Курс лекций под названием «How To Do Things With Words» «Как совершать по­ступки с помощью слов» - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Курс лекций Красноярск, 2007 Сенашов, В. И 3 992.09kb.
Курс лекций по политологии тема 1 предмет политологии. Политология... 7 2665.02kb.
Курс лекций по дисциплине Общая энергетика для специальностей 6 2868.2kb.
В сабинском районе наркоконтроль провел профилактический марафон... 1 53.2kb.
Экспертные системы представляют собой компьютерные программы, которые... 1 483.5kb.
Курс лекций для специальностей: 1-25. 01. 08 «Бухгалтерский учет... 7 2542.66kb.
Курс лекций Минск 2007 (075. 8) Ббк 65. 01 37 4487.72kb.
Курс лекций «Проблемы безопасности в информационных технологиях» 30 4715.93kb.
- 1 18.64kb.
Как надо понимать Аферистку Киселеву у позорного столба 1 233.19kb.
Курс лекций (под редакцией профессора В. Ф. Беркова) Минск Редакционно-издательский... 13 5527.07kb.
«Языковые игры» Л. Витгенштейна в контексте культуры ХХ века вопросы... 1 16.44kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

Курс лекций под названием «How To Do Things With Words» «Как совершать по­ступки - страница №1/1

Как строится общение

В 1955 году в Гарвардском университете британский фило­соф и лингвист Джон Остин (1911-1960) читал курс лекций под названием «How To Do Things With Words» («Как совершать по­ступки с помощью слов»), а в 1962 году он издал его отдельной книгой. Своими лекциями Остин заложил фундамент влиятельней­шего направления современной научной мысли, которое сейчас известно во всём мире как теория речевых актов.

Теория речевых актов генетически связана с так называе­мой лингвистической философией, которую также называют фи­лософией лингвистического анализа или философией обыденного языка. Лингвистическая философия продолжает аналитическую традицию в западной философской мысли, в рамках которой полу­чила наиболее полное выражение характерная тенденция всей фи­лософии XX века — своеобразный «поворот к языку». В отличие от «классики» современная философия уже не считает возможным абстрагироваться от логико-лингвистического аспекта философских проблем.

Аналитическая философия увидела в языке не просто средство передачи некоторого содержания, но и самостоятельный объект исследования.

Ядро новейшей аналитической философии составляют, как правило, программы и концептуальный аппарат, вырабатываемые в философии языка, а «периферию» - другие аналитические дисцип­лины: «философия сознания», «философия действия», «философия логики», «философия морали», аналитическая метафизика и другие. В последние годы аналитическая философия распространяет свои методы на новые предметные области, осваивает социокультурную проблематику, по-прежнему делая акцент на логико-лингвистической стороне рассматриваемых вопросов, на способах аргументации и обоснования.

В отличие от сторонников других разновидностей аналити­ческой философии представители лингвистической философии усматривают задачу «философа-аналитика» не в том, чтобы реформировать язык в соответствии с некоторой логической нормой, а в детальном анализе фактического употребления естественного разговорного языка, с тем чтобы устранять недоразумения, возникающие вследствие его неправильного употреблению речевых актов иногда называют лингвопрагматикой. Ключ к пониманию значения этого термина находится в из­вестном высказывании древнегреческого поэта и законодателя Со­лона (ок. 635 - ок. 560): «Слово есть дело». Остин заметил, что, произнося некоторое высказывание, мы совершаем определённое действие (по-греч. - pragma, род. п. - pragmatos), которое направле­но на адресата. Это действие обусловлено целью (намерением) го­ворящего и называется «речевой акт», «речевой поступок», «рече­вое действие».

Высказывания, которые в определённых условиях равно­значны совершению некоторых действий, Остин называл перформативами (от англ. to perform - осуществлять, действовать, испол­нять). Словами-перформативами являются, например, глаголы про­сить, обещать, благодарить, поздравлять и другие. Когда мы го­ворим Благодарю вас, мы самой этой фразой производим действие, совершаем поступок — выражаем благодарность. Обещаю тебе при­нести книгу - речевой акт «обещание»; Поздравляю - произносим мы и совершаем таким образом ритуал поздравления - тоже посту­пок, речевой акт.

Единый речевой акт в представлении Остина является трёхуровневым образованием, которое в отношении к используе­мым в его ходе языковым средствам выступает как локутивный акт (например, Он сказал мне: «Ты не можешь так поступить»). В отношении к цели и ряду условий своего осуществления речевой акт выступает как иллокутивный акт (например, произнося «Ты не можешь так поступать», говорящий протестовал против того, чтобы его адресат поступал определённым образом - иллокутивный акт протеста). В отношении к результатам речевой акт выступает как перлокутивный акт (например, произнося «Ты не можешь так поступать», говорящий препятствовал своему адресату, удер­живал его от совершения определённого действия, останавливал его, взывал к его здравому смыслу - перлокутивный акт препятствования, удерживания, запрещения).

При восприятии речевого акта слушающий, определяя, что хотел сказать говорящий, не только устанавливает, что этот говорящий стремится заставить его произвести некоторое действие, но и выясняет, каким образом реализуется это стремление: с помощью просьбы, моль­бы, приказа, требования, убеждения или уговоров. От результатов по­добного выяснения зависит то, какой будет реакция слушающего.

При описании структуры речевого акта с позиций говоря­щего нужно отметить, что, произнося в некоторой ситуации обще­ния (речевой ситуации) определённое высказывание, выражающее его намерения (или интенции), он производит действия четырёх различных типов: 1) локутивное действие собственно произнесения высказывания, 2) действие по соотнесению языковых знаков с той реальной ситуацией, которая описыватся с их помощью, 3) иллоку­тивное действие — выражает определённое намерение, направлен­ное на адресата (похвалу, просьбу, обещание и прочее), 4) перлоку-тивное действие - осуществляет воздействие на адресата и стремит­ся изменить его поведение или его мировоззрение.

То, что, согласно намерению говорящего, должно быть воспринято собеседником, в теории речевых актов получило назва­ние иллокутивной силы высказывания. Как писал другой предста­витель лингвистической философии, П. Ф. Стросон, «во всех случа­ях понимание силы высказывания включает распознавание того, что в широком смысле может быть названо намерением, направ­ленным на слушающего, и распознавание его как полностью откры­того, как предназначенного для распознавания» 2. В работах рос­сийского учёного М. М. Бахтина рассматривается сходное явление, определяющее целое высказывание, его объём и границы. М. М. Бахтин называл его речевым замыслом или речевой волей гово­рящего: «Мы представляем себе, что хочет сказать говорящий, и этим речевым замыслом, этой речевой волей (как мы её понимаем) мы и измеряем завершённость высказывания» .

Понятие иллокутивной силы нужно отличать от понятия иллокутивной цели высказывания. Понятие иллокутивной силы производно от нескольких элементов и представляет собой ком­плексное образование, в котором иллокутивная цель является толь­ко отдельно взятой составляющей, выделение которой, тем не ме­нее, служит основанием для классификации речевых актов .

Речевой акт реализует то или иное намерение говорящего, поэтому целенаправленность есть одна из основных черт поведения этой единицы коммуникативного поведения человека: одно наме­рение - один речевой акт. Все речевые акты можно подразделить на 1) репрезентанты, представляющие положение дел, которое от­ражает и описывает действительность; 2) директивы, которые служат побуждениями к совершению того или иного поступка (на­пример, приказ, просьба); 3) комиссивы, посредством которых на говорящего возлагаются определённые обязательства (например, обещание); 4) экспрессивы, служащие для выражения оценок и эмоций (например, Ах, как хорошо!); 5) декларативы, которые оформляют ритуализованные общественные действия, такие, как назначение на должность или объявление войны; 6) информативы, которые информируют участников коммуникации о намерениях говорящего (например, Я не прошу, а требую!).

Здесь мы можем остановиться и дать определение понятию «речевой акт».

Речевой акт - это основная единица речевого общения и речевого поведения человека, реализующая одно речевое намере­ние говорящего и служащая для достижения определённого резуль­тата. Таким результатом могут быть изменение «картины мира» у адресата (если говорящий сообщает дополнительную информацию, или убеждает в чём-либо, или передаёт слушателю своё эмоцио­нальное видение мира, своё настроение), или реальные поступки адресата (если говорящий побуждает к конкретным действиям), или, наконец, просто приятное времяпрепровождение.

Изучение речевой деятельности в отечественной лингвис­тике привело к созданию в 70-е гг. XX века теории речевой комму­никации. На место акта речи она поставила более широкое понятие акта коммуникации, учитывающего достижения как психологии, так и лингвистики '.

В теории речевой коммуникации наиболее известна схема речевого коммуникативного акта, предложенная Романом Якобсо­ном. Она включает следующие основные компоненты:

СИТУАЦИЯ ОБЩЕНИЯ (КОНТЕКСТ)

СООБЩЕНИЕ

ГОВОРЯЩИЙ СЛУШАЮЩИЙ

(АДРЕСАНТ) (АДРЕСАТ)

КАНАЛ


КОД

Под контекстом, или ситуацией общения, понимается об­становка, в которой производится высказывание (допустим, офици­альное собрание, дружеская встреча, семейный обед); канал пред­полагает возможность не только устной, но и письменной комму­никации; код подразумевает язык (или речевую разновидность), на котором производится высказывание.

Теория речевой коммуникации учитывает прежде всего то, что коммуникация - это не передача информации, а обмен инфор­мацией между собеседниками. В процессе коммуникации они по­очерёдно меняются ролями (я - говорящий, ты — слушающий), вы­сказываясь об общем предмете разговора.

Понять другого - значит верно разгадать подлинное рече­вое намерение собеседника по его речевому поведению и словам. Сами по себе слова могут ввести и нередко вводят в заблуждение. Следовательно, возникают возможности для самых разнообразных нарушений понимания. Всё зависит от ситуации, от речевой цели говорящего и от умения адресата отличать прямой смысл сказанно­го от того значения, которое высказывание должно получить (по намерению говорящего) в данной конкретной речевой ситуации. Приведём пример. Я плохо себя чувствую, - сообщает один из собе­седников. В зависимости от его целей и ситуации это может озна­чать:

(а) «Мне нездоровится»;

(б) «Надо вызвать врача, если ты меня любишь, бросайся к телефону и покажи мне, что я для тебя - главное в жизни»;

(в) «Я обижен и хочу, чтобы ты это понял; жду извинений»;

(г) «Не хочу с тобой разговаривать, уходи»;



(д) «Ты меня не любишь; это ты виноват в том, что я заболел; почувствуй свою вину»;

(е) «У меня нет времени для беседы с вами; я спешу» и т.д.


В лингвистике и современной риторике высказывание, которое должно быть «отгадано», «расшифровано» в прямом смыс­ле (см. выше, вариант (а), т.е. смысл которого складывается из значений употреблённых в нём слов), называют прямым сообщением (прямым речевым актом); все остальные (варианты (б) - (е) и другие) называют косвенными сообщениями (косвенным речевым актом), или метасообщениями. Для понимания собеседника нужно уметь различать прямые и косвенные сообщения. Иначе неизбежны проблемы и неприятности.

Чтобы высказывание достигло своей цели, должны быть соблюдены некоторые условия. Например, у вопроса как речевого акта есть четыре условия успешности: предполагается, что гово­рящий не знает ответа; хочет знать ответ; адресат речи знает ответ; готов этим знанием поделиться.

Если какое-то условие успешности речевого акта наруше­но, говорящего постигнет коммуникативная неудача. Например, он не получит ответа на свой вопрос. Так, в диалоге из кинофильма «Берегись автомобиля» адресат косвенным образом даёт понять, что не знает ответа (нарушено третье условие успешности речевого акта вопроса):

« - Почему он привязался именно к вашей машине?



- Вы меня спрашиваете?»

Коммуникативная неудача может постигнуть говорящего из-за того, что он и слушатель вкладывают разный смысл в одни и те же слова. Обратимся к «Алисе в стране чудес»:

«- Сними свою шляпу, - сказал Король Болеанщику.

- Она не моя, - ответил Болванщик».

В результате Болванщик всё последующее время продол­жает сидеть в шляпе - Короля постигла коммуникативная неудача.

Как правило, участники речевой коммуникации имеют об­щую цель - достичь взаимопонимания. Это один из основных принципов общения, который получил название принципа коопе­рации. Из этого принципа американским логиком П. Грайсом были выведены универсальные постулаты коммуникации, своего рода эффективного общения.

Постулаты делятся на четыре группы: постулаты информа­тивности («твоё высказывание должно быть достаточно информа­тивным»); постулаты истинности («не говори того, что ты считаешь ложным»); постулаты релевантности («говори то, что в данный мо­мент имеет отношение к делу»); постулаты ясности выражения («избегай неоднозначности»; «будь краток»).

Коммуникативные постулаты, своеобразные правила игры, позволяют говорящему вкладывать, а слушающему извлекать из высказывания большее содержание, чем в нём непосредственно выражается. Заключения, которые делает слушающий, исходя из того, что говорящий соблюдает принцип кооперации, называются импликатурами (от лат. implicatio - «сплетение», «переплетение»).

В фильме «Берегись автомобиля» милиционер спрашивает у водителя, выехавшего утром на немытой машине: «Скажите, вы сами по утрам умываетесь?» Фактически он предъявляет водителю обвинение: «У вас немытая машина», и это коммуникативное наме­рение адресат легко вычисляет именно с помощью постулатов об­щения. Постулаты общения позволяют понять в соответствующей ситуации высказывание Здесь душно как просьбу открыть окно, и крик Машина! - как предупреждение: «Осторожно, тебя может сбить машина».

Изучаемые в большинстве традиционных грамматик пол­ные предложения очень часто выглядят неестественно. Они встре­чаются лишь в учебниках языка да в некоторых особых стилях язы­ка — например, в деловых бумагах, где важно однозначное понима­ние. Обычно люди говорят совсем не так. Несколько преувеличенно естественная речь передана в старом английском анекдоте, состоя­щем из трёх разговоров врача с пациенткой: Ожог? - Ушиб. - Компресс. Лучше? -Хуже. - Ещё компресс.

Лучше? - Здорова. Сколько? Ничего. Такой немного­словной пациентки я ещё не видел.

Ясно, что обычный лингвистический анализ мало поможет в исследовании такого диалога. Тем не менее, любой носитель рус­ского языка всё прекрасно поймёт. Можно каждое неполное пред­ложение «развернуть» в полное. Например, слово компресс в дан­ной ситуации соответствует предложению Вы должны положить компресс на ушибленное место, а сколько - предложению Сколько я должна вам заплатить за лечение? Оба участника диалога облада­ют некоторой общей суммой знаний, которую отнюдь не нужно выражать словесно. Такие невыражаемые, однако существенные для говорящих и слушающих знания называются в лингвистике пресуппозициями (от лат. ргае - «впереди», «перед» и suppositio -«предположение»). Роль пресуппозиций исключительно велика в бытовой речи, что даёт возможность значительно сокращать произ­носимое. Она гораздо меньше при интеллектуальном общении (на­пример, когда учёный излагает научную концепцию или учитель объясняет новый материал). Но и здесь какая-то общность пресуп­позиций необходима, иначе люди не поймут друг друга.



  • Я не люблю, когда дети ходят растрёпанными, и мне стыдно от взглядов соседей.

  • Мне трудно собираться на работу, когда под ногами кто-то ползает, и я всё время спотыкаюсь.

  • Меня очень утомляет громкая музыка.

Заметьте, все эти предложения содержат личные местоиме­ния: я, мне, меня.

Но можно сказать и иначе:



  • Ну что у тебя за вид!

  • Перестань тут ползать, ты мне мешаешь!

  • Ты не мог бы потише?!

В таких высказываниях используются слова ты, тебя, тебе. Их можно назвать «Ты-сообщениями».

На первый взгляд разница между «Я-» и «Ты-сообщениями» невелика. Больше того, вторые привычнее и «удоб­нее». Однако в ответ на них собеседник, и особенно ребёнок, оби­жается, защищается, дерзит. Поэтому их желательно избегать.

Ведь каждое «Ты-сообщение», по сути, содержит выпад, обвинение или критику собеседника. Вот типичный диалог:

Когда ты, наконец, начнёшь убирать свою комнату?!

(Обвинение.) - Ну, хватит, пап. В конце концов, это моя комната!



Как ты со мной разговариваешь? (Осуждение, угроза.)

А что я такого сказал?

Используя «Я-сообщение», важно называть именно то чувство, которое Вы сейчас испытываете, и именно такой интенсивности. Оказывается, это не так просто: мы привыкли думать о СЛОВАХ, которые НАДО сказать, а не о наших ЧУВСТВАХ, которые порой загоняем внутрь. Учёный уже не может ограничиться анализом изолирован­ных предложений, он должен уметь изучать целый текст. Одно из перспективных направлений современной науки о языке - лингвис­тика текста. Она изучает правила, по которым строится связный текст: способы связи (прежде всего семантические) между предло­жениями, средства, позволяющие начать текст, сменить его тему или, наконец, завершить его, и т.д.

Теория речевых актов (прагмалигагвистика), лингвистика пресуппозиций, лингвистика текста, теория речевого воздействия, теория речевой коммуникации - все эти новые области науки о языке имеют несомненное прикладное значение.

Вплоть до начала XX столетия казалось, что лингвистика -это оторванная от жизни наука. Теперь она всё больше служит практическим потребностям. Её заслуги - и рациональные методы преподавания иностранных языков, и разработка машинного пере­вода, и подготовка орфографических реформ, и выработка языко­вой политики.

О языке известно, пожалуй, больше, чем о многих других видах человеческой деятельности, но всё ещё очень мало. Мы лишь частично можем ответить на вопрос о том, как человек говорит, и почти ничего не в состоянии сказать о том, почему и для чего он это делает. Решение фундаментальных проблем науки о языке - дело будущего.

ЗАДАНИЯ:


  1. Выберите из ответов родителей, перепечатанных из кни­ги Ю. Б. Гиппенрейтер «Общаться с ребёнком. Как?», тот, кото­рый больше всего отвечает «Я-сообщению».

Ситуация 1. Вы который раз зовёте дочь садиться за стол. Она отвечает: «Сейчас», - и продолжает заниматься своими делами. Вы начали сердиться.

Ваши слова:



  1. Да сколько же раз тебе надо говорить!

  2. Я начинаю сердиться, когда приходится повторять од­
    но и то же.

  3. Меня сердит, когда ты не слушаешься.

Ситуация 2. У вас важный разговор с другом. Ребёнок то и дело его прерывает. Ваши слова:

  1. Мне трудно беседовать, когда меня прерывают.

  2. Не мешай разговаривать.

  3. Ты не можешь заняться чем-нибудь другим, пока я раз­
    говариваю?

Ситуация 3. Вы приходите домой усталая. У вашего сына-подростка друзья, музыка и веселье. На столе - следы их чаепития. Вы испытываете смешанное чувство раздражения и обиды («Хоть бы обо мне подумал!»).

Ваши слова:



  1. Тебе не приходит в голову, что я могу быть усталой?!

  2. Уберите за собой посуду.

  3. Меня обижает и сердит, когда я прихожу усталая и застаю дома беспорядок.

2. Дайте этическую оценку поведению мужчин.

А) К известному певцу сквозь толпу молоденьких поклон­ниц его таланта пробиралась старушка.

- Не могли бы Вы дать автограф и пожилой женщине? - спросила она.

Певец, известный не только своим талантом, но ещё и остроумием и ... (вставить нужное слово), ответил:

- Охотно! Но где же она?

Б) - Ну как, милый, вкусно? - спрашивает молодая жена своего мужа после первого сваренного ею обеда.

- И ты ещё спрашиваешь: одна соль! Ну и женушку я се­бе нашёл: быстро ноги протянешь от её обедов.

В) - Ну как, милый, вкусно? - спрашивает молодая жена своего мужа после первого сваренного ею обеда.

- Неплохо. Однако в следующий раз не забудь к соли добавить немного супа, дорогая.
3. Ниже приведено несколько отрывков из романа М. Булга­кова «Мастер и Маргарита». В них описываются ситуации обще­ния, в которых говорящим не удалось достигнуть поставленных ими целей. Каковы были эти цели в каждом из примеров? Какие компоненты ситуации общения не были учтены говорящими? Как следовало бы им построить свою речь для того, чтобы добиться успеха? '

А) Поэт Иван Бездомный пытается рассказать врачу-психиатру о событиях, связанных с трагической гибелью своего знакомого литератора Берлиоза.



  • Ага, - сказал врач, - а почему вы так спешили? Какое-нибудь деловое свидание?

  • Консультанта я ловлю, - ответил Иван Николаевич и тре­вожно оглянулся.

  • Какого консультанта?

- Вы Берлиоза знаете? - спросил Иван многозначительно.
-Это... композитор?

Иван расстроился.

- Какой там композитор? Ах да, да нет! Композитор – это однофамилец Миши Берлиоза.

Б) Иван Бездомный звонит из психиатрической клиники в милицию.

- Милиция? - закричал Иван в трубку, - милиция? Товарищ дежурный, распорядитесь сейчас же, чтобы выслали пять мотоциклетов с пулемётами для поимки иностранного консультанта.
Что? Заезжайте за мною, я сам с вами поеду... Говорит поэт Иван Бездомный из сумасшедшего дома... Как ваш адрес? ~ шёпотом спросил Бездомный у доктора, прикрыв трубку ладонью, а потом закричал в трубку: - Вы слушаете? Алло!.. Безобразие! - вдруг за­вопил Иван и швырнул трубку в стену.

В) К Маргарите, которая одиноко сидит на скамейке в саду, подсаживается незнакомый мужчина и пытается начать разговор.



  • А я вас не знаю, - сухо сказала Маргарита.

  • Откуда ж вам меня знать! А между тем я к вам послан по дельцу. ...

- Ничего не понимаю, какое дело?
Рыжий оглянулся и сказал таинственно:

  • Меня прислали, чтобы вас сегодня вечером пригласить в гости.

  • Что вы бредите, какие гости?

  • К одному очень знатному иностранцу, - значительно сказал рыжий, прищурив глаза.

Маргарита очень разгневалась:

  • Новая порода появилась: уличный сводник, - поднимаясь, чтобы уходить, сказала она.

  • Вот спасибо за такие поручения! — обидевшись, воскликнул рыжий и проворчал в спину уходящей Маргарите: - Дура!