М. В. Ломоносова Корнилова Т. В., Смирнов С. Д - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Денис Смирнов «Гусиная охота» 13 ноября 2012 г. Денис Владимирович... 1 35.25kb.
«300 лет со дня рождения Михаила Васильевича Ломоносова» 1 70.61kb.
М. В. Ломоносова Научные степень и звание 1 113.39kb.
М. В. Ломоносова Научные степень и звание 1 115.36kb.
М. В. Ломоносова объявляют всероссийский конкурс 1 18.6kb.
В. Ломоносова. С какими трудностями столкнулся М. В. Ломоносов во... 1 55.2kb.
Серегин А. Н., Киселев С. С., Аничков А. Д., Полонский Ю. З. 1 32.92kb.
Отчет о работе за 2012 год 1 140.35kb.
Аспирантура на Биологическом факультете мгу им. М. В. Ломоносова 1 13.32kb.
Слайд 1 Страница “Беломорский Север – Родина Ломоносова” Велика Россия... 1 103.14kb.
Исследовательская работа по теме: «Имя М. В. Ломоносова на географической... 1 110.13kb.
Рациональное в творчестве журналиста 1 69.5kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

М. В. Ломоносова Корнилова Т. В., Смирнов С. Д - страница №1/5

ББК 88я7 УДК 159.9(075) К67

Работа выполнена в рамках Национального проекта

«Формирование системы инновационного образования

в МГУ им. М. В. Ломоносова»



Корнилова Т. В., Смирнов С. Д.

К67 Методологические основы психологии. — СПб.: Питер, 2007. — 320 с: ил. — (Серия «Учебное пособие»).

ISBN 978-5-94807-015-5 5-94807-015-8

Несмотря на то что курс «Методологические основы психологии» является обязательным для специалиста-психолога, а интерес к данной области психологии усиливается, соответствующих университетских учебников до сих пор не сущест­вует. Этот пробел во многом восполняется настоящим изданием, в котором много внимания уделяется анализу методологии науки как особому типу знания, а также сущности научного знания в психологии. Изменение критериев научности, смена парадигм в психологии и связи психологического объяснения с используемыми методами — эти .проблемы предваряют анализ основных принципов психологиче­ского исследования. Соотношение теории, закона и методов психологии раскры­вается на фоне обсуждения одной из центральных проблем — проблемы кризиса (в разных вариантах ее осмысления и понимания возможностей ее разрешения).

Книга рекомендуется студентам и аспирантам, а также преподавателям и ис­следователям в различных областях психологии и методологии научного знания.

ББК 88я7 УДК 159.9(075)

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни быпо форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

ISBN 978-5-94807-015-5 © ООО «Питер Пресс», 2007



'

I

Оглавление

Предисловие 8

Глава 1. Общие представления о методологии науки 10

  1. Понятие метода в узком и широком смысле 10

  2. Соотношение понятий «наука»,

«философия» и «мировоззрение» 12

  1. Виды и формы рефлексии научного знания 16

  2. Структура методологического знания

(уровни и подходы) 19

1.5. Дескриптивная и нормативная функции


методологического знания 22

.1.6. Понятия объекта и предмета научного исследования

(познавательная ситуация) 26

1.7. Соотношение методологии и психологии. Значение

психологического знания для методологии науки 28

Глава 2. История развития и современные представления

о научном познании 32

2.1. Историческая относительность форм, средств, идеалов

и норм научного познания 32


  1. Субъективное и объективное знание в теориях познания 35

  2. Научная революция XX в.: возникновение неклассического естествознания 40

  3. Позитивизм и его роль как методологического базиса наук

на определенной ступени развития научного познания 42

  1. Понятия парадигмы и научной революции по Т. Куну 46

  2. Принцип фальсифицируемости гипотез

в теории критического реализма К. Поппера 50

  1. И. Лакатос и концепция внутреннего единства логики доказательства и опровержения 55

  2. Старые дихотомии в современных методологических

подходах 58

2.8.1. Новые критерии научного знания 58



4

Оглавление

Оглавление

5



  1. Фаллибилизм 59

  2. Релятивизм и операнионализм 60

  3. Номинализм, реализм, рационализм 61

  4. Интуитивизм , 63

  5. Теоретическое — эмпирическое 64

2.9. Постнеклассическая стадия развития науки 66

2.10. Постпозитивистская трактовка развития науки 67



Глава 3. Специфика методологии психологии 70

  1. Особенности психологического знания 70

  2. Ненаучное психологическое знание и возможность психологического знания как научного 74

  3. Рациональная и эмпирическая психология

(в истории становления психологии как науки) 77

  1. Ассоцианизм как первое направление психологии 82

  2. Современное представление о теоретических

и эмпирических методах в психологии 86

3.6. Моделирующий подход в теории познания

и психологические гипотезы 90

Глава 4. Причинность и детерминизм

в методологии науки 92

4.1. Причинность как принцип научного объяснения 92

4.1.1. Принцип детерминизма: от античного

к механистическому и вероятностному 92

4.1.2. Биологический детерминизм и классическая картина мира ... 98

4.2. Зарождение представлений о психологической


причинности 101

  1. Возникновение представлений о психологической причинности 101

  2. Каузальность в классической и неклассических парадигмах 104

  3. Причинность и закон 106

4.3. Формирование новых подходов к пониманию
причинности в естествознании 109

Глава 5. Психология как самостоятельная наука 113

5.1. Первые научные парадигмы в психологии

и признаки кризиса 113

5.2. Структура и специфика психологических теорий 118




  1. Множественность подходов к выделению структуры 118

  2. Теории разной степени общности 120




  1. Психологические теории и пограничные области знания... 122

  2. Практика в противопоставлении психологической

теории '. 125

Глава 6. Кризис в психологии и поиск общей методологии 132

6.1. Постановка проблемы кризиса в психологии 132

6.1.1. От понятия кризиса к пониманию психологии

как мультипарадигмалыюй науки 132



  1. Основные признаки кризиса 137

  2. Кризисная или мультипарадигмальная наука? (Резюме) 144




  1. Теоретическая психология как оппозиция общей психологии 147

  2. Классификация общепсихологических теорий

на основе закрытой типологии 149

  1. Методологический плюрализм в психологии 151

  2. Методология без общепсихологической теории

и в контексте логики науки 153

Глава 7. Теория деятельности как методологический подход

в психологии 156

  1. Деятельностное опосредствование 156

  2. Соотношение понятий «взаимодействие», «отражение», «активность», «деятельность» 157




  1. Категории «взаимодействие» и «отражение» 157

  2. Категория «активность» 165

  3. Деятельность как философская категория 170

7.3. Теория деятельности как общепсихологическая

парадигма 175



  1. Возвращение категории образа в подходе А. Н. Леонтьева (как аспект преодоления постулата непосредственности) .... 181

  2. Перспективы деятельностного подхода 183

Глава 8. Психологическая причинность 189

8.1. Различия в понимании психологической причинности

и сути психологического экспериментирования 189

8.1.1. Множественность представлений о психологической

причинности 189

6

Оглавление

Оглавление

7



8.1.2. Расщепление психологии на академическую

и практическую 192

8.1.3. Искажения в понимании экспериментальной парадигмы 193

8.2. Подходы к пониманию закона в психологии 195



  1. Проблема статуса и сути психологического закона 195

  2. Дискуссия о психологическом законе в отечественной психологии 198

8.3. Изменения в понимании причинности

в связи с освоением марксистского наследия 202



  1. Закон как аспект психологической теории и как методологический аспект понимания детерминации 202

  2. Проблема причинности в подходе С. Л. Рубинштейна 203

  3. Методологический подход М. К. Мамардашвили 208

  4. Критерий неклассической картины мира но Мамардашвили ... 215

Глава 9. Парадигмы и дихотомии в психологии 217

  1. Психология описательная и объяснительная 217

  2. Морфологическая и динамическая парадигмы 225

  3. Естественно-научная и гуманитарная парадигмы 227




  1. Ориентация на классическую картину мира 227

  2. Психологические объяснения и экспериментальный метод.... 231

  3. Мифы о естественно-научном и гуманитарном мышлении

и реальность гуманитарной парадигмы 232

9.4. Типы рациональности в классической, неклассической

и постнеклассической психологии 239


  1. Классическая и неклассическая психология 239

  2. Неклассическая психология и методологические заимствования 241

  3. Постнеклассическая парадигма как определенная

картина мира 243

9.4.4. Ценностный аспект как характеристика психологического


знания на постнеклассическом этане психологии 245

  1. Гуманитарный идеал и горизонты новой психологии 248

  2. Психология в поиске новых парадигм 253




  1. Изменение отношения к методу исследования 253

  2. Признаки постнеклассической науки в современных психологических исследованиях 257

Глава 10. Методологические принципы психологии 261

10.1. Открытость системы принципов 261


  1. Деятельностный подход в психологии и принцип активности 264

  2. Принцип системности 268




  1. Предпосылки системного подхода в психологии 268

  2. Принцип системности в методологии Б. Ф. Ломова 273

  3. Системно-исторический подход к развитию психологических теорий 275

10.4. Принцип развития : 276

Глава 11. Методология отечественных и зарубежных подходов
в современных дискуссиях
280

  1. Дискуссии как способ обсуждения методологических проблем 280

  2. Дискуссия о соотношении наследия вюрцбургской школы и отечественных исследований

(об активности познания) 281

11.2.1. Идеи активности познания в отечественной психологии

с позиций немецкого автора 281


  1. Внешние аналогии в реконструируемых процессах регуляции мышления 284

  2. Активность и социальная детерминация мышления 287

  3. Связь методологических подходов с методической организацией исследований 289

  4. Принцип активности и проблема саморегуляции мышления 293

11.3. Современная трактовка культурной детерминации:
дискуссия о книге М. Коула 296

  1. «Культуральная» психология 296

  2. Психологические орудия и артефакты 299

  3. Активность, деятельность, опосредствование 303

Список литературы 308

Предисловие

9


Предисловие

До настоящего времени не существует учебного пособия по общему университетскому курсу «Методологические основы психологии», достаточно полно охватывающему соответствующую типовую програм­му для студентов, обучающихся по направлению и специальностям психологии. Большинство работ по методологии психологии носило характер монографий (авторских или коллективных; примерами мо­гут служить работа Б. Ф. Ломова «Методологические и теоретические проблемы психологии» (М.: Наука, 1984) и одноименная коллективная монография, вышедшая в том же издательстве в 1969 г.). Другие рабо­ты (часто также монографического характера) посвящены методоло­гическим проблемам отдельных отраслей психологии или частным принципам, категориям или разделам психологической науки (напри­мер: Методология и методы социальной психологии. М.: Наука, 1977; Помогайбин В. Н. Военно-психологические исследования: методологи­ческие основы. М.: СГУ, 2001; Принцип развития в психологии. М.: Наука, 1978; Будилова Е. А. Философские проблемы в советской психо­логии. М.: Наука, 1972; Мазилов В. А. Стены и мосты: методология психо­логической науки. Ярославль: МАПН, 2004 и др.). Вышедшее в 1983 г. небольшим тиражом в издательстве МГУ учебное пособие В. П. Зин-ченко и С. Д. Смирнова «Методологические вопросы психологии» так­же не отличалось полнотой охвата тем. К тому же бурно протекающий в последние 15 лет позитивный процесс деидеологизации науки приво­дит к устареванию значительной части материала. В последние несколь­ко лет появился ряд новых интересных публикаций по методологии психологии в отечественных периодических изданиях и сборниках, которые частично отражены в настоящем пособии.

Из новых учебных пособий можно назвать работу Ф. Е. Василюка «Методологический анализ в психологии» (М.: МГППУ; Смысл, 2003) и «Теоретическую психологию» А. В. Петровского и М. Г. Ярошевского (М.: Академия, 2003). Последняя книга является наиболее полной по широте охвата всего спектра методологических проблем в психологии, вместе с тем в ней отсутствует анализ самого понятия методологии, структуры и функций методологического знания и ряд других тем, что

адекватно отражено в названии учебного пособия и определяется орга­ничной связью изложения с темами истории психологии. Последнее совершенно необходимо, но недостаточно для университетского курса. Вектор универсальности университетского образования психолога предполагает целостность построения взаимопереходов от постанов­ки задач к теории, от теории — к типу проверяемых гипотез, от форму­лирования гипотез — к выбору методов и т. д. И вопросы методологии сегодня необходимо пронизывают как курсы общей психологии (в со­отнесении психологических теорий и общенаучных предпосылок ис­следования), так и курсы экспериментальной психологии, которые сегодня адекватнее было бы называть введением в методы психологи­ческого исследования, поскольку они предполагают знакомство не только с разными типами методов в психологии, но и с общими про­блемами методологии в контексте организации психологического ис­следования и интерпретаций его результатов.

И ранее, и сегодня теоретические курсы методологии психологии, как правило, являются авторскими, с опорой на тот срез проблем, ко­торые выглядят наиболее значимыми для их разработчиков. В то же время они не могут игнорировать интересы студентов, которые долж­ны иметь общие точки опоры в представлении методологических про­блем как в истории науки, так и в дискуссиях сегодняшних дней.

При отборе материала для включения в учебное пособие авторы руководствовались также пониманием того, что предметом методоло­гии науки выступает прежде всего сама наука, взятая в целостности своих принципов и методов добывания нового знания, а не те реалии, которые являются предметом этой науки. Что такое образ или лич­ность и каковы закономерности их функционирования и развития, изучает собственно психология (в том числе и теоретическая), а вот как их изучать, чтобы полученное знание соответствовало критериям научности, каковы сами эти критерии и закономерности их истори­ческого развития — это изучает методология психологии.

Авторы будут признательны всем, кто пожелает высказать свои за­мечания и предложения по совершенствованию учебного пособия.

Глава 1. Общие представления о методологии науки

1.1. Понятие метода в узком и широком смысле

В словарях и энциклопедиях обычно дается определение методологии как учения о методе, под которым, в свою очередь, понимается совокуп­ность приемов, способов, регулятивных принципов познавательной де­ятельности1, обеспечивающих ей «верный путь к цели», т. е. к объектив­ному знанию. Соответствие, сообразность действия поставленной цели есть то исходное значение метода в широком смысле — как «пути к цели», которое нередко заслоняется пониманием его в качестве характеристи­ки операциональной стороны действия (способ, прием и т. п.). Такое бо­лее широкое понимание метода можно найти, например, в Философской энциклопедии, где он определяется как «форма практического и теоре­тического освоения действительности, исходящего из закономерностей движения изучаемого объекта» [Философская энциклопедия, 1964, т. 3, с. 309].

Метод (в широком смысле) — путь познания, опирающийся на не­которую совокупность ранее полученных общих знаний (принципов).

Методология — учение о методах и принципах познания.

Можно выделить по крайней мере два понимания методологии, раз­виваемых: 1) как представленное при рефлексии теории познания по­нимание метода в указанном широком смысле и 2) как учение о систе­ме методов (в узком смысле), посредством которых в рамках той или иной науки в ходе теоретического или теоретико-эмпирического ис­следования проверяется правдоподобие (или истинность) теории (или теоретической гипотезы).

Таким образом, в методологии психологии должно присутствовать как общефилософское представление о методе и связи его с принци-

1 Методологический аспект может быть вычленен не только в познаватель­ной, но и в любой другой деятельности. Предметом анализа в данном учебнике является методология познавательной и, уже, научной деятельности.

1.1. Понятие метода в узком и широком смысле 11_

пами познания, так и более детально разрабатываемое в методологии науки (или в науковедении) понимание методов как системы иссле­довательских способов отношения к познаваемой действительности.

Метод (в узком смысле слова) представляет собой реализацию определенного познавательного отношения к изучаемой действитель­ности, направляющего организацию исследования и предполагающе­го использование соответствующих приемов и процедур исследования.

Так, «пассивный» метод наблюдения отличается от эксперименталь­ного метода как «активного» тем, что при втором методе для проверки каузальных гипотез реализуется активное отношение — посредством вме­шательства в изучаемые реалии. В психологии второе понимание мето­дологии предполагает выделение системы методов, направленных на до­стижение цели познания (и реконструкций) психологической реальности. Однако вернемся к первому из названных выше пониманий метода.

В общей методологии науки принимается положение, что метод находится в неразрывном единстве с теорией1: любая система объек­тивного знания может стать методом. По существу метод — это сама удостоверенная практикой теория, обращенная к практике же иссле­дования; любой закон науки, будучи познанным, выступает и как прин­цип, и как метод познания. В этом смысле правомерно говорить о ме­тоде как теории в действии.

Поскольку метод связан с использованием предварительных зна­ний, методология может подразделяться на две части: учение об ис­ходных основах (принципах) познания и учение о способах и приемах исследования, опирающихся на эти основы.

В учении об исходных основах познания анализируются и оценива­ются те философские представления и взгляды, на которые исследо­ватель опирается в процессе познания. Следовательно, эта часть мето­дологии непосредственно связана с философией, с мировоззрением, априорным принятием некоторых посылок. В учении о способах и при­емах исследования рассматриваются общие стороны частных методов познания, составляющих общую методику2 исследования.

В этом определении сняты крайности понимания методологии как исключительно философско-мировоззренческого основания познания

1 Проблематичность этого положения будет затронута далее при обсужде­
нии вопросов относи1елыюй независимости психологических теорий и выби­
раемых методов их эмпирической проверки.

2 Такое понимание общей методики не следует путать с пониманием мето­
дики как способа фиксации данных, отвечающих представлениям о классифи­
кациях собственно психологических методик.

12 Глава 1. Общие представления о методологии науки

или только как набора технических средств, приемов, процедур иссле­дования. Вторая из названных точек зрения свойственна ученым и философам позитивистских ориентации, которые отрицают важную роль мировоззрения в познании.

Итак, говоря о методологии, мы имеем в виду особую форму ре­флексии, самосознания науки (особый род знания о научном знании), включающую в себя анализ предпосылок и оснований научного по­знания (прежде всего философско-мировоззренческих), методов, спо­собов организации познавательной деятельности; выявление внешних и внутренних детерминант процесса познания, его структуры; крити­ческую оценку получаемых наукой знаний, определение исторически конкретных границ научного познания при данном способе его орга­низации [Юдин, 1978]. Применительно к конкретной науке методоло­гический анализ включает также ответы на вопросы о предмете науки, в том числе о критериях, отграничивающих ее предмет от предмета смежных с ней наук; об основных методах данной науки, о строении ее концептуального аппарата. К методологии относятся также анализ ис­пользуемых в науке объяснительных принципов, ее связей с другими науками, критическая оценка получаемых результатов, общая оценка уровня и перспектив развития данной науки, и ряд других вопросов.

Прежде чем рассмотреть строение и функции методологии в науч­ном познании, необходимо обсудить соотношение понятия методоло­гии с близкими ему понятиями рефлексии, философии, мировоззре­ния, науковедения.

1.2. Соотношение понятий «наука», «философия» и «мировоззрение»

Вопросы соотношения философии и науки, их специфика широко об­суждаются в современной философской литературе. В западной фило­софии существуют две тенденции в решении вопроса о соотношении философии и науки. С одной стороны, такие иррационалистические концепции, как экзистенциализм, философия жизни, философская ан­тропология, полностью отвергают значение науки для формирования философского мировоззрения и даже рассматривают ее как враждеб­ную человеку силу. С другой стороны, неопозитивизм (прежде всего сциентизм) признает собственно научное познание высшей культурной ценностью, способной без других форм общественного сознания обес­печить ориентацию человека в мире. Согласно второй точке зрения, философия должна отбросить мировоззренческие аспекты и ценност-

1.2. Соотношение понятий «наука», «философия» и «мировоззрение» 13

ные подходы, выступая при этом лишь в функции логики и методологии науки. И в том и в другом случае отрицается внутренняя взаимосвязь, растущая заинтересованность науки и мировоззрения друг в друге.

Фундаментальная особенность, которая отличает философское зна­ние от всех других видов знания, состоит в том, что «философия спе­цифически теоретическими средствами (и это обстоятельство опреде­ляет ее глубокую общность с наукой) выполняет мировоззренческую функцию» [Юдин, 1978, с. 82].

Из приведенных высказываний видно, что главный вопрос, который встает при рассмотрении соотношения философии и науки, касается мировоззренческих аспектов философского и конкретно-научного зна­ния, поскольку последнее также несет высокую мировоззренческую на­грузку. Вопреки имевшейся ранее тенденции отождествлять философию и мировоззрение в философской литературе все более последовательно проводится различие философии и мировоззрения. Это различие сле­дует и из определения мировоззрения, данного в Философской энцик­лопедии.

Мировоззрение — обобщенная система взглядов человека на мир в целом, на свое собственное место в нем, понимание и эмоциональная оценка человеком смысла его деятельности и судеб человечества, со­вокупность научных, философских, политических, правовых, нрав­ственных, религиозных, эстетических убеждений и идеалов людей.

Отношение человека к миру бесконечно разнообразно. Это и обу­словливает различные аспекты осознания человеком себя в мире, раз­личные грани единого мировоззрения. Именно отношение человека к миру составляет специфику мировоззрения в отличие от других сис­тем знания, т. е. оно включает в себя не просто знание о мире самом по себе и не 1росто о человеке безотносительно к миру. Основной миро­воззренческий вопрос — это и есть вопрос о том, каково отношение че­ловека к объективной реальности и в каком отношении она находится к человеку. Любой другой вопрос является мировоззренческим по­стольку, поскольку он связан с отношением такого рода, является кон­кретизацией основного вопроса философии. В то же время без знания двух соотносимых миров любой разговор об их отношении становит­ся бессодержательным.

Из сказанного ясно, что мировоззренческий аспект может иметь любое знание, в том числе и конкретно-научное.

Мировоззренческое значение могут приобрести и приобретают не только эпохальные открытия, но и любые факты науки, знания, вклю­чая обыденное знание и даже знание-заблуждение. Нельзя провести



14 Глава 1. Общие представления о методологии науки

черту между знаниями мировоззренчески бессодержательными и зна­ниями мировоззренчески ценными. Но любые знания, в том числе и факты науки, не становятся автоматически фактом мировоззрения лич­ности, группы людей или класса. Для приобретения этого последнего качества нужна особая работа, выполняемая — сознательно или не­осознанно — носителем мировоззрения. Суть ее состоит в том, чтобы спроектировать полученный наукой результат на свой внутренний мир, придать ему не только объективное, но и обязательно субъективное значение.

Различные виды знания отличаются по своей потенциальной способ­ности приобретать мировоззренческий статус. Данные науки благодаря своей объективности и прямому влиянию на образ жизни людей начи­нают приобретать все большую мировоззренческую силу, несмотря на происходящий время от времени всплеск интереса к иррационали-стическим концепциям. В той или иной мере экспликация мировоз­зренческого потенциала научного знания осуществляется в рамках са­мой науки, особенно отчетливо и даже с необходимостью она должна присутствовать в общественных и гуманитарных науках, но только фи­лософия является непосредственно и собственно мировоззренческой наукой, специальной задачей которой является анализ совокупного содержания мировоззрения, раскрытие его общей основы и изложе­ние его в виде обобщенной логической системы. Осуществляя эту задачу, она тем самым выступает как основа мировоззрения, как наи­более концентрированное и обобщенное, теоретически оформленное выражение мировоззрения.

Философия образует сердцевину мировоззренческой системы, яв­ляется теоретической формой мировоззрения, его общеметодологиче­ским ядром.

Итак, мировоззрение включает в себя не только общефилософские, но и частные положения, в том числе формулируемые частными на­уками. Более того, и это особенно важно подчеркнуть для психолога, мировоззрение опирается на всю духовную культуру и впитывает в себя, синтезирует в себе отражение всех форм и аспектов обществен­ного бытия сквозь призму основного мировоззренческого вопроса об отношении человека к миру.

Философия — высший уровень сознательно отрефлексированного и теоретически оформленного мировоззрения, изложенного в систе­матической форме.

При этом те или иные исторически сложившиеся формы мировоз­зрения могут не иметь философски оформленного завершения. Ми-

1.2. Соотношение понятий «наука», «философия» и «мировоззрение» 15

ровоззрение и его теоретическое ядро — философия, выполняя обще­методологическую функцию в психологическом исследовании, вносят большой вклад в обеспечение объективности и научности получаемых в нем результатов.

Рассмотрев кратко вопрос о соотношении мировоззрения и фило­софии и определив философию как теоретическую форму мировоз­зрения, необходимо отметить, что философия вскрывает и наиболее общие законы развития природы и общества. При этом философия опирается не только на науку, но и на всю совокупность духовной культуры; она использует свои специфические методы, не сводящи­еся к специально-научным методам исследования (пример такого метода — рефлексия).

Принципиальное отличие философии от любой науки сводится к различию самих объектов частных наук и философии. Философия име­ет своим специфическим объектом не просто действительность, осво­енную в других формах сознания; она сопоставляет тип ориентации, задаваемый наукой, и все иные типы ориентации. Потому философия и является самосознанием культуры и еще шире — эпохи в целом, а не одной только науки. Философия как теоретически оформленное ми­ровоззрение опирается на всю совокупность общественной практики, в которой 1аука является лишь одной из форм кристаллизации челове­ческого опыта. Именно ассимиляция философией всего богатства че­ловеческого опыта позволяет ей задавать ориентиры самой науке и даже часто выполнять содержательно эвристическую функцию. Нелишне вспомнить, как часто наука «переоткрывала» на конкретном материале те истины, которые были известны философии в виде более абстракт­ных формулировок на столетия раньше, какую роль сыграло знание философии при совершении научных открытий в области такой точной науки, как физика (А. Эйнштейн, Н. Бор).

Рассмотрим также соотношение понятий «философия», «методоло­гия» и «науковедение». Иногда можно встретиться с утверждением, что методология — это и есть совокупность философских вопросов дан­ной науки. Действительно, будучи формой рефлексии над научным знанием, методология науки тесно связана с философией. Следует иметь в виду, однако, что кроме философского уровня методологиче­ский анализ науки включает в себя и ряд других уровней, или этажей.

Науковедение — дисциплина, изучающая организационную специ­фику научной деятельности и ее институтов, осуществляющая комп­лексный анализ научного труда, деятельности по производству науч­ных знаний.

16 Глава 1. Общие представления о методологии науки

К ее ведению относятся вопросы структурных единиц науки (дис­циплинарное строение науки, организация междисциплинарных ис­следований); факторы, влияющие на эффективность работы научных коллективов; способы оценки этой эффективности и многие другие вопросы из области социологии и социальной психологии науки, нау­кометрии и др.

Ряд вопросов, изучаемых науковедением, имеет безусловный мето­дологический статус, но они носят характер так называемой внешней, неспецифической рефлексии над наукой, касаются в основном соци­ально-организационных проблем и не входят в предмет настоящего курса (социология науки, психология науки, психология ученого, эти­ческие проблемы научной деятельности).

1.3. Виды и формы рефлексии научного знания

Рефлексия — один из видов и даже методов познания, главной осо­бенностью которого является направленность на само знание, на про­цесс его получения.

Можно сказать, что рефлексия является самопознанием коллектив­ного или индивидуального субъекта. В первом случае рефлексия осу­ществляется над объективированными формами знания и ее условно можно назвать объективной, а во втором случае — над знанием, неот­делимым от индивидуального субъекта, и она является субъективной по своей форме. Примером рефлексии над объективированным зна­нием является рефлексия над наукой, а примером субъективнойреф-лексии может служить самонаблюдение как прием познания индиви­дом своих собственных психических процессов.

Рефлексия представляет собой единство отражения и преобразова­ния объекта; применение ее в исследовании приводит к творческой переделке самого изучаемого предмета. «В результате рефлексии ее объект — система знаний — не только ставится в новые отношения, но достраивается и перестраивается, т. е. становится иным, чем он был до процесса рефлексии... Столь необычное отношение между познанием и изменением объекта объясняется тем, что мы имеем в данном случае дело не с таким предметом, который существует независимо от позна­ния и сознания, а с познавательным воспроизведением самого позна­ния и сознания, т. е. с обращением познания на самого себя» [Лектор­ский, 1980, с. 266].

В отношении самопознания индивида этот тезис, берущий свое на­чало в гегелевском понимании рефлексии, кажется очевидным, но



1.3. Виды и формы рефлексии научного знания 17

в отношении объективированных систем знания он имеет безуслов­ную эвристическую ценность. В последнем случае имеет место не толь­ко выход за пределы существующей системы знания, но и преобразо­вание ее за счет включения рефлектируемого знания в другой контекст, в новую систему отношений с другими элементами знания. При этом важнейшим механизмом приращения знания является превращение некоторого неявного знания (совокупности предпосылок и допуще­ний, стоящих «за спиной» тех или иных формулировок) в знание яв­ное, прямо формулируемое. Такой переход, разумеется, не остается без последствий для самого знания, он ведет к его уточнению, часто к от­казу от некоторых неявно принимавшихся предпосылок. То, что рань­ше казалось ясным, интуитивно понятным и простым, в результате рефлексии оказывается достаточно сложным и нередко проблематич-ым, а иной раз просто ошибочным.

Исключительно важно понять, что всякий раз, когда отодвигаются рамки неявного, нерефлексируемого знания за счет рефлексии, неиз­бежно возникают новые неявные допущения, имплицитно присутству­ющие предпосылки. Следовательно, всякая рефлексия одновременно порождает новое неявное знание, что служит хорошей иллюстрацией диалектического характера любого акта познания. Это новое неявное знание, в свою очередь, может быть отрефлексировано и т. д. Но при этом всегда необходима некоторая «смысловая рамка», которая выпол­няет роль средства рефлексирования, а сама при этом не рефлексиру-ется. Осмыслить ее можно лишь с помощью иной смысловой рамки, которая в новом контексте будет оставаться нерефлексируемой. Пре­дел такого движения определяется теми познавательными или прак­тическими задачами, которые необходимо решить с помощью нового знания.

Рефлексия является одной из наиболее существенных имманент­ных черт науки, как, впрочем, и всякого разумного действия индиви­да. Она предполагает не просто отображение в знании реальности, но и сознательный контроль за ходом и условиями процесса познания.

Само зарождение науки связано с переходом от дорефлективных представлений обыденного сознания к научным понятиям с помощью рефлексивных процедур. Выделение эмпирической и теоретической стадий развития науки также включает в себя в качестве одного из критериев степень отрефлексированности, осознания познавательных средств. Дальнейший прогресс научного познания заключается во все большем преодолении этой инерции обыденного нерефлективного сознания по отношению к концептуальным средствам.

Т_8 Глава 1. Общие представления о методологии науки

Рост саморефлективности научно-теоретического мышления свя­зан с усложнением средств познавательной деятельности, ростом ко­личества звеньев посредников между верхними этажами теории и ее эмпирическим базисом, что приводит к появлению принципиально новых компонентов в самой системе научного знания: теоретической рефлексии над логической структурой и познавательным смыслом тех концептуальных систем, которые отображают объективную реальность. Именно эти компоненты в своей развитой форме и составляют «тело» методологии как особой отрасли человеческого знания.

Рефлексия как форма теоретической деятельности общественно-раз­витого человека, направленная на осмысление своих собственных дей­ствий и их законов, свойственна не только научной деятельности. Она зародилась и получила наивысшее развитие в философском знании. И до сих пор, несмотря на появление рефлексии внутри самой науки, за философией сохраняется прерогатива обеспечения верхних этажей самосознания научной деятельности.

Рефлексию над философским знанием выполняет, по-видимому, сама философия, обладая в этом смысле «саморефлектирующим свойством».

С начала XX в. началось резкое расширение сферы рефлексии над наукой. Возникла принципиально новая ее форма — внешняя, «неспе­цифическая» рефлексия, направленная на изучение социальных усло­вий и результатов процесса познания, в частности вопросов о роли науки в обществе и ответственности ученых за результаты своей де­ятельности. Что касается тенденций в развитии специфической, внут-ринаучной рефлексии, то, используя терминологию П. П. Гайденко [Гайденко, 1969], ее можно обозначить как движение от онтологизма через гносеологизм к методологизму.



Онтологизм характеризуется сосредоточением на отношении объек­та и знания, в последнем выделяется только его объективное содержа­ние. Познание рассматривается как поступательное движение на пути к объективной истине, и цель рефлексии заключается в контроле за правильностью этого движения, в выделении предельных оснований в объекте, открытие которых и дает ту самую единственную, искомую истину. Такой тип рефлексии наиболее характерен для эмпиризма и всей классической науки, о чем будет сказано в следующих главах.

Под влиянием немецкой классической философии и в связи с услож­нением объектов конкретных наук с середины XIX в. центром самосо­знания науки становится отношение «субъект — объект познания». Фи­лософы начинают искать предпосылки и последние основания научного знания в формах организации познавательной деятельности, которые

1.4. Структура методологического знания (уровни и подходы) 1_9

влияют на содержание и логическую организацию знания. Этот тип реф­лексии, условно названный гносеологизмом, предполагает множествен­ность оснований познания и относительный характер истины. Об ис­тинности знания здесь можно судить по его адекватности задаче, данному способу овладения объектом, а не по его близости к некоторой абсолют­ной и единственной истине, постулируемой онтологической рефлекси­ей. Этот вид научной рефлексии характерен для неклассической стадии развития науки.

Для методологизма как наиболее характерного типа рефлексии со­временной науки (на ее постнеклассической стадии) характерна на­правленность на средства познания в самом широком смысле этого слова, которые были нами перечислены выше при обсуждении терми­нов «методология» и «метод». При этом в прикладных и эксперимен­тальных исследованиях развитие методологизма приводит к тому, что анализ средств познания постепенно перерастает в их систематическое производство, а в некоторых частях — даже в своего рода индустрию, поскольку индустриальными становятся формы организации и харак­тер научной деятельности. Свидетельством этого является измене­ние, вернее, повышение требований к самому научному результату, он должен иметь стандартизованную «инженерную» форму, т. е. быть пригодным для «стыковки», «увязывания» и использования вместе с другими результатами в ходе коллективной научной деятельности.

Конструктивный характер приобретает рефлексия на уровне мето­дологизма и в фундаментальных науках, где идет построение идеально­го объекта науки, модели изучаемой реальности. Важным следствием качественного развития самосознания науки является возникновение общенаучных концепций и дисциплин, выполняющих функцию ре­флексирования определенных сторон процесса познания в специаль­ных науках.

1.4. Структура методологического знания (уровни и подходы)

Если рассматривать структуру методологии науки «по вертикали», то можно выделить следующие ее уровни: 1) уровень философской мето­дологии; 2) уровень конкретно-научной методологии; 3) уровень обще­научных принципов и форм исследования; 4) уровень методики и тех­ники исследования.



Философская методология имеет форму философского знания, до­бываемого с помощью методов самой философии, примененных к ана-

20 Глава 1. Общие представления о методологии науки

лизу процесса научного познания. Разработка этого уровня методоло­гии осуществляется, как правило, профессиональными философами и связана с анализом наиболее общих принципов познания и категори­ального строя науки в целом. Философия выполняет двоякую методо­логическую роль: осуществляет конструктивную критику научного зна­ния с точки зрения условий и границ его применения, адекватности его методологического фундамента и общих тенденций его развития; дает мировоззренческую интерпретацию результатов науки (в том числе и методологических результатов) с точки зрения той или иной картины мира.

Уровень общенаучных принципов и форм исследования получил широкое развитие в XX в., и этот факт предопределил выделение ме­тодологических исследований в самостоятельную область современ­ного научного знания. К нему относятся:


  • содержательные общенаучные концепции типа теоретической кибернетики как науки об управлении, концепции ноосферы В. И. Вернадского;

  • универсальные концептуальные системы: тектология А. А. Бог­данова, общая теория систем Л. фон Берталанфи;

  • собственно методологические или логико-методологические кон­цепции: структурализм в языкознании и этнографии, структурно-функциональный анализ в социологии, системный анализ, логи­ческий анализ и др.

Они выполняют функцию логической организации и формализа­ции специально-научного содержания. К концепциям последнего типа относится и ряд разделов математики.

Общенаучный характер концепций этого уровня методологическо­го анализа отражает их междисциплинарную природу, т. е. они отно­сительно безразличны к конкретным типам предметного содержания, поскольку направлены на выделение общих черт процесса научного познания в его развитых формах. Именно в этом состоит их методоло­гическая функция по отношению к конкретно-научному знанию.

Следующий уровень — уровень конкретно-научной методологии — применим к ограниченному классу объектов и познавательных ситуа­ций, специфических для данной области знания. Обычно вытекающие из него рекомендации носят выраженный дисциплинарный характер. Разработку этого уровня методологического анализа осуществляют как методологи науки, так и теоретики соответствующих областей знания (второе, по-видимому, встречается чаще). Можно сказать, что на этом

1.4. Структура методологического знания (уровни и подходы) 21

уровне (иногда называемом частной, или специальной, методологи­ей) определенный способ познания адаптируется для более узкой сфе­ры знания. Но эта «адаптация» происходит отнюдь не механически и осуществляется не только за счет движения «сверху вниз», движение также должно идти от самого предмета данной науки.

Как правило, философско-методологические принципы не прямо соотносятся с принципами, формулируемыми на уровне специально-научной методологии, они прежде преломляются, конкретизируются на уровне общенаучных принципов и концепций.

Уровень методики и техники исследования наиболее близко при­мыкает к исследовательской практике. Он связан, например, с описа­нием способов, конкретных приемов получения релевантной инфор­мации, требований к процессу сбора эмпирических данных, в том числе проведения эксперимента и методов обработки экспериментальных данных, учета погрешностей. Регламентации и рекомендации этого уровня наиболее тесно связаны со спецификой изучаемого объекта и конкретными задачами исследования, т. е. методологическое знание здесь является наиболее специализированным. Оно призвано обеспе­чить единообразие и достоверность исходных данных, подлежащих теоретическому осмыслению и интерпретации на уровне частнонауч-ных теорий.

Одна из важных функций дифференциации уровней методологи­ческого знания заключается в преодолении ошибок двоякого рода: 1) переоценка меры общности знаний более низких уровней; попыт­ка придать им философское и мировоззренческое звучание (часто (встречается философская интерпретация методологии структура­лизма, системного подхода и других общенаучных концепций); 2) непосредственный перенос положений и закономерностей, сфор­мулированных на более высоком уровне обобщений без прелом­ления, конкретизации их на материале частных областей знания; например, иногда делается вывод о конкретных путях развития того или иного объекта на основе применения к нему закона от­рицания отрицания и т. п.

Кроме дифференциации методологического знания по уровням все более выраженным становится процесс консолидации его по содержа­тельным основаниям вокруг доминирующих методологических прин­ципов и даже мировоззренческих установок. Этот процесс приводит к формированию более или менее выраженных методологических под­ходов и даже методологических теорий. За ними стоят особые методо-

22 Глава 1, Общие представления о методологии науки

логические ориентации. Многие из них строятся по дихотомическому принципу и противостоят друг другу (диалектический и метафизиче­ский, аналитический и синтетический, атомистический и холистиче­ский (целостный), качественный и количественный, энергетический и информационный, алгоритмический и эвристический).

Понятие подхода применимо к разным уровням методологического анализа, но чаще всего такие подходы охватывают два верхних уров­ня — философскую и общенаучную методологии. Поэтому для выпол­нения ими конструктивной функции в специальных науках необхо­дима «переплавка» этих подходов с тем, чтобы они перестали быть внешними по отношению к той или иной дисциплине, а были имма­нентно связаны с ее предметом и сложившейся в ней системой поня­тий. Простой факт прогрессивности и очевидной полезности того или иного подхода не гарантирует успешности его применения. Если част­ная наука не подготовлена «снизу» для применения, например, систем­ного подхода, то не происходит, образно говоря, «зацепления» между материалом частной науки и концептуальным аппаратом этого подхо­да, а простое наложение его «сверху» не обеспечивает содержательно­го продвижения.

Тот или иной подход не всегда осуществляется в явной и рефлекти-руемой форме. Большинство сформулированных в современной ме­тодологии подходов явились результатом ретроспективного выделе­ния и осознания постфактум того принципа, который был реализован в наиболее успешных конкретно-научных исследованиях. Наряду с этим наблюдаются случаи прямого переноса методологических под­ходов и научных категорий из одной науки в другую. Например, поня­тие поля в гештальтпсихологии, в том числе и теория поля К. Левина, несет на себе явные следы физической теории поля.

1.5. Дескриптивная и нормативная функции методологического знания

Структурная организация методологического знания прямо связана с теми функциями, которые оно выполняет в процессе научного по­знания. Рефлексия над процессом научного познания не является со­вершенно необходимым его компонентом. Основная масса знаний при­меняется, так сказать, автоматически, без специального размышления по поводу их истинности, их соответствия объекту. В противном слу­чае процесс познания был бы вообще невозможен, ибо каждый раз ухо­дил бы в дурную бесконечность. Но в развитии каждой науки бывают

1.5. Дескриптивная и нормативная функции методологического знания 23

периоды, когда сложившаяся в ней система знаний не обеспечивает по­лучения адекватных новым задачам результатов. Главным сигналом необходимости методологического анализа системы знаний является возникновение различных парадоксов, главный из которых заключа­ется в противоречии между теоретическими предсказаниями и реаль­но получаемыми эмпирическими данными.

Приведенное положение относится к ситуациям, когда необходима рефлексия над категориальным строем и объяснительными принци­пами целой науки, т. е. над сложной и объективированной системой знания. Но рефлексии могут требовать и познавательные ситуации более мелкого масштаба — несостоятельность той или иной частной теории, невозможность решения новой задачи имеющимися метода­ми, наконец, неудачные попытки дать решение актуальной прикладной задачи. Если провести аналогию с процессами разного уровня контро­ля человеческой деятельности, можно сказать, что научная рефлексия того или иного уровня, так же как и осознание человеком своих соб­ственных действий, требуется там, где имеющиеся автоматизмы не обеспечивают получения необходимых результатов и нуждаются в пере­стройке или дополнении.

Рефлексия и осознание нужны тогда, когда ставится задача постро­ения нового научного знания или формирования принципиально но­вого поведенческого акта.

Чем же здесь может помочь методология, каковы ее функции в про­цессе конкретно-научного познания? Анализируя различные ответы на этот вопрос, можно встретиться как с недооценкой, так и с переоценкой роли методологии. Недооценка ее роли связана с узко эмпирическими тенденциями, игнорирующими ее философско-мировоззренческую ос­нову. Эти тенденции характерны, как мы уже указывали, для позитивист­ски ориентированных подходов. Но и здесь, в новейших вариантах пост­позитивистской философии науки, наблюдаются сдвиги в сторону признания важности философии и мировоззрения для научного ис­следования (см. п. 2.9). Рост интереса к методологическому знанию и повышение его роли в современной науке являются совершенно объек­тивным и закономерным процессом, в основании которого лежат такие4 причины, как усложнение задач науки, появление новых организацион­ных форм научной деятельности, увеличение числа людей, вовлекае­мых в эту деятельность, рост затрат на науку, усложнение используе­мых средств. Одна из главных причин естественного роста «спроса на методологию» связана с превращением занятий научной деятельностью в массовую профессию, в методологии начинают искать фактор, обес-


24

Глава 1. Общие представления о методологии науки

печивающий эвристическую компенсацию — восполнение продуктив­ных возможностей среднестатистического индивида.

При этом часто складывается наивное представление, что все в на­уке сводится к отысканию подходящих методов и процедур, примене­ние которых автоматически обеспечит получение значимого научного результата. Действительно, часто для решения проблемы необходимо именно найти адекватный метод, но сделать это, особенно если речь идет о новом методе, невозможно только за счет движения «сверху». Становится все более ясно, что сама по себе методология не может ре­шать содержательных научных задач. Недостаточное осознание этого факта порождает «потребительское» отношение к методологии как к набору рецептов, которые достаточно просто усвоить и применить в практике научного исследования. Именно в этом и заключается опас­ность переоценки роли методологии, что, в свою очередь, по закону маятника может привести к ее мнимой дискредитации и как следствие к недооценке ее значения. Использование методологических принци­пов есть процесс сугубо творческий. «Как показывает история науки, познание обычно остается удивительно индифферентным к навязы­ваемой ему извне методологической помощи, особенно в случаях, когда эта последняя предлагается в виде детализированного, скрупулезно раз­работанного регламента. Поэтому и новый концептуальный каркас может возникнуть и действительно возникает не как результат прово­димой кем-то сверху методологической реформы, а как продукт внут­ренних процессов, совершающихся в самой науке. Что же касается ме­тодологических исследований в специальном смысле этого слова, то они в лучшем случае могут выступать катализаторами этих процес­сов, интенсифицируя самосознание науки, но ни в коем случае не под­меняя его» [Юдин, 1978, с. 122].

Итак, первой может быть выделена функция катализации, стимули­рования процесса познания как одна из основных функций методоло­гического анализа. Близко к ней примыкают такие функции, как про-блематизация и критическое осмысление функционирующих в культуре идей, формирование творческой личности ученого за счет расширения его кругозора, воспитания культуры мышления.

Вторая функция методологии связана с организацией и структури­рованием научного знания как целого за счет его интеграции и синте­за, разработки общенаучных средств и форм познания — общенауч­ных понятий, категорий, методов, подходов, а также за счет выделения единых философско-мировоззренческих принципов познания. Одним из следствий рефлексии методов той или иной науки является воз-

1.5. Дескриптивная и нормативная функции методологического знания 25

можность их переноса и использования в других науках, что позволя­ет методологии при определенных условиях выполнять и непосред­ственно эвристическую функцию.

Определенную роль играет методология в выработке стратегии раз­вития науки, оценке перспективности того или иного научного направ­ления, особенно при планировании комплексных исследований, обо­сновании целевых программ. Можно сказать, что методология здесь выступает в роли своеобразного «предзнания», которое должно ука­зать наиболее вероятный путь к успеху, предвосхищая результат, ко­торый будет получен в будущем. Главное место в таком обосновании занимает именно характеристика методов и способов движения к цели, соответствие их общим требованиям, сложившимся не только в науке, но и в обществе на текущий момент.

Важной функцией методологии (ее философского уровня) являет­ся мировоззренческая интерпретация результатов науки с точки зре­ния той или иной картины мира.

Перечисленные функции можно отнести к функциям методологии преимущественно дескриптивного типа, т. е. имеющей форму ретро­спективного описания уже осуществленных процессов научного позна­ния. Даже когда мы осуществляем выбор и обоснование направления научного исследования, пытаясь предвосхитить будущие результаты, мы опираемся на рефлексию ранее пройденного пути к знанию в на­дежде выбрать оптимальный путь дальнейшего движения. Принципи­ально иной, конструктивный характер имеет нормативное методоло­гическое знание, включающее в себя положительные рекомендации и правила осуществления научной деятельности.



Нормативная методология — рефлексия формально-организацион­ной стороны исследовательской деятельности.

Ее результатом является построение предписаний и норм, соблю­дение которых необходимо для обеспечения правильности постанов­ки проблемы как со стороны ее содержания, так и формы.

Нормативная методология дает определенные средства для реше­ния уже поставленных задач (интеллектуальная техника научной дея­тельности), улучшает организационную сторону исследований.

Дескриптивная методология — рефлексия исходных оснований и предпосылок научного познания, осуществляемая, как правило, пост­фактум по отношению к вновь возникающим научным подходам.

Рассмотрим некоторые методологические нормы и регламентации, касающиеся процесса научного познания, а также различную роль ме­тодологии на разных стадиях научной деятельности.



26

Глава 1. Общие представления о методологии науки

1.6. Понятия объекта и предмета научного исследования...

27


1.6. Понятия объекта и предмета научного исследования (познавательная ситуация)

Для анализа научной деятельности в соответствующих разделах мето­дологии введен и разработан ряд специальных понятий. Наиболее об­щим из них является понятие познавательной ситуации [Юдин, 1978].



Познавательная ситуация включает в себя познавательную трудность (разрыв между сформулированной в науке проблемой и имеющимися в науке средствами), предмет исследования, требования к продукту, а так­же средства организации и реализации научного исследования.

Использованное здесь понятие предмета исследования предполага­ет его дифференциацию от понятия объекта исследования.

Предмет исследования является одной из центральных категорий методологического анализа. Зарождение и развитие науки связано с формированием и изменением предмета науки. Радикальное измене­ние предмета исследования ведет к революции в самой науке.

Предмет исследования включает в себя объект изучения, исследо­вательскую задачу, систему методологических средств и последова­тельность их применения.

В более упрощенной интерпретации предмет исследования рассмат­ривается как сторона, или аспект, объекта, который непосредственно вычленяется в нем сквозь призму проблемы.

Предметы исследования могут быть разной степени общности, наи­более масштабным является предмет данной науки в целом, который выполняет по отношению к предмету частного исследования методо­логическую функцию.

Понятие «объект исследования» также требует разъяснения — это не просто некоторая часть внешней реальности, на которую можно прямо указать.

Объект исследования — та область непосредственно наблюдаемой реальности, для которой выявлены устойчивые и необходимые связи между отдельными ее составляющими и закреплены в системе науч­ных абстракций.

Для построения объекта необходимо также отделить его содержа­ние, независимое от познающего субъекта, от формы отражения этого содержания. Процесс построения объекта научного исследования не­возможен без появления особой познавательной задачи, научной про­блемы.



Средства исследования — фундаментальные понятия науки, с по­мощью которых расчленяется объект исследования и формулируется

проблема, принципы и методы изучения объекта, средства получения эмпирических данных, включая технические средства.

Один и тот же объект может входить в предмет нескольких разных исследований и даже различных наук. Совершенно различные пред­меты при изучении человека строятся такими науками, как антропо­логия, социология, психология, физиология, эргономика. Поэтому понятию предмета исследования противопоставляется не объект, а эмпирическая область — совокупность научных фактов и описаний, на которых развертывается предмет исследования.

Исходя из данного расчленения научного знания можно обрисовать последовательные этапы исследовательского движения, открывающи­еся сквозь призму нормативно-методологического анализа. В качестве таких этапов выделяются: постановка проблемы, построение и обосно­вание предмета исследования, построение теории и проверка получен­ных результатов.

Важно отметить, что постановка проблемы опирается не только на обнаружение неполноты имеющегося знания, но и на некоторое «пред-знание» о способе преодоления этой неполноты. Именно критическая рефлексия, ведущая к обнаружению пробелов в системе знания или ложности его неявных предпосылок, играет здесь ведущую роль. Сама работа по формулировке проблемы носит принципиально методоло­гический характер независимо от того, опирается ли исследователь сознательно на те или иные методологические положения или они определяют ход его мыслей неявным образом.

Работа по построению и обоснованию предмета исследования также является преимущественно методологической, в ходе нее осуществля­ется развертывание проблемы, включение ее в систему существующего знания. Именно здесь и происходит слияние методологии с содер­жательной стороной процесса познания. Методология на этом этапе выполняет скорее конструктивную, нежели критическую функцию, корректируя работу исследователя. На стадии построения предмета исследования чаще всего и вводятся новые понятия, методы обработ­ки данных и другие средства, пригодные для решения поставленной задачи.

На этапах построения частнонаучной теории и проверки получен­ных результатов основная смысловая нагрузка ложится на движение в предметном содержании. Отсюда видно, что с помощью методоло­гии самой по себе нельзя решить ни одной частнонаучной задачи и нельзя построить предметное содержание никакой конкретной обла­сти. Для успешного использования достижений методологической

28 Глава 1, Общие представления о методологии науки

мысли необходимо сочетание творческого движения «сверху вниз» и «снизу вверх».

Сама методология строится и обогащается не за счет конструирова­ния умозрительных схем, она вырастает из обобщения завоеваний, достигнутых за счет движения в предметном содержании при анализе той или иной области действительности.

Любая успешная реализация методологического принципа в кон­кретно-научном исследовании есть не только вклад в данную науку, но и в методологию, так как эта реализация не остается без послед­ствий для того знания, которое было взято в качестве предпосылки метода исследования. Последние не просто подтверждаются, но и обо­гащаются, дополняются всякий раз, когда они начинают новую жизнь, воплотившись в материале еще одной предметной области.

1.7. Соотношение методологии и психологии. Значение психологического знания для методологии науки

Все, что говорилось выше о методологии науки и ее функциях в част-нонаучном исследовании, справедливо и в отношения психологии. Однако любая частная наука имеет свои специфические, только ей свойственные аспекты отношений с наукой о методе, завязывает свои неповторимые узлы методологических проблем. Специфика эта опре­деляется объектом данной науки и его сложностью, уровнем развития науки, ее современным состоянием (наличие разрывов в теории или неспособность ответить на запросы практики говорит о необходимо­сти методологической помощи), наконец, тем вкладом, который сама наука делает в общенаучную или философскую методологию. Глав­ное состоит в том, что психология относится к числу наук о человеке, поэтому исходные принципы психологического исследования и его результаты не могут не иметь ярко выраженной мировоззренческой окраски, они часто напрямую связаны с представлением о сущности человека и его отношении к миру.

Другую важнейшую особенность психологического знания, опреде­лявшую его методологическое значение, отметил еще Аристотель (384-322 гг. до н. э.) в первых строчках своего трактата о душе. «Признавая познание делом прекрасным и достойным, но ставя одно знание выше другого либо по степени совершенства, либо по тому, что оно знание о более возвышенном и удивительном, было бы правильно по той и дру­гой причине отвести исследованию о душе одно из первых мест. Дума-


29

1.7. Соотношение методологии и психологии...

ется, что познание души много способствует познанию всякой исти­ны, особенно же познанию природы» [Аристотель, 1976, с. 371]. Зна­чение это определяется тем, что психология способна давать знание о самом процессе познания и его развитии.

В психологии получены данные, позволяющие обосновать необхо­димость методологического знания как некоторого предзнания, без ко­торого вообще невозможна познавательная деятельность коллектив­ного или индивидуального субъекта. Необходимость предварительного знания в той или иной его форме четко зафиксирована уже на уровне чувственного познания и со всей отчетливостью выступает в случае рационального, а тем более собственно научного познания. Призна­ние важнейшей роли такого предзнания автоматически приводит к тре­бованию максимально глубокой рефлексии его, что и составляет пред­мет методологии. Делая вклад в методологическое знание вообще, психология тем более высоко должна оценивать значение методоло­гии для себя самой. Более того, психологи издавна подчеркивают осо­бую ее нужду в помощи со стороны методологии и невозможность выработки ориентиров для построения и развития психологической науки исходя из собственно психологического знания. Сама «возмож­ность психологии как науки есть методологическая проблема прежде всего», — отмечал Л. С. Выготский (1896-1934) в работе «Историче­ский смысл психологического кризиса» [Выготский, 1982а], специаль­но посвященной обсуждению методологических проблем построения научной психологии. «Ни в одной науке нет стольких трудностей, не­разрешимых контроверз, соединения различного в одном, как в психо­логии. Предмет психологии — самый трудный из всего, что есть в мире, наименее поддающийся изучению; способ ее познания должен быть по­лон особых ухищрений, чтобы получить то, чего от него ждут». И далее: «Ни одна наука не представляет такого разнообразия и полноты мето­дологических проблем, таких туго затянутых узлов, неразрешимых про­тиворечий, как наша. Поэтому здесь нельзя сделать ни одного шага, не предприняв тысячу предварительных расчетов и предостережений» [Выготский, 1982а, с. 417-418].

За более чем три четверти века, прешедших с момента написания Л. С. Выготским этой работы (опубликована в 1982 г.), острота сфор­мулированных им проблем не сгладилась. «Ни в одной из научных областей результаты конкретного исследования не зависят в такой сте­пени прямо и непосредственно от исходных методологических посы­лок и используемых методических приемов, как в психологии» [Вы­готский, 1982а, с. 218].



30 Глава 1. Общие представления о методологии науки

Итак, первая причина особой заинтересованности психологии в ме­тодологических разработках заключается в сложности и многоплано­вости самого предмета исследования, его качественном своеобразии.

Вторая причина заключается в том, что психология накопила огром­ное количество эмпирического материала, который просто невозможно охватить без новых методологических подходов. Обе эти причины тес­но связаны между собой, как и с десятком других, которые можно было бы перечислить, обосновывая особую потребность психологии в мето­дологических ориентирах.

Необходимо также учесть особую ответственность психолога за пуб­ликуемые им результаты и выводы о сущности психического и детер­минантах его развития. Выводы, основанные на неправомерном обоб­щении результатов частных исследований, перенос данных, полученных при изучении животных, на человека, а при изучении больных — на здо­ровых людей и т. п., приводят к циркуляции в общественном сознании идей, искаженно отражающих природу человека и ведущих к отрица­тельным социальным, а иногда и политическим последствиям.

Большая ответственность лежит и на психологах, работающих с людь­ми и участвующих в диагностике и прогнозировании профессиональ­ной пригодности, уровня развития, в постановке клинического диагно­за, в проведении комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Работа в этих сферах требует хорошей методологической и методической подготовки.

Следует обратить внимание на широко распространенную и типич­ную именно для психологии методологическую ошибку, заключающу­юся в некритическом заимствовании и использовании подходов и про­цедур (прежде всего тестов), разработанных применительно к людям совсем другой культуры, иной социально-экономической общности.

В первой главе мы кратко изложили существующие представления о методологии, ее задачах, уровнях и функциях. В заключение нужно еще раз предостеречь от рецептурного понимания ее функций. Как на­учная, так и методологическая работа требуют творчества. Методоло­гически корректная работа требует творчества в еще большей степени. Попытки применения психологами новых концептуальных схем, раз­виваемых в современной методологии науки, наталкиваются на двоя­кого рода трудности. Первая трудность связана с наличием у любой та­кой концептуальной схемы определенного числа «степеней свободы». Так, например, среди специалистов в области системного подхода (или системной методологии) ведутся дискуссии относительно его существа, границ применимости, отношения к теории, эмпирии и практике.

1.7. Соотношение методологии и психологии... 31

Указанные выше трудности не могут быть преодолены механиче­ски, т. е. путем произвольного предпочтения определенной концепту­альной схемы и определенного представления о предмете психологии. Здесь необходимо проведение своего рода экспериментально-методо­логического исследования, или методологического эксперимента, ре­зультаты которого помогли бы уточнить и обосновать как саму мето­дологическую схему, так и представление о предмете психологии.



Методологический эксперимент — проверка в ходе конкретного ис­следования эвристичности и полезности методологического знания того или иного уровня для решения возникшей в науке проблемы (по­знавательной трудности).

Успешное решение поставленной научной задачи с помощью раз­рабатываемой методологии позволяет обосновать последующее при­менение того же методологического знания для решения аналогичных научных проблем.



следующая страница >>