Мою жену зoвут морис действующие лица: Жорж Одфей - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Мою жену зoвут морис действующие лица: Жорж Одфей - страница №1/3



РАФФИ ШАРТ


(Перевод с французского Владимира СЕРГЕЕВА)

МОЮ ЖЕНУ ЗOВУТ МОРИС



Действующие лица:

Жорж Одфей




Морис Ляппен

Катрин

Роже

Марьон Одфей

Мадам Труабаль

Мсье Труабаль



Действие первое



Занавес открывается. На сцене – богато обставленная гостиная, современная живопись на стенах, современная мебель - диван, два кресла, журнальный столик. За огромным окном видна Эйфелева башня.

Кроме входной двери по обе стороны гостиной есть еще две двери.

Марьон одета весьма элегантно.

Марьон – Жорж, больше так продолжаться не может. Хватит!


Жорж – Совершенно с тобой согласен, Марьон…
Марьон – Ты все время со мной согласен, все эти семь лет. А что ты сделал, чтобы хоть что-то изменить? Ни-че-го!

Жорж – Совершенно с тобой согласен, Марьон… Но ты тоже пойми - у меня сейчас кризис… Нет, не в личном плане, а в смысле недвижимости. Не-дви-жи-мо-сти!
Марьон – Ты мне этот кризис устраиваешь вот уже пятый год!
Жорж – Да, но сейчас совсем другое дело… Мне подвернулся такой лакомый кусочек!… Представляешь - Вильфранш-сюр-Мер!…Настоящий каменный дом!… Югославы мне все отремонтируют… И все за наличные, без всяких налогов… Подмажут- подкрасят… И будет полный шик-блекс-красота!… А потом я его толкну первым же попавшимся идиотам - вроде банка Креди Лионнэ или агентства ГАН… Словом, крупняку… И положу себе в карман пять миллиончиков! Поди плохо!?
Марьон - Да, ну а я-то здесь при чем?
Жорж – Ну, конечно, мы ведь выше этого… Как Береника в своем замке… Невозмутима и недосягаема…… Завоевав Иудею, император Тит увозит Беренику в Рим, обещает жениться на ней. А та рассказывает об этом влюбленному в нее Антиоху, царю Сирии, который был другом Тита…
Марьон – Да погоди ты со своими Берениками, Титами, Антиохами…

Ты на нас посмотри, посмотри как мы живем… Разве это жизнь!? Мы же практически не видимся: только «здравствуй» и «прощай»!... Вот сейчас, например: ты вернулся из поездки, а я иду в галерею. Я так больше не могу, как ты не понимаешь!



Жорж – Ну, подожди еще немножко, радость моя… Мне уже осталось совсем немного… А потом я увезу тебя …в Вандею!
Марьон – Ах, в Вандею!? Ну это просто восхитительно! А, может, даже еще и в Гавр?
Жорж - Ну, если хочешь, можно и в Гавр. Там, кстати, море... Такое голубое… как твои глаза… И ты… лежишь на пляже… голышом…
Марьон – Слушай, Жорж, мы не отдыхали вот уже пять лет. А знаешь, когда мы последний раз занимались любовью?

Жорж – Ну, ведь не пять же лет назад, дорогая, не преувеличивай… Уж ни в коем случае не пять лет назад!

Марьон – Целых пять месяцев!

Жорж – Бог ты мой, как бежит время, когда думаешь только о работе… Неужели в самом деле - целых пять месяцев?

Марьон – Пять!…С хвостиком!

Жорж – Да, но… уж ты меня прости, но… надеюсь, ты не думаешь, что вот… прямо сейчас… разложу тебя на диване… и… Ну уж нет, Марьон… Ты ведь знаешь, я натура романтическая…

Мне нужно настроиться, нужна своего рода прелюдия… Это ведь так важно – такая вот… прелюдия…


Марьон – Твоя прелюдия тянется уже пять месяцев! Не слишком ли долго, милый?
Жорж – Абсолютно согласен, Марьон… Но понимаешь… я так погружен в работу, ну просто – по уши… Она у меня отнимает буквально все силы, и умственные и все остальные… Даже ночью мне снится эта проклятая работа… Прямо ни на минуту меня не отпускает, ни на минуту!

Марьон – Будь ты такой работяга, ты бы не спал каждый день до обеда. Не удивительно - ты ведь возвращаешься под утро. Понятно, что ты очень, ну просто ужасно устаешь.
Жорж – Я, между прочим, работаю и по ночам!
Марьон (достает из его карманов спичечные картонки с рекламой ночных баров): Еще бы! Конечно, ты работаешь! Смотри, что я нашла у тебя в карманах: «Чунга», «Экзотико Бразилия», «Планета Дракула», «Макумба». А вот резиновое изделие «Маникс 007»? Хорошо, хоть пользуешься презервативами!
Жорж – Так они ведь неиспользованные. Видишь, даже не распечатаны. Это же реклама. Их раздают во всех ночных кабаках.
Марьон – Вот-вот, я и говорю, что ты проводишь ночи в кабаках, с полными карманами презервативов…Правильно, конечно - могут пригодиться…
Жорж – Да ладно тебе, брось цепляться. Они в самом деле могут пригодиться – только не мне, а моим клиентам. И поверь, дорогая, мне там совсем не до развлечений… Я бы предпочел проводить ночи с тобой, восхищаться твоими роскошными формами…
Марьон – Ой, Жорж, не смеши. И не строй из себя клоуна! Тебя даже в самый задрипанный цирк не возьмут… Все это мне уже давно не смешно… Надоело… Хватит… Нету больше моих сил…
Жорж – Ах, вот как!… Ну ладно!… Понятно! Раз ты со мной так говоришь, что-то тут не то… Теперь-то ясно, почему мы уже пять месяцев не занимались любовью. Небось, завела себе кого-то?! Боже мой, какая пошлость!… Подумать только – мне наставили рога!…
Марьон – Прекрати, Жорж,… Не могу больше слышать, прекрати…
Жорж – Ну и ну, тихоня! Ну-ка давай, выкладывай все по порядку… Как его звать?... Я знаю этого гада?… Постой, погоди, сейчас я сам вычислю… Это, небось, один из твоих мазилок. Чилиец Рамон?… Или твой этот парикмахер из салона… Как его – Жан-Шарль де Лонжевьяль?… А, может, и тот и другой?…
Марьон – Прекрати, Жорж, что ты несешь!?
Жорж – Конечно, я несу всякую чушь. Все из-за тебя. Не могу я без тебя, радость моя… Скажи, что ты не совершила непоправимого?
Марьон – Пока еще нет.
Жорж – Честное слово?
Марьон – Да.
Жорж – Скажи – «честное слово»!
Марьон (раздраженно) – Честное слово.
Жорж – Ах, Марьон, я готов сделать все что угодно, чтобы мы снова зажили дружно. Помнишь, как много значило в свое время это «мы». Помнишь, как мы любили другу друга под эту песню Эрве Виляра (напевает) «Мы - это иллюзия, убитая смехом, попавшем прямо в сердце». /Ну, сэ тюн иллюзьо-он. Ки мер дэнэкла-а дэнрир

ан плен ке-ор…/
Марьон – Нет, это были не «Мы».
Жорж – То есть, как это – не мы?
Марьон – Нет, это было у тебя не со мной. «Мы» – не со мной… У нас был Шарль Азнавур и его песня «Ты не против»… Ты что - не помнишь?
Жорж – Ах, да, конечно… «Ты не против»… Пластинка твоих родителей…Мы слушали ее в одном из их замков…
Марьон – Нет, это было в их шале в Гштаадте. В том самом, который ты спалил дотла.

Жорж – Я там был совсем не при чем. Просто хотел тогда приготовить мясо по-мароккански… А тяги в камине не было, ну и…малость полыхнуло.
Марьон – Эта «малость» обошлась папе в семь миллионов долларов!… А помнишь тот дом, что ты продал Майку Тайзону, и который ушел под землю?….
Жорж – Ну я же не мог предвидеть, что случится оползень.
Марьон – Ничего себе! Такого они не видели в Калифорнии тридцать лет. Многие даже подумали, что это сдвинулась впадина Сан Андреас.
Жорж – Так ведь ты-то понимаешь, что я не мог предъявлять претензии Майку Тайзону… Этот парень такой нервный, шуток не любит, а мне мои уши пока еще нужны.

Конечно, что верно, то верно – в последнее время у меня не все получалось как надо.



Ты же не будешь из всего этого раздувать… ну,… этого… как его…
Марьон (с выражением) – Слона, да?
Жорж – Вот именно – слона… А что ты хочешь? У меня же нет богатых родителей. Ты-то никогда не считала деньги.. Опять же у тебя есть собственная галерея, вокруг тебя крутятся всякие художники, скульпторы, «таггеры», «рапперы»… И ты счастлива, когда продаешь картину… Потому что ты-то продаешь воздух… но ты его продаешь.
Марьон – Между прочим, этот воздух тебя кормит!
Жорж – Ого, Марьон! Вот этого-то я больше не потерплю!… Этого унижения… Постоянного оскорбления… Не могу больше жить под твоей опекой… У меня есть своя гордость… Как подумаю, что за пять лет я не продал ни одной даже маленькой квартирки,… даже места в паркинге… Ничего! Даже этого!… Понятно, как я выгляжу в твоих глазах… Жалкий неудачник… Ну ни в чем мне не везет!
Марьон – Жорж, ради бога, не уводи разговор в сторону…
Жорж – Я ничего никуда не увожу. Разговор как раз об этом. Ты упрекаешь меня, что меня не бывает рядом с тобой… Ладно…Допустим, что это так… Но ведь все это для того, чтобы потом быть рядом… чтобы вместе стало нам лучше… Понимаешь, о чем я говорю?
Марьон – Жорж, ты всегда все усложняешь. Напускаешь такого туману… И все обещаешь - потом, потом… Я уже тебе не верю, не доверяю…
Жорж – Ну, ты не права!
Марьон – В чем же это я не права? Докажи!
Жорж – И докажу… Еще как!…
Марьон – Давай-давай, я тебя слушаю…
Жорж – Так вот, слушай… Слушай внимательно, что я тебе скажу, Марьон! Слушай! (раздается телефонный звонок, Жорж спешит снять трубку) Извини, я жду важный звонок… Из Виль-Франш-сюр-Мер (В трубку) Алло! (Смущенно) А-а… Да- да…. Извините, мсье, вы ошиблись… (кладет трубку). Какой-то мужчина…
Марьон – В двенадцать часов мсье и мадам Труабаль приезжают из Орлеана, они будут смотреть квартиру. Так что тебе нужно быть дома!
Жорж обнимает Марьон
Жорж – Я продам эту твою квартиру… Ведь перед тобой специалист высшего класса… А потом на эти деньги… мы…
Марьон (перебивает) – …вернем долг моему отцу.
Жорж – Абсолютно с тобой согласен, Марьон, я ведь очень люблю твоего отца… Он всегда меня поддерживал в моих делах….
Марьон – Не самым удачным образом!
Жорж – Дела есть дела. Сегодня что-то выгадал, завтра прогадал…
Марьон – С тобой он только прогадывал!
Жорж – Ну что ты, Марьон, не преувеличивай… Он все-таки что-то и получал…
Марьон ( с иронией) – Да!?… И что же?
Жорж – Мне неловко тебе об этом говорить.
Марьон – Да чего уж там, давай, выкладывай – что это папочка получил?
Жорж – Так вот - он получил мое уважение! А это немало… Ах, Марьон!…Я чувствую, что впереди нас ждут новые горизонты... Скажи, что ты меня любишь…
Марьон – Уж и не знаю… (Снова раздается телефонный звонок. Жорж не отвечает. Обнимает Марьон)… Возьми трубку? Может, это из Вильфранша звонят?
Жорж – Смотри, Марьон, я тебе докажу, что я изменился. ( Снимает трубку и кладет ее на стол). Видишь? Путь подождут… Сейчас для меня существуешь только ты - моя богиня!…
Марьон – Это звонит женщина?
Жорж – Да ты что!? Отнюдь! С чего ты взяла!?
Марьон (резко) – Жорж, не ври. Я же вижу, что ты врешь!
Жорж – Вот оно что! Ты, наверно, думаешь, что это… Ну что?! Теперь до гроба меня будешь упрекать за то, что один раз изменил тебе. ОДИН РАЗ – со своей секретаршей. Да к тому же в тот вечер я был пьяный в стельку, и она меня просто изнасиловала. Это было самое настоящее сексуальное домогательство! Да и когда это было!?… Ведь существует срок давности…
Марьон – Не для меня!
Жорж – Так я же никогда тебе не изменяю, богиня, моя,.. всегда твой, Марьон, и только твой!…
Марьон – Опять врешь… Все время врешь.
Жорж – Если ты меня бросишь, что со мной будет!? Ведь я без тебя – ничто , полный ноль, пария... Пария, который ищет себя как личность, а что такое личность… личность – это… это…
Марьон (перебивает его) – Стоп, Жорж, заткнись! Со мной все очень просто – ты знаешь, что я хочу ребенка и чтобы отец ребенка был при мне...

Сейчас я еду в галерею, нужно подготовиться к вернисажу. У тебя целый день впереди, так что – думай! Я вернусь переодеться для вернисажа, и тогда ты дашь мне ответ.

Либо «да» - и ты остаешься, либо «нет» - и мой адвокат займется разводом!
Жорж ( заискивающе) – Да я ведь с тобой согласен, Марьон.
Марьон – И не забудь про двенадцать часов.
Жорж – Я не буду ждать с ответом до двенадцати. Отвечаю сейчас - да, я остаюсь.
Марьон – В двенадцать из Орлеана приедут мсье и мадам Труабаль смотреть квартиру.
Жорж – Да, но это в двенадцать. А сейчас мой ответ – да, я остаюсь.
Марьон – Ну, раз ты остаешься, то для начала собери своих оловянных солдатиков в коробки из-под обуви. Уже сколько дней я перешагиваю через эту битву при Ватерлоо в твоем кабинете. А в среду во время уборки Люсетта поскользнулась на Велакрузском дилижансе, который ты гоняешь между фортом Аламо и туалетом. При этом головой она угодила в Версаль. В результате до сих пор не нашли ни Луи ХIY, ни Кольбера. А адмирала Нельсона можешь не искать – он разбит вдребезги и выброшен на помойку.

(Марьон выходит)
Жорж – А я тебе скажу, что если кого мне не жалко, так именно этого круглого идиота - адмирала Нельсона.

(Жорж кладет на место телефонную трубку. Тут же раздается звонок. Он снимает трубку. Говорит в трубку)

Тихо-тихо- тихо!… Ты что, с ума сошла – звонишь домой?! А если бы подошла жена?... Нет-нет, погоди,… да погоди же… Успокойся, моя богиня… Да нет же, я ей все скажу… Нужен подходящий момент… Погоди, Катрин, подожди…Ты что – в своем уме!?… Да ты соображаешь, что говоришь!?… Нет-нет, ты сюда не приходи… Ах вот как - ты шпионишь за мной с Эйфелевой башни!? Нет, моей жене ты ничего говорить не будешь… Да нет, я за себя не боюсь… Но ты не знаешь мою жену. Если ты ей вдруг выложишь, что ты два года моя любовница , она просто выцарапает тебе глаза!… Марьон такая вспыльчивая!… Она просто больная…Вот почему я ее никому не показываю… Успокойся, богиня, я с ней поговорю… Не знаю… может быть, завтра… или сегодня вечером…

Да ты что, Катрин,… Брось,… это просто смешно, да ее и нет, она вышла… Ты же не будешь ее ждать… ну уж нет, это ни в какие ворота… Да ничего я не боюсь… Это я о тебе забочусь… Да нет же… я тебя люблю, богиня моя… Погоди, Катрин!… Катрин?…(Кладет трубку. Вдруг раздается звонок в дверь. Жорж в полной панике). Уже?! …(Опять настойчивый звонок в дверь)

Иду!… Иду!


Открывает дверь и сталкивается с человеком, весь вид которого излучает простоту и наивность. Это Морис. Все в нем немодно: от плаща до костюма и носок.
МорисМсье Одфей?
ЖоржЧто вам угодно?

Морис – Простите, что вас беспокою, но я внизу видел вашу супругу и она мне сказала, чтобы насчет сбора одежды я договорился с вами.
Жорж – Одежды? Какой одежды?
Морис достает из перекинутой через плечо сумки визитную карточку и показывает ее Жоржу.

Морис Морис Ляппен… ЛЯППЕН, с двумя пэ. (Показывает два пальца, шевелит ими. Улыбается. Его шутка не нравится Жоржу. Морис опускает руку) Член общества «Братская помощь». Ассоциация создана на основании закона 1901 года об общественно полезных объединениях и официально зарегистрирована 27 сентября 1997 г. Вы не видели наше объявление внизу в холле? (Морис входит в квартиру).
Жорж – Куда это вы!?
Морис – Раз в год мы извещаем жильцов о том, что проводим сбор одежды и всего прочего – в зависимости от вашей доброты и благородства.
Жорж – Послушайте, мсье, не могли бы вы прийти завтра?
Морис – Нет-нет, это невозможно… Я вам сейчас объясню… В вашем квартале мы бываем только раз в году. Завтра мы будем уже в другом квартале, послезавтра – в другом, за-послезавтра – еще в другом, после-послезавтра – еще в другом, а после-после-после- завтра…
Жорж ( перебивает) - …совсем в другом. Ладно-ладно, я понял, но у меня нет времени.
Морис – Ничего страшного, я посижу и подожду…
Жорж подходит к окну, выглядывает. В это время Морис располагается на диване. Жорж закрывает входную дверь.
Жорж – Слава богу, этот зануда слинял!
Морис – Я вам все объясню… Когда я увидел внизу вашу супругу…
Жорж – Послушайте, вы очень не вовремя…

Морис – Мне кажется, вы чем-то взволнованы… или я ошибаюсь?
Жорж – Да, я очень взволнован!
Морис – Если хотите, я могу вам помочь.
Жорж – Вы очень любезны, но я обойдусь.
Морис – Я же вижу, у вас что-то случилось… Расскажите мне, не стесняйтесь… Дело в том, что Морис – это «Братская помощь»!
Жорж – Морис? Какой еще Морис?
Морис –– Морис - это я …Утром я работаю на почте. Остальное время – добровольный член «Братской помощи»… Добровольцы – это мужчины и женщины, которые кладут свои знания и свободное время на алтарь помощи другим с тем, чтобы понять их и спасти. Наш девиз – «Ваша проблема – наша проблема»!
Жорж – Послушайте, мсье Морис,…
Морис – Нет, моя фамилия Ляппен, с двумя пэ. (Морис вновь делает жест двумя пальцами) Морис Ляппен… Вы можете называть меня просто Морис…

Я сейчас вам объясню…



Жорж (перебивает) : Нет уж, это я вам объясню… Именно сейчас я жду очень важного человека…
Морис: …И не хотите, чтобы в это время я был здесь… Но почему же?… В этом весь вопрос!… Почему?

(Жорж с удивлением смотрит, как Морис вышагивает по комнате)
Жорж (смирившись): Ну, ладно, хорошо… Все понятно (достает из кармана купюру в сто франков) Вы принимаете пожертвования наличными?
Морис: Наличными, чеками, переводами…
Жорж: О’кей, примите это и мою благодарность за все!

(Морис кладет деньги в карман и достает бланки квитанций, карандаш)

Что вы делаете?


Морис: Пишу расписку.
Жорж: Расписку? Мне не нужно никакой расписки…
Морис: Это моя обязанность… Я вам сейчас объясню… Теперь вы нашим донор… Я обязан вас зарегистрировать и дать расписку, поскольку эти пожертвования не облагаются налогом. Итак, добро пожаловать в нашу большую семью солидарности. Спасибо! (Жмет руку Жоржу)
Жорж: Вам спасибо… А выход - вон там!
Морис: Братство – лозунг нашей «Братской помощи»! «Братская помощь»… - это добровольцы, у которых большие уши… Чтобы слышать призывы о помощи!

Жорж: Замечательно!… До-сви-да-…
Морис (перебивает): «Братская помощь» - это 24 часа в сутки на службе страждущих и обездоленных… В 1989 году рухнула Берлинская стена… Мы же должны разрушить стену людского равнодушия… Пока что масштабы нашей деятельности невелики, но «Братская помощь» охватывает все новые регионы страны. Ее пополняют новые добровольцы и пожертвования с тем, чтобы облегчить людские страдания…
Жорж: Просто потрясающе!… Фантастика!… Ну, всего вам до-…
Морис (перебивает): Еще вчера вы были не с нами в этой борьбе с человеческими страданиями. Сегодня же – просим в наши ряды борцов со злом. «Будьте везде, особенно там, где вас ждут меньше всего» - так говорил наш отец-основатель доктор Жослен Мартен Дюкен. Это великий человек! Коренной бретанец, крепкий орешек, кремень… Без всяких там «сю-сю»… Он всегда говорил – «Проблема была ваша – стала наша».
Жорж: Как здорово!… Как глубоко!… Ну что же, был счастлив познако-…
Морис: …Да что вы?!… Мы ведь еще и не успели познакомиться!
Жорж: Хорошо-хорошо, отложим это до следующего раза.
Морис: А почему бы не познакомиться сейчас?
Жорж: Потому что сейчас я жду одного очень важного человека… И вам здесь при этом быть совершено не обязательно! Ясно!?
Морис: Этот человек – женщина?
Жорж (смущенно): Да… женщина…
Морис: Вон оно что!… Это женщина!
Жорж: Да-да, женщина… Женщина, а не… почтальон…
Морис: Так-так-так-так-так… Стало быть - женщина…
Жорж: Ну, ладно-ладно. Орать-то зачем?!
Морис: Итак, это женщина.
Жорж: Да, женщина, женщина… Ну и что из этого?… Что тут такого особенного?
Морис (игриво): Вот оно что! … Ага!… Понятненько! (Жорж удивлен реакцией Мориса)… Ваша жена уходит, а другая женщина приходит … так-так-так… ясненько… понятненько…

А ведь это не-хо-ро-шо по отношению к вашей жене… С вашего позволения, мсье Одфей, должен сказать, что вас ждут большие неприятности… Впрочем, можно сказать, что вам очень повезло... Ведь вы познакомились с «Братской помощью»… А наш девиз – «Проблема была вашей - стала нашей!»


Жорж: Послушайте, что я вам скажу : мои проблемы – это мои проблемы… И пусть они остаются при мне… И никому я не позволю в них соваться, а уж тем более - «Братской помощи»! Зарубите себе это на носу, мсье Морис!
Морис: Нет, не мсье Морис, а мсье Лаппен – с двумя пэ. (делает жест сдвоенными пальцами)
Жорж: Да-да, знаю, два пэ, как два уха у кролика!
Морис: Ну, ладно… не буду вам больше мешать…
Жорж: Вот именно!
Морис: А где пакет, который мне приготовила ваша жена?
Жорж: Какой еще пакет?
Морис: С ненужной одеждой.
Жорж: Ну, не знаю, куда она его сунула.
Морис: Если хотите, я могу поискать.
Жорж: Да я же вам говорю, что не знаю, куда она его дела.
Морис: А давайте искать вместе.
Жорж: Отстаньте вы от меня!…
Морис: Ну, пожалуйста, это ведь нужно страждущим и обездоленным!.
Жорж: Ну не знаю я, куда она сунула этот пакет!
Морис: Ради Бога, мсье Одфей, проявите каплю доброты… Пожалуйста!…
Жорж: Ну, ладно,… успокоимся… сейчас я пойду и поищу этот… па-… пакет…

(Жорж исчезает в соседней комнате, Морис рассматривает фотографии в рамках на журнальном столике)
Морис (удивленно): Не может быть… Неужели?… Это же Бельмондо!… Вы с ним знакомы!?
Жорж (за сценой): Некоторым образом.
Морис: Ах, этот великолепный Бельмондо! Я его обожаю. В детстве я мечтал стать актером… Таким, как Бельмондо… Переодеваться как Бельмондо… Помните, в «Неисправимом» он переоделся в женщину? Выглядел забавно, но ведь убедительно, верно?… Какой талант!…

Жорж возвращается в гостиную. В руках у него старый вязаный жилет, который он бросает Морису. Морис встает)

Жорж (отрывисто и лаконично): Пакета, что приготовила жена, я не нашел, но вот вам жилет… Ламбсвул – 100 процентов шерсти. Пойдет вашим страждущим?
Морис: Ламбсвул… Не слишком-то новый… Да еще в дырках…
Жорж: Ни-че-го себе!… Ладно, это начинает действовать мне на нервы! Давайте жилет назад и убирайтесь!

(Жорж хватает жилет и тянет на себя, Морис не отпускает. Жилет растягивается и неожиданно рвется. У каждого в руках остается по куску тряпки)
Морис: Я его зашью… ничего страшного, я зашью… Интересно, кому он может подойти… В таком виде… Как вы думаете?
Жорж: Да плевать мне на это!… С высокой колокольни!
Морис: Ну почему же?
Жорж: Вы что, не понимаете, что у меня совсем другие проблемы?
Морис: Стало быть, я не ошибся, когда говорил, что вас что-то гложет.
Жорж: Вот именно - гложет… И очень даже гложет. Потому что вы не представляете себе, что… что женщина, которая придет с минуты на минуту, собирается все рассказать моей жене!
Морис: Вашей жене? Но ведь ваша жена ушла!
Жорж: Вы не знаете мою любовницу, она способна сидеть ЗДЕСЬ и ждать пока та не придет! Эта идиотка решила разрушить мою семью!.. Надо что-то делать… ей нужно как-то помешать!

Морис: Давайте я с ней поговорю.
Жорж: О чем?
Морис: Так ведь Морис – это «Братская помощь»! Морис всегда найдет нужные слова, чтобы уладить конфликты…
Жорж: Только не с Катрин! Вы ее не знаете… Она хочет мне отомстить… Потому что за два года я ей столько всякого наобещал… Что разведусь… Что наделаю ей детей… Что все вместе с детьми мы сядем в шикарный лендровер и уедем в Йемен… И почему я никак не могу с ними порвать!?… Ну, почему, черт побери!?…
Морис: Потому что вы не хотите их огорчать!
Жорж: Да…вот именно. Не хочу их огорчать.
Морис: Вы хотите их уберечь от стрессов.
Жорж: Конечно, хочу… Всех!… Впрочем, их только две!
Морис: Как говорится - в каждом порту по женщине.
Жорж: Вот уж нет! Я вам не какой-то там Дон Жуан!
Морис: Может, и не Дон Жуан, но все же…
Жорж: Нет-нет, я человек честный… Просто… не могу им отказать… В общем-то, я слабак…
Морис: Одним словом трус и лицемер!
Жорж: Ну что же мне делать?!… Что делать!?…
Морис: Давайте я поговорю с вашей любовницей… Простите, как вас звать?
Жорж: Жорж…
Морис: Знаете, Жорж, в нашей «Братской помощи» я перевидал столько подобных случаев… И всегда чтобы переговорить с женщинами просят именно Мориса. Знаете – почему? Потому что я женщин понимаю как… женщина.
Жорж: Но вы ведь не женщина!
Морис: Конечно же, нет. Но все-таки моя женская компонента очень развита. Сейчас объясню: в детстве, когда я ходил в школу, то всегда старался быть вместе с девочками, мы вместе болтали, вязали, играли в куклы… я им во всем помогал… Ну, там… первые менструации… первые флирты… Морис всегда был рядом с ними, всегда помогал и утешал.
Жорж: Да, но при чем здесь Катрин?…
Морис: А вот и при том! Объясняю – я буду с ней говорить как женщина с женщиной.

Жорж: Но, Морис, вы ведь все-таки не женщина.
Морис: Нет, но женщины всегда относились ко мне как к подружке… Вы только не подумайте что если у меня так сильно развита женская компонента, то я уж совсем превратился в женщину! Объясняю и показываю! Смотрите, вот я иду, то есть сейчас я пойду... Итак… я иду. (Морис идет преувеличенно мужской походкой, широко развернув плечи, что выглядит смешно). Ну как?… Ага… это дверь, а за ней – комната, а за ней…
Жорж (перебивает): Стоп-стоп-стоп… Раз-во-рот!
Морис: Я закрываю дверь. Логично – я ведь не у себя дома и я ухожу... Морис далеко не женственен…
Жорж: Да-да, конечно…
Морис: И тем не менее, внутри у меня все время сидит что-то женское.
Жорж: Допустим, но я не пойму, к чему вы все это?
Морис: Объясняю и показываю – часть вторая! Вот я подхожу к вам… небрежной такой походкой… как бы между прочим… Посмотрите вон туда – это Эйфелева башня… И я… тихонько эдак кладу вам руки на плечи… нежно так, ласково… При этом Морис далеко не женственен…
Жорж: Да, очень далеко, но все-таки пусть на этом Морис и остановится!
Морис: Ну почему же?
Жорж: Мне сдается, ваша женская компонента сейчас явно берет верх над мужской.
Морис: Ни в коем случае!.. Я остаюсь мужчиной в полном соку и до мозга костей!… «Humani nil a me alienum puto».
Жорж: Ага, понятно - «Ума – ни-ни, и все напутал».
Морис: Да нет же… по-латыни «Humani nil a me alienum puto» значит: «Ничто человеческое мне не чуждо». Чтобы поговорить с вашей любовницей я должен опираться на свою женскую компоненту. Женщина женщину лучше поймет. Вы меня понимаете, Жорж?
Жорж: Да, да, это-то я понимаю.
Морис: В каждом мужчине есть женская компонента и это не имеет ничего общего с ношением платья, чулок и туфель на высоком каблуке.
Жорж (его осенило) : Во-во! Именно! Вы совершенно правы! Платье, чулки и каблуки… Вот именно! Платье, чулки и каблуки…
Морис (с беспокойством): Что такое, мсье Одфей?
Жорж: Морис, вы мне подбросили гениальную идею! Да здравствует «Братская помощь», ура! Итак, вы действительно хотите мне помочь? Ведь хотите, да??
Морис: Да, да, да.
Жорж: Тогда вот что: вы станете моей женой!
Морис: То есть, как это?!
Жорж: Будете моей женой, вот так. Все очень просто.
Морис: Да вы что, издеваетесь!?
Жорж: Морис, ну вы же мне только что говорили, что мечтали стать актером. Говорили про Бельмондо в «Неисправимом», про то, как он переодевался. Сами же говорили!
Морис: Да, но… мсье Одфей, я ведь не актер.
Жорж: Вот сейчас-то и будете актером. Я же чувствую в глубине вашей натуры эту актерскую жилку. Минуту назад вы прошли здесь такой кошачьей походкой, так по-женски гладили мое плечо… В этот момент вы были женщиной, вы были не хуже самых великих актеров – Лоуренса Оливье или Ива Монтана. Мы присутствуем при рождении нового великого актера – Мориса Леппена, с двумя пэ.
Морис: Гм-гм… вот что…пойду-ка я, пожалуй домой, мсье Одфей.
Жорж: Ни в коем случае, вы что! На вас смотрит «Братская помощь»!

Жорж отнимает у Мориса сумку и бросает ее в угол.
Морис: Ой, моя сумка! Простите, мсье Одфей, но я тут ровным счетом ничего не понимаю : какое-то переодевание…Лоуренс Оливье… Ив Монтан…
Жорж: Объясняю популярно. Сюда с минуты на минуту ворвется моя любовница. А вы будете изображать мою супругу – в платье, чулках, на каблуках… Катрин вам выложит все - что я ее любовник и что вам изменяю. А вы ей тут же врежете, что, мол, все ты врешь, негодяйка, паршивка, дрянь и сволочь. Вы на нее налетите фурией, выпустите когти и вытолкаете взашей!

Морис: Да разве ж я смогу?… Она ведь сразу поймет, что я не ваша жена.
Жорж: Так она ж мою жену никогда и не видела. Даже на самой малюсенькой фотокарточке. Моя жена для нее – призрак, химера…
Морис: Не-е… не получится у меня, мсье Одфей. Ни за что не получится! Ну невозможно!
Жорж (перебивает): Морис, дорога каждая минута! Идите в комнату жены. Там найдете все, что нужно: парик, платье, чулки, пояс, белье… Впрочем, белье не нужно… Будете играть точно и лаконично – этакую бой-бабу, хозяйку дома. Вы неплохо выглядите как мужчина, а в роли женщины у вас получится просто прекрасно!
Морис: А как же мои волосы?
Жорж: Какие волосы?
Морис: Ну, на лице - моя борода…
Жорж: Вы ее сбреете
Морис: А на ногах, на груди, на животе… Я же страшно волосатый и она все это увидит!?
Жорж: А вы все сбреете. Ну, вперед - бриться-бриться!… Нечего жалеть вашу волосатость. Лоуренс Оливье, - вперед!
Морис: Нет-нет…. Волосы на теле я брить не буду ни в коем случае! Это мое… интимное… Моя мамочка их просто обожает.
Жорж: Ну ладно, тогда их спрячем. Закамуфлируем. А если пару волосков и будут откуда-то выглядывать, то это не страшно. Может, у вас такая повышенная волосатость! Бывают ведь усатые женщины и даже с бородой…
Морис: Ой, ничего у меня не получится…
Жорж: Так вы же сами же мне предлагали помочь, сто раз долбили про «Братскую помощь». Вы же сказали: «Проблемы были ваши – станут наши». Говорили или я все придумал! Так или нет?

Морис: Так-то оно так. Да ведь проблема у вас особая.
Жорж: Особых проблем не бывает. Все проблемы похожи, пока они не решены. Ну, умоляю, Морис, не бросайте меня в беде! Сама судьба мне вас послала! Моя жизнь в ваших руках!
Морис: Я не уверен, что такого рода проблема входит в рамки нашей компетенции.
Жорж (перебивает): Входит, входит, а если не входит, то мы ее туда затолкаем!
Морис: Но ведь ваша любовница сразу поймет, что я переодетый в женщину мужчина!
Жорж: Положите побольше косметики, пудры и так далее т она ничего не заметит. Вы будете просто куколка, такая бородатенькая Барби! К тому же вы сможете проявить вашу женскую компоненту... Боже мой, Морис, вы же мой спаситель! Да и делов-то тут - на пять минут! Вы переодеваетесь, я вас знакомлю, вы изображаете Терминатора-Робокопа и ее тут же сдувает, как и не было!
Морис: Да не уверен я, что смогу все это сделать за пять минут!

Жорж: Пять, десять, пятнадцать… Не будем мелочиться… Этой идиотке нужно дать по мозгам как следует! Напугать на всю оставшуюся жизнь! Это же просто. Изобразите ярость, изобразите мегеру! Моя жена должна выглядеть мегерой.

Морис: Мегерой?

Жорж: Ну да… Покажите мне, как вы выглядите, когда вас сильно разозлят. (Морис делает идиотскую гримасу) А пострашнее можете? Во-во… Вы разъярены… Вы serial killer…Он не знает, что такое serial killer. Мсье учил латынь, а вот в английском – « the first language of the world» - ни бум-бум! Ну, хорошо, представьте себе, что вы Бостонский Душегуб.

Морис: Про Бостонского Душегуба знаю.

Жорж: Ну так сыграйте его! Во-во… а она еще трепыхается в ваших руках! А теперь сыграйте Ландрю.

Морис: Того, что сжигал людей в в топке?
Морис изображает кочегара, бросающего уголь в топку.
Жорж: Поддай, Морис, жару, поддай! Еще! Стрелка показывает восемь атмосфер!
Морис: Даже десять!
Жорж: Моя жена должна выглядеть страшной и злой!… Как Гремлины. Вы знаете, кто такие Гремлины?
Морис: А как же! Гизмо-кака- кака…
Жорж: Больше силы, больше злости! Вы – динозавр! Вы в Юрасик Парке! Ти-Рекс! Ну-ка, покажите нам пасть огромного динозавра!? Динозавр рассвирепел, все сокрушает на своем пути, жрет все подряд – мужчин, женщин, машины, дома… Он жрет все, что внутри домов, даже унитазы!
Морис: Что, динозавр жрет и унитазы?
Жорж: Да, и их тоже.
Морис: Ну уж нет, унитазы я жрать не буду!
Жорж: Тогда изобразите насильника мух.
Морис: Вот это подходит!
Жорж: сначала нужно муху поймать.
Морис: Это непросто! Стоп, замрите! Она у вас на плече… Оп! Поймал!
Жорж: Теперь ее нужно изнасиловать… Что это вы делаете?
Морис: Ей нужно оборвать крылышки - чтоб не убежала.
Жорж: Вы должны опуститься на самое дно ада, в самую бездну зла… Вот вы уже там… Это как у Данте - круги ада… Вы дьявол!... Отвратительное, мерзкое… скользкое чудовище!… Во-во… Вся морда в слюнях… Они так и текут! (Морис корчит гримасы) Я говорю – побольше слюней (Не доволен) Ну, ладно, хватит, с мимикой у вас не ахти как…
Морис продолжает корчить гримасы
Морис: А вот так – слюняво?
Жорж: Боже мой, хватит!.. Меа Culpa… Так дело не пойдет… Зайдем с другой стороны. Вы должны загнать эту роль внутрь. Вы – Дракула… вампир… Помните вот это : ( с сильным румынским акцентом) «Beware! Beware!(Би-вар! Би-вар!) Я-а-а… кня-а-зь…Тьмы!» (нелепый смех) Вы видите – и смех может быть ужасен – «Дрожи-и-и!»…
Морис: Мне страшно.
Жорж: «Beware!» (Би-вар!)
Морис: Ух-ты! Здорово у вас получается! Прямо как на самом деле!
Жорж: Не отвлекайтесь, соберитесь! У вас же уже получалось!… О! Ч-черт! (Морис опять корчит нелепую рожу) Да вы просто Квазимодо!… Что вы мне тут клоуна корчите!?
Морис (с румынским акцентом): «Beware!» (Би-вар!) , Ну, муха, держись !
Жорж: Построже… Построже… Помните, чтобы сыграть мою жену, нужен шекспировский размах, что-то между леди Макбет и Круэллой Девилл.
Морис: Какой еще Круэллой Девилл?

Жорж: Ну той злюкой из «101 долматинцев».
Морис: А! Ну да, конечно… 101 долматинец (Глупо хмыкает) Мы их играли в «Братской помощи». Я был номер 97… Гав-гав-гав… Я играл сучку… Потому как во мне есть эта женская компонента… Гав-гав-гав… Ми-яя-у… Ми-яя-уу… Ах, нет, это из Кошек-аристократок. Мы их тоже играли в «Братской помощи»…
Жорж: Ладно, Шекспир, Уолт Дисней, хватит, … Соберитесь, Морис, соберитесь… Со-бра-нность! Запомнили? Со-бра-нность!… Бель-мон-до!.. (Неожиданно раздается звонок в дверь. Испуганно вскрикивает) Это Катрин!
Морис: Ах, боже мой, у меня ничего не получится!
Жорж: Быстро-быстро в комнату жены и переодеться! Это Катрин, моя любовница…

(Идет в сторону комнаты Марьон, Морис же направляется к выходу. Жорж оборачивается, хватает Мориса и тянет к комнате жены) Морис, Морис, вам сюда. Это комната моей жены. Быстро! Ну, вперед!
Морис ( весь в волнении): Да у меня ничего не получится, я не смогу!
Жорж: Сможете, не волнуйтесь… Сможете… Запомните – Со-бра-нность!

Звонок в дверь все настойчивее.
Морис: Бог ты мой, что делать!? Я ведь я не смогу! Ничего у меня не получится! Какой кошмар!

Жорж достает из кармана денежные купюры и сует их Морису.
Жорж: А если так – получится? Это для ваших несчастных и обездоленных. Ну, пожалуйста, подумайте о них! А теперь, давайте побыстрее!… (Морис что-то пишет в своем блокноте) Что это вы там пишете!
Морис: Это расписка…
Жорж: Да на кой мне ваша расписка! Нет ни минуты!… Вам же нужно переодеться… (Жорж заталкивает Мориса в комнату жены, закрывает за ним дверь. Входной звонок все настойчивее) Иду-иду!..

Жорж уже почти готов открыть дверь, когда его окликает Морис.
Морис: Мсье Одфей!
Жорж: Ну что еще?
Морис: А как мне быть с обувью?
Жорж: Какой обувью?
Морис: Какой размер обуви носит ваша жена?
Жорж: Тот же, что и ваш!
Морис: А бритва?
Жорж: В ванной… Морис!…
Морис: Да?…
Жорж: Я на вас очень надеюсь, Морис!
Морис: Да, конечно,… Только… я сам… не очень-то верю во все это…

Понимаете, дело в том, что…


Жорж: Нету, нет времени… Морис, главное – собраться!
Морис: Да-да! Я - Бельмондо!

Делает знак, что все понял. Жорж на миг замер в неуверенности. Снова раздается звонок в дверь.
Жорж (говорит сам с собой): Ну, не знаю… А в общем, Жорж, ты это правильно придумал. Все будет хорошо, все должно быть хорошо. (Смеется, чтобы подбодрить себя)
Катрин (за сценой): Жорж! Открой немедленно! Я знаю, что ты здесь! Жо-орж!
Жорж: Хорошо-хорошо… Сейчас открою.

Открывает дверь. Врывается разъяренная Катрин.
Катрин: Где она!?
Жорж: Катрин…

Катрин: Где твоя жена?
Жорж: Катрин, успокойся.
Катрин: Я соврешенно спокойна. Где твоя жена?
Жорж: Она вышла.
Катрин: Врешь.
Жорж: Да говорю тебе - вышла…
Катрин открывает дверь в одну из комнат. Не найдя там никого, направляется к комнате, где находится Морис. Жорж преграждает ей дорогу.
Катрин: Мада-ам Одфе-е-й!… Вы здесь?
Жорж: Катрин, остановись, прекрати!
Катрин: Мадам Одфей! Это я, Катрин, любовница вашего мужа!
Жорж: Да ты что, спятила!? Ты с ума сошла – орешь на весь дом!
Катрин: А мне плевать! Пусти меня! Я хочу сказать твоей жене, что ее муж – последнее дерьмо!
Жорж: Катрин, как ты смеешь со мной так разговаривать!
Катрин: Я вообще не хочу с тобой разговаривать! Я хочу говорить с твоей женой! Ну и дура же я была все эти два года!… Верила, что ты разведешься с ней ради меня!…
Жорж: Я и собираюсь развестись. Слушай, давай выйдем отсюда и обо всем спокойно поговорим в нашей квартирке.
Катрин: Ага, ищи дуру! Больше я туда ни ногой, в твою поганую квартирку!
Жорж: Да в чем же дело?
Катрин: Все кончено, хватит! Осточертело мне ждать тебя часами и слушать, как ты мне поешь: «Дорогая, я тебя люблю… Благодарю Господа за тот день, когда мы встретились с тобой…»
Жорж: Так я так и думаю.
Катрин: А как же! Да лучше бы в тот день я ногу себе сломала, чем встретила тебя!
Жорж: Ну-ну, только не ногу! У тебя такие ножки!
Катрин: Одно тебе было нужно – со мной переспать и все! Только это!
Жорж: Да нет, дорогая, не только…
Катрин: И прекрати меня называть «дорогая»! Ты столько раз мне врал! Столько обманывал! Ты всю жизнь мою сломал!

Мадам Одфей!!!


Жорж: Катрин, прекрати, не сходи с ума! Ты хоть подумала, что тебе грозит в этом доме? Я ж тебе говорил, что у меня дико ревнивая жена! Просто ужасно!… Она не поверит ни одному твоему слову! И все это может плохо для тебя кончиться! Она тебя так обложит! Да она тебе просто глаза выцарапает! А то и утюгом пригладит! Ты этого хочешь?
Катрин: Вот это интересно! Почему же это ты мне раньше не говорил, что она у тебя такая горячая особа?
Жорж: Да я просто боялся тебе об этом говорить. Боялся тебя напугать. Боялся, что ты меня бросишь… Боялся жены и боялся за тебя…
Катрин: Это почему же?…
Жорж: Как ты не понимаешь!… Наивный ты человек!… Марьон…
Катрин: Вообще-то я – Катрин.
Жорж: А то я не знаю!… Но если Марьон, моя жена, узнает, что у меня есть любовница, она сначала убьет тебя, а меня разорвет на мелкие куски!
Катрин: Ты что меня за полную идиотку принимаешь!?
Жорж: Ну что ты, ни в коем случае! Клянусь тебе – Марьон – это такая неврастеничка, просто психопатка! Когда она была маленькой, она вырывала глаза у морских свинок. И делала из них бусы!
Катрин: Теперь-то вижу, что ты действительно считаешь меня круглой дурой!
Жорж: Говорю тебе, что она была больнице Святой Анны, а это же дурдом! Клянусь, Катрин, у нее очень серьезные проблемы с головой. Потому я ее никуда не выпукаю…
(Вдруг открывается дверь и выходит Морис, переодетый в женщину. Катрин и Жорж застыли, открыв рот. На Морисе парик и готовое лопнуть платье, очень вульгарный макияж. Он с трудом стоит на высоких каблуках. На лице – натянутая улыбка.)
Морис: (К Катрин) Ну, вот… это, конечно, не Шарон Стоун, но это… это… ( Пытается скрыть свое удивление и выглядеть естественно. Катрин все еще в шоке. Морису) А это вот… это… моя знакомая – Катрин… Катрин, познакомься с… с моей… с моей… же-…женой… Это … моя… жена – Морис… То есть Марьон Морис… Да-да, Морис… это девичье имя… моей… моей… моей жены… То есть, конечно, раньше… ну, значит, до того… как мы поженились… она была Марьон Морис… А теперь она Одфей… В общем, у нее двойное имя… Сейчас у многих фамилии похожи на имя, верно? (Пауза. Все переглядываются). Например, Жак Франсуа!
Морис говорит женским голосом.
Морис: Или, например, - Франсуа Валери!
Жорж и Катрин поражены голосом Мориса.
Жорж: Верно, впрочем, это его сын. Многие не знают, что его настоящего сына зовут Франсуа Валери… Правильно я говорю, да?… Вы проверьте и сами удивитесь. Он родился примерно в 1910 году… То есть этому Франсуа Валери восемьдесят четыре года… О, боже мой, что ж это такое!? Ну, за что мне все это? За что?
Морис: А еще есть Фредерик Франсуа!
Жорж: Тоже правильно.. Есть еще Фредерик Франсуа… Все они здесь, все великие с такими именами.
Жорж и Катрин замечают, что на ногах у Мориса прилипли кусочки туалетной бумаги. Потрясенные, они смотрят, как Морис проходит по гостиной.
Морис: А еще есть Клод Франсуа…(Напевает) «Кан же вэ за Рио», «Барра-куда», «Алек-сандри-Алек-сандра»)
Морис уходит в другую комнату за накидкой из перьев.
Катрин: Это что – дейтвительно твоя жена?
Жорж: (с тяжелым вздохом) Увы…
Катрин: Но она выглядит как… она похожа на…
Жорж: …чудовище. Теперь ты понимаешь, почему я никогда и никуда с ней не выхожу, прячу ее от всех. И, тем не менее, это моя…

(Морис появляется в гостиной с включенным пылесосом) моя… ж-ж-е.. жена. Вот это моя королева! (Морис чмокает Жоржа в щечку, они обмениваются смущенными взглядами. Катрин не отрывает глаз от ног Мориса) Она такая ласковая!… Любимая доченька своего папочки.


Морис: Я порезалась, когда брилась.
(Жоржу) Эти лезвия «Жильет Жи-два» в общем-то не так уж и хороши, как их рекламируют.
Жорж: А ты не нашла свою электробритву?… Ну, эту специальную - «Эпи-леди», которая для женщин.
Морис: Я взяла то, что нашла…
Жорж: У Марьон такая нежная кожа. Прямо, как у ребенка…

(К Катрин) А ты чем бреешься?
Катрин: Па-ашшел ты!…
Жорж: Ну, вот и хорошо, вы уже познакомились, я теперь смогу проводить Катрин. Она спешит на самолет.
Катрин: Мадам, ваш муж изменяет вам! Со мной! Простите, не хотела вас огорчать, но больше я так жить не могу… (Катрин рухнула на диван, готовая разрыдаться) Вот уже два года, как я сама себя обманывала… Все твердила – он изменится… со временем все уладится…А получается все наоборот: чем дальше, тем больше я играю классическую роль покорной любовницы… Той, которая имеет право на любовь с пяти до семи вечера… Той, которая никогда не проводит всю ночь с тем, кого любит… Той, которая подбирает крошки с хозяйского стола – пару проведенных вместе выходных в год… Та, что не выносит запах ваших духов на его одежде…
Жорж (Морису) Радость моя, только спокойно! Возьми себя в руки и, ради Бога, не трогай эту бедняжку! Она ведь бредит… Фантазия какя-то!
Морис подсаживается к плачущей Катрин, привлекает к себе.
Морис: Ах, бедная детка…. Какие страдания он вам принес!
Жорж: Радость моя…постой…
Морис ( гневно его перебивает): Замолчи!…Ты - подонок! Ты не достоин ее! Какая это девушка… Тонкая, умная, да еще с такой фигурой!
Продолжая говорить Морис гладит Катрин. Начинает с колен, переходит на бедра, затем добирается до груди. Жорж бросает на него уничтожающий взгляд.
Жорж (сквозь зубы):Дра-кула!… У-у, Дракула!…
Морис: ( возмущенно):Замолчи, тебе говорю!… Дрянь!
Жорж (ошарашен):Но… это… Дракула, мы ведь договорились… не так ли!?
Катрин: Я не могу больше жить во лжи!
Морис: Как я вас понимаю, девочка вы моя!… И всегда-то в первую очередь страдаем мы, женщины… К счастью, существует «Братская помощь». Вы знаете, что такое «Братская помощь»?
Катрин: Нет, не знаю.
Жорж: Боже мой! При чем здесь «Братская помощь»!? Какая помощь?!
Морис (возмущенно):Да что ты мне рот затыкаешь!? Нет уж, я должна рассказать! Основанная в 1977 году, «Братская помощь» это ассоциация, свободная от любых политических и религиозных влияний.
Жорж (про себя) :Ну, поехала!…Завела шарманку! Это надолго!
Морис: «Братская помощь» отстаивает права женщин!…
Жорж: Радость моя… Тебе не кажется, что ты несколько отвлеклась?
Морис: Отнюдь, не кажется, мой милый! Как раз я говорю то, что надо… Слишком часто права женщин попираются и все мы, добровольные члены «Братской помощи», оказываем моральную поддержку этим женщинам, которых обманывают, используют, бросают и презирают!…
Катрин: К тому же, когда я познакомилась с вашим мужем, он скрыл от меня, что женат… Только потом, когда я в него влюбилась, он мне в этом признался…
Морис: Ах, ты негодяй! (Встает и с грозным видом направляется к Жоржу) Негодяй!
Жорж (шепотом Морису) :Ну, ты особенно-то не увлекайся!… Радость моя, я тут не причем!

В растерянности отступает перед Морисом..
Морис: Как ты мог!… После стольких лет нашего брака! После всех принесенных тебе жертв моей верности!… Как ты мог так поступить?! Со мной, твоей женой?!… Которая столько лет тебе верна!

Да ты хоть на миг подумал о последствиях!… О наших детях!…О них ты подумал!!!…

следующая страница >>