Опосредование производства и потребления: культурный капитал и «культурные рабочие» - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Опосредование производства и потребления: культурный капитал и «культурные рабочие» - страница №1/1

РАЙТ Д.
ОПОСРЕДОВАНИЕ ПРОИЗВОДСТВА И ПОТРЕБЛЕНИЯ: КУЛЬТУРНЫЙ КАПИТАЛ И «КУЛЬТУРНЫЕ РАБОЧИЕ».
WRIGHT D. Mediating production and consumption: cultural capital and «cultural workers» // Brit j. of sociology. - L.. 2005. - Vol.56, N1. - P.105-121.
В статье Дэвида Райта (Ноттингемский университет, Велико­британия) исследуется роль культурных посредников в формиро­вании и воспроизводстве культурного капитала. В частности речь идет о розничной книжной торговле и о служащих книжного мага­зина. Выводы статьи опираются на эмпирическое исследование розничной книжной торговли в Великобритании. В связи с появле­нием Интернета в розничной книжной торговле произошли фундаментальные изменения, вследствие которых выросло значение ра­ботника книжного магазина или культурного посредника.

Между понятием культуры и процессами производства и по­требления существует сложная взаимосвязь. Производство и по­требление культурных товаров имеет свою специфику в искусстве, литературе, кино, телевидении. Ценность «культурных» товаров отличается от потребительской ценности колбасы или машины. Они трансформируют чувства и сознание людей, влияют на всю их жизнь. Поэтому государство должно помогать производителям культурных товаров, защищать их от рыночной стихии. Различие между культурными и обычными товарами не является свойством, внутренне присущим самим товарам. Это - социально сконструи­рованное различие. В мире культурных товаров социальные разли­чия проявляются в каждом акте их потребления.

Пьер Бурдье в «Правилах искусства» (1996) подчеркивает важность процессов производства как способа фиксирования раз­личия. Ценность объектов как культурных товаров определяется тем, что те, кто их производит, верит в то, что они делают именно культурные товары. Ценность работы не зависит от того, относится ли она к высокой или к массовой культуре. Большое значение в оценке созданного играют организаторы культурного процесса и различные посредники между создателями культурных товаров и их потребителями.

Творчество поэта, музыканта, художника, писателя обычно противопоставляют производственной деятельности. Например, Маркс считал, что Мильтон написал «Потерянный рай» так же ес­тественно, как шелковичный червь создает шелк. Писать стихи -это врожденное свойство поэта. Т. Иглтон (1983) отмечает, что в конце XVIII - начале XIX в. в эпоху романтизма сформировалось представление об особой роли писателей. Их рассматривали как тех, кто свободен от рыночных производственных отношений. «Производство» литературы считалось неотчужденным трудом по созданию образов. В отличие от фрагментарного индивидуализма капиталистического рынка литературный труд рассматривался как мистическое органическое единство, как спонтанное проявление творческих сил писателя. Бурдье показывает, что за этой специфи­кой литературного труда скрываются институциональные и индиви­дуальные ресурсы. Эти аспекты капитала фундаментально влияют на процессы социальной дифференциации. Подчеркивание значения индивидуального творческого гения отрицает вовлеченность литера­туры в системные, организационные и классовые отношения.

Описывая культурных посредников, Бурдье констатирует по­явление новой социальной группы в среднем классе. Эта группа включает в себя тех, кто занимается презентациями, связями с об­щественностью. К культурным посредникам относятся дизайнеры, клубные промоутеры, диджеи, издатели журналов. Бурдье подчер­кивает двойственность их позиции и объясняет их вовлеченность в воспроизводство культурного капитала тем, что они являются «господствующей фракцией господствующего класса». У них от­сутствует экономический и политический капитал, но они вовлече­ны в процессы легитимизации и делигитимизации для того, чтобы сохранить свой статус. Подобный подход близок к взглядам Э. Го-улднера (1979) на роль новых интеллектуалов в возникающем «обществе знания». Он рассматривает взаимосвязь между универ­сальными ожиданиями и конкретными интересами в получении экономической и символической прибыли и сохранении статуса.

В более широкой перспективе появления новых форм соци­альной организации культурная индустрия рассматривается как модель, которой должны следовать другие отрасли промышленно­сти. Они должны создавать творческие, более гибкие рабочие мес­та. В сфере культуры индивидуальная ориентация на эстетическое творчество позволяет сделать это. Для поздней модерности харак­терен переход от создания вещей к созданию смыслов. Культурные посредники не только формируют представления об искусстве и литературе, но и о способах бытия. Увеличение числа людей, имеющих доступ к музеям, классической музыке, книгам привело к тому, что высокая культура стала популярной, превратилась в «вы­сокий поп». Помимо того что культурные посредники сделали ин­теллектуальный стиль жизни доступным большому количеству людей, они легитимизировали спорт, моду, популярную культуру как значимые области интеллектуального анализа.

Бурдье подчеркивает, что культурные посредники заинтере­сованы как в производстве и потреблении культуры, так и в ее ле­гитимизации. Они разрываются между популяризацией новых культурных товаров и сохранением различия, дистанции, состав­ляющих сущность их власти и социальной позиции. Посредники стремятся монополизировать новые типы культурной индустрии, выступать законодателями вкусов. Работники культурной индуст­рии, связывающие производителей культурных товаров с их потре­бителями, считают себя деятелями культуры. Артистическое и культурное производство можно считать моделью, образцом для подражания для всех типов производств.

Конструирование работы культурных посредников - важный элемент профессиональной идентичности в культурной индустрии. Когда работу называют культурной, то имеют в виду определен­ную иерархию ценностей. Работающие в культуре часто говорят, что культурная работа является особой и мистической и выполня­ется необычными людьми. Исследование служащих книжных мага­зинов в 1999-2001 гг. включало в себя интервью тридцати человек Были опрошены рядовые сотрудники, менеджеры и директора мага­зинов. В ходе исследования ставилась задача выяснить, в какой сте­пени работники книжных магазинов отделяют себя от других про­давцов. Это различие было выявлено. Его можно теоретически опи­сать с помощью понятия культурный капитал, в котором отражают­ся попытки служащих защитить свой статус работников культуры.

Бурдье выделяет две логики деятельности в торговле симво­лическими товарами. Первая состоит в поиске быстрой прибыли, в стремлении к успеху, измеряемому числом проданных книг. Те, кто занимается производством культуры и мотивированы этой ло­гикой, считают торговлю культурными товарами обычной торгов­лей. Вторая логика характерна для творческого работника, имею­щего устоявшиеся ценности, отвергающего материальный успех ради накопления культурного капитала. Издание и розничная про­дажа книг противоречат друг другу, поскольку коммерческие цели плохо сочетаются с традицией и историей книжной торговли. Про­изводство, торговля и потребление книг долго были частью идео­логической и классовой борьбы. Книги считали средством распро­странения просвещения. В наше время книжный магазин рассмат­ривается его сотрудниками как место формирования смыслов, представлений о книгах и литературе. Крупный специализирован­ный книжный магазин уже не является только местом продажи книг. В них имеются бары, галереи, превращающие процесс покуп­ки в досуг.

В таком пространстве покупателям приятно находиться, про­давцы и покупатели с уважением относятся друг к другу. Книги рассматриваются ими как нечто ценное, а продавцы воспринима­ются как люди, выполняющие более благородную работу, чем обычные продавцы. Для работников книжных магазинов очень су­щественно такое отношение к своей работе. Интервью показали, что для трудовой идентичности продавцов книг главное значение имеет то, что они не считают книги товаром и не описывают свою работу как торговлю. Для них продажа книг - это призвание. Ра­ботники книжных магазинов признавали, что книги обладают для них символической ценностью, что книжная торговля дает возможность общения с людьми. Поэтому они не хотят торговать дру­гими товарами.

Главным качеством, необходимым для продавцов книг, явля­ется любовь к чтению книг. Продавцы книг должны быть начитан­ными, а не простыми носильщиками книг. Подобное отношение к своей работе делает их творческими интеллектуальными работни­ками. Интервью показали, что они являются экспертами, способ­ными поделиться своими знаниями с благодарными покупателями, обладающими соответствующим культурным и символическим капиталом. По своему уровню развития хороший продавец книг близок к специалисту с высшим гуманитарным образованием. В своих интервью работники книжных магазинов подчеркивали, что чтение иерархически находится выше других, менее значимых и ценных видов деятельности. Они воспринимают себя как потре­бителей книг, как интеллектуальных работников, определяющих способ бытия покупателей.

Знание и энтузиазм работников книжных магазинов способ­ствуют усилению конкуренции в торговле и созданию книжного магазина как осмысленного пространства. Продавцы специализи­рованных книжных магазинов, непосредственно общающиеся с читателями и писателями, пишут руководству письменные пред­ложения об улучшении работы. В этих предложениях они совету­ют, как улучшить продажу книг. Одна из продавщиц рассказала, что в ее магазине продавалось два экземпляра в год одной из книг. Она написала рекомендацию, и удалось продать тринадцать экзем­пляров за три месяца.

Письменные рекомендации дают возможность работникам выражать свой личный энтузиазм и проявлять свою квалификацию. Это позволяет им упрочить свое положение как интеллектуальных работников и получить символическую прибыль благодаря умению думать и действовать творчески. Продавцы в своих рекомендациях прогнозируют, какие книги будут пользоваться наибольшим спро­сом. Бурдье полагает, что поле литературного производства авто­номно от экономического поля. Однако на отбор книг влияют эко­номические факторы и размеры магазина.

Зарплата продавцов книг мала, поэтому в их среде наблюда­ется постоянная текучесть кадров. Привилегия делать экспертные заключения не учитывается социологами. Однако для многих лю­дей, продающих книги, возможность творчески проявить себя име­ет большое значение и компенсирует низкую зарплату. Продавцы признались, что они не стали бы выполнять за большие деньги ме­нее престижную работу. Те, кто работает в книжной торговле длительное время, предпочитают работать с коллегами, высоко оцени­вающими возможность творческого самовыражения. Подобное эс­тетическое отношение к работе обычно характерно для представи­телей высокооплачиваемых профессий. Меньшая престижность и невысокая зарплата продавцов книг компенсируются отношением к книгам как к культурным товарам. Продавцы книг не являются очевидными претендентами на роль культурных посредников. Од­нако их отношение к работе позволяет им считать себя особыми продавцами, защищать свою невыгодную социальную позицию и формировать ценности и вкусы покупателей.



П.Н. Фомичев