Модель изучения свойства объекта - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Модель объекта это… предмет похожий на объект моделирования 1 50.69kb.
Модель объекта это… предмет похожий на объект моделирования 1 54.97kb.
Численные методы в теории приближений. Лекция 1 Структура погрешности... 1 65.3kb.
Математическая модель надежности объекта 1 60.29kb.
Лабораторна робота 4 CommandBars Свойства и методы коллекции CommandBars 1 72.18kb.
Термины и определения Архитектура 1 143kb.
Назначение и боевые свойства автомата Калашникова. Урок изучения... 1 45.9kb.
Фрактальные построения и биологические объекты: практическая работа 1 38.78kb.
Семинар Биоэтика Педиатрический факультет 1 87.55kb.
Математическая модель 1 206.94kb.
«Нуклеиновые кислоты. История изучения.» 1 37.89kb.
Методологическая часть программы. Обоснование проблемы исследования 1 66.98kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

Модель изучения свойства объекта - страница №1/1

Модель изучения свойства объекта


Логическая цепочка вопросов: Что изучать? Зачем и для достижения каких целей изучать? Где и при каких условиях изучать? С помощью каких средств изучать? Примеры моделей изучения свойств: “материальная обеспеченность” семьи, “политическая активность” студента, “престиж” района. Свойства, переменные, признаки - взаимосвязь понятий.

В социологии существует вечная проблема взаимодействия двух уровней знания: теоретического и эмпирического. Предметом изучения методологии анализа и является это взаимодействие. “Рождение” социологического исследования начинается с ответа на вопрос либо “Что изучать?”, либо “Зачем и для достижения каких целей изучать?” Любое исследование как-то планируется независимо от того, в рамках какого подхода оно проводится. В некоторых исследованиях правомерно изначальное существование программы, но бывают случаи, когда она вовсе не нужна в том виде, как ее принято понимать

Существует множество приемов, способов “рождения” социологического исследования. Здесь неприемлемы в равной мере излишние жесткость и вольность. Мы остановимся только на одном приеме, который хорошо “работает” практически в любом исследовании. Для этого введем логическую цепочку вопросов.

Что изучать? Зачем и для достижения каких целей изучать? Где и при каких условиях изучать? С помощью каких средств изучать?

Роль этой логической цепочки естественна и понятна, если речь идет об исследовании в целом. Вместе с тем ее роль не ограничивается только этим. Оказывается, эти вопросы уместно и полезно задавать социологу при рассмотрении как горизонтальных, так и вертикальных связей как бы внутри “тела” исследования. Поясним, о каких связях идет речь. Если исходить из простой схемы, то при планировании исследования социолог выделяет три уровня. Выше об этом уже говорилось как о трех составных элементах социологического исследования. Здесь уместно небольшое отступление.



Об одном и том же мы вынуждены говорить то одними словами, то другими, что вызывает у студента “недоумение”. “Язык” социолога обширен, и, читая множество других книг из области методов и методологии социологического исследования, вы столкнетесь с многообразием стилей и контекстов от слишком упрощенных до излишне усложненных. Поэтому следует непременно окунуться в “океан” понятийного аппарата, чтобы научиться “плавать”. Не будет откровением сказать, что к одним и тем же книгам придется обращаться регулярно. Сначала для чтения их по диагонали, потом основательного, а затем и критического, сравнивая с другими книгами по той же тематике. Этот процесс обязателен, и особенно при работе с литературой методологического характера.

Вернемся к трем уровням социологического исследования:

1. Концептуальная схема исследования (предмет и объект исследования, цель, задачи, гипотезы, понятийный аппарат исследования).

2. Методика сбора эмпирических данных (эмпирическая интерпретация задач, гипотез, понятий; инструментарий исследования).

3. Методика обработки данных (формы представления информации, методы первичного анализа, применение математических методов).

На каждом из этих уровней упомянутая выше логическая цепочка вопросов играет определенную функциональную роль, уточняя горизонтальные связи в исследовании. Например, познавательная возможность даже отдельно взятого эмпирического индикатора вопросника может быть проанализирована с помощью обозначенной логической цепочки. Тогда мы задаем себе следующие вопросы: Что изучается посредством этого вопроса? Зачем и для достижения каких целей задается вопрос? Где и при каких условиях работает вопрос? В какой форме его задать респонденту?

Но самым интересным является выстраивание вертикальных связей посредством нашей логической цепочки. В целом же поиск ответов на вопросы, входящие в логическую цепочку, позволяет структурировать исследовательскую ситуацию, как бы выработать методику решения исследовательских задач. При этом представляется возможность их решения на альтернативной основе. Это является очень важным моментом, отсутствие которого характеризует многие социологические исследования. Что означает альтернативность? Готовясь к проведению социологического исследования, социолог должен “видеть” несколько вариантов его проведения, несколько вариантов выбора методов сбора, несколько вариантов анализа эмпирии логические схемы анализа. В свою очередь эти схемы подлежат эмпирической интерпретации так же, как гипотезы, задачи, понятия исследования. Затем возможна и математическая формщизация.

“Логические сети грубоваты, но строги. Математические же сети сплетены тонко и мелко, но они непрочны. Математические сети — великолепный способ “упаковки” проблемы, но они никогда не удержат ее в себе, если проблема не была заранее уловлена в логические сети”

Что же изучает социолог? Ответ на этот вопрос и сложен, и прост одновременно. Опять же будем исходить из упрощенной схемы. Социолог изучает социальные явления (наркомания, проституция, образ жизни “новых русских” и т. д.). Социолог изучает социальные общности (молодежь, пенсионеры, наркоманы, алкоголики, “новые русские” и т. д.). Социолог изучает социальные факты, такие, как результаты референдума, “феномен господина X на выборах” и т. Д. Социолог изучает социальные процессы, например, социализацию, политизацию. Социолог изучает социальные нормы, ценности, установки, потребности, поведение, идентичности и т. д. Об этом вы хорошо знаете /3,7,12,16,18,22/. Социолог понимает, описывает, объясняет и пытается предсказать развитие социальных явлений и процессов. При этом чем глубже и лучше изучена интересующая социолога область, тем труднее ответить на вопрос “Что изучать?”

На каком бы “языке” социолог ни изучал социальную реальность, какой бы срез этой реальности он ни исследовал, от биографии отдельного индивида до социетального уровня, он ее изучает через призму проявления свойств либо социального явления, либо социального объекта, либо социального процесса, либо отдельно взятых индивидов. Возможно и еще какое-то “социальное”, введенное великими “мира социологии”. Их имена вам известны из курса “История социологии”. Попытайтесь сравнить их с позиции “языка” изучения социальной реальности. А в этом вам может помочь очень интересная книга И.Ф. Девятко

Каждый социолог в зависимости от цели исследования, исследовательских задач, своего научного мировоззрения придерживается определенного “языка” восприятия социальной реальности. Более того, для изучения одного и того же социального феномена можно использовать язык различных понятий. Приведем простой пример, рассмотрим феномен пьянства. Во-первых, совокупность пьяниц и алкоголиков можно исследовать как некую социальную общность. Во-вторых, рассмотреть пьянство как социальный процесс через призму развития его форм. В-третьих, изучать пьянство в контексте других форм девиантного поведения как объект социального управления. В-четвертых, изучать жизненные пути пьяниц и алкоголиков на основе их биографий. Перечень можно продолжить.

Свойство сугубо теоретическое и очень широкое понятие. Мы остановимся только на свойствах особого, достаточно простого вида. Какие же это свойства? Только такие, относительно которых предположительно возможны высказывания типа: у объекта А заданного свойства больше, чем у объекта В, или: объекты А и В неразличимы с точки зрения этого свойства. Здесь под объектами понимаются эмпирические объекты в соответствии с объектами анализа. Можно считать, что объект анализа и единица исследования — это одно и то же. Например, в упомянутой работе выделяются такие единицы исследования, как общности, институции, тексты, события.

В нашем случае речь идет о сравнимых эмпирических объектах, в роли которых могут выступать респонденты, эксперты, семьи, студенческие группы, регионы, районы, страны, социальные общности и т. д. Эмпирические объекты — объекты сравнения. Эмпирические объекты — объекты анализа. Это необязательно непосредственные носители информации. Например, эмпирическими объектами являются семьи, бригады, группы, а носителем (источником) информации для их изучения — отдельные респонденты. Далее будем пользоваться термином “объект”, имея в виду эмпирический объект. Каждый такой объект обладает различными свойствами. Итак, рассматриваем те и только те свойства, относительно которых можно говорить в терминах “равно” — “не равно”, “есть” — “нет”, “больше” — “меньше”.

Вообще-то мы выпускаем из рассмотрения целый пласт из области методологии социологического исследования, связанный с языком переменных — эмпирически интерпретируемое понятие. Свойство социального объекта понятие высокого уровня общности. В исследовании от свойств переходят к системе концептуальных переменных. От них к операционально определенным переменным. Тем самым возникают два типа определений: концептуальных и операциональных. Напомним то, что вам известно из курса “Методы сбора информации”, а именно операциональное определение совокупность инструкций для осуществления действий исследователя по установлению значения переменной. Вместо переменной возможно и употребление понятия “признак”. Обычно в рамках одной и той же работы встречаются несколько терминов для обозначения одного и того же.

Свойство — это и переменная, и признак, и еще то, что нельзя назвать ни тем, ни другим. Поэтому, чтобы не уходить в понятийные дебри, будем пока придерживаться термина “свойство” и рассматривать достаточно специфическую группу свойств. При этом будем считать, что в результате построения модели изучения свойства доходим до эмпирических индикаторов. Последние можно было бы назвать также наблюдаемыми признаками, операционально определенными переменными.

Перейдем к рассмотрению моделей изучения некоторых отдельных свойств различных объектов — единиц исследования.


Пример 1.


Модель изучения такого свойства студенческой семьи, как “Материальная обеспеченность”. В любом исследовании, посвященном проблемам изучения студенческой семьи, возникает необходимость изучения этого свойства. Пока перед нами только одна маленькая цель. Мы должны иметь возможность сравнивать отдельно взятые семьи, т. е. сделать вывод, что семья А материально обеспечена лучше, чем семья В, или материальная обеспеченность семьи А и В одинакова.

Ясно, что современная ситуация требует осторожного и “хитрого” изучения этого свойства. Самым простым способом является формирование одного-единственного эмпирического индикатора в виде вопроса, обращенного в целом к семье или к одному из ее членов. Например, он может выглядеть следующим образом:



Будьте любезны, отметьте одно из суждений, которое лучше всего характеризует материальное положение Вашей семьи:

1. Приходится отказывать себе во всем. Денег не хватает на самое необходимое.

2. На ежедневные расходы нам денег хватает, но уже покупка одежды представляет трудность.

3. Ном в основном хватает денег, мы даже откладываем их для покупки вещей длительного пользования.

4. Покупка большинства товаров длительного пользования не вызывает трудностей.

Такая модель используется в ситуации, когда материальная обеспеченность интересует нас в достаточно узком аспекте. Этой информации — о существовании различных типов семей (их столько, сколько суждений) — может быть вполне достаточно для достижения поставленной в исследовании цели. Таковой является выделение четырех типов семей. Познавательные возможности нашего эмпирического индикатора как раз и ограничены констатацией факта существования четырех типов студенческих семей, различных по уровню их материальной обеспеченности.

Вместе с тем материальная обеспеченность (МО) как свойство может изучаться и с целью более глубокого анализа во взаимосвязи с другими свойствами. Например, для изучения факторов, объясняющих существование различных типов семей по материальной обеспеченности. Тогда может появиться необходимость в другой, более сложной модели. Очевидно, что составными частями МО для такого случая являются:

1. Денежный доход.

2. Материальный достаток не денежной природы. В первую часть входят:

1.1. Стипендия.

1.2. Помощь родителей, родственников.

1.3. Постоянный заработок.

1.4. Временные заработки.

Вторая часть распадается структурно на два элемента:

2.1. То, что уже имеет или не имеет семья (виды домашнего имущества и жизненных удобств, например, квартира, машина, видеомагнитофон и т. д.).

2.2. Качество того, что имеет семья.

Таким образом, продолжая поэтапно процедуру операционализации, построение модели изучения МО, можно на последнем этапе подойти к совокупности эмпирических индикаторов. Это наблюдаемые признаки, значения которых возможно получить в процессе исследования.

Для наших целей не важны сами эмпирические индикаторы МО, а крайне важно то, как и из каких источников мы получаем значения этих эмпирических индикаторов. В данном случае возможно рассмотрение двух источников информации. Во-первых, это сама семья. Во-вторых, ее окружение. В том и в другом случае информация получается либо на основе жестко-структурированных методов опроса (данные анкетирования), либо на основе лейтмотивного интервью (текстовые данные). Напомним, что в отличие от нарративного (повествовательного) лейтмотивное интервью — интервью на заданную тему. Из рассмотрения этой модели для нас важен вывод: сама модель требует обращения к определенному типу информации. В данном случае, таковыми являются данные анкетирования или текстовые данные, или те и другие.


Пример 2.


Модель изучения такого свойства студента, как “политическая активность”. Опять, как и в предыдущем случае, цель изучения -возможность утверждения, что студент А активнее студента В или политическая активность двух студентов одинакова.

Обратите внимание, мы не ставим вопрос: на сколько? Поиск ответа на такой вопрос может быть и бессмысленным в силу сложности свойств. Поиск ответов на такого рода вопросы, то, над чем бьется теория измерения, специфическая область социологии. Хотя реализация модели, на основе которой проводятся сравнения “равно не равно”, “больше меньше”, тоже можно называть измерением. К этому мы еще вернемся, ибо следующий раздел книги посвящен приемам измерения.

Вернемся к свойству “политическая активность”. Это свойство — социальная установка. Как и для любой другой социальной установки, при ее изучении могут быть рассмотрены три компонента, или три элемента: когнитивный, аффективный (эмоциональный) и конативный (поведенческий). В социологии существует упрощенный прием изучения этих элементов. Когнитивный компонент выявляется вопросом типа “Насколько вы знаете то-то и то-то?” Аффективный компонент вопросами типа “Как вы оцениваете или насколько вы желаете то-то и то-то?”. Конативный компонент выявляется вопросами типа “Как бы вы повели себя в той или иной ситуации?” Очевидно, что это простой (тем самым очень удобный), но поверхностный подход.

Глубокое изучение политической активности требует других способов получения данных. Например, для поведенческого компонента речь может идти о трех способах. Первый основан на изучении использования бюджета времени за определенный временной промежуток. Второй способ опирается на самооценки студентами своего времяпрепровождения. И наконец, третий способ — лейтмотивное интервью по поводу политической активности. Тогда естественным является вывод, что поведенческий компонент “политической активности” может быть изучен с помощью трех типов информации, а именно:

бюджеты времени;

данные анкетирования;

текстовые данные.

Что касается эмоционального компонента, т. е. изучения готовности к определенной политической активности, совершенно ясно, что с помощью прямо поставленных студенту вопросов вряд ли можно изучить такую готовность. В данном случае необходимы какие-то методы из области психологии, например методы психологического тестирования. По сути, речь может идти о необходимости использования вопросников сложной структуры.

Таким образом, для изучения политической активности как свойства может потребоваться социологическая информация разного типа:

данные, полученные посредством анкет достаточно простой структуры;

данные о времяпрепровождении (бюджеты времени);

данные, полученные посредством анкет сложной структуры;

текстовые данные — результаты интервью.


Пример 3.


Модель изучения такого свойства районов Москвы, как их “престижность”. Как известно, существуют и опубликованы в средствах массовой информации индексы престижности отдельных районов Москвы. Модель, которой пользовались разработчики этих индексов, нам с вами неизвестна. Представим себе, что такую модель мы строим сами. Составными элементами престижности района могут быть:

1. Показатели экологической ситуации в районе.

2. Степень развития инфраструктуры района.

3. Образ района в глазах его жителей.

4. Образ района в глазах жителей Москвы.

5. Образ района глазами экспертов.

Рассмотрим первый из этих возможных элементов. Здесь мы можем столкнуться с двумя ситуациями: интересующие нас показатели содержатся или не содержатся в государственной статистике. Во втором случае социологу придется обратиться к мнению экспертов.

Учет второго элемента требует обращения к государственной статистике. Что касается остальных элементов, для которых источником информации является индивид, то из этого источника мы можем получить информацию двух видов: данные анкетирования или текстовые данные интервью.

Таким образом, приходим к выводу, что для изучения престижности района необходимы такие виды информации, как:

государственная статистика;

данные анкетирования;

текстовые данные.

Попытайтесь самостоятельно построить модели изучения таких свойств, как: “популярность политической партии”, “сплоченность студенческой группы”, “общительность студента”, “отношение молодежи к престарелым людям”, “образованность социолога-практика”, “текучесть кадров на фирме” и т. д.

Обратите еще раз внимание на цель, которую мы изначально обозначили, приступая к построению модели. А цель была простая — иметь возможность сравнивать эмпирические объекты. Разумеется, это только одна из целей, ради достижения которой модель строится. Если же стремиться довести эти модели до логического завершения, т. е. до совокупности конкретных эмпирических индикаторов, то необходимо обозначение и Других целей построения модели.

Попробуйте сравнить модели изучения “Образованность бомжа” и “Образованность социолога”, “Политическая активность сельского жителя” и “Политическая активность столичного жителя” и т. д. Совершенно ясно, что модели будут разные не только в зависимости от объекта исследования, но и от того, для чего мы изучаем интересующее нас свойство. Нельзя построить никакую модель, пока не найдены ответы на первые три вопроса, из упомянутой логической цепочки вопросов, то есть:



Что изучать? Зачем и для достижения каких целей изучать? Где и при каких условиях изучать?

И наконец, хочется сделать еще несколько выводов относительно модели и ее эмпирической интерпретации в виде получения совокупности эмпирических индикаторов. Думается, что они будут полезны для вас (при этом вспомните и повторите материал из курса “Методы сбора социологической информации”). Эти выводы следующие:

Модель изучения свойства включает в свою очередь свойства более низкого уровня общности.

Модели бывают простые и сложные. Эмпирические индикаторы в них иногда легко придумать, а иногда очень трудно. Самая простая модель, когда свойству соответствует один-единственный индикатор. Например, образованность бомжа можно изучить с помощью двух вопросов, обращенных к нему: учился ли он вообще, и если учился, то какое у него образование.

Конкретный вид модели обусловлен целями, ради достижения которых эта модель строится. Цели могут быть описательные, например, описание социального портрета какой-то социальной общности — работников фирмы “Гербалайф”, служащих банка, политической элиты России. Цели могут быть объяснительные: например, при изучении политической активности студентов объяснение, почему она такая, а не другая; при изучении электорального поведения населения объяснение, почему это поведение в одних регионах одно, а в других — другое.

Одному и тому же свойству соответствует разная совокупность эмпирических индикаторов. Форма существования индикатора обусловлена методами сбора информации. Например, для изучения общительности могут быть использованы как самооценки, так и мнения окружающих. В свою очередь самооценки могут быть получены посредством жесткоформализованных, слабоформализованных и неформализованных методов сбора информации.



Определенная модель требует обращения к разным типам информации.