваться с лицами, не отвечающими строгому формальному перечню, как это имеет место в настоящее время1. Так, например, возникает вопрос: какой процессуальный статус имеет лицо, если со дня избрания меры пресечения в виде подписки о невыезде прошло более 10 суток, а обвинение ему не предъявлено? Подобные вопросы нередко встречаются в следственной и судебной практике.

Например, по уголовному делу, возбужденному Следственной частью Следственного управления при УВД по Рязанской области по факту осуществления незаконной предпринимательской деятельности по сбору, утилизации и хранению твердых бытовых отходов без лицензии, когда такая лицензия обязательна, сопряженной с извлечением дохода в особо крупном размере, т.е. по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ, возникла необходимость выделения уголовного дела в отношении К. (о чем следователем было вынесено постановление) для передачи в Следственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ по Рязанской области. Заместителем прокурора начальнику Следственного управления при УВД по Рязанской области было внесено требование об устранении нарушений федерального законодательства – отмене постановления о выделении уголовного дела в связи с нарушением ст. 154 УПК РФ, поскольку К. не имел статуса подозреваемого на момент выделения уголовного дела (мера пресечения в отношении К. была отменена, а следовательно, он приобрел процессуальный статус свидетеля). Не соглашаясь с требованием заместителя прокурора, начальник Следственного управления отметил, что из материалов уголовного дела видно, что после отмены меры пресечения в виде подписки о невыезде в отношении К. производились следственные действия (очные ставки), направленные на его изобличение и свидетельствующие о наличии против него подозрений. В обоснование своей позиции начальник Следственного управления сослался на Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. № 11-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова»1, в котором сказано, что в целях реализации конституционных прав подозреваемого необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, против которого в рамках производства по уголовному делу осуществляется публичное уголовное преследование. Таким образом, приведенные аргументы позволили обосновать законность и обоснованность решения о выделении уголовного дела2.

Сказанное в полной мере относится к довольно распространенным случаям допроса фактически подозреваемого в совершении преступления в качестве свидетеля. Допрос лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, в качестве свидетеля грубо нарушает права подозреваемого, в том числе право на защиту. Полученные доказательства (свидетельские показания) должны признаваться судом в подобных случаях недопустимыми.

Такая позиция подтверждается не только Конституционным Судом Российской Федерации, но и находит поддержку в решениях Европейского Суда по правам человека. Европейский Суд понимает под обвинением не только официальное уведомление об обвинении, но и иные меры, связанные с подозрением в совершении преступления, которые влекут серьезные последствия или существенным образом сказываются на положении подозреваемого3. Следовательно, при оценке допустимости показаний лица следует исходить из содержательного, а не формального понимания обвинения и подозрения.

Вместе с тем на законодательном уровне правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека по этому вопросу не воспринята: до сих пор не внесено каких-либо изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, направленных на защиту прав и законных интересов лица, в отношении которого производятся следственные действия и принимаются иные меры в целях его изобличения.

Разрешение проблемы допроса фактически подозреваемого в совершении преступления в качестве свидетеля видится в необходимости найти такие критерии, которые позволили бы разграничить столь разные по своей природе процессуальные статусы подозреваемого и свидетеля, а следовательно, исключили бы всякие сомнения в виде получаемых доказательств (показания подозреваемого или свидетельские показания). Определение таких критериев возможно, на наш взгляд, на основе правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека, которые предписывают отказаться от попытки формального определения понятия подозреваемого и считать подозреваемым любое лицо, в отношении которого совершаются действия, направленные на его изобличение или свидетельствующие о наличии у органа расследования подозрений о причастности лица к совершению преступления.

В свете рассматриваемой проблемы весьма примечательны, на наш взгляд, нормы Уголовно-процессуального закона Латвийской республики. В отсутствие уголовного дела и соответственно стадии возбуждения уголовного дела в латвийском досудебном уголовном процессе выделяют два взаимосвязанных этапа: 1) начало уголовного процесса до установления лица, которое подлежит привлечению к уголовной ответственности (деятельность следователя); 2) уголовное преследование (деятельность прокурора). Стремление латвийского законодателя обеспечить процессуальную защиту лица, в отношении которого имеются предположения о вероятной его причастности к совершению преступления, привело к появлению нового участника уголовного процесса – лицо, против которого начат уголовный процесс.

Для регулирования оснований вовлечения в уголовное судопроизводство такого участника, как «лицо, против которого начат уголовный процесс», латвийский законодатель указывает на то, что при наличии реальной возможности совершения конкретным лицом расследуемого преступного деяния уголовный процесс может быть начат против него (ч. 1 ст. 61 УПЗ Латвийской республики). Такая формулировка закона позволяет говорить о том, что речь идет именно о вероятном знании.

М.В. Сумбарова, подробно исследовавшая правовое положение указанного участника латвийского уголовного процесса, указывает на то, что лицо должно приобретать статус лица, против которого начат уголовный процесс, в четырех случаях: 1) наличие реальной возможности совершения конкретным лицом расследуемого преступного деяния; 2) если в начатом уголовном процессе получены сведения о том, что, возможно, конкретное лицо совершило расследуемое преступное деяние; 3) если задержанный освобожден из места кратковременного задержания, и он не признан подозреваемым или обвиняемым; 4) в случае отмены решения, которым лицо было признано подозреваемым при условии, что уголовный процесс был начат против него и не прекращен1.

Следует заметить, что Уголовно-процессуальный закон Латвийской республики знает и такого участника уголовного процесса, как подозреваемый. В соответствии со ст. 65 УПЗ подозреваемым является лицо, в отношении которого имеется совокупность доказательств, дающая основание для предположения о том, что, вероятнее всего, расследуемое преступное деяние совершено этим лицом. Действительно, при таком понимании процессуального статуса подозреваемого в уголовном процессе свидетелем по уголовному делу будет лицо, не имеющее личной заинтересованности в исходе дела и вызываемое в органы предварительного расследования или в суд для получения сведений, которыми они стали обладать в силу определенного стечения жизненных обстоятельств, а не в связи с желанием должностных лиц получить свидетельские показания от лица, фактически подозреваемого в совершении преступления.

На наш взгляд, появление в латвийском уголовном судопроизводстве нового участника – лица, против которого начат уголовный процесс, безусловно, следует рассматривать как положительный шаг законодателя в обеспечении прав и законных интересов личности, вовлеченной в сферу уголовного судопроизводства. Перед российским законодателем стоит аналогичная проблема, обусловленная вышеуказанной правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, которая, несмотря на многочисленные изменения и дополнения к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации, до сих пор не разрешена.



Итак, при дальнейшем реформировании российского уголовно-процессуального закона в вопросах разграничения процессуального статуса подозреваемого и свидетеля необходимо учитывать зарубежный опыт, в частности, существующую модель Уголовно-процессуального закона Латвийской республики.

Библиографический список:

  1. Алексеева Л.Б. Право на справедливое судебное разбирательство: реализация в УПК РФ общепризнанных принципов и норм международного права: Дисс. … докт. юрид. наук. М., 2003.

  2. Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Тула, 2002. С. 323–325;

  3. Зайцев О.А. Подозреваемый в уголовном процессе. М.: Экзамен, 2005.

  4. Лазарева В.А. Проблемы использования свидетельских показаний в уголовном процессе. М.: Юрлитинформ, 2009.

  5. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск: Вышэйшая школа, 1973.

  6. Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. Петроград, 1916. С. 406. Сумбарова М.В. Правовое положение лица, против которого начат уголовный процесс, по уголовно-процессуальному закону Латвийской республики: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2009.

  7. Шейфер М.М. Реализация социального и правового статуса свидетеля в уголовном судопроизводстве России: Дисс. … канд. юрид. наук. Самара, 2005.




1 См.: Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. Петроград, 1916. С. 406; Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Тула, 2002. С. 323–325; Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск: Вышэйшая школа, 1973. С. 162; Шейфер М.М. Реализация социального и правового статуса свидетеля в уголовном судопроизводстве России: Дисс. … канд. юрид. наук. Самара, 2005. С. 75, 76; Зайцев О.А. Подозреваемый в уголовном процессе. М.: Экзамен, 2005. С. 69, 70; Лазарева В.А. Проблемы использования свидетельских показаний в уголовном процессе. М.: Юрлитинформ, 2009. С. 111–123.

1 См.: Лазарева В.А. Проблемы использования свидетельских показаний в уголовном процессе. М.: Юрлитинформ, 2009. С. 115.

1 См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 г. № 11-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2000. № 5.

2 Уголовное дело № 12007046125, расследованное СЧ СУ при УВД по Рязанской области.

3 См.: Алексеева Л.Б. Право на справедливое судебное разбирательство: реализация в УПК РФ общепризнанных принципов и норм международного права: Дисс. … докт. юрид. наук. М., 2003. С. 76.

1 См.: Сумбарова М.В. Правовое положение лица, против которого начат уголовный процесс, по уголовно-процессуальному закону Латвийской республики: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2009. С. 9.