Методы исследования электорального поведения - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Методы исследования электорального поведения - страница №1/1

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЭЛЕКТОРАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ
 При анализе электорального поведения неизбежно возникает проблема выбора метода. То, какой метод предпочтет исследователь зависит от задач, поставленных перед исследованием и от средств, которыми он располагает. Одной из старейших форм анализа электорального поведения является электоральная география, которая базируется на утверждении, что на формирование политических установок индивида оказывают влияние географические факторы и структура экономики региона. Для измерения связи между голосованием за определенные партии и географическими факторами используется метод картографии. Он заключается в сопоставлении карт, на которые нанесены результаты голосования за определенные партии в каждом округе или регионе, с серией географических карт. Последние отражают климатические особенности региона, его местоположение, качество почвы и др. Данный метод основан в значительной степени на визуальном сравнении. Он не допускает расчетов влияния различных факторов.

Среди классических методов электоральных исследований называют также анализ агрегированных данных (Aggregatdatenanalyse) (Roth). Как правило, сюда относятся данные о социо-культурном составе населения определенных территориальных единиц и результаты голосования за партии в этих населенных пунктах. Основное отличие анализа агрегированных данных от электоральной географии заключается в использовании статистических методов анализа. Это стало возможным благодаря квантификации переменных, использованию шкал. Анализ агрегированных данных позволяет рассчитывать средние величины, стандартные отклонения, коэффициенты корреляции, допускает использование метода множественной регрессии. Данные такого рода предоставляют объяснение коллективного электорального поведения. Они позволяют, кроме того, сравнивать маленькие географические районы, например на предмет модели электорального поведения различных социальных групп избирателей (Kort-Krieger, 21). Существует несколько проблем, с которыми сталкиваются исследователи при использовании указанного метода. Первая проблема заключается в попытке сделать выводы об индивидуальном электоральном поведении на основании обобщенных данных. Вторая проблема связана с выбором уровня обобщения данных. Какой уровень может быть принят во внимание? Можно ли распространять выводы о взаимосвязях в одном регионе на другой регион? Уровень агрегации зависит от того, где теоретически предполагается влияние изучаемого признака. Еще одна проблема имеет отношение к характеру данных. Если при сборе индивидуальных данных, например с помощью интервью, исследователь может контролировать процесс получения информации с помощью операционализации понятий, то при анализе агрегированных данных он прибегает к помощи уже имеющейся информации. Большая часть информации предоставляется официальными структурами. Не всегда можно узнать, каким методом были собраны данные. А это напрямую связано с возможностью сравнения различных массивов. Помимо всего прочего следует помнить о тех признаках, которые легли в основу обобщения данных.

Наряду с методом агрегированных данных немецкие авторы выделяют еще и электоральную статистику (ibid.). Следует уточнить, что в России традиционно нет подобного разделения. В Германии под электоральной статистикой зачастую подразумевают специальные подсчеты в выборных округах. Например, голосование избирателей в зависимости от их пола, возраста, вероисповедания. В Германии для такого рода подсчетов бюллетени для голосования помечают иногда определенными цветами или используют разные урны для голосования. Подобные данные обладают одним важным достоинством. Они регистрируют реальных, а не потенциальных избирателей. Но этот метод связан и с определенными ограничениями. С его помощью нельзя получить информацию о мотивах голосования и выяснить более подробные зависимости электорального поведения от социально-демографических характеристик.

Среди методов анализа электорального поведения называют также наблюдение за предвыборной борьбой (Bьrklin, Klein, 41). Главное преимущество этого метода заключается в возможности анализа так называемых краткосрочных факторов. Наблюдение за предвыборными кампаниями начались в ранних исследованиях в Великобритании. В дальнейшем этот метод развивался в США, Франции и Германии. Метод базируется на утверждении, что при анализе электорального поведения следует оценивать стабильность электоральных региональных структур и политические традиции регионов, но результат каждой отдельной предвыборной кампании зависит от политического климата, в котором она проходит. Под политическим климатом понимают сумму внутренних и внешних политических факторов, отдельных событий, поведения партийных элит и СМИ (ibid.). Наблюдение за предвыборными кампаниями состоит из нескольких этапов. На первом этапе описывается внутриполитическая ситуация со дня последних выборов. Причем факторы для описания их развития отбираются по усмотрению исследователей. За описанием следует представление предстоящих выборов. Излагаются стратегии и цели партий, участвующих в выборах; их предложения по решению проблем, возникающих в период между выборами; поведение кандидатов в предвыборной гонке; оценка сообщений в прессе и информация о наиболее важных событиях. Затем оценивается электоральная статистика. Методы анализа используются самые разные. Интерпретацию выборов завершает дискуссия о последствиях распределения мест в избираемых органах. Отмечают бесспорность вклада этого метода в документацию выборов. Однако при этом упускаются из вида мотивы индивидуального электорального решения. Помимо всего прочего часто анализируется набор различных факторов, что впоследствии не позволяет сравнивать данные.

В отличие от вышеописанных методов, данные опросов обладают большими возможностями. Результаты опросов составляют основу электоральных исследований. Однако авторы до сих пор не пришли к единому решению относительно того, какой из способов лучше: телефонное или личное интервью; когда лучше проводить опросы: до или после выборов и т.п. Некоторые исследователи считают, что телефонное интервью способно предоставить более достоверную информацию, чем личное интервью (face-to-face interview). Связано это прежде всего с его анонимностью. В личном интервью усиливается опасность влияния личности интервьюера на отвечающего: респондент хочет произвести благожелательное впечатление на интервьюера. И если выборы – это долг гражданина, то уклонение от участия в них приравнивается к негативному поступку. Причиной неискренних ответов может послужить также сложность темы опроса. Может оказаться, что вопросы касаются личных, деликатных, интимных сторон жизни респондента. Это относится к той сфере, которая связана с престижем, общественными и политическими нормами и т.п. ( Lavies, 42).

Но и телефонное интервью не совершенно. По сравнению с другими методами сбора информации в социологических исследованиях, телефонное интервью стало использоваться исследователями относительно недавно. Связано это прежде всего с развитием телефонной сети. Даже при ее современном распространении использование телефона в массовых опросах репрезентативно лишь в крупных и некоторых средних городах.

Однако наряду с некоторыми ограничениями у телефонного интервью есть все же ряд преимуществ, а именно: оперативность, низкая стоимость и возможность контроля за работой интервьюеров. Оперативность телефонного интервью связана с тем, что оно не может быть продолжительным (максимальная продолжительность интервью от 40 до 60 минут – здесь мнения расходятся). Длинные интервью проводятся достаточно редко: обычно телефонное интервью занимает 5–10 минут. Благодаря непродолжительности интервью интервьюеру удается за день опросить намного больше респондентов, чем в личном интервью. В частности, В. Г. Андреенков – директор Института сравнительных социальных исследований – пишет, что 10 получасовых интервью в день является нормой для одного интервьюера. Следовательно, для опроса выборки в 1000 человек за 5–7 дней потребуется менее 20 интервьюеров, т.е. почти в 5 раз меньше, чем при личном интервью, для которого при таких же нормах потребуется 100 интервьюеров (Методы сбора информации, 218–219). Телефонное интервью обходится почти в 2–3 раза дешевле личного интервью. При этом не снижается качество информации (безусловно, если соблюдаются все правила проведения интервью).

Контроль над деятельностью интервьюеров возможен, как уже отмечалось, при проведении опроса из единого центра. Он дает возможность своевременно обнаруживать неточности и добиваться высокого качества информации. Однако следует заметить, что такой контроль могут позволить себе немногие организации. Зачастую интервьюеры сами ищут место для проведения опроса.

К телефонному интервью, как и к любому методу сбора информации, предъявляется ряд требований. Одно из них – краткость анкеты. Вопросы в ней должны быть сформулированы предельно сжато, ясно и четко, а также подразумевать однозначный ответ. Человеку трудно воспринимать на слух длинные предложения, особенно если в них есть сложные слова, двойное отрицание и т.п. А у респондента не должно возникать сложностей с восприятием вопроса и необходимости его уточнять. Это заставило бы интервьюера объяснять вопрос, вкладывая в него, возможно, собственный смысл.

К методам электоральных исследований относят также электоральные прогнозы – предсказание результатов выборов, на основе опросов, проведенных до выборов. Но поскольку в прогнозах исследуются политические установки и намерения опрашиваемых участвовать в выборах, а не с собственно результатами выборов, то чем больше отдаленность опроса во времени от предстоящих выборов, тем больше опасность, что избиратели не определились со своим выбором. Некоторые исследователи отмечают, что опрашиваемые в условиях интервью, независимо от их партийных склонностей, объявляют себя сторонниками той партии, которая рассматривается как победитель на выборах в общественном мнении.

К методу опроса можно отнести и методику exit-poll, или опроса избирателей на выходе из избирательного участка. Этот метод весьма популярен в США, у нас же его стали использовать сравнительно недавно. “Такого рода опрос дает возможность достаточно точно, оперативно, уже к моменту закрытия избирательных участков, прогнозировать результаты выборов” (Россия…, 77). Несмотря на то, что определенная доля избирателей, отдавших свои голоса не престижной в глазах общественного мнения партии, не предоставит достоверных сведений о своем выборе, исследователи пишут о явных достоинствах exit-poll. “ Этот вид опроса позволяет узнать, “кто именно пришел на избирательные участки... выявить факторы реального электорального поведения” (Артёмов, Авдиенко, Попова, Чазов, 55–56).

Электоральные исследования посвящены изучению поведения избирателей, т.е. прежде всего их участию в выборах. Это, во-первых, участие/неучастие в голосовании на выборах (состоявшееся или предстоящее), а во-вторых, голосование за конкретную партию/кандидата. Помимо изучения перечисленных аспектов, исследуются факторы, в той или иной степени влияющие на электоральное поведение. Как уже было описано выше, используется множество методов. Данные статистики представляют исследователям информацию о реальных результатах голосования. Exit-poll стоит на втором месте по степени совпадения данных, полученных в результате опроса с результатами голосования. Несмотря на некоторые ограничения опросных методов в получении стопроцентно достоверных данных о голосовании респондентов, данные методы представляют богатые возможности для исследования факторов электорального поведения. За годы проведения опросов накопилось огромное многообразие формулировок вопросов. Однако представляется возможным объединить их в следующие группы:



  • вопросы о поведении (участие\неучастие в выборах, голосование за партию\кандидата);

  • вопросы об установках, мнениях, позициях, ценностях;

  • вопросы об условиях окружения и особенностях структур, в которых живет индивид (Roth, 107) (социально-демографические и другие характеристики).

Далее мы попробуем осветить те проблемы, которые могут возникать при использовании вышеуказанных блоков вопросов, а также привести примеры некоторых формулировок. Формулировка вопроса таит в себе известный подвох, исподволь провоцируя респондента к ответу о социально желательном поведении. Термин “социально желательное поведение” связан существованием в обществе норм поведения, которые считаются общепринятыми и связаны с конкретным набором ценностей. Например, известно, что участие в выборах является гражданским долгом, и уклонение от него это нарушение долга. Поэтому часть респондентов, не желая быть представителями социально нежелательного поведения, даже при неучастии в выборах все равно скажет, что голосовала. В результате на вопрос об участии в выборах исследователи нередко получают завышенные, по сравнению с фактическим участием, данные. Чтобы снять этот эффект, Д. Рот (D. Roth) предлагает использовать следующий вопрос: “Существует достаточно причин, чтобы не пойти на выборы. Как на Ваш взгляд, если бы выборы состоялись в ближайшее воскресение, Вы бы пошли на них?” – Варианты ответов:

  • “да”,

  • “нет”,

  • “не знаю”,

  • “отказ от ответа” (Roth, 108).

Устанавливая степень уверенности респондента в участии в выборах можно спросить: “Если бы в следующее воскресение состоялись выборы, Вы бы…” – Варианты ответов:

  • “в любом случае пошли на них”,

  • “вероятно, пошли бы на них”,

  • “вероятно, не пошли бы на них”,

  • “ни в коем случае не пошли бы на них”,

  • “не знаете”,

  • “отказ от ответа”.

Выясняя политические симпатии респондента, следует спросить: “За какую партию Вы бы проголосовали?” – Варианты ответов:

  • список партий

  • “какая-либо другая партия (кроме предложенных в списке)”

  • “отказ от ответа”.

Определенные сложности связаны здесь с так называемым “культурным” табуизированием радикальных партий. Чем враждебнее атмосфера в обществе, тем сложнее получить реальное распределение по партиям. Однако с помощью вопросов о непосредственном поведении избирателей не всегда удается измерить электоральное поведение. В таких случаях следует обращать внимание на предпосылки голосования, например установки, мнения, оценочные суждения. Мнения касаются наиболее актуальных проблем. Они могут перерастать в установки, но не наоборот. Установки более стабильны во времени. Сюда относится интерес к политике, к самим выборам; идеологическая и партийная идентификация; партийные предпочтения, отношение к политической системе и к отдельным ее элементам. Перечисленные вопросы играют важную роль при измерении будущего поведения избирателей. С помощью указанных вопросов исследователи получают данные об актуальности тех или иных тем, а затем изучают их более подробно, выделяя отдельные элементы. К вопросам, выясняющим мнение респондента, относится, например, следующий вопрос: “Какие современные проблемы Вы считаете наиболее важными в нашей стране?” – Варианты ответов:

  • “безработица”,

  • “иностранцы”,

  • “вопросы здравоохранения”,

  • “защита окружающей среды”,

  • “не знаю”

  • “отказ от ответа”.

Наиболее часто используются в электоральных исследованиях вопросы, касающиеся установок. Изучается интерес к политике, отношение к партиям, политическим институтам, политической системе в целом и др. Респонденту, например, говорят: “Представьте себе термометр от +5 до –5, с нулевым значением посередине. Оцените, пожалуйста, с помощью данного термометра свое отношение к следующим партиям…” – и предлагают расположить перечень партий на следующей шкале: –5 –4 –3 –2 –1 0 1 2 3 4 5 (Roth, 120). Термометр облегчает представление шкалы людям, которые не сталкиваются с отрицательными числами (Д. Рот утверждает, что к ним относятся прежде всего респонденты пожилого возраста с низким уровнем образования). Термометр представляет собой шкалу, крайние позиции которой выражены вербально. Такая же шкала может использоваться и при оценке политических лидеров. В данном случае вопрос измеряет так называемый рейтинг известности. Выбор значений ниже нуля предполагает недостаток информации о названных политиках. Владение информацией – один из решающих критериев электорального поведения. Другой вопрос касается классификации “левые – правые”. Используется дихотомическая шкала:

левые                                                                      правые



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Респонденту предлагают определить свое местоположение на шкале. Подобная шкала подходит для личного интервью, но для телефонного ее необходимо более детально вербализировать. Используют также шкалу-термометр от 0 до10.

Следующий вопрос касается партийной идентификации. Выясняется как предмет идентификации, т.е. партия, с которой идентифицирует себя избиратель, так и степень идентификации. Респонденту говорят: “В Германии многие люди склоняются к определенным партиям, хотя голосуют они время от времени и за другие партии. Скажите, пожалуйста, склонны ли Вы к определенной партии? Если да, то к какой?” – Варианты ответов:



  • список партий,

  • “другая партия (кроме предложенных в списке)”,

  • “нет, не склонен”,

  • “не знаю”,

  • “отказ от ответа”.

Важным элементом установок является интерес к политике. Используют следующий стандартный вопрос: “В какой степени Вы интересуетесь политикой?” - Варианты ответов:

  • “в большой степени”,

  • “в некоторой степени”,

  • “в малой степени”,

  • “совсем не интересуюсь”,

  • “затрудняюсь ответить”.

Исследователи указывают на то, что при использовании в качестве ответов на этот вопрос альтернатив “да/нет” большая часть респондентов уходит от ответа. При включении же в формулировку вопроса вышеприведенной шкалы удается более точно измерить интерес к политике (Roth, 107).

Вопросы об отношении к институтам власти могут быть связаны с оценкой деятельности отдельных институтов, с доверием к ним. Так как голосование осуществляется не только за партию, но и за лидера, существует множество вопросов, изучающих наиболее важные черты лидера.

Следующий блок вопросов – вопросы, связанные с социально-демографическими характеристиками респондентов. К ним относятся вопросы о расе, национальности, возрасте, образовании, профессии, доходах, вероисповедании респондента и др. Обычно эти вопросы располагаются в “паспортичке”. “Паспортичка” необходима для анализа собранной информации, оценки ее репрезентативности, проведения сравнительных исследований. К этому блоку можно присоединить вопросы, изучающие условия жизни респондента: о месте жительства до 16 лет, об образовании родителей и др.

Основную проблему при получении данной информации составляют вопросы о возрасте и образовании респондента. Возраст является исключительно важной переменной. От него зависят многие социальные характеристики. Возраст отражает физиологические различия людей, различия в этапах их социального развития: меняется образ жизни, социальные роли. Важно различие в поколениях. На человека огромное влияние оказывает воспитание, полученное им в молодости (различия по уровню образования, культуры, социальному опыту, интересам и др.). Вопрос о возрасте может быть поставлен слишком широко: “Скажите, пожалуйста, сколько Вам лет?” Опрашиваемые, однако, имеют тенденцию округлять свой возраст, называть количество полных лет. За счет этого возрастает удельный вес групп с возрастом, оканчивающимся на 0 и 5 (Методы сбора информации, 119). Чтобы избежать этого, можно задать вопрос следующим образом: “Скажите, пожалуйста, сколько Вам полных лет?”. Практика показывает, что вопрос о дате рождения дает более точную информацию, но усложняет обработку и доставляет массу хлопот при переводе шкалы годов рождения в возрастную. Много проблем вызывает и сопоставимость возрастных шкал, так как их существует множество.

Шкалы составляют по различным принципам: биологического, психологического, социального развития. Например, И. Алан предложил классификацию из семи ступеней: ранний подростковый возраст (11–15 лет), поздний подростковый возраст (15–21), ранняя зрелось (25–40 лет), поздняя зрелость (40–55 лет), пожилой возраст (55–65 лет) и старость (более 65 лет). Госкомстат установил иную периодизацию, которая основывается на росте образовательного уровня и трудовом стаже.

Наиболее часто возникают трудности с определением понятия “молодежь”. Одни относят ее к интервалу 14–25 лет, другие – до 30 лет. По мнению В. Г. Андреенкова, определить само понятие молодежи достаточно трудно, так как оно имеет массу смысловых оттенков. Множество же шкал основаны на личном опыте, интуиции исследователей. В связи с этим определенные преимущества предоставляет открытый вопрос о возрасте. Впоследствии он позволяет закрывать переменную возраста, используя самые различные интервалы. Сама процедура перекодировки переменных не представляет на сегодняшний день больших сложностей при наличии необходимых навыков работы со статистическими пакетами, например SPSS.

Не менее важную проблему порождает вопрос об образовании. В общественном сознании понятие “образованный человек” часто связывают вовсе не с формальным уровнем образования (начальное, среднее, высшее...), а с культурой, интеллектом человека. Несмотря на это, в социологических исследованиях обычно ставят вопросы, направленные на получение информации именно о формальном уровне образования.

При составлении вопросов об образовании необходимо знать систему образования. Определенные сложности доставляют люди пожилого возраста, обучавшиеся по иной системе. Если говорить о форме вопросов об образовании, то нет сомнения, что следует избегать открытых формулировок, так как они вынуждают респондента указывать разные стороны образования: уровень, тип и др. Такие данные сложно обработать. Часто причиной ошибки со стороны респондента является незнание им образовательной терминологии. Из-за этого наблюдается завышение среднего уровня образования. Однако иногда это вызывается желанием “выглядеть лучше” в глазах социолога. Как правило, возникают трудности при опросе людей с низким образованием, они неохотно беседуют с интервьюерами. В подобных случаях важно обратить внимание не только на формулировку вопроса, но и на умение интервьюера найти контакт с респондентом.

Конечно же, и другие вопросы “паспортички” вызывают сложности. Например, вопрос о доходе респондента. Прямой вопрос: “Назовите, пожалуйста, Ваш доход за последний месяц?” часто настораживает опрашиваемого. Люди с большим доходом или занижают его или вообще отказываются отвечать. Для того чтобы избежать таких случаев, социологи используют несколько вопросов. Например: “Оцените, пожалуйста, какая часть общего дохода Вашей семьи уходила в последние месяцы на питание?” Социологи могут задать и такой вопрос: “Приобрели ли Вы за последние полгода товары длительного пользования?” Иногда используют вопросы: 1) “Скажите, пожалуйста, сколько человек в Вашей семье, включая Вас, всех взрослых и всех детей, которые живут вместе с вами и имеют общие с Вами доходы?”; 2) “Сколько всего денег в течение последних 30 дней получили все члены Вашей семьи?”

Существует множество вариантов получения информации о доходах. Использование тех или иных формулировок иногда обусловлено методом сбора данных. Так в телефонном интервью, требующем краткости, затруднительно использовать несколько вопросов для получения информации о доходах. При выборе вопроса следует учитывать специфику выборочной совокупности, требования, предъявляемые к используемому методу сбора данных и др.



Выбор того или иного метода зависит от задач, которые ставятся перед исследованием. Каждый метод удобен в своей ситуации. И не следует замыкаться на одном из способов получения информации.
Литература
Артемов Г. П., Авдиенко Д. А., Попова О. В., Чазов А. В. Электорат политических объединений России: Опыт проведения в Санкт-Петербурге // Полис. 2000. № 2.

Bьrklin W., Klein M. Wahlen und Wahlverhalten. Eine Einfьhrung. Opladen, 1998.

Kort-Krieger U. Praxis der Wahlforschung. Frankfurt am Mein, New-York, 1986.

Lavies R.-R. Nichtwдhlen als Kategorie des Wahlverhaltens. Dьsseldorf, 1973.

Методы сбора информации в социологических исследованиях. Кн. 1/ Отв. ред. В. Г. Андреенков, О. М. Маслова. М., 1990.

Россия: Национальная стратегия и социальные приоритеты / Под ред. Г. В. Осипова, В. К. Левашова, В. В. Лакосова. М., 1997.

Roth D. Empirische Wahlforschung. Ursprung, Theorien, Instrumente und Methoden. Opladen, 1998.

Конец формы