Марина Ильина и Владимир Ильин социальная организация городского рынка - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Марина Ильина и Владимир Ильин социальная организация городского рынка - страница №1/3

Марина Ильина и Владимир Ильин
СОЦИАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ГОРОДСКОГО РЫНКА:

С конца 80-х годов в СССР и России появилась новая социальная группа так называемых “челноков”. Она играет заметную роль как в удовлетворении потребности населения в товарах, так и в смягчении все обостряющейся проблемы занятости.

Несмотря на заметное место этой группы в социальной структуре российского общества, она еще не стала для социологов предметом серьезного изучения.

Целью данной работы является подход к этой большой и важной теме. Эта цель включает в себя две задачи: (1) анализ особенностей статусной позиции рыночных торговцев; (2) описание социальных характеристик людей, заполняющих эти позиции. Объект данного исследования - торговцы вещевого рынка города Сыктывкара 1996 - 1997 гг..

Монографическое исследование “челночного” сектора Сыктывкарского рынка начато зимой 1996 г. Ему предшествовало небольшое количество глубоких интервью с рыночными торговцами, что позволило подготовить программу исследования. На первом этапе (лето - осень 1996 г.) было проведено около полусотни фокусированных интервью и структурированные наблюдения. Результаты этого этапа представлены в докладе на Всероссийской научной конференции “Социальная стратификация: история и современность” (Сыктывкар, сентябрь 1996 г.) и опубликованы в тезисах конференции (1). Теоретический анализ ряда проблем, связанных с данным исследованием, дан в монографии В.Ильина “Государство и социальная стратификация” (2). На втором этапе (конец 1996 г.) был проведен выборочный опрос рыночных торговцев (чуть менее половины генеральной совокупности). На третьем этапе шла обработка количественной и качественной информации. На четвертом этапе (1997 г.) в объект исследования расширен: в него включен продуктовый рынок и персонал администрации рынка.
ВВЕДЕНИЕ


Социальное и физическое пространство городского рынка
Рынок расположен неподалеку от центра города, в примыкающем к нему с севера микрорайоне. Он занимает площадь 19 тыс. квадратных метров. Это центральный рынок города с населением около 250 тыс. чел. Помимо него есть несколько минирынков, несопоставимых с городским рынокм по масштабам деятельности и количеству как продавцов, так и покупателей.

В советское время во многих городах действовали так называемые “барахолки”. Формально они предназначались для купли-продажи подержанных вещей, но фактически здесь в тех или иных масштабах всегда шла спекуляция (перепродажа новых вещей, купленных в государственных магазинах), каравшаяся по закону. Поэтому барахолки регулярно то закрывали в борьбе с “мелкобуржуазными пережитками”, то снова открывали, следуя экономической целесообразности. Лишь после принятия законов об индивидуальной трудовой деятельности и кооперативах барахолки расцвели и трасформировалсиь в вещевые рынки, перешедшие к легальной торговле новыми товарами. В большинстве своем рынки заполнились товарами, либо купленными за границей, либо перекупленными в других городах.

В Сыктывкаре “социалистическом” барахолки в полном смысле этого слова не было. Городской рынок сводился в основном к рядам, заполнявшимся торговцами продовольствием, а также одному крытому павильону, где также торговали продовольствием. Кроме того на территории рынка в конце 1980-х гг. находились два магазина: один продовольственный и один хозяйственных товаров, в качестве филиала которого был построен металлический ангар..

Поэтому вещевой рынок возник в качестве специальных рядов продовольственного “колхозного” рынка. Потом ему был передан одно здание. По мере расширения вещевого рынка (в период исследования здесь собиралось ежедневно до 600 - 700 торговцев) ему стало тесно. Под рынок были передны соседние территории, что позволило продовольственному и вещевому рынку пространственно разделиться. Новая администрация, пришедшая к руководству осенью 1995 г., освоила северную часть территории рынка, которая почти не использовалась. Там разместили продовольственный рынок.

В 1997 г. Было принято решение возвести над рынком крышу. Первый этап реконструкции - строительство теплого ангара площадью 1,5 тыс. Кв. Метров для вещевого рынка, второй этап - возведение такого же помещения, но с холодильным оборудованием для хранения продуктов. Сметная стоимость реконструкции рынка - примерно 14 млр. Руб. Все средства администрация рынка должна была получить на коммерческой основе. На новом рынке было предусмотрено и техническое новшество с серьезными социально-экономическим последствиями: работа только с кассовыми аппаратами (МС.9.10.97). Однако по словам директора рынка, денег все еще не дают, а своих средств на это не хватит.

Городской рынок - это часть социального пространства города с относительно автономной организацией. Она включает в себя три три группы основных статусных позиций: (1) Муниципальное предприятие “Сыктывкарский городской рынок”, состоящее из рынка и магазина хозяйственных товаров; (2) примерно одна тысяча индивидуальных торговых мест, заполняющихся с сезонными колебаниями: максимально - летом, минимально - зимой (колебания примерно в 300 мест); (3) покупатели городского рынка; (4) маргиналы, проводящие все время на рынке и поставляющие торговцам разовые дешевые услуги. В качестве автономной части социального пространства взаимодействие людей на рынке регулируется целым сводом норм: как внутренним положением о колхозном рынке 1978 г., дополненным многочисленными добавлениями более позднего времени, решениями городского Совета, администрации, а также местных специализированных контролных органов, общероссийскими нормами, регулирующими торговлю и предпринимательскую деятельность.

К рынку примыкает его периферия: обширная территория, формально не имеющая к нему отношения, но фактически включенная в его социальную жизнь. Многие дома вокруг рынка арендуются торговцами. На примыкающей к рынку территории разворачивается организованная и неорганизованная торговля, которая формально не включена в сферу деятельности администрации городского рынка и поэтому не оплачивается, но фактически живет за счет преимуществ концентрации покупателей, привлекаемых именно рынком.

Социально-экономические отношения, формирующиеся вокруг городского рынка, распротсраняются и на территорию всего города: значительная часть его населения регулярно или эпизодически являются покупателями товаров, городские органы власти и управления в значительной мере регламентируют нормы отношений на рынке, а городской Совет является и собственником предприятия “Сыктывкарский городской рынок”.

Значительно слабее, но все же вплетена жизнь рынка и в социально-экономические отношения региона, в первую очередь его части, прилегающей к городу. Сюда из сельской местности поставляются некоторые виды продовольствия, сюда стекаются торговцы из близлежащих сел.

Однако гораздо плотнее Сыктывкарский городской рынок вплетен в экономическую сферы Москвы: ее рынки являются перевалочными базами, откуда в город завозится основная часть продаваемых здесь товаров. По маршруту Сыктывкар-Москва циркулирует основная часть торговцев.

Азербайджан, Молдова, Дагестан также связаны с Сыктывкарским рынком тесными связями. Для жителей первых двух государств он дает рабочие места, равноценные которым им невозможно получить у себя дома. Туда переправляется часть заработанных средств, поскольку Сыктывкар выступает как место временных заработков. Для жителей Дагестана Сыктывкарский рынок - это не только место сезонной работы прежде всего в зимнее время, но и место сбыта производимой дома продукции. Таким же образом Сыктывкарский рынок дает рабочие места торговцам из соседней Кировской области.

Самые дальние связи городского рынка уходят в Турцию, в меньшей мере в Китай, Польшу. Туда отправляется часть “челноков” закупать товар прямо на месте его производства, большинство же товара, произведенного в этих странах, попадает в Сыктывкар через московских “челноков”.


Муниципальное предприятие “Сыктывкарский городской рынок”
Городской рынок в первой половине 1990-х гг., когда в разгаре была приватизация государственной собственности, был передан в аренду частной фирме. Однако в результате продолжительной борьбы в администрации города он стал муниципальным предприятием в мае 1995 г. Реорганизованное предприятие включило в свой состав собственно рынок и магазин хозяйственных товаров.

В конце 1997 г. в штатах городского рынка, включая магазин, насчитывалось 90 чел. Персонал рынка включает директора рынка и двух заместителей (один по рынку, второй - по магазину), 4 бухлалтеров (включая главбуха) и 1 кассира, товароведа, разъездного товароведа, заведующего магазином, заведующего отделом стройматериалов (отдел вынесен в отдельный ангар), начальника службы охраны, которая состоит из 16 чел., 4 кладовщиков, принимающих у торговцев товар на хранение, продавцов магазина, 2 кассира рынка, 15 дворников, 2 лицензионщика.

Когда Галина Владимировна в сентябре 1995 г. пришла на свой пост, здесь было два контролера. К концу 1997 г. их численность увеличилась до 8, к лету планировалось довести до 12. Они подчиняются непосредственно администраторцу рынка. На эту должность контролера берут только молодых мужчин. “Женщине, - считает директор, - с этой публикой не справиться... Хотя я справляюсь”.

За пределами штатного расписания на рынок работают 5 чел., обеспечивающие теплоснабжение, а также лаборатория, являющаяся подразделением городской санэпидстанции.

Администрация рынка обладает полной хозяйственной самостоятельностью и сама решает, какие цены установить за свои услуги. Его деятельность, как и любого торгового предприятия, регулируется соответствующим сводом нормативных актов местного и федерального происхождения. Предприятие само отчитывается перед налоговой инспекцией и другими контролирующими государственными органами. Городская власть является его собственником, однако в управление не вмешивается. Городскому Совету как собственнику предприятие отчисляет 30% своих доходов. Правда, в течение первых двух лет (с сентября 1995 г. по сент. 1997 г.) эти средства оставались для развития рынка.

В ноябре 1997 г. предприятие продало индивидуальным торговцам и предприятиям 640 талонов на 81 628 тыс. руб.


МЕЛКИЕ РЫНОЧНЫЕ ТОРГОВЦЫ
С конца 80-х годов в СССР и России начался процесс формирования рыночной экономики и легального рынка труда в подлинном смысле этого слова, т.е. именно рынка, а не механизма административного перераспределения рабочей силы. Естественным следствием этого процесса является образование социальных классов. Одним из участков социального пространства, где четко наблюдается процесс формирования классов, является городской рынок.
Челночный бизнес

Одной из наиболее благоприятных рыночных ниш для мелкого рыночного бизнеса стала “челночная” торговля: завоз мелких партий товаров из-за границы в Россию, а здесь с перевалочных баз (крупнейшая - московские вещевые рынки) - в провинцию.

Толчок “челночному” бизнесу дало открытие границ и развитие туризма, который в условиях обнищания значительной массы населения и удорожания билетов приобрел преимущественно форму так называемого “шоп-туризма”. По имеющимся экспертным оценкам, 60 и более процентов туристов в действительности - “челноки”. По данным Государственного таможенного комитета 3% пассажиров в 1993 г. ввозили в страну столько же товаров, сколько и остальные 97%. На долю челночного бизнеса пришлось 70% ввозившихся в Россию недорогой одежды, спортивных костюмов, перчаток, подавляющая часть дешевой бижутерии, примерно половина изделий из кожи, до 30% аудио- и видеотехники (2).

Сыктывкарский городской вещевой рынок основывается почти исключительно на челночном промысле. “Челноки” либо торгуют сами, либо используют наемных продавцов. Однако в явном или скрытом виде именно они являются главными действующими лицами рынка.

Согласно данным официальной статистики, объем продаж на вещевых и смешанных рынках составил 22% от общего объема товарооборота Сыктывкара 1997 года. На вещевых и смешанных рынках население приобрело 14% от общего объема продаж продовольственных товаров, а также 68% от общих покупок одежды, 62% обуви, 65% трикотажа.

Продовольственный рынок

Вторая часть городского рынка – это ряды торгующих продовольствием. Это самая старая часть городской торговли: даже в дни самой активной борьбы КПСС против “мелкобуржуазных пережитков” в той или иной мере допускалась рыночная торговля продовольственными товарами, произведенными в личных подсобных хозяйствах. Правда, в условиях северного города эта часть рынка, ограниченная в значительной мере местными производителями, никогда не была значительной. Правда, на нее пробивались приезжие торговцы с Юга, но это не могло сделать продовольственный рынок и в малой мере сопоставимым с южными базарами.

В постсовестский период, когда были сняты идеологические ограничения на развитие торговли продовольствием, прежде всего на посредническую торговлю, продовольственный рынок Сыктывкара существенно расширился, резко возросла его насыщенность товарами. Здесь появились даже экзотические фрукты. Свежие овощи стали продаваться круглый год.

В отличие от вещевого рынка на продовольственном помимо торговцев чужим привозным товаром, как и в былые времена, встречаюся и местные производители. Их спектр колеблется от алкоголика, вышедшего на рынок с ведром краденной картошки, до средних производителей продовольствия, уже нанимающих продавцов для продажи своего товара.


Первоначальное накопление
Челноки.

Исторически первая классовая группа, начавшая формироваться на рынке - мелкие собственники. Индивид, занимающий такую позицию, выполняет одновременно две разные социальные функции - собственника капитала и работника. К этой классовой группе мелких собственников относятся работающие на рынок крестьяне, ремесленники и, конечно, мелкие торговцы.

Ключевая проблема создания предприятия - первоначальный капитал. Одни создавали свое дело, пуская в оборот имевшиеся у них сбережения и таким образом превращая их в капитал.

Женщина пенсионного возраста, начавшая торговать на рынке в 1994 г., так описала историю своего дела:

Никакого первоначального капитала для "раскрутки" у меня, конечно, не было, да я ведь и раскручиваться не собиралась. Просто хотелось немного себе материально помочь, а для этого я начала с вещей, которые сама вяжу (связано очень хорошо). Запасы шерсти были, вяжу быстро - вот и попробовать решила продавать.

Нередко они искали возможности привлечения дополнительных средств в форме кредитов. Конечно, банковские ссуды им были недоступны. Поэтому для разворачивания дела прибегали к краткосрочным кредитам своих друзей и знакомых. Даже для того, чтобы получить право торговать необходимы существенные суммы. 18-Летняя девушка, недавно пришедшая на рынок описывала в 1995 г. Свои минимальные расходы так:



- Многие знакомые на рынке работают, все советовали - иди, подскажем, научим. И вот рискнула. Деньгами пособили знакомые, нужно будет еще раздавать долги, а денег понадобилось немало: 75 900 руб. стоит лицензия на право торговли, раз в месяц нужно платить такую же сумму, чтобы иметь право торговать, 45000 стоит место - стол на рынке ежедневно, 20000 - камера хранения, + налоги, + раз в год 75000 надо платить в пенсионный фонд. Налоги платят здесь три раза в год: до 15 июля, до 15 августа, до 15 ноября.

Место в палатке в 1995 г. стоило 80 тыс. руб. в день. Это повышает издержки, но создает более сносные условия торговли, да и товар находится в большей сохранности. Поэтому те, кто стал на ноги, стремятся торговать из палаток.

Нередко кредит, взятый у родственников, друзей и знакомых, возвращался товарами по цене, близкой к той, по которой товар приобретался.

У многих кавказцев, начавших свое дело в последние годы, схожий метод формирования стартового капитала. Правда, круг родственных связей и взаимопомощи у них, судя по всему, шире, чем у русских и коми. Бывший сельский учитель из Азербайджана рассказывал:

- Московские родственники, советовавшие заняться торговлей, не подвели, сделали все, что обещали, денег дали - до сих пор потихоньку тот долг отдаю, помогли первый раз товар купить, советом помогли. Торгую вот уже 14 месяцев.

Те, кого мы определили как собственников (самозанятых, self-emploed - понятие, широко используемое в западной статистике и социологии), самоидентифицируют себя с помощью таких понятий, как “хозяин”, “владелец собственного бизнеса”, “челнок”. Первые два самоопределения уже выражают появление классового самосознания.



Сельхозпроизводители

В отличие от “челноков” почти всегда в СССР разрешалось производство в личных подсобных хозяйствах, на приусадебных участках сельхозпродукции и продажа ее излишков на колхозном рынке. В южных районах страны этим правом пользовался довольно широкий круг сельских и городских жителей. На Севере коммерческие традиции существенно слабее, но и здесь всегда были люди, производившие картошку и иногда зелень на продажу на рынке. Чаще всего для торговли использовали старушек, а мужчины подносили им мешки, увозили домой остатки. Торговать на Сыктывкарский рынок ездили как работники совхозов из блиллежащих сельских районов, так и горожане, проживавшие в традиционных домах с участками или имевшие дачные участки или просто раскопанные в лесу куски земли.

С началом перестройки все преграды на производство сельсхозпродукции и ее продажу были постепенно сняты. Одновременно стало быстро ухудшаться снабжение магазинов продовольствием. Это резко усилило интерес широких слоев населения к сельскохозяйственной деятельности. Большинство стало выращивать картошку в больших, чем прежде масштабах. Довольно многие производили ее больше, чем могли съесть, что стимулировало вынос на рынок ее излишков.

Для Севера характерен относительно высокий удельный вес людей, занимающихся сбором грибов и ягод не столько для удовольствия, сколько для пропитания семьи. Наиболее упорные и удачливые собирают их гораздо больше, чем могут потребить их семьи. В годы Советской власти они сдавали эту продукцию в кооперативные магазины в обмен на талоны, дававшие право на покупку дефицитных товаров. В постсоветский период эта традиция не угасла и многие из них сдают дары леса в магазины, частным заготовителям. Небольшая часть людей, имеющих много времени для сбора грибов и ягод и их продажи на рынке, предпочитают сбывать добытое самостоятельно, чтобы не терять на цене.

Таким образом, мелкотоварное сельхозпроизводство в этом регионе, как и во всей стране, имеет давние традиции. В постсоветский период они получили дальнейшее развитие.

Очень узкий круг жителей города и пригородов попытался поставить рыночное производство продовольствия на широкю ногу и стать профессионалами в этой области. Основная часть из них так и застряла на уровне масштабов приусадебного хозяйства. Однако некоторые смогли превратиться в настоящих фермеров.

Один из примеров такой успешной мобильности – семья Куратовых.

Римма Ивановна родом из коми деревни. В молодости, приехав в Сыктывкар на курсы киномехаников, вышла здесь замуж. Купили с мужем дом с участком на окраине города. Когда началась перестройка и экономический кризис, супруги Куратовы заволновались и решили использовать новые возможности и что-то предпринять для обеспечения семьи. На сбережения купили грузовик. Римма Ивановна вспомнила свою молодость (успела в молодости свинаркой поработать) и построила с мужем большой сарай. Завели поросят. Начинали с 10-12 голов, к весне 1998 г. могли одновременно сдать на мясо до 60 штук. В течение года через их руки проходит до 200 свиней. Поначалу была одна корова, потом – две. Выращивают телят – от 6 до 10.

В семье существует разделение труда. Муж занимается снабжением: тоннами закупает крупы, пищевые отходы из больниц и детских садов, просроченную рыбу. Он же заготавливает сено на арендуемых лугах и местах, выделенных администрацией города. Римма Ивановна отвечает в первую очередь за сбыт мяса на рынке, за ветеринарное обслуживание. На ведение хозяйства уходит весь день, начинающийся порою в три утра и кончающийся в 10-11 вечера. На младшего брата Риммы Ивановны возложена работа по уборке свинарника. Помогает в хозяйстве и сын.

Торговля ведется в основном свиной. Дополнительно весной торгуют поросятами (из Чувашии завезли породистых свиноматок, дающих по 20-22 поросенка). Сами делают сало и продают на рынке. В небольших масштабах производится молоко, но оно раскупается на дому и до рынка не доходит. Во дворе дома держат еще 15-20 гусей.

Успешно развернувшееся дело позволило построить новый дом. Его делал муж. До занятий фермерством он работал плотником-бетонщиком. Потом, когда хозяйство разрослось, он полностью сконцентрировался на своем хозяйстве (“Зачем на кого-то почти бесплатно пахать?” – комментирует Римма Ивановна).

На окружающих Римма Ивановна глядит глазами преуспевающей хозяйки, не понимающей, почему другие не могут добиться того же: “Я по миру поездила – Эмираты, Индия… Там люди живут, а мы здесь существуем. Не умеем еще ни работать, ни отдыхать. У нас половина населения хочет жить по-американски, а работать по-русски” (Лазарев и Матвеев 15.04.98).


Классовое расслоение
Если бизнес пошел удачно, то на определенном этапе появляется существенный доход. И тут возникает дилемма: либо пустить основную его часть на потребление (“проесть”), либо расширить дело. В последнем случае имеющийся капитал превышает возможности его прокручивания с помощью одного работника, который к тому же выполняет функцию и собственника капитала. Естественный выход - создание статусной позиции наемного работника.

Первая фаза: хозяин и наемный продавец торгуют рядом. Такая форма часто встречается среди азербайджанских торговцев. Среди местных торговцев продовольствием также есть такие, которые начинали торговать сами, а по мере расширения масштабов, стали привлекать наемных работников.

При этом “челнок” оставляет за собой функции, требующие более высокой квалификации и ответственности. Первый шаг - наемный работник стоит на рынке (самая простая и нудная работа, в условиях Сыктывкара связанная с очень длительным пребыванием на холоде под открытым небом). Сам же хозяин (хозяйка) занимается закупкой и транспортировкой товара, осуществляет финансовое управление. На более высоких ступенях развития челночного бизнеса хозяин нанимает не только продавца, но и опытного закупщика, например, в Москве, который по его указаниям закупает и отправляет товар в Сыктывкар. В зависимости от характера товара он отправляется либо поездом с проводником, либо за арендную плату в автомобиле более крупной фирмы, перевозящей свои товары по тому же маршруту. В результате на рынке появились “челночники”, которые сами за прилавком не стоят, не таскают на себе узлы, а выполняют сугубо менеджерские функции и управляют капиталом, получая с него дивиденды. Они уже незримо маячат за спинами мерзнущих за прилавками наемных продавцов.

Нередко такие отношения найма рабочей силы возникают среди родственников. 30-летняя торговка и сама работает и на рынке, и свою тетку нанимает для продажи товара, который в основном привозит подруга, специализирующаяся на транспортировке:



- С теткой расчет не как с компаньоном - когда прибыль идет хорошая, договариваемся о проценте, что ей выгоднее. Когда же товар не идет, обговариваем конкретную сумму, которую она должна ежедневно заплатить. Но эта наемная сила непостоянная, периодическая. Пробовала нанимать и посторонних продавцов, чтобы быстрее расходился товар, но в целом стараюсь обходиться без этого.

Промежуточной группой являются собственники, берущие на реализацию чужой товар. Встречаются разные причины перехода в эту промежуточную позицию. Одна из распространенных - трудности с ведением собственного дела: не хватает собственных средств, сил, времени, чтобы ездить на закупки, поэтому при формальном сохранении статуса хозяина (имеет лицензию на право предпринимательской деятельности) такой торговец фактически начинает работать, как и наемные работники, на процент от реализации.



Пенсионерка, торгующая на рынке с 1994 г. В основном связанными ею изделиями, так описала этот сдвиг:

... Я быстро поняла, что можно и по-другому здесь приторговывать - брать у кого-то вещи на реализацию и 10 процентов от продажи получать - такая здесь такса, я это тоже делаю, много не беру - вон девочки сидят, так они постоянно этим занимаются, то есть практически они получаются как бы наемные работники у хозяев товара, а я же просто беру несколько вещей и торгую. Иногда кто-то из знакомых что-нибудь попросит продать: почему бы и нет, те же 10 процентов себе получаю, в основном у "черных" беру - но только немного, чтобы себя не связывать. Они сами подходят и предлагают, товару у них много, вот они его по-разным "точкам" типа меня и распределяют, а не только своим наемным продавцам дают. Глядишь, и расходится у них товар. Ни денег, ни расписки они не берут, все у них на слове держится, но они же практически весь рынок держат. Никто их и не обманывает.
Таблица 1

Классовая позиция торговцев вещевого рынка

(по данным выборочного опроса конца 1996 г.).





Кол-во чел.

Удельный вес в процентах

Хозяева

131

45,6

Хозяева, берущие на реализацию чужой товар

41

14,3

Наемные продавцы

115

40,1

Всего

287

100,0


Примечение: В таблице отражена структура лишь тех, кто непосредственно торгует на рынке. Собственники своего дела, нанимающие продавцов и непосредственного участия в рыночной торговле не принимающие, в этой таблице не учтены.
В условиях сформировавшейся классовой структуры и оформившегося рынка причины выбора статусной позиции в основном носят внеличностный характер. В мелком челночном бизнесе современной России дело обстоит иначе: важную роль играет не только наличие средств, но и особенности личности человека, делающего выбор. Выбираемый и достигаемый рыночный статус во многом зависит от психологического склада личности. Те, кто стал здесь предпринимателем, отличаются склонностью к анализу, способностью меняться, приспосабливаться к ситуации, независимостью суждений. В системе их ценностных ориентаций особое место занимает стремление к самостоятельности, дополняемое готовностью идти на жертвы, самоограничение во имя создания и поддержания собственного дела, выступающего как самодостаточная ценность.

30-летняя женщина с высшим экономическим образованием объяснила свой выбор:

- Пришла сюда 3 года назад, в 1993 г. Как экономист, понимала, что можно рассчитать все и работать здесь прибыльно. Опасений со стороны экономической не было, меньше, чем на службе, денег все равно не получила бы, а то, что можно получить много больше - было как специалисту тоже очевидно. С самого начала идти ни к кому в продавцы не хотела, ситуации, когда есть нечего, тоже не было. Муж был очень против, чтобы я начинала такую деятельность, но когда она все же решилась, помог сделать так, чтобы начало было самостоятельное.
Классовая мобильность
Грань, отделяющая вышеперечисленные, группы размыта, неустойчива. Неудивительно, что часть торговцев время от времени ее пересекает то в одном, то в другом направлении. По данным нашего опроса, из 287 чел. 52 (18,1%) начинали в качестве наемных продавцов, а потом перешли в группу хозяев собственного дела.

8,7% - 25 чел. -опрошенных, начав в качестве самостоятельных хозяев, потом перешли в наемные работники.

Молодая женщина попробовала начать свой бизнес вместе с мужем, но им трудно было найти общий язык. Приняла решение продолжать в одиночку

и тут же решила, что лучше наемным работником - меньше забот, а деньги можно получать те же самые, если не больше. Сначала я подторговывала без документов, не оформляя лицензии, так многие начинающие делают, а уж когда хотели свое дело заиметь - тогда все и оформили, так что в общей сложности я здесь почти 2 года, а официально - 1.



Женщина-торговка, иммигрировавшая из Молдавии, рассказала о постепенном дрейфе из хозяев в наемные работники:

- ...Много таких вы здесь не найдете, все в основном теперь стараются в наемные пойти, вот и мы(ей периодически помогает муж) тоже из хозяев уже больше в наемные перешли, это выгоднее становится. За место платит тот, кто мне товар дает, а уж свой товар я тоже потихоньку продаю.

Однако абсолютное большинство - 210 чел. (73,2%) своего классового статуса не меняли. Это наводит на мысль, что в основе классовой мобильности в этой зоне классовой структуры лежат не только социально-экономические факторы (например, имеющиеся накопления), но и субъективные ориентации, осознанный и свободный выбор. У людей, начавших работу на рынке в качестве наемных продавцов, как отмечали многие, возникают сугубо психологические барьеры, мешающие переходу в группу хозяев.

Молодая женщина, имевшая небольшой опыт самостоятельной торговли, а затем перешедшая к работе по найму, так объяснила этот феномен:

- Такие, кто начинал работать как продавец, а потом перешел в хозяева - есть но немного, еще меньше тех, кто наоборот, как мы. Все очень просто: работа продавцом развращает, к ней привыкаешь, ведь хозяину надо крутиться, а ты стой и торгуй только, голова не болит о том, что и где купить. А поездки сколько выматывают и сил, и времени, и здоровья. Там таскать эти вещи без конца! Нет, уж лучше так, на свои 10%. Можно сказать, что каждый продавец хотел бы стать самостоятельным хозяином, но вообще-то это только “хотение”, не более, многие говорят, что денег не хватает для самостоятельного бизнеса, а я думаю, что просто человек, поработав продавцом, привыкает и уже не в силах самому впрягаться и везти весь этот воз.

Однако свобода выбора классовой позиции, весьма очевидная в начале базарного бизнеса (большинство начинало, не имея никаких накоплений), с каждым годом все более и более свертывается. По оценкам самих торговцев, начинать свое дело сейчас стало уже очень трудно: основные ниши заняты теми, кто набрался опыта и накопил некоторый капитал, снижение же покупательной способности населения, усиление налогоообложения сделали челночную торговлю далеко не такой прибыльной, как она была на заре своей истории.

Одна из торговок, имеющих свое дело, так описала в 1996 г. наблюдаемую ею в течение трех мобильность на рынке:

- Соотношение хозяев и наемных продавцов - примерно 50 на 50. Сейчас начинать свое дело трудно, ниши уже заняты, поэтому все больше увеличивается число наемных работников и все уменьшается число тех, кто начинает собственное дело. Если ты работаешь как наемный продавец - уже очень трудно перескочить этот рубеж и заняться самому: просто привыкают люди работать за процент. а чтобы самому раскручиваться - сразу солидная сумма денег нужна. Не нашел, пришел с мыслью, что подработаешь и потом включишься - и привыкаешь понемногу, что за тебя думает хозяин, а ты знай себе продавай. Те, кто нанимается в качестве продавцов, могут иметь в день порою по 150 тысяч. Если так работать хотя бы 20 дней в месяц - уже получается такой же доход, как у меня - и никаких поездок. Это расслабляет, и я не припомню случая, чтобы то-то из наемных работников перешел в самостоятельное плавание. Тем более, что наемный продавец - временная позиция, сегодня ты продавец, а завтра работник вуза или студент, это как-то позволяет не терять свой собственный статус в собственных, по крайней мере, глазах. все равно у нас люди привыкли думать, что торговать на рынке стыдно, и человек оправдывается перед собой - я пришел временно - от безденежья, я не спекулянт какой-нибудь. Мня же, хотя и мучил стыд, такой вариант не устраивал, я просчитала, чтобы иметь настоящий доход - надо иметь свое дело.

Отношения между работодателем и работником
Для того чтобы стать рыночным продавцом, работающим по найму, в недавнем прошлом нужно было, по словам наших респондентов, просто прийти на рынок и выразить вслух свое желание. Сегодня же предложение рабочей силы превышает количество имеющихся рабочих мест и для аналогичного устройства уже необходима протекция. Так, проверенный продавец может порекомендовать своему хозяину или его другу кого-то из своих. Превышение предложения рабочей силы над числом доступных рабочих мест весьма негативно сказывается на уровне оплаты труда, гарантированности работы и т.п.

Формы отношений между работодателями и наемными работниками нередко формируются под давлением необходимости защиты от налогового бремени, поэтому нередко камуфлируются. Реальный собственник торгового предприятия не хочет светиться на рынке и передает свой товар на реализацию наемным работникам, которые нередко сами платят за торговое место на рынке и имеют лицензии на право предпринимательской деятельности. Власти не хотят вникать в эти запутанные отношения и не проводят грани между двумя классовыми позициями. Эта индифферентность к классовому статусу выражается в требовании ко всем торгующим иметь лицензию на право торговли, платить налоги. Поэтому формально и мелкий собственник, и наемный рабочий выступают по отношению к государству как предприниматели.

Наемный продавец не вкладывает в свое дело собственных средств, не связан необходимостью обязательной реализации товара, он ежедневно берет его у хозяина и ежедневно сдает его остаток, получая расчет на месте. Хозяин назначает и цену, в поддержании которой он заинтересован. Продавец, в свою очередь, для увеличения своего дохода может цену увеличить, но это ведет к замедлению оборота, что не выгодно хозяину. Продавцу можно не увольняться с места постоянной работы, можно работать по выходным, в отпуске и т.п.

Оплата наемного работника проводится ежедневно по окончании рабочего дня. Одни работают на условиях получения процента от выручки (5-10%), другие - за фиксированную поденную оплату (30-40 тыс. руб. - 6-8 долл. - летом 1996 г.). Работающие на процент от выручки при хорошей конъюнктуре и профессиональном мастерстве могут заработать до 200 тысяч. руб. в день, правда, это бывает редко. Возможно и полное отсутствие заработка.

Девушка-студентка, работающая во время каникул по найму у азербайджанского хозяина, так описала характер договора:

- Доход меня здесь сейчас устраивает. Договор такой - не процент, а 30-40 тысяч в день (в зависимости оттого, как пойдет торговля). Это сейчас лучше, чем процент, потому что еще неизвестно, сколько наторгуешь, а так каждый вечер имеешь 40 тысяч в кармане. Если торговля идет хуже - то тогда 30 тысяч в день. Говорят, что у тех, кто торгует на проценты, бывает больше возможностей в смысле дохода, но меня такая ситуация очень устраивает, я ведь по-настоящему торговать еще не умею.



Другая молодая женщина рассказывала:

- Работаю я непостоянно - все-таки маленький ребенок, хозяина моего это не очень устраивает, но с другой стороны - я ему нравлюсь, у меня хорошо получается торговать, поэтому он со мной не расстается. Тут ведь какое-то природное умение нужно, объяснить человеку все как следует и при этом его не спугнуть своим явным желанием сбыть товар.

Работаю я под 10% от выручки. Чтобы кто-то давал просто 30-40 тысяч не слышала... В впрочем, да, это азербайджанцы стараются так давать, им так выгоднее, а девочки-студентки на это соглашаются. Меня же такой вариант абсолютно не устраивает, я наторгую на миллион, а получу только 40 тысяч! Нет, уж лучше я постараюсь и получу свои 10 процентов от этого миллиона. Трудовую книжку дома держу, записей никаких там относительно рынка нет, хотя слышала, что в стаж это для пенсии идет, налоговая будет давать какие-то справки.

Русская женщина, которой время от времени помогает муж, использует ловкую тактику: формально она наемный работник, которому за место платят несколько хозяев, а фактически приторговывает и своим товаром:

- ...Берем под 10%, у нескольких хозяев. Под конкретную сумму только неопытные договариваются, это страшно невыгодно, что же, я сделаю хозяину хорошую выручку, а он мне отдаст только то, что оговорил! Это азербайджанцы стараются так свой товар пристроить, но я у них не беру, я только с русскими хозяевами дело имею, и всем новеньким советую то же. Хозяева здесь у меня постоянные, друг другу мы доверяем.



Мы сами возим из Москвы, а хозяева наши - из Турции, из Польши. Больше их товара продаю, чем своего, так выгоднее. Сами хозяева тоже торгуют, за рынок все держатся, рынок кормит.
Дно

За пределами классовой структуры, точнее за ее нижним пределом находится довольно аморфная часть социального пространства, традиционно называвшаяся люмпен-пролетариатом, пауперами, а в последнее время в англоязычной литературе непереводимым словом underclass. Сыктывкарский городской рынок также имеет свое дно и без него его трудно представить.

Место на дне занимается разношерстной публикой, имеющей за плечами свой путь на рынок, обычно в корне отличный от пути торговцев. Многие из них прошли через тюрьмы, а вернувшись не в состоянии вписаться в те части общества, где можно заработать сытный кусок хлеба и нормальную по местным стандартам жизнь. Немало тех, кто потерял себя в пьянстве и стал не способен занять никакое приличное рабочее место, чей смысл жизни свелся к простому кругу: достать денег на выпивку, а повезет - так еще и с закуской, забыться и снова по тому же кругу.

Эта публика встречается в разных частях города, но ее Мекка - это городской рынок. Здесь легче всего найти случайный заработок, выпросить недостающие деньги для покупки бутылки или просто что-то стащить. Здесь постоянное общение в своей среде.

Торговцы и люмпены связаны между собой незримыми нитями. Обе группы подпитываются за счет друг друга: торговцы, главным образом азербайджанцы, подбрасывают люмпенам работу, обеспечивающую им необходимый для поддержания сложившегося стиля жизни доход (часто в натуральной форме: выпивка, закуска), а люмпены - обеспечивают торговцев баснословно дешевой и гибкой рабочей силой, которая всегда под рукой в любом количестве и на любое время, готова работать за выпивку, которой уже спившимся людям много не надо.

Особо тесно связаны между собой люмпены и кавказские торговцы. Мужская порою гипертрофированная гордость ряда кавказцев заставляет их чувствовать себя неуютно за перетаскиванием тюков, разгрузкой и погрузкой. Поэтому они охотно нанимают люмпенов. В результате одни выступают в престижной роли хозяев-работодателей, другие зарабатывают на выпивку насущную. На рынке и около него нередко можно встретить люмпена, везущего тележку с грузом, а рядом вышагивающего руки в брюки хозяина с Кавказа.

Местные женщины-торговки обычно не пользуются услугами люмпенов: одни берегут деньги, другие в этом не нуждаются ни с физической, ни с моральной стороны, третьи просто опасаются доверять этой публике.

Люмпенская биржа на рынке обслуживает не только торговцев, работающих здесь. Сюда заезжают предприниматели из города в случае, когда им необходима дешевая рабсила на короткий промежуток времени. Тут можно нанять народ для работы на дачном участке, строительстве дома и т.п.

Рыночные люмпены представляют собой хорошо организованную бригаду, которая не пускает на свой рынок посторонних конкурентов, “по справедливости” распределяет работу и возможность заработка. Работодатель, прийдя к ним, не выбирает работника, а обращается к бригаде, которая и решает, кто пойдет работать.

Администрация рынка эту бригаду не использует, исключая экстраординарные случаи. Например, умер уборщик мужского туалета. Найти замену на это место быстро сложно, поэтому некоторое время использовали бичей для поддержания чистоты. Как-то после премии с перепоя не вышел на работу двориник. Один раз вместо него также были использованы бичи. В целом же администрация старается с ними дел не иметь. Однако она рассматривает люмпенов как органическую и даже полезную часть рынка. Некоторые бичи не имеют жилья, поэтому охрана рынка, зная их всех лично, позволяет 2-3 оставаться на ночь на его территории в помещении дворников до утра.


Путь на рынок
Вещевой рынок как место работы для Сыктывкара - явление новое. Большинство торговцев до прихода сюда вели жизнь нормальных советских трудящихся, работая по найму на государственных предприятиях и в учреждениях, некоторые пришли, уже будучи пенсионарами.
Таблица 2

Социальное положение до прихода на вещевой рынок

(по данным выборочного опроса)






Рабочие сферы материального производства

Работники торговли

ИТР и служащие

Работники бытового обслуживания

Предприниматели

Руководители

Студенты

Военнослужащие

Не работали

Чел.

107

26

85

24

1

11

5

3

22

%

37,3

9,1

29,6

8,4

0,3

3,8

1,7

1,0

7,7

Примечательно, что абсолютное большинство торговцев не прошли школу советской торговли. Они пришли на рынок, осваивая совершенно новую для них профессию. В этом есть минус - отсутствие опыта, но и плюс - отсутствие опыта советской торговли, который многими коммерсантами рассматривается как негативный фактор. Среди рыночных торговцев непропорционально высок удельный вес людей с высшим и средним специальным образованием - 50,5%. Таким образом, рыночные торговцы - это в значительной своей части люди с высоким интеллектуальным потенциалом, который лишь в малой мере реализуется в процессе бесконечного стояния за прилавком.



Таблица 3

Образовательный уровень торговцев вещевого рынка


Уровень образования

Кол-во чел.

Процент

Меньше, чем среднее

13

4,5

Общее среднее

99

34,5

Професиональное

30

10,5

Средне-специальное

80

27,9

Высшее

65

22,6

Итого

287

100,0

Структура мотивов прихода на рынок вырисовалась уже в ходе первых пилотажных интервью. Опрос придал этой качественной структуре количественные параметры.


Таблица 5

Причины прихода на вещевой рынок


Причины

Кол-во чел.

Процент

Не устраивала зарплата на прежнем месте работы

159

55,4

Не смогли найти работу по специальности

61

21,3

Уволенные по сокращению штатов и т.п.

22

7,7

Просто захотели попробовать себя на рынке

38

13,2

Другие причины

7

2,4

Всего

287

100,0

Как видно из таблицы и фокусированных интервью, стремление повысить или сохранить уже имеющийся уровень жизни - главная причина прихода на рынок в качестве продавца-хозяина или наемного работника. Многие подчеркивали такое важное преимущество, полченное на рынке, как “живые деньги”, получаемые каждый день, а не “мифическая зарплата”, выдаваемая на предприятиях и в организациях с большими задержками и непредсказуемо. Правда, и в ходе опроса, и в фокусированных интервью в качестве побочного фактора нередко называлась и тяга к свободному труду, в котором “никто не стоит над душой”, возможность самостоятельно планировать свою работу и “не выходить на рынок, когда не хочется”. Правда, для большинства эта свобода мифическая, поскольку экономическая необходимость сбывать побыстрее товар гонит на работу сильнее, чем самый строгий начальник. Однако ее лица не видно, поэтому это воспринимается как свобода.

Женщина, торгующая на рынке с 1994 г., так объяснила свою мотивацию:

- Вообще-то я пенсионерка и стараюсь жить на пенсию, но этого не получается, нужда пригнала меня на рынок. Я вдова, муж был военный, 8 лет назад умер, осталась я практически одна. Взрослые дочери обе оказались заграницей - одна в Болгарии, другая в Молдавии. Помогать мне некому, пенсия у меня небольшая, за мужа, правда, получаю тоже, но военным очень давно пенсию не поднимали, и теперь она выглядит на общем фоне совсем маленькой. Вроде и нет особых каких-то потребностей, но жизнь не кончилась и хочется жить сносно, и конфетку к чаю купить, и выглядеть соответственно не пенсионскому пособию, а состоянию женскому. К тому же у меня заболевание крови и врачи говорят, что мне обязательно нужно полноценное питание, а оно нынче совсем недешево.


30-летняя семейная женщина, окончившая торговый техникум и экономический факультет университета с красным дипломом рассказывала:

- По распределению попала в Министерство финансов, работала там экономистом, работа не утраивала по зарплате и по содержанию, всегда тянуло к юриспруденции, попыталась устроиться в органы МВД, где уже работал муж, но по неясным для меня причинам устроиться не смогла. У мужа зарплата хорошая, но платят нерегулярно. После этого решила уйти и завести собственное дело.

Другая женщина описала подобную же картину пути к рынку, хотя причины были более серьезные:
следующая страница >>