Об изменении статуса женщин в политике на Ближнем Востоке в ХХI в на примере стран Персидского залива - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Об изменении статуса женщин в политике на Ближнем Востоке в ХХI в на примере стран - страница №1/2

Правительство Российской Федерации

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение

высшего профессионального образования
«Национальный исследовательский университет
«Высшая школа экономики»

Факультет/отделение факультета/Подразделение: Мировой экономики и мировой политики / Регионоведение
Кафедра Мировой политики


ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

На тему:


Об изменении статуса женщин в политике на Ближнем Востоке в ХХI в. на примере стран Персидского залива
Студенка:

группы № 568

Штойк Марина Сергеевна
Руководитель ВКР:

доцент, К.И.Н.

Демиденко Сергей Владимирович

Москва, 2013



Содержание.
Введение………………………………………………………………………….3

Глава 1.

Положение женщин в арабском мире: общекультурный

и политический контекст.…………………………………………………….9

Глава 2.

Современная ситуация в странах региона………………………………….17

2.1. Оман ....……………………………………………………………………...17

2.2. Катар ….…………………………………………………………………….18

2.3.Бахрейн ……………………………………………………………………...21

2.4. Кувейт….……………………………………………………………………24

2.5. ОАЭ...………………………………………………………………………..27

2.6. Саудовская Аравия………………………………………………………..30

Глава 3.

Причины изменений. Факторы, оказывающие сдерживающий эффект...………………………………………………………………………….35

3.1.Образование ..……………………………………………………………….35

3.2. Рост доступа к сети Интренет ....………………………………………...39

3.3.Экономическая составляющая…………...………………………………40

3.4. Глобализация ….…………………………………………………………..48

3.5. Фактор религии …………………………………………………………...50
Выводы. Варианты решения проблемы ………………………………........53

Список использованной литературы ….………………………………........61
Введение.
С началом “Арабской весны” проблема гендерного неравенства на Ближнем Востоке, казалось, обрела особенную значимость. На площадях всполыхнувших огнем революций городов, от Марокко до Бахрейна, было очень много женщин. Они не только участвовали в самих демонстрациях, но и сыграли активную роль в организации протестных движений, стали их движущей силой. Их активность получила международное признание - йеменская активистка Таваккуль Карман получила Нобелевскую премию мира, а Асма Махфуз из Египта была награждена премией им. Сахарова. Конечно, внимание мировой общественности в первую очередь занимала смена власти и оценка возможных последствий. Однако многие стали предполагать, что революции увенчаются не только появлением новых лидеров и концепций, но и приходом гендерного равноправия. Этого не произошло. К власти пришли исламистские правительства, женщин во власти стало даже меньше, чем при свергнутых диктаторах, а вопросы равенства отошли на второй план, уступив место гораздо более актуальным экономическим и политическим проблемам. Интересно, что в данной ситуации свои позиции удалось сохранить жительницам самого консервативного региона Ближнего Востока, который практически не был затронут событиями «Арабской весны». Страны, входящие в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), известны своими ультраконсервативными нормами, однако и им не удалось противостоять вызовам глобализации, все шесть государств совета были вынуждены начать хотя бы частичную модернизацию общества. Из-за постоянной критики Запада и необходимости обеспечения социально-экономического развития многовековое пренебрежение общественно-политической ролью женщины сменилось поиском эффективной модели привлечения женской половины населения к участию в политических, экономических, социальных и культурных сферах жизни страны.

«Подтверждением готовности государств Залива внедрить эффективную интеграцию женщин в политическую и социально-экономическую жизнь стало осознание высшим руководством стран ССАГПЗ важности обеспечения благоприятных условий для приобретения ими образования и соответствующей профессиональной квалификации, что, в свою очередь, будет способствовать формированию достаточного кадрового резерва, постепенному замещению иностранной рабочей силы, сохранению национальной самоидентичности.»1 В рамках этой инициативы в течение последних двух десятилетий страны региона подписали ряд соответствующих международных документов, главным из которых стала Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (CEDAW), однако ее принципы не были приняты безоговорочно. Даже одна из самых прогрессивных стран региона, ОАЭ, внесла поправки, связанные с принципами шариата, которые основываются на идее различий, а не неравенства между мужчинами и женщинами, чтобы исключить противоречия с морально-религиозными нормами и традициями мусульманского общества. Саудовская Аравия и ОАЭ также ратифицировали Конвенцию Международной организации труда №100 о равной оплате труда мужчин и женщин. 5 стран Совета (за исключением Омана) также ратифицировали конвенцию МОТ №111, касающуюся вопросов дискриминации при предоставлении работы.

Данные шаги говорят о том, что правительства стран понимают насколько важно участие всех граждан в экономической жизни страны. Но для того, чтобы женщины могли свободно получить образование, выбирать профессию, иметь возможность в этой профессии расти необходимо преодолеть многие препятствия, которые стоят на их пути. А для решения подобных проблем необходимы женщины на всех уровнях власти.

Кроме того, участие женщин в политике необходимо для создания полноценной демократии. Для этого существует как минимум две причины:

во-первых, чем более полно представлен социальный состав общества в правительстве, тем выше вероятность стабильного и взвешенного политического курса. В данном случае, речь конечно не только о гендерном делении, должны быть представлены все существующие этнические группы.

Во-вторых, в случае смешанного парламента больше шансов, что правительство станет заниматься проблемами дискриминации.

Другой важный вопрос: почему проблема с правами женщин на Ближнем Востоке предается такой гласности? Как однажды сказала эксперт по международным отношениям Изобель Коулмэн: нет проблемы столкновения цивилизаций, но есть проблема столкновения цивилизаций по отношению к женщинам.2 Полноценный диалог между Западам и Востоком невозможен пока существуют такие различия во взглядах. А из семи мировых регионов арабские страны стоят на последнем месте по гражданским свободам, политическим правам и независимости СМИ.

Современный период исторического развития ознаменовал развитие всего комплекса прав человека. Сегодня ни один из международных докладов по гуманитарному праву не обходиться без отчета о ситуации женщин.

Актуальность темы подтверждается и тем фактом, что сегодня поощрение равенства мужчин и женщин и расширение прав и возможностей женщин включены в Цели развития тысячелетия ООН, то есть являются одним из восьми основных направлений развития.

Международные конференции, и договоры, подписанные государствами (например Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации против женщин) показывают, какое значение международное сообщество придает борьбе с дискриминацией.

Многократно было доказано, что вовлечение женщин во все сферы общественной жизни благоприятно сказывается на развитии страны.
Сегодня, когда внимание устремлено на происходящие и будущие последствия революций, когда внимательно изучаются новые составы правительств, создаются новые конституции, вносятся поправки и обсуждаются законопроекты очень важно, чтобы все эти процессы коснулись и женщин. Ведь они подвергались дискриминации в течении огромного периода времени. И хотя к ХХI в. во многих странах региона процесс сдвинулся с мертвой точки - женщины смогли добиться определенных успехов в том, что касалось образования, трудоустройства, законодательства, в том числе политических прав, этот процесс нельзя считать завершенным, пока все слои населения не получат равные права.
Таким образом, актуальность темы не вызывает сомнений в связи с вышеперечисленными факторами: ростом влияния запада, экономическим развитием стран, событиями «Арабской весны», которые активизировали диалог о необходимости демократических реформ.
Целью исследования является анализ политического статуса женщин на Ближнем Востоке на примере региона Персидского залива сегодня, его исторического развития, причин для этих изменений. Это предусматривает решение ряда задач:


  • рассмотреть общие тенденции и проблемы развития проблемы исследования

  • найти причины изменений

  • проанализировать ситуацию в странах региона

  • рассмотреть, наиболее важные проблемы и угрозы на пути к политическому равноправию мужчин и женщин

Предметом исследования является изменение политического статуса жительниц стран Персидского залива в ХХI в.

Объектом исследования являются женщины, занимающие высокие политические посты, политические группы и движения, целью которых является борьба за права женщин, а также изменения в законодательствах стран региона, позволяющие женщинам принимать участие в политике страны.

Хронологические рамки исследования охватывают период с начала XX в. по настоящее время. Особый интерес, безусловно представляет современная ситуация.

Методология исследования носит междисциплинарный характер. В данной работе используются методы различных дисциплин: политологии, истории, регионоведения и социологии. В основе лежит диалектический подход, который предполагает рассмотрение явлений в развитии и неразрывной взаимосвязи с существующим политическим контекстом.

Характеристика источников исследования: Среди основных групп источников исследования могут быть названы следующие:

  • данные исследований научных центров;

  • социологические опросы;

  • материалы СМИ.

Источники и литература.

Можно выделить несколько групп использованных источников.


К первой группе относятся монографии, выпущенные ведущими исследовательскими центрами, такими как Freedom House, Агенство международного развития США, Международный институт демократии и содействия в проведении выборов, исследовательский центр при правительстве Дубай.

Вторая группа источников представляет материалы конференций и отчеты по странам, составленные в рамках проектов по борьбе с гендерным дискриминацией.

Третья группа состоит из международных и региональных печатных и электронных периодических изданий, в которых освещаются проблемы, связанные с политическими правами женщин.

Что касается литературы, то данная проблема затрагивается в таких книгах, как “Women and Power in the Middle East”, “Paradise beneath her feet”, “Women’s right in the Middle East and North Africa”. Но в основе своей это монографии, а существующих научных источников не достаточно для полного освещения темы. Особенно бросается в глаза практически полное отсутствие материала на русском языке. Из всего вышеперечисленного вытекает научная новизна исследования.

Исходя из анализа имеющегося материала целесообразно поделить работу на следующие главы. В первой главе будет рассмотрен общекультурный и политический контекст положения женщин в странах Персидского залива и сравнения с некоторыми другими странами Ближнего Востока. Во второй главе будет рассмотрен политический статус женщин в каждой стране, приведены и примеры и проанализировано развитие их прав за ХХ и ХХI вв. В третьей главе речь пойдет о причинах для изменений и факторах, оказывающих сдерживающий эффект, большое внимание будет уделено экономической составляющей, так как в условиях стран Персидского залива она идет в неразрывной связке с их политическими правами. В последней главе будет подведен общий итог, рассмотрены основные варианты решения проблемы.

Глава 1.

Положение женщин в арабском мире: общекультурный и политический контекст.
Недавние революционные события показали, что те, кто еще не так давно старался не покидать дома без мужского сопровождения могут стать очень серьезной движущей и организующей силой целых революций. Как только по арабскому миру пронеслась волна революций, которая началась в Тунисе, «безмолвные» и «угнетенные» женщины не просто вышли на улицы, но и стали играть активнейшую роль в борьбе против власти. Это неудивительно. Права женщин неразрывно связаны с демократическими процессами в обществе, а ведь именно демократия и была главной целью всех протестов. Пожалуй, говоря об этих выступлениях, нужно сказать о причинах недовольства. Существовавшие и существующие авторитарные режимы действительно ущемляли права женщин, с одним но – равно как и права мужчин. Наряду с созданием «женских» квот на прохождение в парламент в некоторых странах, гарантирующих им определенное количество мест, велся довольно жесткий контроль организаций, призванных оказывать помощь женщинам. Кстати, следует обратить внимание на тот факт, что очень многие демонстрантки были одеты в соответствии с мусульманскими нормами. Более того, пожалуй, самое большое количество активисток - члены религиозных партий. Вообще, бытует мнение, что существующая ситуация с женщинами и ущемление их прав являются результатом не только традиций и религиозных норм, но и того, что они попадают в колею между политической фрагментацией региона с его авторитарными режимами и исламистскими партиями.

Возвращаясь к ситуации с прошлогодними протестами, стоит сказать, что на некоторое время всем показалось, что наконец-то женщины вышли на один уровень с мужчинами, стали равноправными участниками революционных событий, а значит, так будет всегда.

Но не стало, а даже наоборот. Вместе с рекордной женской активностью стало понятно, что общественный имидж женщин не изменился нисколько. Об этом можно судить по поведению силовых служб. К сожалению, немало активисток столкнулись с насилием. Более того количество женщин в парламенте Египта сократилось с 64 до 8, четверо из которых представляют партию «Братья мусульмане». В Тунисе к власти уже пришла исламистская партия. Тренд в сторону исламизма чувствовался уже давно, но вместе со смещенными или пошатнувшимися режимами дух свободы долетел до всех ранее запрещаемых или подавляемых движений.

В этой ситуации довольно интересно взглянуть на страны Персидского залива: Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман и Саудовскую Аравию. Среди стран Ближнего Востока в том, что касается гендерного равноправия, эти страны среди самых отсталых. Тем не менее, именно представительницы стран Залива являются самыми влиятельными женщинами мира, заявляют о себе в мире искусства и политики, попадают в СМИ. Наблюдать за скачкообразным развитием гражданских свобод в этих странах интересно еще и потому, что еще 60-70 лет назад они в основном состояли из крошечных хижин и песков, а сегодня являет миру последние достижения технологического развития. Удивительное смешение культур, которое произошло в странах Залива благодаря трудовой миграции (в том числе большого числа западных специалистов) придает этим государствам еще более необычный вид. Правительства шести стран взяли небывалый курс на развитие, где целью всегда является самое-самое (самые гигантские здания, сады, вложения огромных инвестиций в проведение международных мероприятий), а их население стран не успевает за столь скоростным развитием – в странах ССАГПЗ очень велико значение традиций.

Тем не менее, огромные прибыли от нефти и процессы глобализации заставляют общество адаптироваться к новой для него среде. Под влияние этих процессов попали и права женщин.

Не секрет, что политическое участие во многом зависит от их успехов в экономической и бизнес сфере. Но первостепенную роль все-таки играет образование. Сегодня неустанно сокращается уровень неграмотности, растет количество женщин, получающих высшее образование, ученые степени (стоит заметить, что в некоторых странах их больше, чем мужчин). Соответственно, растет количество работающих женщин. В период с 1960-2000 занятость женщин на Ближнем востоке и в Северной Африке выросла на 47%. Бахрейн стал лидером роста, там скачок составил 668%, в ОАЭ – 548%, в Кувейте – 486%. На фоне таких цифр результаты в Йемене (15%) выглядят более, чем скромно.3 На столь высокие показатели повлияли в том числе эффекты, известные как эмиратизация, оманизация, бахрейнизация и саудиазация, которые означают ничто иное, как политика рынка труда, направленная на привлечение граждан своей страны. Такая политика создала новые свободные рабочие места. Однако говоря о занятости необходимо сделать оговорку – практически все эти женщины заняты в сфере здравоохранения, образования, социального обеспечения и на государственной службе.


Конечно, говоря о Ближнем Востоке нельзя не упомянуть такой мощнейший фактор, объединяющий все арабские страны как религия. Ислам сегодня стал, пожалуй, самой противоречивой религией. В ее отношении тоже действует огромное количество предрассудков. Один из них – это как раз угнетение женщин. Ислам поощряет образование и социальную активность женщин, примером тому может служить Хадиджа, первая жена пророка, которая была одной из самых успешных предпринимательниц своего времени. Кроме того сам Коран и хадисы содержат массу примеров об успешных женщинах. Например, существует история о том, как во времена Халифата Омара Ибн аль-Хаттаба одна женщина смогла доказать свою правоту и ему пришлось сказать «Женщина права, а Омар не прав.» Тем не менее, Ислам определяет семью, как главное призвание женщин. Получается, что семья и поддерживает, и подавляет женщин. Но сама религия ни экономической, ни политической активности не запрещает. Зато при совмещении с патриархальными традициями региона, создает непростые условия для активного участия женщин. Например, существуют запреты и ограничения на свободное передвижение женщин без разрешения со стороны их опекуна. Религия также играет огромную роль в определении гражданских прав женщин, ведь в странах Залива эта правовая отрасль регулируется нормами Шариата, так что в большинстве случаев решения судьи более выгодны мужчинам.
Проявление политической активности заключается не только в возможности занимать политические посты, важной стороной является участие в выборах. Количество женщин на избирательных участках резко возросло за последние десятилетия, но особенный скачок наблюдался после «Арабской весны». Однако зачастую девушки голосуют так, как решают их мужья или отцы.
И все-таки сегодня даже в оплоте исламской традиции, древнейшем мусульманском учебном центре – университете аль-Азхар, появляется все больше женщин (в 1961 г. был открыт первый женский факультет), более того, они стали занимать видные академические посты. А в Катаре Айша Юсуф аль Маннай возглавила факультет шариата в университете.4
Под влиянием религии и традиций сформировалось определенное восприятие женщин в обществе. В Бахрейне проводился опрос – поддерживает ли население женщин, занимающихся политикой. 60 % опрошенных женщин ответили, что не поддерживают.5 Причинами тому они назвали, нехватку политического опыта, способностей, кроме того, многие участницы усомнились, что женщина может полноценно посвятить себя политической карьере и дистанцироваться от домашних проблем.

Женщинам гораздо сложнее вести диалог с обществом. Во-первых, им довольно трудно найти трибуну. В арабском обществе традиционным местом сборов и обсуждений является мечеть, именно там как правило и начинают формироваться новые движения, партии, обсуждается политика, появляются новые лидеры. Но пока совершенно невозможно себе представить женщину, выступающую в речью после пятничной молитвы. Другая проблема, отчасти связанная с первой, это тот факт, что женщинам непросто вести диалог с мужчинами. Как часто мы видим активисток, выступающих перед смешанной публикой? То есть круг потенциальных сторонников будет уже, чем у мужчин.

И все-таки Арабский мир не может не участвовать в глобальных процессах. Например, глобализация ставит перед ним такие непростые задачи как демографические изменения, социальная справедливость, развитие торговли, самым главным вызовом, стоящим перед правительствами этих государств является решение проблемы неравенства в статусе женщин. Начиная с 1995 г. был принят ряд инициатив, которые направлены на борьбу с неравенством между полами. В 1995 прошла конференция по правам женщин в Пекине, она привлекла беспрецедентное внимание по всему миру. Результатом этой конференции стало создание специальных женских министерств и организаций, которые стали активно участвовать в создании программ по полноценному вовлечению женщин во все сферы жизни страны, защитой их прав. 16 из 22 стран участниц ЛАГ подписали Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации против женщин. Хотя ни одна страна не приняла ее целиком. Как правило конвенция подписывалась с учетом исключений, касающихся исламских традиций. Практически во всех странах они включали вопрос передачи гражданства детям женщины, если ее муж иностранец и равноправия в семейном праве.

Кроме того, все Арабские страны приняли Цели развития тысячелетия:

“Ликвидировать абсолютную бедность и голод

Обеспечить всеобщее начальное образование

Содействовать равноправию полов и расширению прав женщин

Сократить детскую смертность

Улучшить охрану материнского здоровья

Бороться с ВИЧ/СПИДом, малярией и прочими заболеваниями

Обеспечить экологическую стабильность

Сформировать всемирное партнерство в целях развития” 6


Также необходимо сказать несколько слов о первых леди стран Ближнего Востока. Первой женщиной, оказывающей влияние на политику благодаря своему мужу была Джехан Садат. Она старалась добиться как можно больше прав и свобод для женщин, в первую очередь реализуя проекты для обеспечения их экономической независимости. Затем Сюзанн Мубарак заняла еще более активную позицию. Ее деятельность не ограничилась борьбой за права женщин и детей, развитием культуры. Считается, что Сюзанн имела огромное политическое влияние, особенно в последние годы, когда у ее мужа начались проблемы со здоровьем. Некоторые американские советники утверждают, что госпожа Мубарак имела весьма значительное влияние на мужа и тормозила проведение политических реформ в стране. А ее благотворительные фонды стали неплохой возможностью пополнить финансовое состояние семьи, которое оценивается в миллиарды.7

А вот случай Лейлы Трабелси, жены бывшего президента Марокко, и вовсе

показательный. Она не просто имела влияние на своего мужа, ее в первую очередь считают виновницей революции. Она смогла привести к власти всю свою семью, создать влиятельнейший клан, который имел контроль над самыми выгодными контрактами, что позволило самой Лейле сколотить баснословное состояние и обеспечить себе ненависть со стороны народа.

Совершенно иначе проявила себя одна из принцесс Бахрейна. Нур бинт-Ибрахим аль-Халифа обвиняется в причастности к проведению пыток «Принцесса Бахрейна Аль-Халифа, возможно, участвовала в пытках врачей, арестованных во время подавления антиправительственных выступлений. По словам самих медиков, на допросах принцесса избивала их и прикладывала им к лицу оголенный провод. Таким образом от задержанных добивались признательных показаний. »8

Активнейшую позицию занимают жены лидеров Иордании и Сирии. Хотя им удалось зарекомендовать себя в более выгодном свете. Асма аль Ассад и королева Ранья вели активную борьбу за права женщин и продвижение возможностей образования. Сегодня их обеих критикуют за избыточные расходы, в то время как их страны переживают не самые простые времена, а также оторванность от реальности. Но в серьезных финансовых преступлениях они не были замечены.

А вот в том, что касается изменений в политической жизни женщин ОАЭ и Катара, то они во многом произошли благодаря супругам правителей этих государств – шейхе Фатиме бинт Мубарак аль-Катаби, супруге покойного президента ОАЭ шейха Заида Аль-Нахайяна, и шейхе Музе бинт Нассер Аль-Миснад, супруге эмира Катара Хамада бин Халифы Ат-Тани. Хотя обе эти женщины также нередко подвергаются критике за отмывание денег. Как правило, супруги глав государств создают многочисленные фонды, направленные на благотворительность или культурное развитие, именно они и становятся платформой для финансовых нарушений. Велико влияние и других женщин из королевских семей. Так, благодаря дочери эмира Шаджи шейхи Хур аль Касими биенале Sharjah Art Foundation стала местом встреч ведущих представителей арт-мира.

Три представительницы стран ССАГПЗ вошли в сотню самых влиятельных женщин в мире по версии журнала Forbes. Это важно, потому что их карьерный рост обеспечил им не только высокие позиции в правительстве или банковской сфере, но и позволил влиять на многие политические решения.

Интересно, что достичь высот в бизнесе женщинам региона оказалось гораздо проще, чем пробиться в традиционно считающийся мужским мир политики.

Далее будет рассмотрена ситуация в каждой из стран ССАГПЗ.


Глава 2.

Современная политическая ситуация в странах Персидского залива.

2.1. Оман.

Уже в 1994 г. Оман стал первой страной, которая предоставила женщинам право голоса, а в 2000 г. они официально получили право быть избранными в Консультативный Совет. Хотя на тот момент в выборах могли участвовать лишь одобренные правительством граждане. Всеобщее право голоса было внедрено в 2003 г. В 2007 г. султан назначил 14 женщин в Совет государства, состоящий из 70 членов. Это верхняя палата парламента.9 Еще две женщины принимают участие в работе нижней палаты парламента – Консультативном собрании.10

На сегодняшний день женщины занимают 5.15% руководящих позиций в правительстве, но пока они не получили права становиться судьями. Что касается кабинета министра, то первый портфель получила доктор Равия аль-Бусэйда, возглавившая министерство образования в марте 2004. Сегодня в кабинете министров две женщины: доктор Мадиха бинт Ахмед бин Нассир аль-Шибания – министр образования.

Женщины также представлены на дипломатическом поприще - еще в 1999 г. одна из них стала послом в Голландии, а с 2005 Хунайна Султан аль-Магайри представляет свою страну в США. А Лютха Султан аль-Мугайри является постоянным представителем королевства Оман в ООН.11

Данные результаты говорят об успехе Омана в процессе интеграции женщин в политическую жизнь страны.

Тем не менее, есть область, где существуют барьеры как для женщин, так и для мужчин. В Омане не существует партийной системы. Закон разрешает создание негосударственных организаций, но ни одна из них не занимается правами женщин. Женская ассоциация Омана полностью подконтрольна министерству социального развития и не занимается деликатными вопросами, такими как гражданские или политические права женщин. Более того, в стране существует очень жесткий контроль во всем, что касается права голоса. Все институты СМИ подвергаются цензуре и либо принадлежат правительству, либо находятся под его постоянным контролем. Тем не менее в Омане насчитывается 54 женских ассоциации.12


2.2. Катар.

«В Катаре «активное» и «пассивное» избирательное право в отношении женщин было реализовано в 1998г. А в 2000г. впервые в истории ССАГПЗ катарскую женщину избрали депутатом Консультативного Совета».13

Но на самом деле начало политической жизни женщин в Катаре было положено еще раньше, в 1996 г., когда впервые начали проводиться выборы в коммерческую и промышленную палаты. С тех пор женщины кандидаты номинировались постоянно, но не побеждали, вплоть до муниципальных выборов в 2003 г. Хотя стоит отметить, что победа стала возможной лишь благодаря отказу от должности другого кандидата (мужчины). В последующие годы число женщин росло очень слабо - сегодня их всего трое, кроме того, довольно спорной является способность органа реально влиять на политику государства, его электорат составляет лишь около 28 000 человек.14 Таким образом, огромная часть населения не имеет возможности участвовать в выборном процессе.

В 2003 г. была принята новая конституция, в 77 статье которой говорилось о том, что количество членов Консультативного совета увеличится с 35 до 45 человек. Более того, 30 из них будут избираться, остальные назначаться. Но по сей день выборов так и не было. Историческое событие назначено на июнь 2013 г. 1 Но самое главное, что все граждане старше 18 лет смогут принять участие в этих выборах. Совет сможет одобрить или отклонить проект бюджета, заниматься разработкой и утверждением законопроектов, хотя последнее все равно не будет являться окончательным решением без одобрения эмира.

Несмотря на то, что выборы постоянно откладываются, катарские активистки не теряли времени зря. Избирательная комиссия организовала для них специальные курсы, в рамках которых они также могли наблюдать за выборами в соседних странах.

С другой стороны некоторый опыт участия в выборах у населения уже есть – на муниципальном уровне.

На данный момент в кабинете министров нет ни одной женщины, хотя еще не так давно министерство здравоохранения и министерство образования возглавлялись женщинами.

Политические партии в Катаре запрещены. Что касается свободы собраний, то несмотря на ее теоретическое наличие, она четко регламентирована. Группам, которые получают официальное разрешение на митинг, запрещено касаться таких тем, как политика, или любых других щепетильных вопросов. Что касается СМИ, то они также подконтрольны или вообще принадлежат государству.

Тем не менее, важной отличительной чертой Катара является участие женщин в профессиях, связанных со СМИ. В стране работает множество писательниц и журналисток, что, безусловно придает огласке многие важные для них темы, в том числе вопрос политического участия, обретения более широких прав в обществе. И результаты налицо, уже в 2007 г. 55% опрошенных поддерживали участие женщин в политике. Однако на вопрос, кому бы респонденты отдали свой голос на выборах – мужчине или женщине, 62% ответили, что все-таки выбрали бы мужчину.15

Отдельно стоит упомянуть женщин из семьи эмира. Шейха Моза бинт Насер аль-Миснед – вторая жена эмира. Она ведет очень активную общественную и международную деятельность. В прошлом году журнал “Forbes” назвал ее одной из 100 самых влиятельных женщин мира (она заняла 74 место).16 Ее высочество очень много внимания уделяет вопросам образования: «в настоящеевремя Шейха Моза возглавляет Катарский Фонд Образования, Науки и Общественного развития (с 1995 года), также является председателем Арабского Фонда Демократии, президентом Высшего Совета Катара по Вопросам Семьи (с 1998 года). Кроме того, она является вице-президентом Высшего Совета по Образованию (с 2002 года), а в 2003 году она была Послом ЮНЕСКО по Образованию. В настоящее время Шейха Моза является членом Совета Попечителем Медицинского Колледжа Вейлл Корнелл. Помимо этого она также является Председателем Медицинского Исследовательского Центра Сидра в Дохе и организации «Your Link»1. Считается, что она приложила немало усилий для создания телеканала Al Jazeera. А в 2010г. она стала представителем программы ООН «Цели развития тысячелетия». Подобная деятельность делает ее знаменитой не только в своей стране и регионе, но и по всему миру. В своих интервью она многократно заявляла, что ее цель бороться со стереотипами о восточных женщинах и о Ближнем Востоке, бытующими на Западе, представлять свою страну. Во многом именно благодаря ее авторитету в разные времена женщины назначались на министерские посты, на должности главного прокурора, ректора катарского университета, становились деканами и т.д.


2.3. Бахрейн.

В Бахрейне женщины были лишены политических прав вплоть до 2002г., когда благодаря изменениям, внесенным в конституцию страны, они впервые смогли принять участие в муниципальных и парламентских выборах. Интересно, что тогда 60% женского населения не поддержали баллотировавшихся кандидаток, поскольку были убеждены, что им не хватит необходимых знаний и навыков для участия в политической жизни страны. Несмотря на отсутствие избирательного права в 2000 г. король назначил четырех женщин депутатами Консультативного Совета. Сегодня роль женщин в правительстве уже не ограничивается исполнением церемониальных полномочий.

В течение последних пяти лет количество женщин в политике сильно выросло – они вошли в состав правительств, были назначены послами, судьями и сотрудниками органов внутренних дел.

В 2006 Латифа Гауд стала первой женщиной парламентарием. Но на выборах в Палату депутатов, кроме этой исторической победы был еще один очень важный момент – количество женщин среди избирателей составило 50.2%. Учитывая, что право голоса граждане Бахрейна получили лишь в 2002 г . такая явка говорит о серьезном прогрессе.

В 2001 г. в Совет Шуры было назначено 4 женщины, в 2006г. уже 11, а сегодня в заседаниях совета принимают участие 9 женщин депутатов. Одна из них доктор Бахия Джавад Алиши, является вторым заместителем председателя. 17 Сегодня в совете Шуры женщины составляют около 30% от законодательного органа. 18

Что касается кабинета министров, то в 2004 г. Бахрейн стал первой арабской страной, где впервые министром здравоохранения была назначена женщина. Сегодня Май бинт Мухаммад аль-Халифа является министром культуры, а Фатима бинт Ахмад аль Балуши - министром по правам человека и социальному развитию. Интересен тот факт, что на дипломатической службе женщины были задействованы гораздо раньше, чем во многих других государствах Ближнего Востока – начиная с 1990 г. И сегодня Худа Азра Ибрагим Нуну является послом Бахрейна в США. 19 “Наивысшим достижением бахрейнской женщины на дипломатическом поприще стало избрание посла Бахрейна во Франции, постоянного представителя Бахрейна при организации ЮНЕСКО шейхи Гайя Аль-Халифа в 2006г. Председателем 61-й сессии ГА ООН. Стоит отметить, что шейха Г.Аль-Халифа стала третьей в истории ООН и первой в истории арабских стран женщиной, которая возглавила эту важную международную организацию.”20

Отличительной чертой Бахрейна можно считать тот факт, что разрыв между количеством женщин на высших позициях и, допустим, средним уровнем не так велика. В Бахрейне можно встретить и женщин деканов, и заместителей министров и президентов университетов.

Более того, доля женщин в юридической практике – 31%, а большинство выпускников юридических факультетов сегодня – девушки. Это является основой для довольного важного отличия Бахрейна от своих соседей – женщины могут работать в прокуратуре, назначаться судьями.

Безусловно, необходимо упомянуть об участии женщин в «жемчужной революции» в Бахрейне. Как известно, в стране существует религиозный раскол – суннитское меньшинство стоит во главе шиитского большинства. Во многом женская политическая активность формировалась именно на этом фоне. Ведь это противостояние – явление далеко не новое. Демонстрации происходили и раньше, а женщины всегда принимали в них активное участие. Но в событиях зимы 2011г. все пошло гораздо дальше мирных оппозиционных акций. Бахрейн стал единственной страной в ССАГПЗ, которую затронула «Арабская весна». Как и в других странах, где происходили протесты, в Бахрейне наблюдалось активное участие женщин, но примечательно, что молодая девушка стала символом протеста. Аят аль- Гормез высказала свой протест в самой традиционной для ее региона и культуры форме. 20-ти летняя поэтесса зачитала поэму на главной площади страны. Поэзия на востоке веками была не только явлением, связанным с культурой, но и ареной для выражения политических воззрений и критики.

Поэма аль-Гормез прозвучала в виде диалога между королем Хамадом бин Исой аль-Халифой и дьяволом.21 Данная акция стала сенсацией. Девушку, конечно, арестовали и даже приговорили к годовому заключению, правда, позже все же выпустили досрочно. Но она стала примером для подражания не только для девушек, ее акция вдохновила всех участников протеста.

Множество девушек приняли активнейшее участие в организации протестов. Посредством социальных сетей они объявляли о готовящихся акциях, а затем рассказывали всему миру о событиях, разворачивавшихся на главных площадях Бахрейна. Как в Египте и Тунисе они выступали наравне с мужчинами, но все-таки их выступления носили немного другой характер. Они не просто боролись за свои политические права, они боролись за признание равноправия для их сообщества.

2.4. Кувейт.

Кувейт считается самой эмансипированной страной в регионе Персидского залива. Кроме того, Кувейт хоть и не единственная сегодня, но старейшая страна Персидского залива с выборным законодательным органом. Более того, процедуру выборов и утверждения проходит даже эмир.

История изменения статуса женщин в Кувейте также началась раньше, чем во многих других государствах - в 1960-х гг. Именно в то время они получили доступ к высшему образованию и относительную свободу и право отстаивать свои экономические и социальные права. В 1962 г. женщинам на короткое время было обеспечено право участия в выборах, однако его вскоре отменили.

«В начале 1982г., по инициативе Кувейтской социально-культурной женской ассоциации, состоялась встреча представительниц этой общественной организации с Председателем Национального Собрания Кувейта для передачи официальной петиции, в которой осуждалось решение парламента от 19.01.1982 касательно запрета женщинам участвовать в выборах вопреки конституционно закрепленной норме о гендерном равенстве. Это событие считается местными правозащитниками началом современного этапа борьбы кувейтских женщин за политические и гражданские права. Вместе с тем следует заметить, что после упомянутой встречи в парламент страны поступило обращение, подписанное 1 тыс. кувейтских женщин, в котором высказывалась поддержка действий парламента о запрете женщинам баллотироваться, что, в свою очередь, на долгое время раскололо кувейтское общество в вопросе отстаивания права женщин на самореализацию.»22

Несмотря на неоднозначное отношение к проблеме самих жительниц Кувейта, либерализация политических и социальных прав женщин произошла в 1990-1991 гг. во время оккупации Кувейта иракскими войсками. Дело в том, что во время военных действий женская часть населения была вынуждена принимать активное участие в жизни страны – многие пошли работать волонтерами в больницах, помогли провозить еду и медикаменты через военные блокпосты. Правительство не оставило это без внимания, пообещав женщинам больше возможностей для участия в жизни страны. В некоторой степени так и было. К 1993 г. Сара Акбар стала вице-президентом Кувейтской нефтяной компании23, а Набилла аль-Мулла стала первой женщиной послом во всем регионе Персидского залива. Но эти назначения не принесли политического равенства. Закон о выборах еще почти в течение десятилетия ограничивал права женщин. В 1999 г. эмир Катара выпустил декрет, дававший женщинам право голосовать и быть избранными на парламентских и муниципальных выборах. Но этот декрет был отклонен. Та же ситуация повторилась и в 2003 г. И лишь в мае 2005 г. после практически 40 лет борьбы за свои политические права женщины их получили. Первые кандидатки баллотировались на выборах 2006 и 2008 гг., но ни одной из них не удалось их выиграть. Прорыв был сделан в мае 2009, когда в парламент прошли сразу четыре кандидатки. Учитывая, что Национальное собрание может отклонять декреты эмира, женщины действительно получили право влиять на жизнь своей страны. 24

Говоря о Кувейте, нужно отметить, что несмотря на самую долгую историю борьбы за права для женщин, это единственная страна в ССАГПЗ, которая в этой сфере сделала большой шаг назад. Сегодня женщины потеряли все свои места в парламенте. В высших политических кругах осталась только одна женщина – Амани Буресли, министр торговли и промышленности.

Ситуацию осложняет тот факт, что большинство в парламенте составляют исламисты. Наряду с их программой социальной справедливости, антикоррупционной деятельности и приверженности религиозным устоям,

которая, кстати, пользуется огромной популярностью среди избирателей, в том числе и среди женщин, их политика в отношении женского вопроса в основном касается способов, как обеспечить комфортную жизнь женщин в семье, а не наделить их политическими правами.

Важным аспектом политической жизни Кувейта для всех его граждан, вне зависимости от пола, является запрет на формирование политических партий. А все неправительственные организации финансируются государством.

Однако как мужчины, так и женщины имеют право на мирные собрания, начиная с 2005г. Самыми активными организациями, занимающиеся правами женщин являются Федерация женских ассоциаций Кувейта и Культурное и социальное женское общество.


Довольно интересной деталью является тот факт, что до 2009 г. женщины в правительстве могли появляться на работе с непокрытой головой, более того, ни на одной из министров, назначаемых до 2009 г. не было хиджаба во время официальных церемоний. Однако в 2009 г. исламисты настояли на утверждении закона о соответствии внешнего вида нормам шариата и с тех пор ни одна женщина не может появится на своем рабочем месте или заседании без хиджаба.25

В том, что касается демократизации общества и реализации политических прав женщин Кувейт во многом обгоняет своих соседей. Но есть и области, в которых страна, наоборот отстает. В отличии от, например, ОАЭ или Бахрейна женщины в Кувейте не могут становиться судьями.



2.5. ОАЭ.
ОАЭ стремительно превращается из племенного бедуинского сообщества в восходящую экономическую силу. Неудивительно, что экономическое развитие страны будет находить отражение и в общественной жизни. Сегодня Объединенный Арабские Эмираты оказались под колоссальным влиянием со стороны Запада (безусловно, это в первую очередь касается самых активно развивающихся эмиратов - Дубаи и Абу-Даби). И все-таки, вопросы предоставления прав женщинам долгое время отсутствовали на повестке дня вплоть до 2006 г., когда шейх Халифа аль-Нахайян подписал закон о создании Национальной избирательной комиссии, равенство мужчин и женщин перед законом оставалось только на бумаге.
В состав Национального Совета входят представители от каждого эмирата. Сегодня среди них 9 женщин. Кроме того, благодаря поправкам, внесенным в Федеральный закон, увеличилось количество женщин судей и прокуроров.26 Пожалуй, определяющим фактором является характер самого политического устройства – ОАЭ состоит из микрогосударств монархий, то есть власть передается по наследству. Главы семи эмиратов состоят в Высшем Совете Союза, который определяет всю внутреннюю и внешнюю политику страны. Более того, Эмираты стали последним государством Персидского залива, которое в 2006 г. ввело выборы в свою политическую систему, хотя и в очень ограниченном виде и для мужчин, и для женщин.27 А вот политические партии по-прежнему запрещены. Политическое деление страны обуславливает различия в положении женщин в каждом из эмиратов. Больше всего западное влияние сказывается в Дубае и Абу-Даби. Остальные пять эмиратов более консервативны. Однако в парламенте Шарджи женщины начали занимать посты даже раньше, чем в Катаре - а именно с 1997г.

Что касается кабинета министров, то там так же все возрастает количество женщин, хотя безусловно, цифры остаются очень низкими. В 2004 г. Любна аль-Кассыми стала министром экономики и планирования, а в 2008 она стала министром внешней торговли. Этот пост она занимает и по сей день. Это революционный случай сразу по двум причинам. Во-первых, она стала первой женщиной министром в ОАЭ, а во вторых, сфера ее деятельности оказалась даже не в классической сфере культуры или образования, а в области экономики. Даже в более либеральных странах Ближнего Востока такое назначение – редкость. На сегодняшний день министерские посты занимает 4 женщины:

Шейха Любна бент Халид Аль Касими– министр внешней торговли.

Рим Ибрагим Аль Хашеми - государственный министр ОАЭ.

Доктор Мейза Аль Шамси - государственный министр ОАЭ.

Марьям Мохаммед Халфан Аль Руми - министр по связям с общественностью ОАЭ. 28


Женщины участвуют и в дипломатической деятельности: Шейха Наджла Мохаммад аль-Касыми получила пост в Швеции, а доктор Хусса аль-Отайба - в Испании.29

В 2008 г. постоянный представитель ОАЭ в ООН Ахмад Абдул Рахман аль-Джарман заметил, что женщины составляют 66% государственных служащих, но лишь 30 % из них занимают руководящие посты. 2

Вообще, эмиратскую кампанию по вовлечению женщин в активную политическую деятельность часто называют «феминизмом с государственным финансированием».30 Хоть женщины и назначаются на высокие должности, многие из этих учреждений не имеют реальной власти. На мой взгляд, эта ситуация характерна и для мужчин, ведь в ОАЭ все важнейшие решения принимаются на уровне Высшего совета союза. Члены Национального совета, к примеру, хоть и избираются, но только на 50%, вторая половина по-прежнему назначается эмирами, сам совет является лишь консультативным органом. Более того, в выборах участвуют не все граждане, а назначаемая правителями избирательная коллегия.

Однако важно отметить, что несмотря на то, что на высшем уровне присутствие женщин довольно высоко, очень сильно проседает средний и низший уровень. Тот факт, что женщина может стать министром не говорит о том, что ей будет просто занять административную должность в рамках институтов исполнительной власти. Эта ситуация меняется, так как в последнее время государство стало уделять очень большое внимание вопросам привлечения женщин во все сферы жизни страны. На это направлена работа целого ряда специальных центров, целью которых является развитие лидерских качеств у населения Эмиратов.

“Важным индикатором прогресса, которого достигли Эмираты за последние годы в контексте отстаивания прав и свобод женщины, стали результаты исследования, опубликованного в рамках программы ООН по развитию, в котором ОАЭ по т.н. GEM критерию (Gender Empowerment Measure) в 2007-2008 гг. заняли 29 место из 93 стран мира по уровню гендерного равенства, что является лучшим показателем во всем арабском мире (для сравнения: Россия в этом списке занимает 71 позицию)”31.
2.6. Саудовская Аравия

Наименее эффективно процесс предоставления прав женщинам продвигается в Саудовской Аравии. Однако и ультраконсервативное королевство не стало противиться процессам демократизации региона. Подвижки начались уже давно, но события «Арабской весны» подтолкнули короля Абдаллу к расширению политического участия женщин. Женщины смогут не только голосовать, но и выдвигать свою кандидатуру на муниципальных выборах в 2015г.

Вторым историческим шагом стало создание 20% квоты для участия женщин в Совете Шуры.

В основе правовой системы королевства лежат положения Шариата, а в основном законе страны о равенстве прав между мужчинами и женщинами даже нет речи, права женщин вообще не прописаны. Для многих жителей страны такое положение в норме вещей, неравенство между полами не воспринимается как дискриминация. Скорее эти рассматривается как определенный баланс, сложившийся в результате вековых традиций. Однако в последнее время даже такое трудно подвижное общество стало просыпаться, стали появляться движения - пока еще не партии, они запрещены, – которые видят необходимость перемен. Именно поэтому за последние годы было несколько вспышек, обративших на себя внимание мировой общественности – акции протесты, огромное количество статей и интервью в СМИ, множество документальных фильмов. Скандалы, которые еще недавно замалчивались стали просачиваться в печатные издания по всему миру, вызывая недоумение, а иногда и шокируя мировую общественность.

Политическая жизнь Саудовской Аравии совершенно не предполагает существования гражданского общества. В этом плане мужчины находятся в такой же ситуации, как и женщины. Нет свободы слова, свободы вероисповедания, права на собрания, свободной прессы. Любой, кто будет замечен в политической деятельности, включая защиту прав человека, может быть подвержен судебному преследованию.

Что касается участия женщин в выборах, которые проводятся только для органов местной власти, то ситуация до недавнего времени выглядела неопределенно. Когда в 2003 г. было объявлено, что в стране будут проводится выборы в органы местной власти, нигде не говорилось о конкретных критериях для выставления своей кандидатуры. Таким образом, не имея права голосовать, несколько женщин выступили в качестве кандидатов. Консервативные улемы не заставили себя долго ждать, в итоге министр внутренних дел был вынужден запретить голосование для женщин, под предлогом того, что избирательные участки для них не приспособлены. Ведь по законам страны для женщин должны были быть созданы отдельные участки. Но вот участвовать в выборах кандидатки могли. Выборы были назначены на 2009 г., но под предлогом отсутствия согласия по вопросу голосования женщин они были отодвинуты еще на 2 года. Выборы прошли 29 сентября 2011 г. и женщины не голосовали. Зато они пытались за это право бороться.32

Правда, есть и более удачные примеры. Сегодня женщины работают в министерствах, занимают высокие посты в сфере образования и здравоохранения. Эти две сферы и являются основными областями занятости для женщин. Очень велика доля женщин, выбирающих академическую карьеру – докторские степени защищает больше женщин, чем мужчин. Так же, все чаще женщины становятся журналистами, что позволяет им высказывать свое мнение и хоть и косвенно, но влиять на саудовское общество. А член королевской семьи принцесса аль-Джаухара Фахад бин Мухаммед бин Абдель Рахман аль-Сауд стала помощником министра образования. Хотя здесь прослеживается типичный для Саудовской Аравии тренд – самые высокие посты в стране занимают члены королевской семьи. В 2009 г. Нура бинт Абдулла аль-Файез стала замминистра образования по вопросам обучения девочек – самое высокое назначение на сегодняшний день.33

В публикуемом списке 100 самых влиятельных арабских женщин представлено 12 успешных предпринимательниц, ученых и журналисток из Саудовской Аравии. Это высокий показатель, который сигнализирует о постепенном развитии саудовского общества. Одним из самых ярких примеров является Лама аль-Сулейман, ставшая заместителем председателя торговой и промышленной палаты Джедды. А Нахед Тахер единственная во всем регионе Персидского залива женщина, возглавляющая банк. Она председатель правления инвестиционного банка «Gulf One Investment Bank».34

В заключении стоит остановиться на вопросе о вождении автомобиля. Женщинам в Саудовской Аравии запрещено водить. Этот факт вызывает недоумение у всего мира, учитывая, что в Саудовской Аравии есть женщина пилот. С другой стороны, именно одно из самых радикальных проявлений исламского фундаментализма стало причиной возникновения довольно активного движения “Women2Drive”, целью которого является борьба за право управления автомобилем для женщин.

Конечно, скорее всего отмена этого необычного правила уже не за горами, но важно, что эта ситуация очень хорошо отражает реалии саудовского общества. Король Абдалла известен как активный реформатор. После того, как он ввел женскую квоту для Совета Шуры и утвердил активное и пассивное избирательное право для всех граждан страны, казалось, разрешить женщинам управление автомобилем должно быть очень просто. Однако при ближайшем рассмотрении проблема вождения машины не так однозначна. Дело ведь не только в самом факте управления автомобилем, но и во всех связанных с этим мероприятиях. Например, довольно непростой ситуацией оказался бы случай аварии. Не секрет, что саудовское общество очень строго относится к женщинам. Но ведь и среди женщин много таких, кто не привык взаимодействовать с посторонними мужчинами, соответственно проблемой стало бы уже само оформление аварии. Реакция мужчины тоже могла бы создать дополнительные сложности, учитывая, что среди мужского населения множество противников равноправия, а вопрос с вождением вообще оказался очень скользкой темой. Итак, женщине, которая возможно, выросла в семье со строгими правилами пришлось бы не только общаться с незнакомцами, но и противостоять давлению со стороны других участников ДТП. Конечно, нельзя таким образом оправдывать ограничение свободы передвижения женщин, однако, данная идея в некоторой степени объясняет, почему власти не готовы решить эту проблему быстро - ведь решение требует создания определенной инфраструктуры и подготовки персонала.

Если запрет на вождение, можно обойти, наняв водителя, то со следующим ограничением бороться куда как сложнее. Женщины также не могут путешествовать и выезжать из страны без согласия своего опекуна (например отца, мужа или брата). Огромным достижением стало создание электронных паспортов, которые позволили женщинам путешествовать внутри страны и ССАГПЗ без письменного разрешения.

Из рассмотренных примеров видно, что, в целом, решение гендерного вопроса в странах Персидского залива носит противоречивый характер. С одной стороны, видно, что женщинам удается получить самые высокие посты, войти в сотню самых влиятельных женщин в мире, достичь значительных успехов в сфере образования. Но с другой стороны, традиционное восприятие очень тормозит этот процесс. Развитие происходит скачкообразно, заявления о министерских назначениях, участии в парламентах и совещательных органах соседствуют с заголовками о «преступлениях чести» (которые, кстати, не являются незаконными) и необходимости сегрегации.

Но неоднозначность успехов не отрицает их наличия, поэтому в следующей главе речь пойдет о причинах, которые привели к осознанию правящими кругами стран ССАГПЗ необходимости проведения гендерных реформ.

следующая страница >>