Надежда Рябцева Переводоведение в России и за рубежом - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Надежда Рябцева Переводоведение в России и за рубежом - страница №2/4

Семантика языка в межъязыковом аспекте

Все языки, как справедливо отмечается в книге, «состоят из дву­сто­рон­них единиц, обладающих звучанием и значением», и «обладают словарным сос­та­вом и грамматическим строем» [Комиссаров 2001, 32]. Эти положения могут быть по­следовательно развиты так, чтобы дать четкое представление будущему пере­вод­чи­ку о том, как устроены языковые средства любого языка и тем самым сам язык, ка­кие между ними существуют отношения (т.е. отношения асимметрии), как они взаимодействуют в речи (т.е. идиоматичность их использования), и как мож­но использовать соответствующие знания в переводе, что позволит при­б­ли­зить теорию перевода к переводческой практике.

Справедливы и выделяемые в книге три типа трудностей, с которыми чаще все­го сталкивается переводчик в своей деятельности: «специфичность семантики язы­ковых единиц», «несовпадение «картин мира», создаваемых языками для от­ра­же­ния внеязыковой реальности», и «различия самой этой реальности», а также ут­вер­ждение о том, что «переводчику приходится постоянно решать, значения каких еди­ниц языка перевода наиболее соот­вет­с­т­ву­ют содержанию оригинала» [Ко­мис­са­ров 2001, 31]. Иными словами, главный вопрос здесь – какие средства языка перевода способны выразить заложенный в тексте оригинала смысл.

При этом самыми главными из названных В.Н.Комиссаровым являются проб­лемы, свя­занные со «специфичностью семантики» языковых единиц и с принятием пе­ре­вод­ческого решения. Причем описание последнего явления представляет собой поч­ти точную формулировку идеи, которая содержится в модели «Смысл–Текст», а опи­сание первого может быть уточнено следующим образом: семантика любого язы­ка, как и все остальные его уровни, в значительной степени лингвоспецифич­на, хо­тя и в ней есть универсальные черты.

Следующим шагом должна быть точная формулировка соответствующих пе­ре­вод­­­ческих проблем и способов их решения. Так, в книге справедливо под­чер­ки­ва­ет­ся, что «каждый язык по-своему членит действительность», «что составляет лин­­г­вистическое препятствие в переводе» [Комиссаров 2001, 31]; например, рус­ским со­бака и пес, лошадь и конь в английском соответствуют dog и horse, «что ста­вит пе­ред переводчиком особые проблемы при выборе варианта перевода». Да­лее эту мысль можно продолжить: как назвать эти «особые» проблемы? Какие спо­со­бы их ре­шения возможны/ предпочтительны? Как их назвать? Ответы на данные вопросы по­зволят представить переводческие проблемы в явном и обобщенном виде, а также по­ка­жут возможность их идентификации и способы их решения по ана­логии.

В качестве одной из важнейших переводческих трудностей в книге ука­зы­ва­ется неоднозначное соответствие между понятием и значением слова (в данном язы­ке): «Если понятие «остров» легко определяется как «часть суши, со всех сто­рон окруженная водой», то для полной характеристики значения русского слова «о­с­тров» это окажется недостаточно. Подобное определение не объяснит воз­мож­ность таких, например, сочетаний, как «зеленые островки в пустыне», «ос­т­ров тишины в городе», «острова сопротивления» и т.п.». При этом «различия в зна­чении слов разных языков… вызывают немалые переводческие трудности» [Ко­мис­­саров 2001, 40]. Отсюда следует, что центральным понятием в описании соот­вет­ствующей переводческой проблемы будет «значение слова», которое соот­но­сит­ся с такими понятиями, как словарь, толкование, многозначность и типы значений: прямое, пе­ре­носное, производное и т.д. Следует еще раз подчеркнуть важность понятия «сло­варь» как важнейшего компонента в устройстве языка при объяснении перевод­чес­ких проблем.

В книге справедливо отмечается, что «Трудности перевода могут воз­ни­кать в связи с тем, что в оригинале называются какие-то явления, отсутствующие» в культуре языка перевода: что такое русское степь? что значит у Пушкина По­ме­щи­ца «брила лбы»?, как выглядят marshes?, и мн. др. [Комиссаров 2001, 31]. Здесь сле­дует подчеркнуть, что в данном случае речь идет о двух разных явлениях: «пе­ре­да­ча реалий» и «восполнение фоновых знаний» (которыми носители языка пе­ре­во­да не обладают). Эти две проблемы получили довольно подробное освещение в сов­ременном переводоведении, следует только отметить, что одной из перспектив их дальнейшего развития является идентификация всех случаев, которые под­па­да­ют под эти две категории переводческих трудностей, их классификация и ти­по­ло­ги­зация, а также обнаружение случаев их совмещения.

В книге совершенно правильно указывается, что «языки обладают мно­же­с­т­вом универсальных свойств» [Комиссаров 2001, 32]. Здесь следует добавить глав­ное из них: «способность выражать любой (дискурсивный) смысл», что и де­ла­ет пе­ревод с одного языка на другой не только возможным, по и вполне ес­тес­т­вен­ным явлением. При этом утверждение о том, что «Одним из примечательных про­яв­­лений универсального характера человеческого языка и мышления является врож­­денная способность любого человека овладевать любым языком» [Ко­мис­са­ров 2001, 32] может быть уточнено и дополнено. Дело в том, что в первую очередь сле­­дует обратить внимание на способность любого человека овладевать своим род­ным языком, и особенно на то, из чего состоит способность носителя языка вла­деть родным языком. Именно на основе этого можно последовательно, не­про­ти­во­ре­­чиво и конструктивно задавать программу обучения иностранному языку и пе­ре­воду, а также объяснять закономерности, лежащие в основе этих процессов.



Межъязыковые соответствия

В книге подчеркивается, что «переводческая практика показывает воз­мож­­­ность коммуникативного приравнивания отрезков разноязычных текстов, не­с­мо­­т­­ря на несовпадение значений составляющих их языковых единиц» [Комисса­ров 2001, 34]. При этом подразумевается «нестандартность» межъязыковых соот­вет­­с­т­вий, трудности в их установлении и определении. Соответственно, для уточ­не­ния и раз­­­вития этой идеи необходимо уточнить или раскрыть понятия «устой­чи­вые межъ­­­языковые соответствия», коммуниктивно равноценные высказывания, «кон­тек­стуальное значение языковой единицы» и др.

В книге очень удачно показано, что для передачи различных отклонений от нор­­мативной речи (диалектизмов, жаргонизмов, речи иностранцев и т.п.) «ис­поль­зу­­ются стандартные приемы их условного изображения» [Комиссаров 2001, 83]. Со­­ответствующие закономерности можно назвать «условные межъязыковые со­­от­­вет­ствия», которые должны стать одним из видов межъязыковых со­от­вет­с­т­вий, пол­ный перечень которых, их системное представление, и составит обя­за­тель­ные про­фессиональные знания в подготовке переводчиков.

В книге подчеркивается, что «В теоретическом плане большой интерес пред­ставляют многочисленные случаи, когда переводчик … расширяет ком­му­ни­ка­тив­ные возможности языка перевода, используя такие стандартные приемы пе­ре­вода, как заимствования, кальки, дословный перевод и т.д.» [Комиссаров 2001, 35]. Здесь можно уточнить, что эти приемы важны не только в теоретическом пла­не, но и в практическом. Особо следует отметить важность дословного/ буквального пе­ре­вода как способа уяснения значения исходного выражения – этапа, необ­хо­ди­мо­го в про­цес­се перевода фрагментов текста, не поддающихся «прямому» (т.е. «словарному», пословному) переводу.

В книге справедливо отмечается, что «Произвольность язы­ко­вого знака пре­допределяет его асимметрию: одна форма может иметь несколько свя­занных меж­ду собой значений» [Комиссаров 2001, 42]. Эту мысль следует про­должить: «а одно значение может быть выражено разными формами/ знаками», и тогда по­лу­чится точная формулировка основной идеи модели «Смысл – Текст». При­чем эта фор­мулировка чрезвычайно важна в межъязыковом отношении: смысл, за­ло­жен­ный в тексте оригинала, может быть выражен (несколькими) разными язы­ко­выми сре­дствами языка перевода, и выбор наиболее адекватного из них и представляет со­бой наиболее творческий момент в переводческой деятельности.

Идиоматичность языка в межъязыковом аспекте

В качестве серьезной переводческой проблемы в книге тонко подмечается раз­личная значимость близких по значению слов в разных языках: «значение слова «ло­шадь» ограничивает значение слова «конь» и наоборот», и поэтому «по­бе­ди­тель въезжает в покоренный город на белом коне, а не на лошади» [Комиссаров 2001, 42]. Эту мысль следует уточнить: значимость (близких по значению слов в раз­­ных языках) более всего проявляется в (раз­лич­ной) сочетаемости соответ­с­т­ву­ю­­щих единиц, точнее, в ограничениях на их со­че­таемость, которая, в свою оче­редь, представляет собой идиоматичность (их упот­ребления) в широком смысле.

Следует подчеркнуть, что именно понятие идиоматичности является одним из цен­­тральных в модели «Смысл – Текст», и должно стать центральным понятием и в описании процесса перевода. В переводоведении оно используется только в уз­ком смысле и потому весьма ограниченно. Так, в книге [Комиссаров 2001] оно упо­т­ребляется не более 10 раз. Причем в одном месте очень кстати: «Если на­ру­ше­ние нор­мы языка <перевода> делает речь неправильной, неграмматичной, то на­ру­­шение узуса делает ее неестественной, неидиоматичной» [Комиссаров 2001, 43]. Здесь, правда, следует отметить, что идиоматичность в широком смысле вклю­ча­ет в себя и грамматическую, и лексико-грамматическую, и лексическую, и фразеологи­че­скую сочетаемость. Соот­вет­с­т­­вен­но, предупреждение, что «соблюдение узуса тре­бует от переводчика особой бди­­тель­ности» (там же), также может быть уточ­не­но: требует знания об особо важ­ном свой­стве языка – требовании идиоматичности выражения заданного смысла в ре­чи, делающей речь (тек­ст перевода) и «правильной», и естественной.

Прагматика языка в межъязыковом аспекте


В книге правомерно отмечается, что «речь имеет социальную основу и об­ла­дает общими закономерностями, что весьма важно для переводоведения» [Ко­мис­саров 2001, 45], и, можно добавить, для практики преподавания перевода. Про­дол­жая данную мысль, добавим, что выявление таких общих закономерностей и обучение их установлению в межъязыковом аспекте позволит переводчику легче пре­о­до­ле­вать многочисленные трудности, которые будут встречаться в его работе. В линг­вис­тике речевые закономерности относятся к прагматике языка. Со­от­вет­с­т­вен­но, по­мимо знаний об устройстве языка, его словаря, грамматики и семантики, пре­по­давателю перевода необходимы знания о прагматике языка – особенностях и за­ко­номерностях его использования в речи.

В прагматическом отношении минимальной единицей речи является выс­ка­зы­ва­ние. В отличие от единиц языка, оно обладает не только формой и значением, но еще и коммуникативным намерением/ смыслом/ целью (иллокутивной силой), ко­то­рое непосредственно связано с коммуникативной ситуацией. При этом одно и то же высказывание в различных коммуникативных ситуациях может выражать раз­лич­ные коммуникативные намерения/ смыслы, и одно и то же коммуникативное на­мерение может быть выражено разными средствами/ способами/ вы­с­ка­зы­ва­ни­я­ми. Так, в книге справедливо отмечается, что фраза «Перт срубил дерево» может вы­ражать и похвалу, и осуждение, и удивление [Комиссаров 2001, 58]. Из этого де­ла­ется заключение, что «конкретно-контекстуальный смысл высказывания яв­ля­ет­ся главным содержанием большинства актов речевого общения», и что «Воз­мож­ность описывать с помощью одного и того же набора языковых единиц мно­же­с­т­во конкретных ситуаций значительно расширяет коммуникативные потенции язы­ка» [Комиссаров 2001, 58].

Здесь можно внести следующее уточнение. Всякое высказывание в речи имеет ком­­муникативный/ ситуативный смысл; возможность выразить один и тот же ком­му­­никативный смысл разными языковыми средствами, а также способность одних и тех же языковых средств выражать разные коммуникативные смыслы/ намерения яв­­ляется важнейшей характеристикой любого естественного языка, проявляющей его универсальность, гибкость и асимметрию. При этом важно, что в каждом языке сло­жились свои, наиболее типичные способы выражения заданного ком­му­ни­ка­тив­но­го смысла, которые можно отнести к области идиоматичности речи. Знание со­от­ветствующих устоявшихся, общепринятых и т.д. средств выражения заданного (ком­муникативного) смысла в языке оригинала и перевода, и их соответствий яв­ля­ется важнейшим условием адекватности перевода. Ср., например, англ. Fragile! и русск. «Осторожно, стекло!».



<< предыдущая страница   следующая страница >>