Московская архитектура послепожарного времени - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Московская архитектура послепожарного времени - страница №1/1

Московская архитектура послепожарного времени
Послепожарная Москва требовала большого строительства. 71 % домов был уничтожен, 122 церкви сгорели. За пять лет от 1812 до 1817 было возведено много зданий, перестраивались пострадавшие.

Преобразование древней столицы в современный благоустроенный город произошло после наполеоновского нашествия и пожара 1812 г.

В 1813 г. была организована Комиссия для восстановления Москвы, которая занималась перестройкой города в течение тридцати лет. В том же году в Москву из народного ополчения возвратился Осип Иванович Бове.

Осип Иванович Бове (1784 – 1834)

До Отечественной войны он учился в архитектурной школе, которой руководил Матвей Фёдорович Казаков, и работал в Кремле. Теперь Бове получил должность архитектора, в его ведении находилась центральная часть города. С 1814 по 1816 г. Бове занимался реконструкцией Красной площади. Главная площадь древнего города утратила своё значение, когда Москва перестала быть столицей государства, и к началу XIX в. представляла собой пространство, хаотически застроенное каменными и деревянными лавками. Главной задачей архитектора при реконструкции Красной площади стала необходимость соединить новую застройку со средневековой архитектурой. Бове засыпал ров и уничтожил земляные укрепления, тянувшиеся вдоль кремлёвской стены. На месте рва был разбит бульвар и появился проезд к набережной Москвы-реки. Бове снёс ветхие лавки, открыв тем самым вид на Покровский собор (собор Василия Блаженного). Архитектор составил проект восстановления Никольской башни, разрушенной в 1812 г., и перестроил здание Торговых рядов, которое стояло напротив кремлёвской стены, отделяя площадь от Китай-города. Торговые ряды были украшены дорическим портиком и небольшим куполом напротив купола Сената. В 1818г. на этой оси лицом к Кремлю был установлен памятник Минину и Пожарскому, созданный Иваном Мартосом. Памятник перенесен в 1934 г. к Храму Василия Блаженного. Сейчас на этой оси находится центр Мавзолея.



Театральная площадь (1816 – 1825)

Наибольшую сложность представляло наличие Китайгородской стены, замкнутый характер площади. Бове спроектировал прямоугольную площадь, боковые стороны которой оформил зданиями с одинаковыми фасадами. А в глубине площади возвышался театр. Поэтому здание Большого театра довольно замкнуто. Оно представляет мощный объем с восьмиколонным портиком ионического ордера. Фронтон увенчан квадригой Аполлона. Верх значительно вознесен над объемом и завершен вторым треугольным фронтоном. (В 1853 г. это здание сгорело и было восстановлено с изменениями; в таком виде оно дошло до наших дней.)

Под Китайгородской стеной, на месте заключённой в трубу реки Неглинной, архитектор спланировал живописный сквер с фонтаном.

В 1819—1822 гг. под стенами Кремля Бове разбил Кремлёвский сад (в 1856 г. его назвали Александровским). Самая интересная постройка сада, сохранившаяся до сих пор, — грот «Руины». Он устроен в искусственно насыпанном холме под Средней Арсенальной башней. Фасад грота выложен из блоков белого камня, вмонтированных в кирпичную кладку, вход оформляет непропорционально тяжёлая колоннада, что создаёт эффект затейливой архитектурной игры.

Триумфальная арка на Тверской улице на пересечении улицы и Садового кольца была поставлена Бове в честь победы над Наполеоном в 1828 – 1834 годах. Она монументальна, украшена богатой скульптурой, вызолочены коринфские пилястры. Аттик увенчан шестеркой лошадей работы Витали. (В XX в. триумфальные ворота были перенесены на Кутузовский проспект.)

В первые десятилетия XIX в. Москва приобрела новый облик. И в этом наряду с Осипом Бове велика заслуга Доменико (Дементия Ивановича) Жилярди (1785—1845), сына итальянского архитектора, который приехал вместе с семьёй в Россию ещё в XVIII в. Жилярди учился в Петербургской академии художеств и Миланской академии искусств. В 1810 г. он вернулся в Москву.

Он возвел дом Луниных на Никитском бульваре 1818 – 1823гг. Планировка учитывает красную линию улицы. На линию выходит торец дома, а основной объем, изолированный от улицы, прячется во дворе. Дом живописен, динамичен по композиции. Правый флигель слегка уравновешен с вытянутой одноэтажной застройкой слева от главного здания. Центральный портик флигеля выполнен в ионическом стиле, а центральная лоджия главного здания – в коринфском. Фасад центральной части подчинен плоскости, его колонны длиннее.

Перестройка Московского университета 1817 – 1819гг.

Жилярди сохранил общую планировку. Центральная часть с двумя флигелями по бокам. Но он сделал более монументальным портик. Колонны портика – дорические, с каннелюрами, аттик ступенчатый, что характерно для русского ампира, антаблемент очень тяжел.



Опекунский совет Воспитательного дома (1823—1826 гг)

Главное здание выходит на улицу Солянку восьмиколонным портиком на высоком цоколе. Его центр подчёркнут куполом с полукруглыми окнами. По бокам расположены жилые постройки, невысокие и скромные по стилю. Они соединяются с главным зданием глухими каменными оградами с мощными пилонами (массивными столбами) проездных ворот.



Кузьминки.

В подмосковном имении Голицыных Кузьминки Жилярди строит Конный двор, который имеет снаружи встроенный в ограду музыкальный павильон – это высокая постройка с нишей и антаблементом, зажатым между мощными пилонами. Гладкие стены пилонов урашены типичным ампирным барельефом – римскими античными знаками. Перед входом в музыкальный павильон установлены копии двух знаменитых конных фигур работы Клодта. Конный двор в Кузьминках вошел во все хрестоматии по архитектуре. Храм Влахернской Божией матери выстроен в классическом стиле, постройка очень изящна.



Афанасий Григорьев (1782 – 1867)

Афанасий Григорьев родился крепостным. Вырос в Москве, обучался строительным ремёслам в семье Жилярди.



Григорьев строил много как в Москве, так и под Москвой. В Москве им построены дом Хрущовых на Пречистенке и дом Станицкой.

Дом Хрущовых (ныне музей А. С. Пушкина) очень интересен. У него три фасада: дворовый имеет террасу, спускающуюся к земле, уличный соединяет под фронтоном аттик с мезонином. Портик под аттиком превращен в балкон. Мезонин равен аттику. Фасад в переулке имеет портик на треугольной площадке на уровне цоколя. Так образовался своеобразный висячий садик. Этот прием свободной планировки делает здание очаровательным.

Московский ампир, представленный небольшими уютными особняками, проникнут идеей домашнего тепла, налет провинциализма, забавен и обаятелен. Иногда он соединяет камень с деревянным верхом. Эта линия – самая приятная в архитектуре 30-50-ых гг. когда стали ясно видны черты вырождения классицизма.