Приложение 2 ( Для учителя) Животные Крайнего Севера - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Тезисы доклада на заседании экспертной группы №19 по вопросу "Актуальные... 1 95.77kb.
Закон мышления. Суждение: 1 71.25kb.
Животные живые организмы 1 10.39kb.
Приложения (группа А) Приложение I. Магдалена–Лени–Винен – Приложение II. 1 359.58kb.
Приложение 2 Справочный материал для учителя 1 71.68kb.
Программа «Культура Русского Севера» 1 103.79kb.
О правовом статусе коренных малочисленных народов Севера 1 247.89kb.
этнические и экологические факторы в развитии патологии у коренного... 1 35.25kb.
Памятка для учителя по психолого-педагогическому наблюдению за деятельностью... 1 174.4kb.
Книга для учителя. Просвещение. 2-е издание. Морфемика. Орфография... 1 322.38kb.
Гост р 54719-2011 Приложение б (обязательное) Представление дат и... 1 22.52kb.
План управления Особо охраняемым районом Антарктики (оора) №146 Южная... 1 107.18kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

Приложение 2 ( Для учителя) Животные Крайнего Севера - страница №1/1

Приложение 2 ( Для учителя) Животные Крайнего Севера

Крайний Север нашей страны входит в состав ледяной зоны, в пределах которой находятся Северный Ледовитый океан, его окраинные моря и северные острова. Это заполярные территории, образующие Арктику.

Большинство растений и животных Се­верного Ледовитого океана принадлежат к обитателям морской воды. Мелкие формы входят в состав планктона, который служит основой питания для более крупных организмов. Многоклеточные водоросли об­разуют в прибрежной полосе заросли, да­вая приют разнообразным беспозвоночным (червям, моллюскам, ракообразным и др.), а эти последние идут в пищу рыбам, мор­ским птицам, моржам. В водах океана жи­вет несколько видов рыб, но повсеместно распространена холодолюбивая родственни­ца трески — сайка. Она служит основным кормом для тюленей, китообразных и океа­нических птиц, устраивающих на скалистых участках побережий массовые гнездовья, известные под названием птичьих базаров. К числу постоянных обитателей ледяной зоны относятся те млекопитающие и птицы, которые не только летом, но и зимой име­ют достаточно корма за счет пищевых ресурсов моря и хорошо приспособлены к суровому климату Арктики (защищены от охлаждения слоем толстого жира, гу­стым подшерстком или обильным пуховым оперением, В эту группу могут быть вклю­чены: гренландский кит, северные дельфи­ны— нарвал, белуха, косатка, — моржи, тюлени, белый' медведь, белая чайка, кай­ра и др.

Кроме названных животных, в пределах Северного Ледовитого океана регулярно появляются из других мест временные оби­татели (одни летом, другие зимой), которые перемещаются сюда для добывания пищи. Так, например, некоторые киты (се­рый и синий, финвал и сейвал) приплыва­ют в арктические моря из южных районов на лето, а к зиме на ледяные просторы Арктики перебираются из тундры отдель­ные группы песцов, розовые чайки и воро­нцы. Розовые чайки всю зиму кормятся на открытой воде рыбой, а песцы и вороны следуют за странствующими белыми мед­ведями, подбирая остатки их добычи.





В период наибольшей разреженности льдов, которая наблюдается в Арктике с мая по сентябрь, просторы Северного Ле­довитого океана становятся оживленным местом залетов птиц с островов и побере­жий материка, которые здесь добывают се­бе пропитание на открытой воде морей (на­пример, гагарки, чистики, кайры, чайки, а также гаги).

В дальнейшем мы коснемся биологии лишь некоторых круглогодичных обитате­лей ледяной зоны.




Белый медведь среди хищных зверей считается самым крупным (максимальная длина самца = 3 м, масса = 800—1000 кг). Для существования белого медведя не­обходимы три условия: льды, открытые участки моря и береговая полоса. Море доставляет ему пищу (главным образом тюленей, отчасти рыб). Береговая полоса нужна медведю для устройства берлог, куда на зиму залегают беременные самки и рождают медвежат. Самцы и яловые самки ведут круглый год бродячую жизнь и только в сильную непогоду (пургу) укры­ваются среди ледяных торосов. В зимнее время они придерживаются берегового при­пая или заходят в глубь тундры,: обычно не далее 1—2 км, но в отдельных случаях их встречали на расстоянии 8 км от моря. Если льды отходят от берегов, а белые медведи оказываются на суше вдали от них, они вынуждены питаться полярными зверьками — леммингами, рыбными отбро­сами у подножия птичьих базаров и даже довольствоваться веточками и корешками карликовых ив. Не дождавшись подхода льдов и попав в условия бескормицы, бе­лые медведи впадают в летнюю спячку, ко­торая спасает их от гибели.

Белый медведь прекрасно приспособлен к суровым условиям Арктики и полуводному образу жизни. Достаточно сказать, что короткие уши у него опущены и утопают в шерсти, что уменьшает теплоотдачу. Его стройное туловище, удлиненная шея и не­большая вытянутая голова придают телу обтекаемую форму, облегчая плавание и ныряние. Толстый слой подкожного жира и длинная шерсть из плотного волосяного покрова предохраняют тело от охлаждения, что позволяет медведю долго находиться в воде. Широкие лапы образуют значитель­ную гребную поверхность, поэтому медведь хорошо плавает, набирая скорость до 5—6 км в час (в отдельных случаях даже до 9 км). Иногда он заплывает в открытое море на расстояние свыше 150 км от бере­га или кромки льда. Нырнув, может про­быть под водой около двух минут. Мех медведя намокает слабо, так как он имеет густой подшерсток. В нем задерживается воздух, и вода не проникает в него. Кроме того, по выходе на сушу зверь трется боками о береговые выступы или о поверх­ность ледяных глыб, отжимая, избыток вла­ги. Белый цвет шерсти делает медведя малозаметным на фоне снега и льда; это облегчает ему охоту на тюленей, тем более что черный нос он прикрывает лапами, когда приближается к добыче. Подошвы лап густо покрыты длинными жесткими волосами, поэтому медведь не скользит, взбираясь на гребни крутых льдин, откуда ему легче выслеживать тюленей.

Обоняние медведя очень тонкое: он мо­жет почуять добычу за 10-20км и обна­ружить пищу под толстым слоем снега. Зрение тоже довольно острое: в ясный день медведь может разглядеть лежащего на льду тюленя за_2-2,5 км. Ослепительный блеск снега и льда, сверкающих под сол­нечными лучами, не мешают медведю ви­деть, так как у него хорошо развиты полу­прозрачные мигательные перепонки, кото­рые защищают глаза от яркого света.

Заметив возле полыньи (лунки) тюленя, белый медведь осторожно подкрадывается к нему, распластавшись на брюхе, делает стремительный бросок и метким ударом ла­пы отбрасывает добычу на лед. В других случаях он терпеливо лежит на льду возле продушины в ожидании, когда тюлень вы­нырнет на поверхность, чтобы набрать воздух. В одно мгновение медведь сражает свою жертву, вытаскивает на лед и начи­нает поедать сначала шкуру и жир, а по­том и мясо.

За один раз он съедает обычно 6—8 кг, но в отдельных случаях способен погло­тить 50—70 кг пищи, что позволяет ему долго обходиться без еды. Если не удается длительное время отыскать свежую добычу, медведь довольствуется дохлой рыбой, па­далью, мертвыми птенцами и даже трупа­ми погибших моржей, зажатых ледяными торосами.

На суше белый медведь обычно ходит не спеша, со скоростью 4—5 км в час, пере­двигается, низко опустив голову и раска­чиваясь из стороны в сторону. Однако, если он идет на поиски добычи, скорость передвижения увеличивается, а осанка ста­новится более подтянутой, с поднятой голо­вой. На ходу он все время принюхивается и прислушивается. Слух у медведя считает­ся плохим, хотя он слышит скрип шагов человека, идущего по снегу, примерно за 200 т. Испугавшись, медведь спасается бег­ством (рысью или галопом) со скоростью до 25 км в час, однако быстро устает.

Кроме человека, у белых медведей вра­гов нет. Могли бы моржи причинить им вред своими бивнями, защищаясь от напа­дения, но медведи моржей не трогают, если не считать поедания трупов погибших животных. Неотступно следуют за белы­ми медведями песцы, белые чайки и воро­ны, остающиеся зимовать в Арктике. Вес­ной или в начале лета нахлебники покида­ют медведей и переходят на другие корма, которых в теплое время становится больше, особенно на территории соседней зоны — тундры.

Способность белых медведей накапливать слой подкожного и внутреннего жира и медленно расходовать его запасы имеет большое значение для самок, которые зи­мой в берлоге живут исключительно за счет этих запасов. Даже весной у них толщина подкожного жира достигает иног­да 10 см.

С осени медведицы собираются главным образом в западной части Земли Франца Иосифа и на острове Врангеля, где они находят подходящие места для залегания в берлоги, рождения и выкармливания по­томства. Обычно медведицы ложатся в ямы или неглубокие пещерки и дожидаются пурги, во время которой снег заметает их и образует вокруг сугробы, которые стано­вятся стенами и потолком будущей берло­ги. В ноябре — декабре у самки рождаются два, реже три крохотных медвежонка (по 700—900 г каждый). До выхода из берлоги медвежата питаются жирным, как сливки, молоком матери, а позже (в марте — апре­ле), когда они подрастут и достигнут мас­сы 10—15 кг, переходят на корм, добытый самкой. До полуторалетнего возраста под­кармливаются молоком матери. При встрече с человеком (например, у берлоги с медвежатами) медведица при­ходит в возбуждение: шипит, вытянув губы дудочкой, топорщит на загривке шерсть, подпрыгивает на месте, но не нападает, а только старается испугать. Размножаются белые медведи раз в два-три года. Растут молодые медленно: у са­мок рост заканчивается только к четырем-пяти годам, а у самцов еще позже. Продолжительность жизни белых медве­дей 25 лет, но отдельные экземпляры в некоторых зоопарках жили по 30—40 лет. Когда-то белых медведей было много, затем их численность стала падать в ре­зультате неумеренной охоты на них из-за мяса и шкур. В настоящее время в Арктике насчитывается 5—7 тысяч белых медведей, которые находятся под охраной закона, запрещающего на них охо­ту повсеместно. Число белых медведей стало быстро уменьшаться и возникла угро­за их полного исчезновения. Принимаются согласованные в международном масштабе меры по охране белых медведей, органи­зуется изучение их жизни в условиях освоенных человеком приполярных районов. Это особенно необходимо, так как белые медведи не очень боятся людей и держатся в общем миролюбиво, хотя при посещении стоянок экспедиций и метеостанций не прочь поживиться за счет продовольствен­ных складов. В настоящее время на о. Врангеля функционирует заказник, где по специальным лицензиям разрешается отлов белых медведей для зоопарков.

Нерпа кольчатая встречается в водах Северного Ледовитого океана. • Среди дру­гих видов тюленей (морской заяц, грен­ландский тюлень и др.). Среди других тю­леней нерпа самый мелкий вид (длина = = 1,0—1,5 м). Она называется кольчатой потому, что ее соломенно-желтая шкура покрыта круглыми темными пятнами, окру­женными светлыми кольцами. Тело нерпы обтекаемой формы (вытянутое, веретено­образное), с короткой шеей без перехвата. Ноги с перепонками между пальцами имеют вид ластов и служат для плавания. На суше и льдинах нерпы ползают при по­мощи передних конечностей, а задние во­лочат. В воде передние лапы действуют как весла, а задние — как руль. На голове у нерпы видны ушные отверстия, но без на­ружной раковины. Когда нерпа ныряет, ушные отверстия и ноздри плотно замы­каются.

На берег нерпы выходят редко и толь­ко для отдыха. В остальное время (весной) они кое-где образуют небольшие группы в 10—15 особей—временные лежбища. На льду нерпы рождают детенышей, которые появляются на свет в белой шерстке, де­лающей их незаметными на фоне заснежен­ных льдин. Новорожденных самки прячут от врагов среди ледяных торосов в снего­вых норах. У взрослых нерп по сравнению с тюленями других видов волосяной покров жесткий, длинный и густой. Такая шерсть плохо удерживает тепло и защищает тело от охлаждения. Эту функцию выполняет толстый слой подкожного жира, который к тому же уменьшает удельный вес нерпы и облегчает ей плавание. Кольчатая нерпа в зверобойном промысле занимает менее значительное место, чем другие тюлени, но все же ее жир и шкура идут в дело. Так, например, от одной нер­пы получают от 6 до 20 кг сала (в зави­симости от упитанности), а из шкур изго­товляют кожаные изделия и меховые куртки.

В течение всего года нерпа, как и белый медведь, ведет странствующий образ жиз­ни. Питается главным образом сайкой, ко­торая нередко двигается большими стаями вдоль побережья. Сайка — хищная рыба, поедает навагу, корюшку и других рыб. Там, где появляется сайка, прилетают с птичьих базаров кайры и другие птицы, приплывают нерпы, начинается охота на этих рыб. Шумное оживление птиц в райо­не полыней среди льдов привлекает внима­ние белых медведей, которые сразу же за­мечают выход на льдины нерп и подкрады­ваются к своей добыче. Таким образом устанавливается одна из пищевых цепей среди обитателей Северного Ледовитого океана; в эту цепь включается в качестве звеньев Га-Га - нерпа —- Белый медведь.

Нерпы предпочитают места, где есть лед в виде берегового припая с полыньями, а также плавучие льдины открытого моря.

Нередко нерпы появляются в районе Северного полюса и здесь перемещаются вместе с дрейфующими льдинами.





Моржи «принадлежат к числу наиболее крупных ластоногих млекопитающих. Они распространены по мелководным морям Северного Ледовитого океана круглополярно, но очень неравномерно. В результате Их хищнического истребления в прошлом моржи исчезли, например, в районе Белого моря и Мурманского побережья. В в настоящее время они еще встречаются у берегов Новой Земли, архипелага Земля Франца Иосифа, в Чукотском море и неко­торых других местах.

У моржей самцы крупнее самок. В сред­нем длина их тела 3—4 м и масса около 1,5 т. Самая характерная особенность этих зверей — наличие мощных бивней, высту­пающих наружу при закрытом рте из рас­цепа верхней губы на полметра и более вниз. В отличие от бивней слонов (разрос­шихся резцов) бивни моржей представляют собой клыки (по 2—4 кг каждый). У самок они короче и тоньше.

С виду моржи неуклюжи, но они способ­ны к проворным движениям как в воде, так и на суше. Их толстая кожа (3—5 см) покрыта редкими жесткими волосами рыже­ватого цвета. Особенно заметны грубые, толстые, густые вибриссы на верхней губе, расположенные в несколько рядов. Они очень подвижны и служат органами осяза­ния, которыми моржи нащупывают корм на дне моря (на глубине 40—50 м), добы­вая различных моллюсков, червей, рачков и гораздо реже — мелких рыб. Как и у на­стоящих, тюленей, у моржей нет наружных ушных раковин. Ушные отверстия и ноздри плотно замыкаются при погружении.

Тело моржей от охлаждения предохра­няет толстый слой (5—10 см) подкожного жира. Спят моржи не только на берегу, но и в море. На поверхности воды во время сна они удерживаются при помощи возду­хоносного мешка под кожей, соединенного с глоткой. Моржи ведут стадный образ жизни, устраивая лежбища на льдинах или на бе­реговых припаях. В летнее время моржи скапливаются ближе к берегам и севернее, чем зимой. С лежбищ доносятся звуки этих животных, похожие на приглушенное мычание. Моржи видят плохо, но облада­ют хорошим обонянием. По запаху они узнают о приближении опасности. В слу­чае тревоги в панике спешат к воде. После ухода моржей с лежбища нередко остают­ся трупы погибших животных. Этим поль­зуются белые медведи, частенько наведы­ваясь в районы их лежбищ.

Неумеренный промысел моржей привел к резкому снижению их численности, а в ряде мест к исчезновению. Установлен запрет на промысел с раз­решением ограниченной добычи по лицен­зиям местному населению (чукчам и яку­там). Мясо моржей идет в пищу, а также используется для кормления ездовых собак и для приманки песцов.

В настоящее время два подвида моржей (атлантический и лаптевский) внесены в Красную книгу и теперь подлежат полной неприкос­новенности, как редкие, исчезающие жи­вотные.








Белые чайки — единственный вид среди арктических птиц, которые остаются круг­лый год в пределах Северного Ледовитого океана и частично зимуют среди льдов. Как показывает само название, белые чайки имеют чисто-белое оперение без каких-либо цветных отметин. Они немного крупнее голубя, и в отличие от чаек других видов у них черные лапы, а не красные или желтые.

Белые чайки — очень подвижные птицы: они не только быстро летают, но и хорошо ходят по земле, даже перебегают на не­большие расстояния. Если птицы поднима­ются в воздух или садятся на лед, они становятся одинаково малозаметными и на фоне белесого неба, и на фоне снежного покрова. Эта маскирующая внешность птиц затрудняет их обнаружение врагами. Бе­лые чайки, как и все другие чайки, нырять не могут, и поэтому для них доступна только выброшенная на берег рыба.

Во внегнездовой период они летают над ледяными просторами в поисках пищи, но на воду садятся неохотно, придерживаясь краев прибрежных льдин, с полыньями. Кочуя в пределах Северного Ледовитого океана, белые чайки подбирают все более или менее съедобное, обнаруживая край­нюю неприхотливость в пище. Так, напри­мер, на суше, прибрежной полосе, они поедают леммингов, чужих птенцов, раз­личных беспозвоночных, а на ледяном при­пае и плавучих льдинах отыскивают помет моржей, тюленей, белых медведей. Кроме того, чайки прикармливаются отходами китобойного и тюленьего промысла, а зи­мой следуют за белыми медведями, подби­рая остатки их добычи, или сидят на льду возле лунок в ожидании появления нерп с пойманной ими рыбой. Раздолье для белых чаек наступает, когда шторм выбрасывает на берега целые косяки сайки, образующие на протяжении нескольких километров многометровые рыбные валы. В такие мо­менты пищи хватает всем: белым медве­дям, песцам, различным пернатым обитате­лям птичьих базаров.

Полярная зима ограничивает кормовую базу белых чаек, которым иногда прихо­дится и поголодать, особенно во время пур­ги. Укрываются от непогоды в защищенных от ветра местах — среди ледяных глыб (торосов). Сплошные льды, существующие в Арктике в течение большей части года, не доставляют белым чайкам серьезных неудобств, поэтому они хорошо себя чув­ствуют в суровых условиях Приполярья. Интересно, что с наступлением весны не­которые чайки устраивают гнезда среди льдов. Большинство белых чаек уже в мар­те — апреле слетаются к местам своих обыч­ных гнездовий — на острова Новой Земли, Земли Франца Иосифа, Беннета и другие прибрежные скалы, а также расположен­ные вдоль краев оледенений низменные участки побережий, покрытые песчаными наносами или галькой. Кое-где чайки обра­зуют небольшие колонии, в районе кото­рых раздаются характерные для них крики «ирр-ирр».

Размножение белых чаек начинается позд­но, но протекает быстро. Яйца (1—2, ре­же 3), буроватого цвета, с темными пятна­ми, появляются в гнездах в июле, птенцы вылупляются в августе, в сентябре они под­нимаются на крыло, а в октябре стаи рас­падаются и чайки переходят на кочевой образ жизни. Белые чайки активно защи­щают свои гнездовья от вторжения вра­гов. Как только появляется, например, хищная чайка — бургомистр, на нее со всех сторон набрасываются белые чайки, бьют крыльями, клюют.

Потепление Арктики в последние деся­тилетия сопровождается сокращением пло­щади оледенений, что приводит к исчезно­вению пригодных для гнездовий участков. Это одна из причин уменьшения численно­сти белых чаек. Они становятся редкими и заслуживают охраны.





Кайры — самые распространенные- обита­тельницы птичьих базаров Севера, Птицы средней величины (с массой от, 0,75 до 1,5 кг), довольно скромной окраски: сверху черные, снизу белые; подбородок горло и бока головы шоколадно-бурые. Кроме кайр, в состав птичьих базаров входят мно­гие северные птицы: моевки, чистики, бак­ланы, гагарки, тупики, бургомистры, кото­рые располагаются на разных этажах бере­говых утесов. Кайры очень разборчивы в выборе мест для гнездовий. Они занимают центральное место в отвесных скалах, имеющих выступы и карнизы, расположен­ные на определенной высоте над морем. Им нужны совершенно горизонтальные пло­щадки без уклонов (скатов), так как эти птицы не устраивают гнезд, а сносят яйца прямо на каменную голую поверхность кар­низов. Грушевидная форма яйца кайры придает ему необходимую устойчивость и не позволяет скатываться с выступа, на кот тором оно лежит. Устроившись на отвое­ванном участке карниза, самка сносит одно яйцо с прочной скорлупой, стенки которой толще с той стороны, которая соприкасает­ся с голым камнем. Она кладет яйцо на ла­пы и прикрывает его своим брюшком. На­сиживание длится месяц с небольшим. Ро­дители чередуются, улетая в море кормить­ся. Во время полета кайры выстраиваются цепочкой. Опустившись на воду, они ны­ряют в глубину на 10—15 м и ловят под водой мелкую рыбу (в основном сайку), а также креветок, крабов, морских червей. У побережий кайры добывают корм (рач­ков и другую живность) гораздо реже, чем в открытом море. Под водой они как бы летят, взмахивая крыльями, и хватают сильным клювом добычу.


Большинство кайр зимуют вблизи кром­ки льда или на отдельных полыньях, оты­скивая корм при слабом свете полярной ночи. Вылупившийся птенец покрыт жестким пухом, похожим на шерсть, надежно защи­щающий от резкого морского ветра. Сначала родители кормят кайрят рыбой, приносимой с моря, а недели через три побуждают их спускаться на воду. На сво­их коротких крылышках они планируют с карнизов вниз и падают в море, а когда у них вырастут маховые и рулевые перья, вместе со взрослыми кайрами самостоятель­но добывают корм. В конце августа — на­чале сентября кайры собираются в стаи и перелетают на зимовки, расположенные не очень далеко от гнездовий.

Птичьи базары взяты под охра­ну как своеобразные группировки перна­тых, связанные с жизнью морей и находя­щиеся в сложных взаимоотношениях с жи­вотным миром океана и его берегов.





Гаги — типичные морские птицы, обита­тели ледяной зоны, довольно крупных раз­меров (до 2,5 кг). На побережье устраи­вают гнезда и высиживают птенцов. Осталь­ное время гаги находятся в море, где и ночуют.

Самец гаги крупнее самки и отличается от нее очень красивым оперением. Его яркую внешность очень удачно описал в поэтических выражениях известный нату­ралист, профессор А. Н. Формозов, по сло­вам которого, в окраске самца гаги отрази­лись «белизна снегов тундры (вся верхняя половина туловища), густая чернота при­брежных скал (брюшко, крылья, хвост), зеленоватый цвет льда (пятно на шее), ро­зовато-желтый отблеск зари (на груди)». У самки оперение скромное, коричневато-бурое, которое делает ее совершенно не­заметной на гнезде, расположенном среди скал. После осенней линьки гаги перелетают на зимовку к незамерзающим участкам Мурманского побережья и Норвегии, а вес­ной возвращаются к своим гнездовьям, про­являя исключительное постоянство и при­верженность к родным местам. Так как га­ги живут более 20 лет и ежегодно в ста­рых гнездах оставляют по 20 г чистого пуха, то от каждой самки в течение ее жизни можно получить несколько кило­граммов ценного сырья. Расположение гнезд колониями облегчает сбор пуха, к то­му же гаги относятся к людям очень до­верчиво, и это тоже представляет удобство для эксплуатации их гнездовий.

Хищническое истребление обыкновенной гаги, добывавшейся не только ради пуха и яиц, но также мяса, привело к значи­тельному сокращению ее поголовья. В це­лях охраны этой ценной птицы массовая охота на нее была запрещена, а для изучения ее биологии и восстановления численности в Мурманской области учреж­ден Кандалакшский заповедник с филиа­лом в районе Семи островов (Баренцево море) камней, покрытых лишайниками, торфом и сухими водорослями.

В отличие от других видов гаг, гнездя­щихся одиночно, обыкновенные гаги обра­зуют гнездовые колонии в несколько сотен пар вблизи берегов, располагая гнезда недалеко одно от другого под каким-либо укрытием. Гнездовой район гаг — побе­режья Белого, Берингова и отчасти Охот­ского морей, островов Новой Земли и Франца Иосифа и другие места прибреж­ной Арктики.



Обыкновенные гаги — ценнейшие птицы нашего Крайнего Севера. Высококачествен­ный пух гаги — прекрасный утеплитель одежды для полярных летчиков, альпини­стов, исследователей Арктики на дрейфую­щих станциях и т. д.

Гнездо самка гаги выстилает легким, эластичным пухом, выщипленным ею из нижней части своей груди и брюшка. Ко­личество пуха в гнезде увеличивается по мере появления яиц, полная кладка кото­рых состоит из 4—7 штук (зеленовато-се­рого цвета). Утопающие в нежном пуху, яйца хорошо защищены от охлаждения. Покидая гнездо для добывания корма, самка тщательно укрывает яйца пухом, отходит из осторожности на некоторое рас­стояние и только тогда взлетает. Под конец насиживания она почти не сходит с гнезда, а когда появляются птенцы, обогревает их до подсыхания. Молодые пуховички первые день-два дер­жатся возле гнезда, ловят комаров, щип­лют траву, а затем мать уводит их к воде, где они приучаются добывать корм в море. Сначала птенцы среди прибрежных кам­ней склевывают небольшие раковины мол­люсков, а затем начинают охотиться на мелких рачков. В этот период молодняк подстерегают различные опасности. Слабые и беспомощные птенцы нередко гибнут в прибрежных скалах, или на них нападают поморники, крупные морские чайки, воро­ны и другие хищные птицы. Подросшие выводки объединяются в стаи и совместно со взрослыми гагами летают на кормежку к мелководным участкам вблизи побережий, а на ночь удаляются в открытое море. Во время добывания корма гаги ныряют не глубже 4—5 м и находятся под водой 25—30 секунд, захватывая клювом мидий, ра­ков-отшельников, морских червей.