П. кубрушко. Профессионально-педагогическое образование: вопросы теории // Высшее образование в России. 2006. №2. С. 96-98 - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Направления подготовки Бакалавриат 050100 «Педагогическое образование»... 1 26.39kb.
Артамонов Максим Олегович Образование: высшее «юриспруденция» 1 382.91kb.
Рабочая программа дисциплины (модуля) История бухгалтерского учета... 1 329.43kb.
Направления подготовки Бакалавриат 050100. 62 «Педагогическое образование»... 1 25.1kb.
Программа / И. Мелик-Гайказян // Высшее образование в России. 1 108.75kb.
Программа вступительных испытаний по психологии по направлению подготовки... 1 245.64kb.
«начальное образование» по направлению подготовки 050100. 68 «Педагогическое... 1 36.58kb.
Направление подготовки 050400 – Психолого-педагогическое образование... 1 25.51kb.
Семинар по проекту "Высшее экономическое образование в России на... 1 109.21kb.
Мпс россии, Свердловская железная дорога 1 37.48kb.
Гражданское образование, образование в области прав человека и этико-правовое... 1 22.57kb.
Лекции самого крупного короткометражного форума Германии в ретроспективной... 1 59.2kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

П. кубрушко. Профессионально-педагогическое образование: вопросы теории // Высшее - страница №1/5

Колесов В. Рынок образовательных услуг и ценности образования (Между ВТО и Болонским процессом) // Высшее образование в России. – 2006. - №2. – С. 3-7.

В. СЕНАШЕНКО, Н. ВОЛОДИНА. ВТО и проблемы высшего образования // Высшее образование в России. – 2006. - №2. – С. 8-13.

Образовательная среда и бизнес-сообщество - путь к диалогу (круглый стол) // Высшее образование в России. – 2006. - №2. – С. 14-34.

М. АРУГЮНЯН. Идея «корпоративного духа » в образовании: методологический анализ // Высшее образование в России. – 2006. - №2. – С. 78-82.

В. НЕЧАЕВ. Опыт построения рейтинговых показателей вузов // Высшее образование в России. – 2006. - №2. – С. 82-89.

Е. ВОЛОДАРСКАЯ. Студенчество и наука: анализ социальных представлений // Высшее образование в России. – 2006. - №2. – С. 90-96.

П. КУБРУШКО. Профессионально-педагогическое образование: вопросы теории // Высшее образование в России. – 2006. - №2. – С. 96-98.

О. ДОЛИНИНА. ИТ-образование сегодня: проблемы и перспективы // Высшее образование в России. – 2006. - №2. – С. 98-103.

Т. РОЗОВА, В. ИВАШОВА. Современная стратегия управления качеством в вузе. // Высшее образование в России. – 2006. - №2. – С. 122-125.

М. ЮЗОВ. Неклассическая наука и проблема объективности знания // Высшее образование в России. – 2006. - №2. – С. 145-154.

Л. ГРИБОВ. Россия и Европа // Высшее образование в России. – 2006. - №2. – С. 155-159.

Г. КУРГАН. Отечественная история: смена парадигмы // Высшее образование в России. – 2006. - №2. – С. 159-162.

А. ЯКУШЕВ, Д. КАЗНАЧЕЕВ, А. КЛИМОВ. Кого следует называть «знаменитым ученым»? // Высшее образование в России. – 2006. - №2. – С. 162-165.

Ж. ПУСТОВАЛОВА, О. ПЕТРОВА, Л. РЯЗЯПОВА, А. КОЧНЕВ. О формировании коммуникативных умений в техническом вузе // Высшее образование в России. – 2006. - №2. – С. 165-167.

[s-ruHgEd-2-2006 z Russia] 293000 58 str russe 6-05-2006

№№ с.вверху


2006 - 2

НА ПЕРЕКРЕСТКЕ МНЕНИЙ

В. КОЛЕСОВ. Рынок образовательных услуг и ценности образования (Между ВТО и Болонским процессом)......3

В. СЕНАШЕНКО, Н. ВОЛОДИНА. ВТО и проблемы высшего образования .. 8

КРУГЛЫЙ СТО А

Образовательная среда и бизнес-сообщество - путь к диалогу.....14

ИЗ ЖИЗНИ ВУЗА

Кубанский государственный университет: в чем секрет успеха? (Интервью с ректором В. А. Бабешко) ...... 35

А. ГАВРИЛОВ, О. МИРОНОВА. Научно-инновационный комплекс университета...............40

Н. КРАСНОВА. Подтверждаем статус классического......44

И. БРЕГЕДА. Роль филиалов в развитии регионов Кубани......47

И. ШЕВЧЕНКО, К. ЛИТВИНСКИЙ. Инновационные механизмы трудоустройства.............50

A. ЖДАНОВСКИЙ. Образовательная и научная поддержка инноваций в управлении..............55

Н.ЯКОВЕНКО. Система «факультет - наукоемкое производством....59

О. АГГОВА. Система довузовского образования в КубГУ.......61

Ю. КОЮБКО. Изобразительное искусство: традиции и современность .... 65

B. МОМОТОВ. Формирование правового сознания молодежи.....69

М. ХУАДЕ. Научная библиотека КубГУ: вчера и сегодня......70

Н. КРАВЧЕНКО. Вузовская газета в регионе........73

Г. ГОВОРОВА. Международное сотрудничество — веление времени....74



ОБСУЖДАЕМ ПРОБЛЕМУ

М. АРУГЮНЯН. Идея «корпоративного духа » в образовании: методологический анализ............78

В. НЕЧАЕВ. Опыт построения рейтинговых показателей вузов....82

Е. ВОЛОДАРСКАЯ. Студенчество и наука: анализ социальных представлений.........90

П. КУБРУШКО. Профессионально-педагогическое образование: вопросы теории................96

О. ДОЛИНИНА. ИТ-образование сегодня: проблемы и перспективы...98



ЮБИЛЕЙ

Ставка на интеллект (Интервью с ректором В.И. Трухачевым)...104

Ю. ЛОБЕЙКО, Н. ЗАРУБИНА. Интеграция образования, науки и производства.....110

М. ВОЮНИН, Е. ХОХЛОВА. Качество – стратегия XXI века..........114

И. ЛЯКИШЕВА. Экономический факультет открывает двери в будущее......118

Т. РОЗОВА, В. ИВАШОВА. Современная стратегия управления качеством в вузе...122

B. МОРОЗОВ, С. СОТНИКОВА. Путь в большую науку...........125

Н. ВОЮБЬЕВ. Мини-Банк.......128

C. ТАРАСОВА, Е. ТАРАНОВА. Становление специалиста: психолого-педагогический мониторинг.........129

И. МАКЛАКОВ, И. КАРГАЛЕВ. Мы вместе сможем сделать больше......133

Н. КУЛЬКИН. Издательство «АГРУС»....136

В. ЕГО ХИН. Международное сотрудничество СтГАУ: успехи и перспективы......139

А. СМОРОДИНА. Доступность, открытость, качество, эффективность!.......142

В ПОМОЩЬ АСПИРАНТУ

М. ЮЗОВ. Неклассическая наука и проблема объективности знания.......145



КРУГОЗОР

Л. ГРИБОВ. Россия и Европа......155

Г. КУРГАН. Отечественная история: смена парадигмы.........159

А. ЯКУШЕВ, Д. КАЗНАЧЕЕВ, А. КЛИМОВ. Кого следует называть «знаменитым ученым»?....162



РЕДАКЦИОННАЯ ПОЧТА

Ж. ПУСТОВАЛОВА, О. ПЕТРОВА, Л. РЯЗЯПОВА, А. КОЧНЕВ. О формировании коммуникативных умений в техническом вузе.......165

Н. ОРЛОВА. Экологическая подготовка офицеров-пограничников..........167

Колесов В. Рынок образовательных услуг и ценности образования (Между ВТО и Болонским процессом) // Высшее образование в России. – 2006. - №2. – С. 3-7.



В. КОЛЕСОВ, профессор, декан экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

Рынок образовательных услуг и ценности образования

(Между ВТО и Болонским процессом)

Бурное время перемен последних полутора десятилетий в российском обществе мало затронуло одну из важнейших его сфер - образование. Рынок своим вниманием его, конечно, не обошел, а вот государство из него практически ушло и сегодня плохо себе представляет, как и с чем вернуться. Спонтанные, плохо продуманные и администрируемые затеи вроде ГИФО или ЕГЭ вызвали было небольшую рябь на поверхности, однако образование в целом остаётся достаточно тихой гаванью, хотя проблем и разрушительных процессов в нём накопилось немало. В любой развитой стране даже в стационарном состоянии примерно раз в треть века происходит обновление или реформа, ключевым словом которой выступает «соответствие» (relevance, pertinence и т. д.) запросам общества. Может быть, и нам подождать лет тридцать, пока придёт понимание того, каким оно, это соответствие, должно быть у нас? Только вот нет у нас этих тридцати лет. По двум причинам. Первая: рыночная реформа, хотя и с издержками, но состоялась и сильно поменяла облик страны. Вторая: изменения происходят в условиях глобализации со всеми её вызовами и императивами, игнорировать которые непозволительно. В образовательном сообществе их принято сегодня отождествлять с Болонским процессом. Думается, что это не совсем так, а точнее, совсем не так.

Попробуем показать это с помощью анализа характера образовательной услуги.

Образовательная услуга как

экономическое измерение

образования

Основной функцией образования явля-

ется передача новым поколениям знаний, умений и навыков (обобщённо — знаний) с целью удовлетворения разнообразных образовательных потребностей личности и общества. По отношению к индивиду передача знаний выступает в виде услуги особого рода - образовательной услуги. При всём многообразии воспитательных, культурных, нравственных, идеологических, социальных, политических и других аспектов образования <<услуга » - экономическая категория, в которой концентрированно выражены сложные экономические отношения в системе образования. Следовательно, к образовательной услуге применимы экономические категории - «производство», «потребление», «издержки», «цена», «полезность», «качество» и т.д. и т.п. Самые распространенные сегодня понятия - «поставщик (провайдер или производитель) и потребитель», «спрос и предложение». Где спрос и предложение — там и рынок. «Рынок образовательных услуг » - вполне сложившееся общеупотребительное выражение. Привычным стало и то, что применительно к образовательным услугам используются понятия — «администрирование », «менеджмент», «маркетинг», «технологии», «институты», «тарифы» и др.

Однако большинство людей видит в образовании такой общественный институт, который выполняет прежде всего задачи обучения и воспитания личности - физического, нравственного, духовного, патриотического, гражданского. О цене и издержках такого воспитания говорить не принято и, по социалистической традиции, даже неудобно, а многие считают - и про-

4

сто неприлично. Дескать, учителя обязаны это делать, и пусть делают.



Такое одностороннее «видение» можно было бы как-то понять, если бы речь шла только о сознании обывателя. Но когда таким же образом думают и поступают политические власти, последствия наступают не сразу, но необратимо. Примером может служить «всеобщность» среднего образования, которую ввели на рубеже 60-70-х гг. прошлого века. Её, по существу, продекларировали и обязали школы не просто держать в своих стенах всех тех, кто этого откровенно не хотел, а довести их до аттестата зрелости. Дополнительных ресурсов школа практически не получила, внимание учителей в значительной мере переключилось на нерадивых школьников, и общий средний уровень выпускников стал падать и отставать от требований вуза. (Попутно заметим, что недополученные школой ресурсы стали частично компенсироваться обществом в виде услуг и соответствующей платы, но уже репетиторам.) Так миф о «всеобщей средней школе » в силу игнорированное™ экономического аспекта дал совсем не тот результат, на какой рассчитывали устроители «всеобщности».

Такие же последствия имел и другой миф — о фундаментальности средней школы, запущенный спустя некоторое время после мифа о «всеобщности ». Трудно даже специально придумать столь «оригинальный » подход: тех 50-60% школьников, которые ещё до недавнего времени имели больше шансов пойти в ПТУ и другие альтернативные средней школе учебные заведения, по сути дела обязали проходить полный ее курс, притом в варианте якобы фундаментального обучения. Не имевшая аналогов в мировой практике и неподъёмная по ресурсам задача была решена дёшево - путём явно избыточного насыщения школьных программ научными фактами и понятиями. Более половины школьников их не понимала и не стремилась понять.

Псевдовсеобщее стало ещё и псевдофундаментальным. Школа перестала готовить к

жизни, и единственной её функцией стала подготовка к поступлению в вуз, а критерием оценки работы учителя - количество поступивших выпускников. Заметное падение качества среднего образования из-за искусственно и преждевременно введённой всеобщности повлекло за собой массовизацию высшего. Но того высшего, которое было скроено под потребности ранней индустриализации страны и которое мало соответствует нынешнему облику общества и по содержанию, и по структуре, и по технологии передачи знаний новым поколениям. Когда выпускники «всеобщей и фундаментальной» пошли в педвузы, стало снижаться качество педвузовского образования. Круг замкнулся. Насколько серьёзной стала эта проблема, можно судить по тому, что появились суждения о необходимости закрытия педвузов.

Одним из результатов такого оборота дел, как известно, стал расцвет рынка репетиторских услуг, которые накрыли тенью - от серых до откровенно чёрных тонов -широкий образовательный спектр.

Вряд ли нужно доказывать, что игнорирование экономического измерения образования, проявившееся в нашей стране столь своеобразно в виде кратко описанных выше и других мифов, неизбежно ведёт к снижению качества выполнения школами и вузами и других общественно значимых задач, вытекающих из функции образования быть социальным институтом духовно-нравственного развития человека. Среди признаков ослабления этой роли отмечается слабое знание русского языка. Выпускник школы часто не знает классической литературы, а это прямой путь к поверхностному знанию или откровенному незнанию национально-культурных корней, ущербной нравственности, аберрации патриотизма, появлению фобий, некритическому восприятию не самого лучшего из чужих культур.

Таким образом, в национальной системе образования каждой страны его экономическое измерение, связь с экономикой имеет важнейшее значение. Оно проявляет себя

5

преимущественно через рынок, но не только. По мере развития рыночных отношений и распространения их на образование возникает противостояние рыночного начала и общекультурной миссии образования по сохранению исторически сложившегося, самобытного национального и культурного достояния. В странах с рыночной экономикой формы примирения рынка образовательной услуги как экономического измерения образования и общекультурной миссии образования в основном сложились, хотя и там это происходит не без проблем. В странах с развивающимися рынками, в том числе и в России, оно более конфликтно. Однако и в этих странах понятие рынка общеобразовательных услуг становится все более привычным. Тем более важно понять, где проходит граница между «рыночным» и «нерыночным» в образовании. И было бы недопустимым упрощением сказать, что всё, что относится к экономической сути, экономическому измерению, и есть рынок (образовательных услуг), а всё, что кроме — культурно-историческое, духовно-нравственное, идеологическое и социальное, — не рынок. На самом деле граница между рынком и нерыночным началом проходит внутри экономики образования. Другими словами, вне рынка наряду с заведомо неэкономическими ценностями существуют также и нерыночные экономические ценности, связанные со свойством образовательной услуги (точнее, получаемого в результате её знания) выступать в качестве общественного блата., под которым в теории понимается благо, доступ к которому не может быть ограничен и потребление которого возможно одновременно многими людьми.



Рынок образовательных услуг в экономике образования

Рынок образовательных услуг каждой страны - важный элемент национальной системы образования, которая, конечно, намного шире той её части, которая выражается в понятии рынка образовательных услуг. Шире

рынка образовательных услуг и экономические отношения системы образования.

Отметим, что существенной частью экономики образования является та, что связана с расходами на образование. В отечественной и зарубежной литературе наиболее распространённой является точка зрения, согласно которой расходы на образование складываются из личных (семейных) и общественных расходов. Общественные расходы придают продукту образовательной услуги - знанию - характер общественного блага, а личные формируют частное благо. При этом личные расходы одновременно представляют собою частные инвестиции в человека, в его профессию, в будущие доходы. Расходы общества также можно рассматривать как вложение в интеллектуальный потенциал, участвующий в формировании накопленного человеческого капитала, весьма важного сегодня фактора динамичного общественного развития.

Сочетание общественного и частного блага различно на разных ступенях образования. Однако подчеркнём, что именно сама интерпретация расходов на образование как такого сочетания объясняет причину разнообразия источников его финансирования. Наличие общественного блата объясняет причину высокого удельного веса оплачиваемых обществом затрат на образование. Эти затраты сегодня уже не рассматриваются как изъятия из общественного пирога, а трактуются как инвестиции в человеческий (интеллектуальный) капитал общества. При этом часто высказывается точка зрения, согласно которой по мере повышения уровня образования соотношение индивидуальных вложений и общественных затрат на образование индивида меняется в пользу первых, поскольку нарастание компоненты профессиональной подготовки делает эффект (выгоду) для индивида более значительным по сравнению с внешним эффектом для общества. Возможно, этим объясняется растущий спрос и более выраженный рыночный характер образовательных услуг на уровне высшего образования.

6

Как бы там ни было, национальные рынки образовательных услуг этого уровня образования сегодня характеризуются масштабами, измеряемыми миллионами учащихся, сотнями и тысячами провайдеров (вузов) и десятками тысяч занятых в них профессиональных преподавателей, а также большим разнообразием программ и дипломов. И конечно, многими миллиардами долларов финансовых потоков, питаемых личными и общественными ассигнованиями.



Интернационализация рынка образовательных услуг

В эпоху интенсивной интернационализации общественной жизни, получившей в силу своих масштабов вид глобализации, начал складываться мировой рынок образовательных услуг. Его самые видимые признаки - международная академическая мобильность (учащихся и преподавателей), валиди-зация зарубежных свидетельств результатов обучения и дипломов разного уровня, совместные программы и самые разнообразные типы межвузовского сотрудничества, растущие потоки миграции высокообразованных людей, возникновение различных форм транснационального обучения, в том числе производимого с помощью информационных технологий, и многое другое.

Процессы интернационализации высшего образования нарастают и по причине стремительно развивающейся тенденции переноса центра тяжести в стратегии социально-экономического развития ведущих стран на усиление их интеллектуального потенциала. В мире сегодня обучается более 100 млн. студентов высшего уровня образования, и около 2 млн. из них проходят обучение за рубежом. На сотни идет счет учебных заведений, которые ведут образовательную деятельность в других странах, открывая там кампусы и филиалы, а предоставлять образовательные услуги трансгранично с помощью технологий дистанционного обучения считает для себя необходимым любой достаточно солидный университет. К расширению зарубежной деятель-

ности подталкивает усиливающаяся конкуренция на рынке образовательных услуг, политика дерегулирования национальных систем образования со стороны государств ряда стран, сопровождаемая сокращением объемов государственного финансирования.

Расширение масштабов интернационализации образования, протекающей в самых разнообразных её проявлениях, рано или поздно порождает императив упорядочения и межстранового согласования и регулирования тех или иных сторон образовательной деятельности. Другими словами, неизбежно возникает потребность в институционализа-ции, т.е. принятии международных норм и правил. По этой же причине вновь возникает, но теперь уже на другом уровне и в более значительных масштабах конфликт между рыночной организацией образовательных услуг и большим разнообразием духовно-нравственных, культурно-исторических и социальных функций национальных образовательных систем и выражающих их национально-государственных интересов. Универсальность международных организаций, даже ООН, ограничена, и в большинстве своем они специализированы. В институциона-лизации рынка образовательных услуг как услуг вообще наиболее продвинута ВТО, культурно-исторические же традиции образования наиболее близки ЮНЕСКО. Общего между ними в подходах к регулированию вопросов интернационализации образования крайне мало.

ВТО, регулируя услуги в рамках Генерального соглашения по торговле услугами (ГАТС), выделяет услуги в области образования в один из 12 основных секторов. Соглашением определено 4 способа поставки услуг:

• «трансграничный » - получение обра-зования в зарубежном вузе посредством современных средств коммуникации (ДО);

• «потребление за рубежом » — обучение за границей, т.е. перемещение потребителя;

• «коммерческое присутствие » - открытие филиала или кампуса в другой стране, франчайзинг учебных программ и т.п.;

7

• «присутствие физических лиц » - перемещение (мобильность) преподавателей для работы за границей.

ГАТС, как и другие крупные пакеты соглашений ВТО, предполагает приоритет его норм и правил перед национальными законами и предоставление режима наибольшего благоприятствования (принцип недискриминации) для иностранных провайдеров услуг. В связи с этим возникают опасения, что это вызовет приход иностранных поставщиков услуг, которым будет безразлично культурно-историческое измерение образования, его функция социализации подрастающих поколений граждан.

Существуют также опасения, что унифицироваться будут не только способы оказания образовательных услуг, но и сами эти услуги, которые со временем станут подравниваться под некие стандарты международного рынка, отвечающие глобальным ценностям, далеким от традиций и стандартов качества национальных систем образования. Такая перспектива уже сейчас порождает во многих странах взгляды и настроения, условно объединяемые платформой «образование вне ВТО ». О силе таких настроений говорит тот факт, что из 144 стран-членов ВТО (2001 г.) лишь 21 приняла на себя обязательства, вытекающие из ГАТС в отношении высшего образования, и то лишь частично.

Таким образом, с трудом достигаемый баланс между рыночным и культурно-историческим измерением национальных систем образования нарушается, когда интернациональные связи в этой сфере начинают приобретать характер глобализации, развивающейся по своим стандартам и правилам. Можно ли их снова примирить?

Значение Болонского процесса

На взгляд автора, такую попытку делает Европейское сообщество, разработав и запустив программу совместных действий стран-членов ЕС, получившую название «Болонский процесс». Горячие дискуссии и нередкие у нас скоропалительные обви-

нения в стремлении «оболонить» страну часто вызваны тем, что мы ещё «не чувствуем дыхания» ВТО и не осознаем, что Болонский процесс является ответом Европы на вызов глобализации в области образования. Восприятие Болонского процесса как «стремление Европы навязать нам свои стандарты » заслоняет тот факт, что образовательные сообщества стран-членов ЕС не менее нашего отечественного обеспокоены резким усилением глобальных рыночных императивов, ставящих под угрозу национально-культурные устои сложившихся систем образования.

Не входя здесь в детали этой большой темы, отметим, что предлагаемая Болон-ским процессом программа действий намечает, с одной стороны, меры по гармонизации тех параметров образовательных систем, которые связаны с рыночной организацией и в более общем смысле с экономическим измерением систем образования (ступени, степени, качество, измерение трудозатрат, мобильность труда и др.), а с другой — меры по сохранению культурного многообразия и национально-культурного достояния европейских стран.

Значение Болонского процесса для России - не только в европейском примере ответа на вызовы глобализации. Несоизмеримо большее значение имеет «подсказка » со стороны Европы путей модернизации российского, прежде всего высшего, образования. Образовательное сообщество в последние годы достаточно активно не приемлет предложенную идеологию реформ, а ее разработчики видят причину неприятия в консерватизме этого сообщества и ректорского корпуса. Консерватизм в нашем образовательном сообществе, как и в любой другой стране, конечно, есть, и, быть может, даже более сильный в силу длительной социалистической деформации. Но не в нём основная причина непопулярности предложенных реформ. А в том, что главной их целью объявлена борьба с теневыми доходами в образовании. Всё образовательное сообщество поставлено в ситуацию

8

«презумпции виновности» в присвоении миллиардов теневых доходов, а в качестве средства исправления предложены ЕГЭ и ГИФО. Причём в немыслимо коррупцион-ноёмкойсвязке.



Между тем в модернизации высшего образования прежде всего важно обновление его содержания в направлении адаптации к реалиям постиндустриального развития общества. Далее, необходимо совершенствование структуры образования с целью сохранения в условиях массовизации высшего образования лучших традиций подготовки профессиональных элит и гибкого ответа на требования рынка труда. Необходимо серьёзное обновление технологии и организации обучения, с тем чтобы продуктом на выходе процесса обучения был не просто человек, напичканный знаниями - часто избыточными, бесполезными и быстро устаревающими, а индивид, способный к постоянному самообучению, умеющий добывать знания. Обновления требуют и ресурсное обеспечение образования, и административное управление, и материальная база, и многое другое. Попутно должны решаться вопросы качества образования и равного к нему доступа.

Если взять основные направления Болон-ского процесса, его, так сказать, ключевые принципы, то нетрудно увидеть, что они полностью соответствуют необходимым

направлениям и задачам модернизации российского высшего образования, и совершенно несерьёзными при этом покажутся затеи ЕГЭ-ГИФО. На этом пути решится и проблема теневых доходов, сократятся или совсем исчезнут условия и потребность в мифотворчестве.

Болонский процесс появился для России в нужное время - и как общий контур для программы модернизации образования, и как возможный ответ вызовам рыночной глобализации. Этот шанс нужно использовать, сохраняя при этом лучшие качества и традиции отечественного образования.

Сегодня есть и противники присоединения к Болонскому процессу. «У нас лучшее в мире образование, и непатриотично «оболонивать » страну», - можно услышать от них. Важно напомнить, что ставшая родной система высшего образования позаимствована нашей страной почти век назад в Европе с модели гумбольдтовского университета, сильно модифицированной усилиями большевиков. Защищать её сегодня -примерно то же, что защищать от современных иномарок частоколом пошлин родной жигуль, иномарку сорокалетней давности. Б результате такой политики автомобильной державой на мировом рынке мы никогда не станем. Не оказаться бы в заповеднике и с привычной архаичной системой образования.

В. СЕНАШЕНКО, Н. ВОЛОДИНА. ВТО и проблемы высшего образования // Высшее образование в России. – 2006. - №2. – С. 8-13.


В. СЕНАШЕНКО, профессор Н. ВОЛОДИНА, аспирантка Российский университет дружбы народов

Всемирная торговая организация (ВТО) учреждена в 1995 г. как правопреемница действовавшего с 1948 г. Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ) для регулирования правил международной торговли согласно принципам либерализма [1].

ВТО и проблемы высшего образования

В структуру ВТО включены: Совет по торговле товарами, Совет по торговле услугами, Совет по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности. К началу 2001 г. членами ВТО были 144 государства, в том числе ряд государств СНГ (Грузия, Кирги-

9

зия, Молдова) [2, с. 44]. В декабре 2005 г. Саудовская Аравия стала 149-м членом этой организации. ВТО является одним из главных механизмов политики глобализации, которая требует «открытого общества» -снятия барьеров на пути перемещения не только капитала и торговых потоков, но также социальных идей и ценностей.



Ближайшие перспективы развития ВТО были определены в Декларации IV Конференции министров стран-членов ВТО в г. Доха (Катар), предусматривающей переговоры по широкому кругу вопросов с целью дальнейшего развития механизмов международного экономического регулирования, расширения сферы их действия и углубления влияния на национальные экономики. Однако на конференции министров в г. Кан-куне (Мексика) в 2003 г. не удалось достигнуть нужных договоренностей. Два года спустя в ноябре 2005 г. в Женеве состоялось заседание Генерального совета ВТО, посвященное подготовке очередной конференции министров, которая прошла в Гонконге в декабре 2004 г. На этой конференции планировалось принять проект нового соглашения о дальнейшей либерализации международной торговли, но многообразные и противоречивые требования членов ВТО друг к другу вряд ли позволят решить эту задачу.

Россия с 1995 г. является страной-наблюдателем. Российская делегация надеется, что Россия вступит в ВТО весной 2006 г.

Цель ВТО как международной экономической организации, осуществляющей регулирование торгово-политических отношений, является создание на основе равенства возможностей благоприятных условий для коммерческой деятельности любой стране-члену ВТО в остальных странах-членах ВТО в обмен на открытие внутреннего рынка. Основы режима торговли услугами, права и обязанности членов определяет Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС). Нормы и правила ВТО подлежат перенесению в национальное законодательство и имеют над ним приоритет.

ВТО предусматривает включение образования в сферу своих интересов, в резуль-

тате чего импорт и экспорт образовательных услуг становится предметом торговли. Главной задачей является разрушение государственной монополии в сфере образования.

В настоящее время образование является одним из быстроразвивающихся секторов мировой торговли услугами. Участие в международном рынке является объективной необходимостью, обеспечивающей конкурентоспособность образовательных систем, которые становятся производителями качественных услуг, обладающих большой потребительской стоимостью.

Современный рынок образовательных услуг находится в руках наиболее развитых стран Северной Америки, Западной Европы, Австралии и Японии. Положение России на этом рынке всё ещё более чем скромное.

Присоединение России к ВТО означает взятие на себя обязательства предоставить всем странам-членам ВТО режима наибольшего благоприятствования в торговле образовательными услугами. На практике это означает, что все иностранные поставщики, которые будут допущены на российский рынок, должны иметь одинаковые возможности. Должны быть также определены конкретные условия, на которых российские потребители смогут приобрести услугу, оказываемую иностранными поставщиками.

ВТО предлагает четыре способа приобретения российским потребителем иностранной образовательной услуги:

■ российский потребитель получает образование в зарубежном вузе, используя современные средства коммуникаций и передачи информации - дистанционное обучение;

■ получение образовательной услуги за рубежом, когда российский потребитель выезжает за рубеж для получения образования — обучение иностранных студентов;

ш перемещение самого поставщика услуги в страну оказания услуги - создание филиалов;

ш поставщик, являющийся гражданином иностранного государства, без учреждения в России учебного заведения приезжает в страну на время и оказывает образо-

10

вательные услуги российским гражданам — мобильность преподавателей.



В каждом из четырех способов поставки услуг ВТО определила барьеры, которые препятствуют торговле образовательными услугами (т.е. мешают либерализации сферы образования) и должны быть устранены.

Важно отметить, что многие особенности национальных систем образования, которые ВТО относит к «барьерам» на пути глобализации образовательной среды, являются необходимыми для их поддержания и развития. Поэтому при вступлении в ВТО необходимо позаботиться о защите отечественной системы образования.

Российская система образования вынуждена сегодня становиться на путь коммерциализации. Этого требует, с одной стороны, увеличивающийся спрос на высшее образование со стороны населения, а с другой - практически демонстративный уход государства из социальной сферы, в частности сферы образования. Однако существуют культурные традиции, а также образовательная политика, характер которой определяется политическим и социальным устройством страны, её экономическим положением.

Среди работников и аналитиков образования бытуют на этот счет две диаметрально противоположные точки зрения. Одни трактуют образование как коммерческую услугу, другие считают, что образование есть общественное благо, на которое имеет право каждый гражданин, не ущемляя интересы других. Следует напомнить, что в соответствии с Конституцией образование в России - это право каждого, не связанное с какими-либо ограничениями коммерческого характера, тогда как услуга — это действие, осуществляемое с целью извлечения материальной или нематериальной, прямой или косвенной выгоды [3,4].

На Международной научно-практической конференции в МГУ им. М.В. Ломоносова (ноябрь 2005 г.) была высказана и третья точка зрения, в соответствии с которой профессиональное образование, в том числе высшее, — «это система, ориентированная на

производство одного из факторов производства труд, а не на потребление какого-либо материального блага или услуги. В настоящее время рынок ни одного из факторов производства (труд, капитал, земля) не регулируется в рамках ВТО и нет никаких тенденций к их включению в ВТО »[5, с. 14].

Подробный анализ требований ВТО к системам образования содержится в работе [6]. В ней изложены результаты рассмотрения позиций многих правительственных и неправительственных организаций, а также экспертов из различных стран относительно применения понятий «торговля услугами», «услуги» к образованию.

Пока специалисты обсуждают, является ли образование общественным благом или услугой, реальность такова, что у нас сформировалась сеть частных вузов, функционирующих на коммерческой основе, а в государственных вузах практически половина студентов оплачивает свое образование. Очевидно, что получаемое образование всё чаще зависит от имущественного положения граждан, а некоммерческий статус образования размывается, а то и вовсе теряется. Знание становится полноценным товаром, а его распространение - видом коммерческой деятельности, в которой главным является получение прибыли. При этом руководители вузов из организаторов образования и науки превращаются в предпринимателей.

Применительно к российской системе высшего образования требования ВТО направлены на снижение статуса выдаваемого диплома с последующим введением экзамена-сертификата на право осуществления профессиональной деятельности. Именно это и является одной из главных угроз для российской системы образования в случае присоединения к ГАТС, так как затем последует резкий спад бюджетного финансирования, упрощение образовательных программ с последующим введением платной системы сдачи сертификационных экзаменов на право ведения профессиональной деятельности.

Традиционно выпускники вузов России,

11

получив дипломы, приступают к практической работе - так был устроен и продолжает строиться образовательный процесс. Это принципиальное отличие российской системы образования от западных образовательных систем. В частности, западноевропейские системы образования лишь в последнее время озаботились тем, чтобы уровень диплома выпускника вуза позволял приступить к профессиональной деятельности. В такой ситуации очевидно, что возможности нашей страны в осуществлении образовательной деятельности за рубежом весьма ограничены. Совершенно иной представляется ситуация для зарубежных провайдеров в сфере образования, для которых после присоединения России к ГАТС открывается широкое поле деятельности.



Очевидно, что вхождение России в ВТО может привести к значительным изменениям не только в экономике, но также в политической и социальной жизни страны.Расширение спектра образовательных услуг, предоставляемых на территории России зарубежными провайдерами,отрицательно скажется на системе образования как инструменте воспитания человека. В экспорте образования вряд ли следует разделять цели экономические и цели политические. Ведь сфера образования - это один из самых мощных инструментов формирования идеологии, и многое зависит от того, кто это делает и какие цели преследует.

В последнее время высказывается мысль о том, что вступление в ВТО может стать толчком к возрождению российских технических вузов. Это очевидное заблуждение, поскольку состояние инженерно-технического образования напрямую зависит от состояния промышленности. Если в результате вступления в ВТО произойдет дальнейший спад в высокотехнологичных отраслях производства, то тем самым будет нанесен еще один удар по наукоемкой части образовательных программ технического образования. А ведь под угрозой окажется авиастроение, автопром, электронная промышленность. О каком возрождении технического образования может тогда идти речь? Страна, в которой не развиваются высоко-

технологичные отрасли производства, выстраивает соответствующую систему образования, ориентированную лишь на сферу обслуживания и услужения.

Конечно, легкоуязвимой оказывается и область экономического образования. Впрочем, в экономическом образовании России и так превалируют западные стандарты, ибо экономическая наука в России оказалась не в состоянии обеспечить самодостаточность и самобытность этой важной отрасли знаний. Доморощенные образовательные программы выглядят старомодно и эклектично.

Ведь что греха таить — коммерческие структуры, организации бизнеса, работодатели в области торговли, менеджмента, финансов уже ориентированы на западные образовательные модели. Может быть, действительно, разумнее уйти от отечественного образовательного суррогата в соответствующих областях знаний и получить из первых рук современные образовательные программы? Однако при этом важно не допустить в сферу образования шарлатанов, любителей легкой наживы, а попытаться ограничить присутствие зарубежных вузов наиболее авторитетными представителями западного образования.

Масштабы проникновения зарубежных провайдеров в сферу российского образования с коммерческими целями напрямую зависят от платёжеспособности основной части населения, которая находится на чрезвычайно низком уровне. Поэтому ждать в обозримом будущем массированного прихода зарубежных образовательных учреждений на территорию России, на наш взгляд, вряд ли стоит.

Другое дело - решение геополитических задач средствами образования и связанная с этим миссионерская деятельность на образовательном пространстве России. Ее масштабы целиком будут определяться интересами крупнейших транснациональных монополий.

Очевидно, что в этих условиях система лицензирования образовательной деятельности и аккредитации образовательных программ должна быть существенным образом усовершенствована. Предполагается,

12

что иностранные поставщики, работающие на российской территории, будут выполнять все требования, предусмотренные действующим российским законодательством, в том числе условия лицензирования, квалификационные требования,требования к качеству образования и к образовательным программам.



В литературе приводится экспертная оценка потерь российского бизнеса от дискриминационных мер на мировых рынках из-за неприсоединения России к ВТО, которые в среднем составляют 2,5 млрд. долл. в год. Между тем важно знать структуру этих потерь, а ещё более важно прогнозировать возможные издержки после вступления в ВТО. Ведь при этом одни выиграют, а другие потеряют. Говоря о возможных потерях и приобретениях, необходимо установить их структуру. Очевидно, выиграть стремятся те, кто сегодня теряет на экономических санкциях, но при этом появятся новые кандидаты на новые потери. Кто они?

На сегодняшний день все условия доступа на рынок образовательных услуг относятся к негосударственным образовательным учреждениям и не затрагивают «общественное образование», получаемое в государственных учреждениях. Однако именно здесь и может возникнуть проблема: не исключено, что завтра систему образования захлестнет волна приватизации, и тогда сфера влияния ВТО существенно расширится. Уже сейчас российские вузы поставлены в положение, когда они либо получают статус организации, а это шаг на пути к приватизации, либо их лишают возможности зарабатывать деньги и тем самым i сажают на голодный паек.

Пожалуй, главным положительным моментом присоединения к ВТО следует считать появление дополнительных стимулов для проведения внутренних реформ, направленных на укрепление системы образования. Но при этом главное — не заблудиться в трех соснах: «Приоритетные направления развития образовательной системы РФ», «Болонский процесс» и «Всемирная торговая организация ». Ведь порой требования к образовательной деятельнос-

ти в принимаемых документах являются прямо противоположными. Если в рамках Болонского процесса образование рассматривается как общественное благо, то ВТО рассматривает образование как услугу, которую нужно как можно выгоднее продать потребителю. У России по этому вопросу всё ещё нет ясной позиции.

При этом следует учесть, что либерализация и включение в глобальные процессы автоматически не приводят к устранению слабых мест образовательной системы, а наоборот - удар приходится именно по ним, тем более, если система образования находится в состоянии перманентного кризиса: ценностного, структурного и экономического. А сегодня отечественная система образования - это большое количество малообеспеченных преподавателей преимущественно пенсионного возраста, это школьные и вузовские помещения в аварийном состоянии, это физически и морально устаревшее лабораторное оборудование. В таких условиях отрицательное влияние либерализации доступа иностранных участников на внутренний образовательный рынок способно существенно уменьшить сферу действия национальной системы образования.

Многое зависит от того, какие задачи ставит перед собой правительство, как оно планирует защитить свою систему образования. Ведь все сферы деятельности, находящиеся в ведении ВТО, подлежат правовому регулированию. Предстоит приведение нашего законодательства в соответствие с нормами и правилами ВТО. Так, вполне возможны осложнения в связи с переходом на новые, согласованные на международном уровне условия и отказом от использования традиционных рычагов образовательной политики: льгот по налогообложению, государственного заказа на специалистов, государственных субсидий и пр.

Хотелось бы иметь объективную оценку конкурентоспособности отечественной образовательной системы в соответствии с международными критериями. Да и готова ли система образования к массированному участию отечественных вузов в международной конкуренции? Имеет ли система

13

образования России запас прочности относительно воздействия внешнеэкономических факторов? Научно-педагогический потенциал российских вузов и экспорт образовательных услуг является предметом детальных исследований [7].



Оценивая проблему возможных рисков, вытекающих из присоединения к ВТО, следует иметь в виду, что главным является принятие необходимых мер по их минимизации. Эти меры должны быть предусмотрены в конечных договоренностях об условиях присоединения и в соответствующей программе правительственных мероприятий. Важно создать эффективный механизм мониторинга соответствия российского образовательного законодательства нормам ВТО, выявить наиболее уязвимые места и устранить их.

Минобрнауки РФ следовало бы объявить конкурс на проведение независимых исследований на тему «Анализ и оценка последствий присоединения России к ВТО для сферы образования », результатом которых должны быть прогнозы и конкретные оценки.

Доступ к информации о переговорах по вступлению России в ВТО должен быть открыт в максимально возможной степени. К сожалению, созданное летом 2001 г. Информационное бюро, задачей которого является информирование бизнеса и широкой общественности о ходе переговорного процесса, пока не выполняет своих функций в части разъяснения возможных последствий для сферы образования.

В июле 2004 г. в Государственной думе состоялся круглый стол на тему «Образование: возможные последствия присоединения РФ к Всемирной торговой организации ». Было отмечено, что образовательный рынок в России только формируется, а его судьба зависит от той роли, которую возьмет на себя государство в вопросах образования.

При обсуждении вопроса о присоединении к ВТО рассматривается несколько

сценариев. Наиболее оптимальным в условиях многих неопределенностей был бы один - не подписывать в общем пакете договоренностей протокол по социальным услугам. К этому, если возникнет такая необходимость, а точнее целесообразность, можно вернуться позже.

Исключительно рыночный подход к образованию для России неприемлем. И не только потому, что на протяжении длительного времени образование было прежде всего общественным благом, а потому, что такой подход - это следующий шаг по пути усиления социального неравенства, и без того доведенного до крайности - той черты, за которой начинается разрушение «человеческого облика » в масштабах всей страны. Нужна не только экономическая, но и гуманитарная экспертиза последствий присоединения к ВТО.

Литература

1. Приложение 1В: Генеральное соглашение по торговле услугами, -http://www.wto.ru /documents. asp?f=sogl&t=13

2. Дюмулен И.И. Всемирная торговая организации. - М., 2003.

3. Аивенцев Н.Н., Аисоволик Я.Д. Актуальные проблемы присоединения России к ВТО. -М., 2002.

4. Лукашенко М.А. Рыночные отношения в системе образования России. - М., 2001.

5. Садовничий В.А. МГУ и интернационализация высшего образования // Материалы Международной научно-практической конференции «Россия и интернационализация высшего образования». - М., 2005.

6. Савельев А.Я., Галаган А.И., Момот А.И. и др. Анализ требований ВТО к системам образования. - М., 2004.

7. Шереги Ф.Э., Дмитриев Н.М., Арефьев А.А. Научно-педагогический потенциал и экспорт образовательных услуг российских вузов. - М., 2002.


Образовательная среда и бизнес-сообщество - путь к диалогу (круглый стол) // Высшее образование в России. – 2006. - №2. – С. 14-34.



Круглый стол
25 октября в здании МФПА/MIFP на Мещанке прошло выездное заседание редколлегии журнала «Высшее образование в России >>. Представители Министерства образования и науки, крупнейших вузов Москвы и бизнес-сообщества встретились в стенах относительно молодого, но весьма перспективного и авторитетного вуза, чтобы провести своего рода «мозговую атаку » на острую и актуальную проблему «Образовательная среда и бизнес-сообщество путь к диалогу ».

Открывая заседание, ректор академии Юрий Борисович Рубин отметил, что тема эта в последнее время неоднократно поднималась на самых разных форумах и встречах. Он призвал собравшихся к активному обмену мнениями и интенсивной работе по определению одного из стратегических направлений развития российского образования. «Мы должны подумать, как сделать систему российского образования сильной, устойчивой, открытой и максимально приближенной к потребностям общества », — подчеркнул ректор.

Участники заседания с интересом ознакомились с проектом «Потенциал российских вузов в реформе высшего образования», разработанным Институтом общественной экспертизы совместно с лабораторией проблем развития образования социологического факультета МГУ. Его представил профессор В.Я. Нечаев, заведующий лабораторией проблем развития образования МГУ.

— Очень важно понять, - отметил выступающий, - в каком состоянии находится система образования, какими потенциями она обладает и куда движется. Мы постарались выделить наиболее важные позиции, по которым можно было бы судить о потенциале вузов, о том, на каком этапе находится современная система образования.

Принято считать, что образование изменяется вслед за изменениями в обществе.

15

Сегодня мы имеем дело со структурными изменениями цивилизационного порядка -внедрением высоких технологий, в том числе информационно-коммуникационных. Соответственно меняется и сам предмет обучения: на смену монотексту приходит интерактивный гипертекст, и мы должны серьёзно подумать, как трансформировать в этой связи различное учебно-методическое, программное обеспечение и дисциплинарную динамику.

Высокие технологии и мобильность в сфере труда стимулируют массовость высшего образования. В свою очередь, рост этой массовости ускоряется все более широким вторжением в сферу образования рыночных отношений. Не случайно в развитых странах образование становится важной статьей национального дохода.

Влияние на структурные изменения в образовании оказывают процессы глобализации. Острой становится необходимость согласования образовательного процесса в различных странах, чтобы способствовать как мобильности кадров, так и ускоренному внедрению в учебный процесс достижений мировой науки и культуры. Эти изменения нуждаются в регулировании, и не просто в режиме модернизации, а в достаточно глубоких реформах.

Высшее образование в России сегодня становится массовым, чему во многом способствуют рыночные отношения, повышающие его доступность: число первокурсников отечественных вузов начиная с 2000 г. стало превышать число выпускников общеобразовательной школы. В этой связи встает проблема доступности не любого, а именно качественного образования, поскольку очевидно, что в обществе будут возрастать запросы к профессионализму кадров.

Другая серьёзная проблема, которая привлекает внимание ученых, широкой общественности, состоит в следующем: является образование общественным благом или это коммерческая частная услуга? Если это частная услуга, то государству здесь делать нечего, тогда эта сфера регулируется рыночными отношениями. В лучшем случае

государство отслеживает и защищает интересы учащихся как потребителей. Если же образование — общественное благо, рыночным механизмам в нём не место.

Как известно, противоположные стороны любого противоречия не могут быть самодостаточны, поэтому речь надо вести о смешанном типе услуг в сфере образования. Да, частное образование помогло выжить системе высшего образования: в 1990 г. число «платников » составляло 5% от приема, а сегодня эта цифра превышает 50%. Таким образом, доля платных студентов увеличилась в десять раз. Кроме того, существуют индивидуальные запросы населения, которые удовлетворяет этот сектор образования. Проблема, однако, в том,как соотносятся общественные и индивидуальные заказы. В этом плане как государство в целом, так и каждое образовательное учреждение должны выстраивать для себя образовательную политику и искать компромиссы, определяя собственные приоритеты.

Результаты проведенного нами исследования показывают, что сегодня в сфере образования возникает ряд целевых установок, на которые высшая школа вынуждена реагировать. Это прежде всего обеспечение качества образования при росте студенческого контингента; оптимизация перехода на многоступенчатую систему высшего образования; интеграция научных исследований и обучения как условие фундаментально-

16

сти; внедрение современных образовательных технологий; обеспечение потенциала воспитательной среды учебного процесса.



Следующей берет слово Н.М. Розина, начальник отдела высшего образования Департамента государственной политики в образовании Министерства образования и науки РФ.

— Я хочу обратить внимание на то, что ничего нового во взаимодействии образования и рынка мы сегодня не открываем. В советской высшей школе за основу формирования учебного плана высшего и среднего образования всегда брались квалификационные характеристики, которые формировались отраслевыми министерствами и ведомствами; а в государственных экзаменационных комиссиях в обязательном порядке присутствовали работодатели. Ректор вуза знал всех руководителей крупных предприятий своей отрасли, которые, в свою очередь, принимали активное участие в формировании материально-технической базы и преподавали в вузах.

Сегодня мы видим, как возрождается интерес работодателей к подготовке кад-

ров. В рыночной экономике бизнес-сообщество тянется к образованию. Этот процесс отражается во всех политических документах, начиная с послания Президента Российской Федерации, которое определило приоритетные направления развития образования.

На рассмотрении в Правительстве Российской Федерации находится в настоящее время законопроект, подготовленный Мин-обрнауки России, об участии объединений работодателей в формировании государственных образовательных стандартов, перечня направлений подготовки и специальностей и контроле за качеством всех уровней профессионального образования. Это пока еще декларативный документ, но, тем не менее, он акцентирует внимание на укреплении связей между работодателем и вузом. Кстати, еще в январе 2005 г. вышло постановление правительства о новом порядке разработки, утверждения и введения в действие государственных образовательных стандартов профессионального образования, в котором чётко говорится о необходимости обязательного участия работодателей в формировании как федеральных, так и вузовских компонентов. Кроме того, Министерство образования и науки обратилось во все УМО с просьбой ввести в их составы представителей крупных фирм и общественных объединений работодателей и выпустило приказ о создании Совета Минобразования и науки, в который вошли представители около десяти таких структур.

Таким образом, министерство тесно сотрудничает с рядом общественных объединений работодате-| лей. Какую помощь оно хотело бы ! получить от них? На уровне федеральной составляющей работодатели могли бы помочь нам сформулировать требования к уровню подготовки выпускников. Дело в том, что все квалификационные характеристики бывшего Минтруда устарели и не соответствуют духу, запросам вре-


следующая страница >>