Применение контент-анализа в исторических исследованиях к источникам личного происхождения - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Контент-анализа как метод изучения содержания текстов 1 73.99kb.
Программа дисциплины «Историческая информатика в России и за рубежом... 1 271.48kb.
Реферат по социологии и журналистике «Применение контент-анализа... 1 68.73kb.
Лузан Владимир Сергеевич Контент-анализ основных нормативных правовых... 2 455.31kb.
Разработка методик контент-анализа сми для уточнения их содержательно-типологических... 2 441.33kb.
Политического исследования методом контент анализа сайтов муниципальных... 4 937.1kb.
Программа анализа (обоснование проблемы, цели, задачи, объект, предмет... 2 480.81kb.
Психология и соционика межличностных отношений Рубрика 3 1038.79kb.
Геномика и протеомика литических бактериофагов Pseudomonas aeruginosa... 1 26.43kb.
Интеллектуальный поиск Новиков Роман 1 140.98kb.
Конструирование визуальной истории российского еврейства: предпосылки... 1 22.1kb.
Tourist Trophy: 100 лет истории 1 19.39kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

Применение контент-анализа в исторических исследованиях к источникам личного происхождения - страница №1/1

Применение контент-анализа в исторических исследованиях к источникам личного происхождения (на материале переписки русских писателей-модернистов рубежа XIX-XX вв.)

Познавательная ситуация реконструкции социально-психологических процессов прошлого имеет свои гносеологические особенности. Изучение сознания в исторической ретроспективе исключает возможность опроса, анкетирования, непосредственного наблюдения, социального эксперимента. Исследовательская программа, основы которой были заложены М. Бахтиным, сводится к тому, что «метод (и предмет) работы гуманитария – философский в том смысле, что гуманитарий общается не с эмпирическим субъектом, но с возможным, предполагаемым субъектом (автором), предметно представленным только в его ино-бытии – в тексте».1 Поэтому задача воссоздания социально-психологических процессов на конкретно-историческом материале с особой остротой ставит источниковедческие проблемы, как в аспекте «действительность — источник», так и в аспекте «источник—историк».2

«Всегда вначале - пытливый дух» (М. Блок): изучение любого исторического источника представляет собой сложную научную задачу, предполагающую не пассивное следование за ним, но активное и пристрастное «вторжение», «вживание» в его структуру, смысл, специфику формы, содержание, язык, стиль.3 Историк должен овладеть тайнами такого прочтения источника, которое учитывало бы специфику «культурного кода» эпохи и особенности личности его создателя. Одним из методов, позволяющих извлечь из текста скрытую информацию социально-психологического уровня, является контент-анализ.

Понятие контент-анализа, имеющее корни в психологии и социологии, сегодня пока не имеет однозначного определения. В основе различных подходов к контент-анализу лежат две разные методологии анализа текста – количественная и качественная. В количественном случае на первом месте находятся такие понятия, как характер выборки (слов, текстов или их частей), частотность появления в документах определенных характеристик содержания, статистические ассоциации. В качественном - символы, их контекст и интерпретация.4

Учитывая взаимодополняющий, а не взаимоисключающий характер данных методов, в настоящем исследовании под контент-анализом понимается «качественно-количественный метод изучения документов, который характеризуется строгостью процедуры и состоит в квантификационной5 обработке текста с дальнейшей интерпретацией результатов» (В. Иванов).

В исторических исследованиях контент-анализ также имеет богатую традицию, как в зарубежной, так и в отечественной исторической науке. Первые работы зарубежных историков, использующих контент-анализ, появились в 1950-х гг. и были связаны с изучение биографических данных.6 В настоящее время существует устойчивая исследовательская традиция применения контент анализа в зарубежных историко-культурных, историко-экономических, историко-психологических исследованиях.7

В отечественной исторической науке деятельность по применению математических методов исследования исторических источников связана с именами Ю. Кахка, И.Д. Ковальченко, В.А. Устинова.8 На начальном этапе (1960-е - 70-е гг.) приемы контент-анализа использовались для обработки источников по экономической истории России (Б.Н. Миронов, Б.Г. Литвак, О.Г. Буховец, В.З. Дробижев).9 В 1980-е гг. исследователей стал интересовать духовный облик, ментальность, как различных социальных групп, так и отдельного человека, что повлекло за собой обращение к источникам личного происхождения и усложнение методик контент-анализа – он стал более трудоемким и изощренным (А.С. Маджаров, Н. В. Джакупова, М.А. Давыдов).10 В 1990-е гг. тенденция к «психологизации» истории усиливается.11 Начиная с этого периода и до настоящего момента, наблюдается растущий интерес к различным аспектам социально-психологической проблематики (Е.Н. Марасинова),12 что продиктовано всей внутренней логикой развития науки, общей гуманитаризацией знания.13

Необходимость исследования социально-психологических явлений и процессов в исторической ретроспективе на конкретно-историческом материале связана с той ролью, которую играет духовная жизнь в развитии общества. Социально-психологические процессы во всех областях социальной деятельности и духовной жизни общества, на всех ее уровнях составляют одну из сторон исторического развития, обладают относительной самостоятельностью и оказывают воздействие на социально-экономические и политические отношения. Любые факторы исторического движения становятся реальными причинами, когда они пропущены через сознание человека и трансформированы им.14

Тем не менее, как отмечает С.С. Минц, историческая наука «еще не нашла собственных средств моделирования личности»15, поэтому при исследовании исторической психологии прибегает к использованию культурологического подхода, в частности, «приемам художественного моделирования». С помощью методик контент-анализа С.С. Минц удается определить характеристики, даваемые авторами мемуаров современникам и через эти оценки выявить ту скрытую информацию, которая показывает значимые черты личности мемуариста. Данная процедура позволяет исследовательнице выразительно воссоздать психологический портрет дворян последней трети XVIII – первой трети XIX вв.

Подобную проблему – реконструкцию основных черт духовного облика дворян екатерининского «золотого века» - на основе эпистолярных источников исследует Е.Н. Марасинова. Автор подвергает выделенный комплекс писем контент-анализу и определяет ведущие ценностные системы, существовавшие в сознании дворянской интеллектуальной элиты, их взаимосвязь и эволюцию.

В настоящем исследовании с помощью контент-анализа была предпринята попытка изучения системы ценностей16 и социально-психологического облика русских писателей-модернистов рубежа XIX-XX вв.
Основу источниковой базы составил эпистолярный материал – переписка писателей-модернистов с родственниками, друзьями, современниками. Данный вид источников представляется наиболее репрезентативным и перспективным для изучения духовной жизни прошлого, так как письма являются массовыми текстами, функционирующими в повседневной жизни и отражающими не идеологический, а «социально-психологический уровень сознания».17

С помощью специальных компьютерных программ и методов были произведены формализация содержания текстов писем (переведены в электронный формат 1900 писем - 1250 стр. печатного теста, 62,5 п. л., извлеченных из опубликованных и неопубликованных материалов), выделены проблемные темы, относящиеся к инвариантным элементам всей использованной в работе переписки, что позволило систематизировать и логически выстроить данный уникальный материал, выявить представления писателей-модернистов о ценном и значимом в повседневной жизни, проследить особенности эволюции их сознания, а также реконструировать «психологический профиль» изучаемых персоналий.

В процессе составления частотных таблиц удалось выявить базовые установки картины мира представителей русской модернистской писательской элиты: отношение к Жизни и Смерти, Богу и религии, этическим и эстетическим ценностям. Было установлено, что на рубеже XIX-XX вв. категория Смерти стала ключевой характеристикой сознания интеллигенции. Образованная Россия переосмысливала свое отношение к жизни через смерть (М. Могильнер), однако, по мере приближения реальной угрозы и нарастании общественной напряженности (революция, Первая мировая война) дискурс о смерти последовательно исчезал из текстов писем. (Диаграмма 1).
Диаграмма

Религиозная тема была «темой жизни», а не только «темой мысли» (Г. Флоровский) писателей-модернистов. В контексте апокалиптико-эсхатологических настроений начала ХХ века, а также материализма и нигилизма второй половины XIX столетия потребность в духовной жизни стала для «наиболее духовно и эстетически чуткой интеллигенции» рубежа веков необходимостью. Наиболее обсуждаемыми (по данным частотных таблиц) вопросами для писателей-модернистов были проблемы «духа и плоти», Бога и мира (соотношения Церкви с современной жизнью), незыблемости догматов, спасения и др. Писатели-модернисты, инициировавшие широкое общественное обсуждение вопросов веры (Религиозно-философские собрания) и придавшие ему полемический характер, стремились понять и модернизировать православные каноны, приблизив их к современным «земным» реалиям, к жизненным нуждам и потребностям человека, желающего жить полноценной (духовной и плотской) жизнью. Разрыв между интеллигенцией и деятелями Церкви, обозначившийся в начале века на Религиозно-философских собраниях, стал решительно сокращаться в последние десятилетие перед революцией. (Диаграмма 2).


Диаграмма

В культуре Серебряного века эстетика наделялась множеством новых смыслов и понималась как способ и форма познания художественного бытия, основа творческого преображения жизни и форма существования. При этом в силу специфики мировоззрения русских писателей-модернистов, их связи с предшествующей культурно-философской традиции эстетические ценности в сознании авторов Серебряного века были тесно взаимосвязаны с этическими, что позволяет назвать эстетику рубежа веков «теургической эстетикой» (В. Бычков). Потребность в иррациональном – эстетике и религии – возрастала в кризисных ситуациях (точках бифуркации), характеризующихся дисфункцией и дезинтеграцией общественной системы, распадом традиционного уклада, нарушением привычного течения жизни. Применительно к конкретной исторической эпохе подобными периодами были годы первой русской революции и Первой мировой войны, а также самое начало ХХ столетия (1900-е гг.). (Диаграмма 3).


Диаграмма

Мировоззрение писателей-модернистов на рубеже XIX-XX вв. характеризовалось взаимовлиянием ценностных ориентаций, свойственных традиционному и модерному типу культуры. На практике данный «парадокс» сознания выразился в тяготении к традиционным социальным и культурным институтам и в то же время стремлении освободиться от «насквозь перетлевшего быта» (А. Белый).

В сфере повседневности противоречивость картины мира модернистов проявилась в сочетании европейских демократических тенденций с традиционно-патриархальными стереотипами. В отношении к экзистенциальным вопросам бытия – в сосуществовании секулярного и религиозного мировоззрения.

Феномен амбивалентности сознания писателей-модернистов является результатом целого комплекса социальных и психологических явлений, происходивших в России на рубеже XIX-XX вв. и отражает естественный трансисторический процесс перехода от старого к новому, взаимодействия традиций и новаторства.



Изучение системы ценностей, социально-психологических особенностей и повседневной жизни представителей культурной элиты России с применением компьютерных методов позволило прийти к выводу о сложности и амбивалентности общественного сознания на рубеже XIX-XX вв.
Список литературы

  1. Артемьева О.А. Количественные и качественные методы психологического исследования массовой коммуникации. Иркутск, 2007.

  2. Библер В. Михаил Михайлович Бахтин, или Поэтика культуры. М., 1991.

  3. Бородкин Л.И. Контент-анализ и проблемы изучения исторических источников//Математика в изучении средневековых повествовательных источников. М, 1986.

  4. Брандт М.Ю., Ляшенко Л.М. Введение в историю. Пособие для студентов педагогических институтов неисторических факультетов. /Под ред. доктора исторических наук, профессора А.А. Данилова. М., 1994. С. 18.

  5. Давыдов М.А. Современники глазами А.П. Ермолова//Число и мысль. Вып. 9. М., 1986.

  6. Джакупова Н.В. Мемуары народников как источник для изучения социальной психологии революционеров-70-в. Автореф. к. и. н. М., 1985.

  7. Дробижев В.З. Методы статистической обработки протоколов ВСНХ (1917-1929 гг.)//Вести. МГУ. Сер. 8, История, 1965. № 6.

  8. Кахк Ю.Ю. Применение ЭВМ в исследованиях историков Эстонской ССР.//История СССР. 1964. №1.

  9. Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. М., 1987.

  10. Ковальченко И.Д., Устинов В.А. О применении ЭВМ для обработки историко-статистических данных//Вопросы истории. 1964. №5.

  11. Литвак Б.Г. Опыт статистического изучения крестьянского движения в России XIX в. М., 1967.

  12. Маджаров А.С. К вопросу о применении контент-анализа к источникам личного происхождения//Проблемы источниковедения и историографии Восточной Сибири. Иркутск, 1982.

  13. Марасинова Е.Н. Психология элиты российского дворянства последней трети XVIII века. (По материалам переписки). М., 1999.

  14. Маркевич А.М. Изучение общественных настроений среди солдат действующей русской армии весной – летом 1917 г.//Информационный Бюллетень Ассоциации «История и компьютер». 1997. № 21.

  15. Минц С.С. Мемуары и российское дворянство: источниковедческий аспект историко-психологического исследования СПб.,1998.

  16. Миронов Б.Н. Статистическая обработка ответов на сенатскую анкету 1767 г. о причинах роста хлебных цен//Математические методы в историко-экономических и историко-культурных исследованиях. М., 1977.

  17. Олейник А. Н. Триангуляция в контент-анализе. Вопросы методологии и эмпирическая проверка//Социологические исследования. 2009. № 02.

  18. Петров А.Н. Компьютерный анализ текста. Историография метода//Круг идей: модели и технологии исторической информатики. М., 1996.

  19. Почепцов Г.Г. Теория коммуникации. М., 2001.

  20. Проскурякова Н. А. Проблемы формирования гражданского общества в России во второй половине XIX-начале XX в. (теоретико-методологический аспект)//Россия между прошлым и будущим: исторический опыт национального развития. Екатеринбург, 2008.

  21. Таршис Е. Я. Перспективы развития метода контент-анализа//Социология: методология, методы, математические модели. 2002. № 15.

  22. Устинов В.А. Применение вычислительных машин в исторической науке. М.,1964.

  23. Хвостова К.В. Контент-анализ в исследованиях культуры // Одиссей. Человек в истории. Исследования по социальной истории и истории культуры. 1989. М. 1989.

  24. Carney T.F. Content Analysis. A Reviev Essay in Historical Methods Newsletter. 1971. № 4.

  25. Garrathy J.A. The Application of Content Analysis Biography and History. – In: Trends in Content Analysis./Ed. Pool, I. de Sola Urbana, Illinois, 1959.

  26. Hanson D., Grimmer M. The mix of qualitative and quantitative research in major marketing journals,1993 - 2002//European Journal of Marketing. 2007. N 1/2 (41).

  27. History and Social science textbook (International seminar). Santiago de Chile. 2008. (http://portal.textosescolares.cl/imagen/File/Centro_Documentacion/Libros/Libro_Historia_Ingles_WEB.pdf).

  28. Holsti O. Content Analysis for Social Science and Humanities Research. Reading. Mass. 1969.

  29. Laswell H.D., I.Pool de Sola. The Comparative Study of Symbols. Stanford. Cali. 1952.

  30. Lotman Y. Universe of the Mind: A Semiotic Theory of Culture. Bloomington and Indianapolis: Indiana University Press, 1990.

  31. Past, present and future of historical information science/Ed. by Onno Boonstra, Leen Breure and Peter Doorn. Edita-knaw, Amsterdam, 2004; Historical Social Research/Historische Sozialforschung, Vol.29 (2004),No. 2.

  32. The Analysis of Communication Content. N.Y.1969; Advances in Content Analysis. L.1981.




1 Библер В. Михаил Михайлович Бахтин, или Поэтика культуры. М., 1991. С. 72.


2 См. об этом: Шмидт С.О. Современные проблемы источниковедения // Источниковедение. Теоретические и методические проблемы; Гуревич А.Я. Социальная психология и история. Источниковедческий аспект // Там же; Тартаковский А.Г. Некоторые аспекты проблемы доказательности в источниковедении //История СССР. 1973. №6; Милов Л.В. Проблема репрезентативности в источниковедении //Актуальные проблемы источниковедения истории СССР, специальных исторических дисциплин и их преподавание в вузах. Тезисы докладов III всесоюзной конференции. Новороссийск, 1979. М., 1979. Вып. 1; Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. М., 1987.


3Брандт М.Ю., Ляшенко Л.М. Введение в историю. Пособие для студентов педагогических институтов неисторических факультетов. /Под ред. доктора исторических наук, профессора А.А. Данилова. М., 1994. С. 18.


4 Олейник А. Н. Триангуляция в контент-анализе. Вопросы методологии и эмпирическая проверка// Социологические исследования. 2009. № 02. С. 66. В тексте приводится таблица сравнительных характеристик количественного и качественного контент-анализа М. Д. Уайта и Э. Марша. С. 67.


5 Квантификационная, исследовательская методика (квантификация – сведение качеств к количествам или количественное выражение качественных признаков) заключается в использовании количественных, математических и компьютерно-технологических способов исторического исследования и предполагает сбор исторических фактов, их группировку и формирование базы данных, измерение исторических фактов. // Философский энциклопедический словарь. М., 2006. С. 207.


6 Garrathy J.A. The Application of Content Analysis Biography and History. – In: Trends in Content Analysis. / Ed. Pool, I. de Sola Urbana, Illinois, 1959.


7 См: Past, present and future of historical information science / Ed. by Onno Boonstra, Leen Breure and Peter Doorn. Edita-knaw, Amsterdam, 2004; Historical Social Research / Historische Sozialforschung, Vol. 29 (2004), No. 2; History and Social science textbook (International seminar). Santiago de Chile. 2008. (http://portal.textosescolares.cl/imagen/File/Centro_Documentacion/Libros/Libro_Historia_Ingles_WEB.pdf).


8 Ковальченко И.Д. О применении математических методов при анализе историко-статистических данных. //История СССР. 1964. №1; Ковальченко И.Д., Устинов В.А. О применении ЭВМ для обработки историко-статистических данных.//Вопросы истории. 1964.№5; Кахк Ю.Ю. Применение ЭВМ в исследованиях историков Эстонской ССР.// История СССР. 1964. №1.


9 Миронов Б.Н. Статистическая обработка ответов на сенатскую анкету 1767 г. о причинах роста хлебных цен //Математические методы в историко-экономических и историко-культурных исследованиях. М.,1977. См. также другие статьи этого сборника; Он же. Внутренний рынок России во второй половине XVIII – первой половине XIX в. Л., 1981; Буховец О.Г. К методике изучения «приговорного» движения и его роли в борьбе крестьянства в 1905-1907 гг.//История СССР. 1979. № 3.


10 Маджаров А.С. К вопросу о применении контент-анализа к источникам личного происхождения // Проблемы источниковедения и историографии Восточной Сибири. Иркутск, 1982; Джакупова Н.В. Мемуары народников как источник для изучения социальной психологии революционеров-70-в. Автореф. к. и. н. М., 1985; Давыдов М.А. Современники глазами А.П. Ермолова // Число и мысль. Вып. 9. М., 1986.


11 Буховец О.Г. Социальные конфликты и крестьянская ментальность в Российской Империи начала ХХ века: новые материалы, методы, результаты. М., 1996; Ибрагимова Д.Х. Перестройка, рыночные ориентиры, сельский менталитет: многомерный анализ массовой корреспонденции в центральные органы печати // Круг идей: модели и технологии исторической информатики. Труды III конференции Ассоциации «История и компьютер». М., 1996.


12 Марасинова Е.Н. Психология элиты российского дворянства последней трети XVIII века. (По материалам переписки). М., 1999.


13 Таршис Е. Я. Перспективы развития метода контент-анализа // Социология: методология, методы, математические модели. 2002. № 15; Артемьева О.А. Количественные и качественные методы психологического исследования массовой коммуникации. Иркутск, 2007.


14 Там же. С. 3.


15 Минц С.С. Мемуары и российское дворянство: источниковедческий аспект историко-психологического исследования СПб.,1998. С. 154.


16 Ценности понимаются в общем виде как важнейшие компоненты человеческой культуры, наряду с нормами и идеалами и трактуются как «смыслы и через них (или напрямую) как стратегии жизни, деятельности, поступков, решений и т. д.»// Проскурякова Н. А. Проблемы формирования гражданского общества в России во второй половине XIX-начале XX в. (теоретико-методологический аспект) // Россия между прошлым и будущим: исторический опыт национального развития. Екатеринбург, 2008. С. 455.



17 Марасинова Е.Н. Психология элиты российского дворянства последней трети XVIII века. (По материалам переписки). М., 1999. С. 4.