О соотношении политики и религии - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
О соотношении политики и религии - страница №1/1

Нуруллаев А.А. О соотношении политики и религии // Вестник Российского университета дружбы народов. - Сер.: Политология. - 2000. - № 2 - С. 60-68.

Шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала



О СООТНОШЕНИИ ПОЛИТИКИ И РЕЛИГИИ

А.А. НУРУЛЛАЕВ

Кафедра политических наук

Российский Университет дружбы народов

ул. Миклухо-Маклая, б, 117198, Москва, Россия


 

“Постоянное движение религии вперед - в сближении ее с нравственностью. Если в богословии мнения изменяются, то убеждения людей относительно поведения неизменны”.



(Р. Эмерсон)
Обращение к учебным пособиям и словарям по политологии, изданным в нашей стране, показывает, что анализируя взаимоотношения политики с другими общественными сферами, авторы, как правило, ограничиваются рассмотрением взаимодействия политики и экономики, политики и права, политики и морали. Соотношение религии и политики иногда остается вне поля зрения политологов.
Между тем, если определять политологию как “науку о политике, ее взаимодействии с личностью и обществом” (Пугачев, Соловьев., 1998, с. 29), то можно сделать вывод о том, что проблема взаимодействия религии и политики должна занимать весьма заметное место в политологических исследованиях и в соответствующем учебном курсе.
Большинство человечества остается религиозным и религиозное мировоззрение для него является господствующим. На языке религии верующие осознают и формулируют для себя социальные процессы и идеалы. Оценивая политические события, вырабатывая отношение к правящему режиму сотни миллионов людей руководствуются установками исповедуемой религии. В свое время Ж. Ж. Руссо заметил, что “самый сильный никогда не является достаточно сильным, чтобы подчинять, если не преобразует силу в право и повиновение в долг”. Если на протяжении столетий политика превращала силу в право, то религия, как раз, способствовала преобразованию повиновения в долг.
Политика – это “область в основном целенаправленных отношений между группами по поводу использования институтов публичной власти для реализации их общественно-значимых запросов и потребностей” (Основы политической науки., 1995, с. 85). Она представляет “многообразный мир отношений деятельности, поведения, ориентаций, взглядов коммуникационных связей между людьми по поводу власти и управления обществом; основными факторами политики выступают социальные (этнические) группы, выражающие их интересы политические организации, институты, движения и лидеры” (Ирхин, 1996, с. 11). Структурными элементами политики являются политические отношения, политическое сознание, политическая организация.
Религия – это “мировоззрение и мироощущение, а также соответствующее поведение и специфические действия (культ), которые основываются на вере в существование (одного или нескольких) богов, “священного”, т.е. такого начала, которое находится за [c.60] чертой “естественного”, недоступно пониманию человека” (Философский Энциклопедический словарь, 1989, с. 552). Религией называется “система верований и ритуалов, с помощью которых группа людей объясняет и реагирует на то, что находит сверхъестественным и священным” (Смелзер, 1994, с. 462). Ее составными элементами являются религиозное сознание (обыденное и концептуальное, идеологическое), религиозная деятельность, (культ), религиозные отношения, религиозные организации.
Как видим, между составными частями религии и политики можно провести определенную аналогию. В обоих случаях речь идет об отношениях, сознании и организации. Но не только структурные элементы религии и политики схожи. Похожими являются и некоторые функции этих общественных феноменов.
Две важнейшие функции, присущие политике – регулятивная и интегративная – присущи также и религии. Политика призвана обеспечивать целостность общественной системы, стабильность и общественный порядок, регулировать отношения между людьми и общественными группами, сглаживать возникающие противоречия. Подобные функции выполняет и религия. Политика реализует названные функции нередко в интересах определенных слоев населения или всего общества в целом. То же самое делает религия.
Отмечая большую роль религии в политической истории различных народов и в социально-политической жизни современного общества, некоторые ученые среди ее важных функций выделяют и политическую функцию (см.: Васильев, 1998, с. 7).
И политика и религия используют как моральные стимулы для реализации этих функций, так и меры наказания. У политики меры социального принуждения более зримы. У религии больше наличествует нравственное осуждение или наказание, которое обещается преимущественно после окончания земного существования.
Религия может быть использована и используется политикой как средство сохранения власти. Из двух типов средств сохранения власти – физическое принуждение, насилие или угроза насилием и манипулирование сознанием людей – все большую роль приобретает второе. И здесь наряду с многочисленными светскими концепциями, призванными ориентировать сознание людей на поддержку того или иного политического режима, важное значение имеет религия, на протяжении веков учившая массы тому, что всякая власть от Бога.
С другой же стороны в канонических религиозных текстах можно найти немало идей, с помощью которых можно оправдать выступления против наличной политической власти.
Наконец, следует подчеркнуть, что религиозные идеи весьма эффективно могут быть использованы и используются для мобилизации на политические выступления той части общества, которая остается обычно вне политики.
На словах религиозные центры, в том числе, Ватикан и Московская патриархия часто выступают с заявлениями об отказе Римской католической церкви и Русской православной церкви от вмешательства в государственные дела и что их важнейшей целью является укрепление духовных оснований современного общества путем религиозно-нравственного воспитания его членов. На Архиерейском соборе Русской православной церкви (18-23 февраля 1997 г.) отмечалось, что для РПЦ “характерен отказ от вовлеченности в политическую борьбу, от поддержки каких-либо политических сил, от вмешательства в дела государства”.
Однако, такая установка позволяет церкви давать самостоятельную нравственную оценку политики, проводимой различными общественными силами, в том числе и правительством.
Исторический опыт показывает, что религия всегда оказывала сильное влияние на политику и сама испытывала на себе весьма существенное воздействие политики. История и современная эпоха представляют огромный материал, свидетельствующий о наличии разнообразных форм взаимодействия религии и политики. И это вполне закономерно. [c.61]
Известный американский социолог Нейл Смелзер писал: “Мы знаем, что в современной жизни религия утрачивает свою роль и усиливается тенденция к секуляризации. Люди становятся все более равнодушными к религии, и уровень посещения церкви составляет в США 40%. В то же время возрастает стремление религиозных групп вмешиваться в решение политических и социальных вопросов, стоящих на повестке дня” (Смелзер, 1994, с. 489). Кроме того, одновременно усиливается тенденция использования религии в политике.
В политический ритуал нередко вводится религиозный элемент, дабы придать политическим событиям и действующим в них лицам привлекательность, возвысить их. Во многих странах вступающий в должность глава государства клянется на Библии или Коране. Общественность регионов компактного проживания мусульман в России (Татарстана, Башкортостана, Дагестана, Ингушетии) неоднократно выступала с требованиями, чтобы аналогичным образом поступали главы республик, давая клятву на Коране.
При инаугурации первого Президента Российской Федерации, для его благословения был приглашен патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Патриарх также был привлечен к участию в церемонии передачи власти Б. Н. Ельциным исполнявшему обязанности Президента России В. В. Путину, который принял благословение патриарха. Предпринимаются попытки перенести этот опыт и в субъекты Федерации. В Курской области избранный глава Администрации А. Руцкой сразу после оглашения результатов голосования поехал в монастырь и там дал клятву на Библии. Аналогичным образом поступили губернатор Красноярского края А. Лебедь и губернатор Московской области Б. Громов.
Религия и ее институты не являются субъектами политики, т.к. они созданы не для борьбы за власть и не для выполнения функций политической власти. Тем не менее религиозные организации и их лидеры нередко выполняют политические функции. К ним можно отнести решение патриарха Московского и всея Руси Алексия II подвергнуть анафеме всех виновников кровопролития в октябрьские дни 1993 г. в Москве.
Интересны инициативы службы изучения общественного мнения “Vox populi” и редакции “Независимой газеты”, включивших Алексия II в список 100 наиболее влиятельных российских политиков. На протяжении ряда месяцев патриарх Московский всея Руси Алексий II входил по результатам опроса экспертов в первую двадцатку политических иерархов страны. По итогам 1999 г. он был представлен в списке десяти государственных и общественных деятелей (вместе с В. В. Путиным, Е. М. Примаковым и др.), оказавших максимально позитивное влияние на внутреннюю и внешнюю политику страны (НГ-Сценарии, 2000, 12 янв., с. 1).
В условиях переходного периода, социально-политической нестабильности, обострения различного рода общественных противоречий роль религии в социуме возрастает в значительной мере в силу того, что противоборствующие политические группы стремятся с максимальной пользой для себя использовать возможности конфессий. Такая практика способствует обострению межконфессиональных и межэтнических противоречий, что еще более активизирует процесс вовлечения религиозных институтов в политику.
Но это вовсе не означает, что стабилизация общественных отношений и устойчивость социально-политического развития изменят положение в сторону ослабления роли религии. В стабильных демократических обществах роль методов политического урегулирования общественных отношений постепенно идет к понижению. Возрастает авторитет нравственных и религиозных норм. Да и в самом политическом процессе усиливается влияние религиозного фактора. Особенно наглядно это можно видеть в ходе избирательных кампаний.
Учитывая постоянное падение доверия общества к институтам государства, политики все чаще обращаются к религиозным ценностям в надежде получить поддержку религиозных центров, а возможно и обрести симпатии верующих. Наиболее активно это [c.62] делается в периоды избирательных кампаний. Подобный подход нашел отражение в ходе подготовки к выборам в Государственную Думу Федерального Собрания РФ 1999 г. в манифесте Общероссийской политической общественной организации “Отечество” “Мы верим, что есть нечто выше любой власти. Это Господь Бог, – говорится в этом документе. – Пора признать: многие наши беды от того, что Россия забыла Бога. Будучи убежденными сторонниками свободы совести, мы при этом считает, что без религиозного возрождения Россия спасена не будет. Традиционные верования должны получить максимум льгот и благ. Мы надеемся, что институты и служители Веры станут нашими соратникам в деле возрождения страны и объединения здоровых сил” (Мы верим в себя и в Россию., 1999, с. 10).
Г.А. Зюганов в своей брошюре “Вера и верность. Русское православие и проблемы возрождения России”, изданной накануне выборов, в свою очередь призвал православных сплотиться с коммунистами во имя будущего процветания России.
Соотношение политики и религии многомерно. Оно может проявляться, как мы уже отмечали, в виде взаимодействия в их социальных функциях в процессе регулирования поведения больших масс людей, в процессе управления обществом. Часто религия транслирует политические решения власти. Но бывает и противоположное, когда религия осуждает такие решения.
Вместе с тем, политика и религия могут оказать друг на друга взаимное влияние. Регулируя общественную жизнь, политика влияет и на религию, формируя законные рамки для ее функционирования, регулируя правовое положение религиозных организаций, защищая права граждан на свободу совести, создавая климат взаимной терпимости и уважения между конфессиональными общностями. В свою очередь, развитие политического процесса определяется как соотношением политических сил и характером политической структуры, так и сложившимися в обществе духовными принципами и идеалами. А эти последние во многом обусловлены доминирующими в обществе религиозными учениями.
Составным элементом общественно-политической жизни является политическая культура. В ее формировании важную роль играет религия. Исследователи выделяют три уровня политической культуры: мировоззренческий, гражданский и собственно политический. Мировоззренческий уровень обладает фундаментальным характером для формирования позиций субъектов политических отношений. Он представляет собой самый устойчивый слой политической культуры. Его истоки восходят к религиозным верованиям.
Влияние религии на формирование мировоззрения человека в историческом плане хотя и уменьшается, но остается существенным. Выбор той или иной политической позиции у религиозного человека может заметно отличаться от позиции, занимаемой человеком нерелигиозным, у мусульманина, по сравнению с христианином, у православного по сравнению с протестантом или буддистом.
Протестанты более активны в политической жизни, поскольку их религиозные объединения, по существу, представляют, по мнению некоторых западных ученых, “миниатюрные политические системы со своими лидерами и комитетами, конфликтами и консенсусом”. Развитая у них религиозная культура участия облегчает развитие активистской политической культуры.
Но религия оказывает влияние не только на политическую культуру, а следовательно политическое поведение конкретного религиозного индивида. Являясь частью национальной и исторической традиций того или иного народа, играя важную роль в становлении и развитии его духовности и культуры, она оставляет глубокий след в его ментальности и в силу этого отражается на особенностях его политической культуры.
Если российскую политическую культуру отличают, по преимуществу, сакрализованное некритическое отношение к верховной власти, сильные харизматические интенции, высокая предрасположенность к конформизму, слабые элементы индивидуализма, низкий статус личных притязаний на власть и политическое [c.63] участие, устойчивые коллективистские ориентации, сильные этатистские симпатии, правовой нигилизм, острый дефицит толерантности и культуры компромисса, нетерпимость к инакомыслию, иначе, говоря если российской политической культуре присущ авторитарно-патриархальный характер, то в этом проявляется многовековое влияние на сознание населения православия, ислама и буддизма, не прошедших этапа Реформации. При выработке и реализации различных решений политика не может игнорировать это обстоятельство.
Восприятие Русью символов и традиций духовного и государственного водительства от Константинополя, по мнению ученых, в значительной мере определило многие важные события политической жизни страны. “В сочетании с политическими московскими амбициями восточное христианство переняло самые тяжелые черты византизма, которые определили ключевые трагедии русской истории: смута, раскол, революция” (НГ – Религии, 1999, 22 дек, с. 5).
Политический процесс, изобилующий конфликтами, может приводить к переменам в религиозной сфере. С другой стороны, внутрирелигиозные изменения и конфликты могут приводить к серьезным политическим последствиям. Примером первого порядка может служить история возникновения двух течений в исламе: шиизма и суннизма. Община мусульман при пророке Мухаммаде была единой. Но после его смерти (632 г.) встал вопрос о преемнике. Когда избирали Абу Бакра первым халифом, уже была группа недовольных, полагавших, что следовало бы избрать другого, сохранив власть в семье пророка. Через некоторое время усиление недовольства правлением халифа привело к возникновению религиозно-политической группировки (шиа), которая открыто стала выступать за передачу власти Али – двоюродному брату и зятю пророка Мухаммада. И когда третий халиф – Осман – был убит, Али стал халифом. Возглавлял общину и государство он недолго и тоже был убит, что дало новые импульсы для усиления движения его сторонников, которое превратилось в особое направление в исламе – шиизм. С тех пор и до настоящего времени в исламе существует два главных течения – суннизм (ему привержены около 90% мусульман планеты) и шиизм – около 10% мусульман (см.: Нуруллаев, 1999, с. 129-131).
Для иллюстрации мысли о внутрирелигиозных конфликтах, которые могут привести к серьезным политическим последствиям, можно сослаться на историю возникновения протестантизма – нового направления в христианстве. А связано оно с именем теолога Мартина Лютера, который в 1517 г. выдвинул свои 95 тезисов, в которых выступил против засилья верхушки католической церкви, против непогрешимости решений соборов, против продажи индульгенций и т.д. Когда папа издал буллу, отлучающую его от церкви, Лютер публично ее сжег и стал еще активнее разрабатывать антицерковное учение. Ему принадлежит доктрина всеобщего священства, идея отмены церковного культа и т.д. Именно Лютер положил начало Реформации и возникновению протестантизма, в фундамент которого легли многие его идеи и предложения.
Католическая церковь ответила контрреформацией. Началось истребление протестантов. С этим связаны события известной Варфоломеевской ночи. Тогда за несколько дней во Франции было убито 30 тысяч протестантов. Разгоревшиеся религиозные войны охватили Францию, Германию, Испанию, Чехию, Польшу. В результате этих войн на юге Франции даже возникла протестантская конфедерация. (Эти события нашли отражение во многих фильмах, в том числе в телефильме “Графиня Монсоро”).
Религии и их институты сыграли существенную роль в развертывании национально-освободительного движения народов колоний и зависимых стран. Наиболее впечатляющей в наше время стала антиимпериалистичесая исламская революция в Иране, вновь продемонстрировавшая мощный социальный потенциал самой молодой мировой религии и давшая импульс для усиления исламского фундаментализма в мировом масштабе. [c.64]
Выступления политического протеста, межнациональные конфликты под религиозными знаменами характерны не только для прошлого. События последнего времени в Ливане, Индии, Северной Ирландии, да и на Кавказе красноречиво свидетельствуют об этом.
Политика может воздействовать на религию разнообразными видами государственного поощрения, командования (распоряжениями, декретами и т.п.) и принуждения (включая применение насилия). В арсенале религии есть также различные средства воздействия на политику и политиков, по преимуществу это – увещевания, моральная оценка политики, проводимой властью и оппозицией, но могут быть и призывы к непосредственному участию в политических событиях
Нельзя не коснуться двух специфических способов влияния религии на политику. Это – участие в легитимации власти и внесение религиозными организациями конкретных предложений на стадии принятия политических решений. Примеры использования первого способа уже приводились. Примером использования второго способа может служить послание митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла от 8 июля 1996 г. в Государственную Думу, в котором он, ссылаясь на “пожелания десятков миллионов верующих” предложил исключить из проекта федерального закона “О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР “О свободе вероисповеданий”, принятого Государственной Думой в первом чтении, следующее положение: “Установление каких-либо преимуществ или ограничений для одной или нескольких религиозных организаций не допускается”. И надо сказать, добился своего.
Для привлечения на свою сторону религиозных организаций политики предпринимают многочисленные, подчас экстравагантные шаги. Особый интерес у них вызывают религиозные организации доминирующей в обществе конфессии – русского православия. О том, как политический режим стремится привлечь на свою сторону Русскую православную церковь написано немало. Некоторые авторы даже делают вывод об инициировании тенденций к православной клерикализации российского государства.
Интересна в этой связи неудавшаяся попытка принятия проекта федерального закона “О восстановлении статуса государственной религии Российской Федерации на основе Русской православной церкви”, внесенного группой депутатов от ЛДПР в 1995 г. Проект предусматривал введение представителей РПЦ в наблюдательные советы всех государственных и негосударственных средств массовой информации, в коллегии (советы) всех министерств и ведомств в структуре правительства, администрации Президента Российской Федерации, а также в соответствующие структуры государственных органов республик, краев и областей страны. Предлагалось создать Священный Синод в составе правительства РФ из иерархов РПЦ “для оценки морально-нравственных качеств и благословения кандидатов на высокие государственные должности”.
Опыт истории свидетельствует о том, что любая религиозная (конфессиональная) общность пока пребывает в меньшинстве или подавляется государством, выступает за равенство религий, сотрудничество их последователей в самых различных областях и на самых различных уровнях. Однако освободившись от засилия власти, а тем более превратившись в большинство, да еще такое, в которой власть нуждается, она отказывается от былых призывов к обеспечению равенства конфессий, не желает сотрудничать с другими религиозными общностями на паритетных началах, что вызывает негативные настроения в среде конфессиональных меньшинств.
Доминирующая религиозная общность этим не ограничивается. Ее лидеры стремятся использовать возможности политической власти для укрепления своих позиций в ущерб правам других конфессиональных общностей. Параллельно возрастает соблазн усиления религиозного влияния на различные стороны общественной жизни, не исключая и политики. В таких случаях нередко и политика идет навстречу религии, стремясь использовать ее мощный мобилизационный потенциал в своих интересах. В результате, [c.65] появляется угроза политизации религии и клерикализации политики, что чревато резким обострением социально-политических и межнациональных противоречий.
Опасность клерикализации политики состоит в том, что, вместо прагматизма, достаточно определенно ориентирующего участников политического процесса на достижение успеха с помощью минимальных потерь и, следовательно, не исключающего возможности пойти на выгодный компромисс с политическими оппонентами, вносится идеологическое начало, требующее рассматривать этих оппонентов как воплощение мирового зла, борьба с которыми должна вестись не на жизнь, а на смерть.
Исключительные возможности для включения религиозного фактора в политический процесс возникают в полиэтничном и поликонфессиональном обществе, особенно если в нем наличествуют острые противоречия. Тесная связь религии и этноса приводит к тому, что принадлежность противостоящих сторон в этноконфликтной ситуации к различным конфессиональным культурам создает много шансов для ее развития в полномасштабный, затяжной, а нередко и насильственный конфликт.
Во-первых, в этом случае возникают условия, позволяющие использовать религию в целях этнополитической мобилизации для подготовки этнонациональной общности к противоборству с подлинным или мнимым противником, для дегуманизации и демонизации его образа. В священных текстах и в исторических фактах отыскивается аргументация, способствующая поддержанию накала страстей на высоком уровне. При этом подчас используются сюжеты прошлых веков, касающиеся деноминации, которые не имеют никакого отношения к этносам, участвующим в данном конфликте. Таким образом, межнациональный конфликт существенно отягощается, приобретая также черты межконфессионального противоборства, еще более сокращая возможности рационализации поведения противодействующих сторон.
Во-вторых, увеличению продолжительности конфликта и усилению его ожесточенности может способствовать и способствует солидарность с конфликтующими сторонами единоверцев из других стран. Их моральная и материальная поддержка (в том числе поставками оружия и направлением боевиков).
В-третьих, принадлежность противоборствующих сторон в этнополитическом конфликте к различным конфессиям резко уменьшает пространство для использования возможностей религий и их институтов в целях урегулирования конфликта или хотя бы минимизации насилия в нем.
По похожей схеме развивались кровопролитные арабо-израильский, хорватско-мусульманский, сербско-мусульманский, сербско-хорватский, армяно-азербайджанский и многие другие конфликты.
Следовательно, когда речь идет о межнациональных конфликтах, раз они уж возникли, необходимо добиваться того, чтобы они ни в коем случае не приняли религиозную окраску. Конфликтующие стороны должны стараться смотреть в будущее, а не в прошлое: в прошлом всегда можно найти поводы для взаимных упреков, обид, несправедливость и многое другое, и эти воспоминания могут способствовать новому взрыву эмоций. Мысли же о будущем помогут участникам конфликта осознать, что в любом случае придется жить вместе и, стало быть, нужно искать пути к согласию.
Межнациональные противоречия и конфликты не обошли стороной и Россию. Они серьезно беспокоят население страны. В них общественное мнение усматривает одну из самых больших угроз сохранению целостности Российской Федерации.
Игнорирование мощного мобилизационного потенциала, которым располагают религии, слабое знание или незнание этнической психологии, путей и методов влияния религий на формирование этнонационального самосознания и межнациональных установок, характерные для многих политиков регионального и даже федерального масштаба, приводят к принятию неверных решений в сфере государственно-конфессиональных отношений, которые крайне отрицательно сказываются на этнонациональных контактах, способствуя обострению межэтнических противоречий. [c.66]
Особенно ярко взаимосвязь религии и политики проявляется в деятельности религиозно-политических партий и движений, влияние которых на общественную жизнь в различных регионах земли растет.
ХХ век стал веком широкого вовлечения верующих в христианско-демократические общественно-политические движения и партии. Большого подъема эти движения добились после окончания ВторойI мировой войны.
В настоящее время в мире функционирует более 50 христианско-демократических партий. Особенно влиятельны они в Германии, Италии, Бельгии, Нидерландах, в ряде стран Латинской Америки. Наряду с региональными объединениями христианских демократов (Европейский союз христианских демократов, христианско-демократическая организация Америки), создан и общепланетарный координационный центр – Всемирный союз христианских демократов. Ряд христианско-демократических партий в течение длительного времени стояли у власти, например в Германии. Их представители во многих странах широко представлены в парламентах.
Многочисленные исламские партии и политические движения действуют в странах Востока (Индонезия, Пакистан, Бангладеш, Турция, Ливан и др.).
В последнее десятилетие в России возникли различные христианские и мусульманские общественно-политические партии и движения: Российское христианско-демократическое движение. Российский христианско-демократический союз – Новая демократия, Христианско-Демократический союз России, Российская христианско-демократическая партия, “Союз мусульман России”, “Мусульмане России”, “Нур” (“Свет”), Общероссийское политическое общественное движение “Рефах” (“Благоденствие”), которое поддержало на парламентских выборах 1999 г. “Единство”, и другие.
Известны наиболее часто встречающиеся в истории следующие основные варианты взаимодействия религии и политики:

- единство, нераздельность религии и политики;

- подчинение религией политики;

- подчинение политикой религии;



- отделение религии от политики, их автономность по отношению друг к другу.
Разумеется, в абсолютно чистом виде эти варианты едва ли возможны. Религия и политика действовали сообща, когда необходимо было противостоять внешней угрозе или бороться против активных действий протеста внутри страны. Вместе с тем постоянно обнаруживались противоречия во взаимоотношениях между ними. Шла постоянная, то открытая, то скрытая борьба за расширение влияния на различные стороны общественной жизни. На протяжении человеческой истории во взаимоотношениях религии и политики складывались различные ситуации. В одних условиях определяющим фактором выступала религия, в других такую роль выполняла политика. Несмотря на то, что религия очень часто использовала политику в целях укрепления своих позиций, а политика опиралась на религию в интересах достижения своих целей, между ними продолжали существовать противоречия, а часто даже шла борьба за роль определяющего фактора в этих взаимоотношениях.
Одна из главных причин отсутствия гармоничных отношений между религией и политикой, как раз коренится в этом “вечном” соперничестве. Другой важной причиной противоречий между политикой и религией является их неодинаковая реакция на изменения, происходящие в общественной жизни. Религия по самой своей природе явление консервативное. Деятельность ее институтов, оценка ими происходящих событий осуществляется, опираясь на древние каноны, которые побуждают быть неспешными в решениях и действиях. Отсюда естественное отставание от течения быстротекущей жизни. Политике же по определению свойствен динамизм, быстрый отклик на происходящие изменения, пересмотр собственных позиций с учетом трансформации ситуаций. Потребности политики при таких обстоятельствах нередко приходят в столкновение с платформой, защищаемой религиозными организациями. [c.67] Наглядным примером такой нестыковки позиций политики и религии мы наблюдали в отношении к проблеме захоронения останков бывшего последнего императора России Николая II и его семьи летом 1998 г. Государственная власть, решив использовать акт захоронения в политических целях, нуждалась в поддержке этой акции со стороны Русской православной церкви. Однако церковь, ссылаясь на древние традиции и некоторые обстоятельства, связанные с идентификацией останков приняла решение, противоречащее воле Президента и Правительства Российской Федерации. Произошло это, как сообщалось в печати, несмотря на сильное давление, испытанное лидерами Московской патриархии.
Одной из причин противоречий между религией и политикой заключается в том, что у них разные методы регулирования поведения людей, несхожие подходы к оценке их действий. Политика часто руководствуется принципом целесообразности, в то время как религия требует руководствоваться нравственными заповедями, зафиксированными в священных текстах.
Возможность возникновения серьезных противоречий между религией и политикой обусловлена также необходимостью регулирования правового положения религиозных организаций со стороны государства. Эта возможность особенно реальна в таком поликонфессиональном обществе, как Россия.
Религия продолжает оставаться и сегодня одной из важнейших сфер общественной жизни, оказывающей заметное влияние на формирование мировоззренческой ориентации сотен миллионов людей, а через нее на их политическое сознание и политическое поведение. Сказывается влияние религии и на принимаемых государственной властью политических решениях. В силу этого изучение и понимание характера взаимоотношений политики с религией, научный анализ этой сложной проблемы поможет установлению доверия между представителями различных конфессий и разрешению этноконфессиональных конфликтов.

Литература
1. Васильев Л.С. История религий Востока. – М., 1998.

2. Введение в политологию / В.П.Пугачев, А.И.Соловьев. – М., 1998.

3. Ирхин Ю.В. Политология. – М., 1996.

4. Мы верим в себя и в Россию. Манифест “Отечества”. – М., 1999.

5. Нуруллаев А.А. Ислам и политика;Ислам в России // Религии народов современной России: Словарь / М.П.Мчедлов. – М., 1999.

6. Основы политической науки. Учебное пособие. В 2-х ч.Ч.1 / В.П. Пугачев. – М., 1995.

7. Пять самых значительных событий тысячелетия // НГ – Религии. – 1999. – 22 декабря.

8. Смелзер Н. Социология. – М.,1994.

9. 100 ведущих политиков России в 1999 году // НГ – Сценарии. – 2000, 12 января.

10. Философский энциклопедический словарь. Изд. 2-е. – М., 1989.