Мой друг, усатый воин… - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Мой друг, усатый воин… - страница №1/1

                                                 Софья Узбекова

"Мой друг, усатый воин…"   

Ещё раз о Денисе Давыдове и школьном музее  

Статья опубликована в газете "Дыхание земли".  При использовании ссылки на источник и автора обязательны.                 

   До сих пор помню, как лет пятнадцать назад, показывая своим ученикам чей–то портрет, я спросила о том, что они могут сказать о характере этого человека. Пятиклассники ответили, что этот мужчина  обязательно герой. «Почему же именно герой? »– недоумевала я, немного даже растерявшись. «Потому что он усатый!»-- сказали дети.  И вспомнили тогда о Денисе Давыдове, портрет которого они не раз видели в своём школьном музее.

  И действительно,  в музее со всех фотокопий : будь это портрет Давыдова работы художника Лангера, литография  Гапельмана, шарж Апраксина, рисунок Чернецова или же, наконец, чернильный  набросок Пушкина на полях романа «Евгений Онегин»-- везде, со всех работ современников, знавших Дениса Васильевича, на нас смотрит этот усатый герой Отечественной войны 1812 года.

   О его усах не  ходили легенды - о них писали современники поэта-героя и он сам. «Мой друг, усатый воин!»-- обращался к Денису Давыдову в одном из шутливых посланий В. А. Жуковский. Ему вторил Ф.Н. Глинка: «Усач. Умом, пером остер. Он, как француз,  Но саблею французам страшен:  Он не даёт топтать врагам несжатых пашен. И, закрутив  гусарский ус,  Вот потонул в густых лесах с отрядом--  И след простыл…». Да и сам герой- партизан так представлялся  в своих стихах: «Вместо зеркала сияет  Ясной сабли полоса,  Он по ней лишь поправляет  Два любезные уса…»

   После изгнания французских захватчиков в официальных кругах постараются лишний раз не произносить даже имя героя- вольнодумца : так  до конца его жизни не простят ему басню, где Ноги открыто говорят Голове: «..Коль ты имеешь право управлять, Так мы имеем право спотыкаться,  И можем иногда, споткнувшись,--как же быть,  Твоё величество об камень расшибить…» И не зря литератор А.. Воейков в 1820 году, обращаясь к Давыдову, с грустью заметит: «Не завиваешь ты уса,  Конь праздный в стойле тужит,  И сабельная полоса  За зеркало не служит…» Сам же Денис Васильевич будет жить воспоминаниями о победе в 1812 году, гордиться ими. Но неугодному генерал-лейтенанту дадут  отставку, и придется гусару сменить мундир на фрак и сбрить усы… Вот тогда-то, уезжая в степное имение своей жены, в село Верхняя Маза Сызранского уезда Симбирской губернии, он подарит на память Василию Андреевичу Жуковскому свой левый ус, приложив к столь оригинальному сувениру свой послужной список, в котором официально  подтверждается участие во многих боевых кампаниях, в том числе в походах 1812-1814 годов…

 И сюда, в Верхнюю Мазу, будут приходить письма от Пушкина, Вяземского и других русских поэтов, генерала Ермолова, французского академика Арно, английского писателя Вальтера Скотта… Отсюда, из Верхней Мазы, почти десять лет Денис Давыдов будет посылать свои произведения в пушкинскую  «Литературную  газету», «Современник», «Сын Отечества», «Библиотеку для чтения»…Здесь, в Верхней Мазе, будут написана интереснейшая часть военно- исторических записок, созданы лучшие стихи лирического цикла…

    Обо всем этом рассказывают сельским ребятишкам фотокопии писем, рукописей, муляжи первых прижизненных изданий книг, которые можно увидеть в музее Верхнемазинской средней школы имени Дениса Васильевича Давыдова. Переписка с правнуками героя войны 1812года – с Ольгой Николаевной   Давыдовой, Львом Денисовичем Давыдовым, Софьей Денисовной Давыдовой- Вельяшевой    и воспоминания школьных краеведов о встречах двадцатилетней давности  помогают уже второму   поколению  жителей села не только воссоздать облик своего замечательного земляка, но и продолжить краеведческо- поисковую работу.

    Накануне 220-летнего юбилея Д.В. Давыдова, когда началась  подготовка  к расширению экспозиции и реконструкции музея, в школе появились новые экспонаты. Это и спасенная одним из крестьян, затем  недавно  привезенная его внуком из Сызрани икона с Верхнемазинской Покровской церкви, построенной вдовой поэта Софьей Николаевной в 1848 году. И обнаруженная  при вспашке огородов за улицей Сады гранитная плита с могилы Софьи Петровны Давыдовой / урождённой Бестужевой /, жены сына поэта-героя --Николая Давыдова,  бывшего  попечителем земской школы, открытой в нашем селе 135 лет назад.  Это ещё  до конца  не разгаданная краеведами металлическая табличка  с надписью «Рустонъ, Прокторъ и К. Линкольнъ, Англия», тоже найденная сельскими ребятами  недалеко от места, где стояла усадьба Давыдовых. И интернет-фотография прямого потомка Дениса Васильевича – Сергея Сергеевича Давыдова, профессора Висконсинского универеситета из США…



  Не менее ценной, на мой взгляд,    краеведческой  находкой является  маленькая  открытка, изданная  музеем Революции Союза ССР в 1941 году. С кусочка  сероватой пожелтевшей бумаги, видимо, висевшей на стене одного из сельских домов, смотрит дорогой наш земляк, наш знаменитый «усач»-- Денис Васильевич Давыдов. На оборотной стороне неизвестно когда и неизвестно чьей рукой цветными карандашами нарисован букет цветов, под ним растертая чернильная клякса. Чуть ниже идут строки из стихотворения  поэта: «…Но коль враг ожесточенный Нам дерзнёт противустать, Первый долг мой, долг священный Вновь за родину восстать». …Эта реликвия очень    скромно, немногословно рассказывает о том, как   самый знаменитый «усатый воин» даже спустя целое столетие после своей смерти, в годы «сороковые роковые»,  с честью продолжал служить своему  Отечеству…