Краткий обзор материала первых трёх номеров шеймович а. В - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Краткий обзор материала первых трёх номеров шеймович а. В - страница №1/1

«Türkologiya».-2012.-№1.-С.17-28.

О СОЗДАНИИ ЖУРНАЛА «УРАЛО-АЛТАЙСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ»

(Краткий обзор материала первых трёх номеров)
ШЕЙМОВИЧ А.В.
Резюме. В статье говорится о создании нового специализиро­ванного журнала «Урало-алтайские исследования» (выход первого номера - декабрь 2009 г., периодичность - два раза в год) и при­водится обзор его первых трёх номеров. Основной акцент в обзоре делается на статьях по алтаистике.

Ключевые слова: журнал «Урало-алтайские исследования», алтаистика, тюркология, уралистика, финно-угроведение
«URAL - ALTAY TƏDQIQATLARI» JURNALININ YARANMASI HAQQINDA

(Jurnalın ilk üç buraxılış nömrələrinin qısa xülasəsi)

lasə: Məqalədə yeni yaradılmış Ural və Altay dillərinə aid ixtisaslaşdırılmış «Ural-Altay tədqiqatları» jurnalı haqqında qısa məlumat verilir (jumalın ilk nəşri 2009-cu ilin dekabr ayında həyata keçirilmişdi, onun dövriliyi ildə iki dəfədir). Xülasədə əsas diqqət altayşünaslığa aid məqalələrə verilmişdir.

Açar sözlər: «Ural-Altay tədqiqatları» jurnalı, altayşünaslıq, türkologiya, uralşünaslıq, uqor-fınşünaslıq
ABOUT THE FOUNDATION OF THE JOURNAL «THE URALS-ALTAIC INVESTIGATIONS» (Short survey of the earliest three issues)

Summary: The article presents the new semi-annual series on Altaic and Uralic languages «Ural-Altaic Studies» (the 1st issue - December 2009). It also contains the survey of materials of the first three issues of journal, for the most part - of the altaistics works.

Key words: journal «Ural-Altaic Studies», altaistics, turcology, Finno-Ugric linguistics
В Институте языкознания РАН в отделе урало-алтайских языков 29 декабря 2009 г. состоялась презентация первого номера за 2009 г. журнала «Урало-алтайские исследования». Решение о его создании было принято на конференции «Сравнительно-историческое языко­знание. Алтаистика. Тюркология» (гор. Москва, 4-7 июня 2009), состоявшейся после LII сессии PIAC (2009). На сессии были широко представлены результаты исследований по алтайским языкам и письменностям, которые ведутся в КНР и на Тайване. Эти два мероприятия стали местом встречи учёных, достигших немалых успехов в своей области знания, но чрезвычайно слабо осведом­лённых не только об общем положении дел в изучении уральских и алтайских языков, но и о роде занятий друг друга. Участники обеих встреч высказались за организацию издания журнала, доступного всем урало-алтаистам.

В современных условиях, когда интерес к урало-алтаистике возобновился у нового поколения исследователей, особенно важны задачи объединения и координации. Эти задачи и призван решать журнал «Урало-алтайские исследования», ориентированный прежде всего на лингвистов - специалистов по языкам уральской и алтайской общностей. Есть надежда, что со временем в него удастся привлечь в качестве авторов этнографов, фольклористов, историков, литературоведов, а также заинтересованных в обмене информацией с лингвистами представителей других наук.

Журнал, в известной мере опирающийся на научные труды наших предшественников, опубликованные, в частности, в журналах «Советская тюркология» и «Советское финно-угроведение», должен заполнить информационную лакуну, которая возникла в результате ряда факторов.

Во-первых, статьи авторов из России, особенно из российских регионов, довольно редко появляются не только на страницах таких авторитетных старых изданий, как «Veroffentlichungen der Societas Uralo-Altaica», «Mitteilungen der Societas Uralo-Altaica», «Ural-Altaische Jahrbucher» (издатель - Урало-алтайское общество, Societas Uralo-Altaica), «Finnischugrische Forschungen», но и в относительно новых, вполне зарекомендовавших себя журналах, например в «International Journal of Central Asia Studies» и «Finnisch-ugrische Mitteilungen».

Во-вторых, несмотря на то, что российские учёные активно занимаются полевой работой, описанием малоизученных языков, а также разработкой уникальных методик лингвистического анализа, их научные труды, опубликованные небольшими тиражами, часто оказываются недоступными как для иностранных коллег, так и для учёных из российских же городов. Аналогичная ситуация склады­вается и с результатами европейских, американских и китайских исследований. Последние 15-20 лет в российские библиотеки фактически не поступают зарубежные журналы и книги. Учёные имеют доступ к информации, опубликованной за пределами России, только благодаря личным связям - получая в подарок оттиски и монографии от зарубежных коллег или копируя нужную им литературу в западных библиотеках во время командировок.

«Урало-алтайские исследования» - единственный российский специализированный журнал по алтайским и уральским языкам, включённый в списки рецензируемых журналов. Поэтому уже во время сбора статей для его первых номеров проявилась заинтересо­ванность российских учёных в публикации их работ в этом издании. Немаловажное значение имело и то обстоятельство, что около поло­вины членов редколлегии и редсовета - это ведущие зарубежные специалисты по уральским и алтайским языкам, чьи ученики и последователи в дальнейшем также смогут активно содействовать функционированию журнала.

К основным направлениям, получающим отражение в публи­куемых в журнале научных статьях, относятся: 1) полевой сбор материалов по малоизученным и исчезающим языкам и диа­лектам; 2) связанные с этим синхронические и диахронические описания фонетики, грамматики, синтаксиса; 3) этнолингвистика; 4) язык фольклора, ареалогия и лингвогеография; 5) синхроническое и диахроническое изучение семантики; 6) фонетика и лексикология, грамматика и синтаксис языка письменных памятников; 7) срав­нительно-исторические исследования языков и групп языков со­ответствующих семей; 8) взаимоотношения урало-алтайских языков между собой.

Журнал имеет несколько рубрик, но они не обязательны для каждого номера. В раздел «Дискуссия» рекомендованная к публика­ции статья помещается в двух случаях: 1) если у члена редколлегии, редсовета или рецензента имеются содержательные комментарии к этой статье; 2) если такие комментарии появились у кого-то из специалистов, ознакомившихся с уже опубликованной статьёй. Ком­ментарии принимаются в печать после успешного прохождения обычной процедуры рецензирования. Раздел «Архивные публика­ции» предназначен для обнародования архивных источников либо для введения в научный оборот ранее неизвестных работ покойных авторов. В разделе «Personalia» публикуется научная информация, касающаяся видных специалистов по тематике журнала. В «Хро­нике» освещается деятельность конференций, конгрессов и сим­позиумов, также имеющих отношение к тематике журнала. Под рубрикой «Рецензии» публикуются рецензии на книги по тематике журнала, вышедшие за последние десять лет.

Ниже представлен краткий обзор первых трёх номеров журнала [1-3]. Основной акцент сделан на статьях по алтаистике.

Первый номер «Урало-алтайских исследований» за 2009 г. открывается вступительной статьёй «От редакции» (на рус. и англ. яз.), в которой говорится, в частности, о причинах, побудивших российских финно-угроведов и алтаистов к созданию нового жур­нала, и излагаются принципы отбора материала для публикации: научная новизна, ценность и др. [1. С. 11-12].

Статьи по этимологии написаны В. Блажеком, П.А. Слепцовым, И.Г. Добродомовым.

В статье В. Блажека «Язык когурё и алтайский. О роли когурёского и других старокорейских идиом в алтайской этимологии» [4] представлены надёжно интерпретированные слова языка одного из древнекорейских государств - Когурё. Хотя главный источник этих интерпретаций - работа Ч. Беквита [5] - филолога, известного своим отрицательным отношением к генетическому родству алтайских языков, собранный В. Блажеком сравнительный материал поддержи­вает алтайскую принадлежность и древнекогурёского, и японского языка. В. Блажек считает Ч. Беквита несомненно правым в том, что, по его мнению, в ближайшем родстве с когурё находятся языки рюкюско-японской группы.

П.А. Слепцов в статье «О словах күөх, танара, халлаан в якутском языке» [6] эти три слова, используемые как обозначения неба, досконально описывает с исторической (словоупотребление в различных источниках и контекстах) и этимологической (сравнение с этимологиями, приведёнными в словарях О. Бётлингка [7] и Э.К. Пе­карского [8]) точек зрения.

В статье И.Г. Добродомова «Из лексики Волго-Камского языко­вого союза» [9] оспаривается одна из этимологий, содержащихся в большом «Русском этимологическом словаре» [10. С. 272-273] в словарной статье батмар: «батмар ‘прилавок, рундук’ сарат. [Даль 1: 54], батмар, батмарка ‘пространство под русской печью, куда складывают домашнюю утварь’ морд. <овия> (сл <оварь русских говоров на территории> морд. <овской АССР, Саранск, 1978, в.> I: 32) // вероятно, тюркизм. Можно предполагать исходное тюрк, (тат.?) *batmar / *patmar, произв. от bat- ‘погружаться, входить’» [9. С. 105]. Тюркская этимология в данном случае вызывает у И. Г. Добро­домова сомнение из-за несовпадения семантических компонентов: никакой явной идеи погружения, опускания данный русский диалектизм не содержит. В статье предлагается альтернативная - русская этимология слова батмар - ‘прилавок, рундук’. Как считает автор, диалектное слово поднар / подмар ярко демонстрирует вклад русских говоров в становление лексического фонда языков Поволжья. Необычная же форма саратовского диалектизма объ­ясняется воздействием поволжских языков на русские говоры этого района.

Статьи по этимологии уральских языков представлены Ю.В. Нор­манской и Н.Л. Красиковой («Некоторые причины семантических, изменений (на материале генезиса и развития системы глаголов плавания в селькупском языке») [11], О.В. Титовой («О наимено­ваниях принадлежностей снаряжения упряжного коня в южно­удмуртских говорах») [12], О.В. Мищенко («К этимологии русского диалектного хиус» [13].

Этимологическая и лексико-семантическая проблематика лежит в основе статьи В. И. Рассадина «Комплекс лексики номадного скотоводства монгольских языков в свете тюркско-монгольских языковых связей» [14]. Тюркско-монгольские соответствия особенно многочисленны в лексике номадного скотоводства, касающейся пяти основных видов скота, разводимого монголами, - верблюдов, лоша­дей, коров, овец и коз. В этот комплекс лексики входят разно­образные половозрастные названия скота и его мастей, наимено­вания частей тела животных, характеристика форм и приёмов их содержания и выпаса и пр. По мнению автора, значительная близость тюркского и монгольского пластов лексики, касающихся целой хозяйственной отрасли, может объясняться заимствованием в монгольские языки соответствующих терминов из тюркских языков булгарской группы в процессе монголизации огуров (протобулгарских племён, завоёванных монголами). Смешение этих этнических групп способствовало формированию современных халха-монголов (с самоназванием оор монгол ‘настоящий монгол’), в языке которых широко представлена тюркская субстратная лексика.

Проблемы лексической и когнитивной семантики затрагиваются в работах П.О. Рыкина, Е.М. Напольновой, С.А. Максимова («Выражение понятия ‘череп, черепная коробка’ в диалектах уд­муртского языка») [15], а также С.В. Ониной («Лексико-семанти­ческие группы названий оленя в хантыйском языке») [16].

П.О. Рыкин в статье «Семантический анализ терминов родства и свойства в среднемонгольском языке» [17] представил результаты исследования указанной темы на основе всех известных лексикогра­фических и нарративных источников XIII - нач. XVII в. Значение каждого термина определяется на метаязыке компонентного анализа; характеризуются основные структурные черты выявленной системы, а полученные результаты сопоставляются с историко-этнографи­ческими данными о социальной структуре (в частности о системе родства и брачных правилах) средневековых монголов в эпоху империи.

В двух статьях Е.М. Напольновой, посвящённых вопросам когнитивной семантики, на материале турецкого языка анализиру­ется связь способов лексического выражения понятий со стратегией освоения носителями языка определённого жизненного пространства, с изменениями природных условий их проживания, хозяйственного и культурного укладов. В статье «Пространственная направленность в турецкой языковой картине мира» [18] исследуется употребление в современном турецком языке ряда лексем (alt ‘низ’, üst ‘верх’, sağ ‘право’, sol ‘лево’ и др.), используемых для характеристики пространственного взаимоположения объектов и направления дви­жения. На этой основе делается вывод об определяющем значении направленного перемещения преимущественно в горизонтальной плоскости, что является естественным следствием кочевого образа жизни, который был присущ древним тюркам и при котором благополучие сообщества в значительной степени определялось мобильностью коллектива. В работе того же автора «Циклические природные явления в турецкой языковой картине мира» [19] про­слеживаются последовательные исторические изменения в категори­зации концептов частей суток и времён года, обусловленные тем, что совершенно иными стали природные условия в регионе проживания носителей языка, а также хозяйственный уклад и религиозно-куль­турный фон. Первоначальные древнетюркские бинарные оппозиции тёмная часть суток - светлая часть суток и холодная половина го­да — тёплая половина года уступили место более детализированным системам, демонстрирующим значительные отличия от европейской и русской систем суткоделения и годового цикла.

Вопросы исторической и теоретической фонетики рассматриваются в коллективной работе Н.С. Уртегешева, И.Я. Селютиной, Г.А. Эсенбаевой, Т.Р. Рыжиковой, А.А. Добрининой [20] и в статье Л. Гофирковой («Саамские заимствования в финском языке») [21]; сюда же может быть отнесена статья Е. Д. Поливанова [22].

В статье «Фонетические транскрипционные стандарты УУФТ и МФА [23]: система соответствий» [20] сопоставляются две артикуляторно ориентированные транскрипционные системы, с по­мощью которых можно выполнить как фонематическую, так и фонетическую запись речи. Этими системами являются МФА и УУФТ В.М. Наделяева.

Рубрика «Архивная публикация» на данный момент пред­ставлена одной работой Е.Д. Поливанова («Турецко-монгольское соответствие а: // i») [22]. Ранее неизвестная алтаистическая статья учёного о тюрко-монгольском соответствии гласных позволяет реконструировать дифтонги в праалтайском языке. Публикация работы осуществлена А.В. Дыбо, сопроводившей её комментарием

[24] об истории нахождения статьи и о современных взглядах на описанную в ней проблему.

Проблемам грамматики - современной и исторической - посвящены работы Н. Мус («The question-words in Tundra Nenets. I. The nominal question words») [25], М. Роббеетс, В.М. Лемской, Н. В. Конд­ратьевой («Выражение пространственных отношений в современном удмуртском языке») [26], Е.Л. Рудницкой и Хван Со-Гён, М. Сало («Mordvin t-derivatives - the semantic equivalent for the impersonal») [27].

Грамматический анализ полевых материалов чулымско-тюркских диалектов даётся в статье В.М. Лемской «Глагольные системы чулымско-тюркских диалектов: временные формы» [28]. С опорой на полевой и архивный материалы рассматриваются служебные компоненты, выражающие аспектуально-темпоральные значения в чулымско-тюркских говорах. На основе анализа так называемых простых и сложных глагольных предикатов автор приходит к выводу, что в нижнечулымском и среднечулымском диалектах существуют различия в системе и тех и других временных форм. В завершение обозначается направление дальнейшей работы - более подробное изучение глаголов, принимающих участие в образовании аспектуально-акциональных форм.

В статье Е.Л. Рудницкой и Хван Со-Гён «Конструкции с классификатором и аппроксимативные конструкции в корейском языке: грамматические свойства и семантические характеристики» [29] анализируются два типа количественных конструкций в корей­ском - конструкции с классификатором и конструкции со значением приблизительности (аппроксимативности), а также грамматические средства образования конструкций с этим значением. Особое внима­ние авторы обращают на синонимичные грамматические средства для выражения категории аппроксимативности, а также на граммати­ческие и семантические параметры количественных слов и конструк­ций, представляющие интерес с типологической точки зрения.

В работе по сравнительно-исторической грамматике М. Роббеетс «Инсубординация в алтайских языках» [30] в диахроническом плане сравниваются процессы инсубординации (использования нефинит­ных форм глагола для выражения первичной предикации). Автор прослеживает историческое развитие причастия > отглагольные имена > финитные глагольные формы в японском, корейском, тунгусо-маньчжурских, монгольских и тюркских языках, представляя сравнительно-исторические свидетельства этого диахронического процесса не только как общую структурную особенность, но и как системную группу формально-функциональных соответствий. Это является аналогом соответствия морфологических подсистем во флективных языках и, следовательно, может быть признано сторон­никами морфологического критерия родства как доказательство генеалогической общности.

Вопросы исторической диалектологии в уральских языках рассматриваются в работах Л.М. Ившина («Материалы Й. Э. Фи­шера по удмуртскому языку: лингвистическая характеристика») [31] и Ю.В. Норманской - при участии А.В. Дыбо («Место ударения и диалектологические особенности в удмуртских материалах, собран­ных в XVIII в. Г.Ф. Миллером и Й.Э. Фишером») [32].

Три работы в трёх номерах журнала посвящены полевым исследованиям памятников древней письменности, их дешифровке и классификации.

Уточнение к дешифровке киданьской письменности даёт в своей статье «Краткое замечание о подставных гласных в малом киданьском письме» By Инчжэ [33]. Ориентируясь на сопоставление с принципами тюркского рунического письма и изучая дешиф­руемые слова, автор устанавливает, что в киданьском письме используется приём «подставной гласной», когда знак читается с дополнительной (предшествующей или последующей) гласной, определяемой правилами вокалического сингармонизма.

В коллективной работе Е.П. Маточкина, Л.Н. Тыбыковой, И.А. Нев­ской и М. Эрдала «Петроглифы и рунические надписи на плитах из Кезек-Елани» [34] представлены результаты анализа петроглифов на двух плитах, обнаруженных в 2005 г. в долине р. Нижний Инегень Е.П. Маточкиным, а также транскрипция и перевод рунических надписей. За последнее десятилетие на территории Горного Алтая найдены но­вые письменные памятники рунического письма. Зачастую вариант рунического письма, которым они выполнены, во многих отно­шениях отличается от того, которым написаны памятники Монголии или бассейна Енисея (Хакасии и Тувы). Общее количество надписей приближается к 90. Создан их электронный корпус, доступный по адресу www.altay.uni-frankfurt.de.

Н. Базылхан в статье «Древнетюркские письменные памятники в Монголии: проблемы научной каталогизации и музеификации» [35] представляет полный список всех известных и обнаруженных к на­стоящему времени древнетюркских эпиграфических памятников с кратким описанием их состояния и картами расположения в Монго­лии. По данным на 2009 г., насчитывается 77 таких памятников.

Н. Базылхан настаивает на принятии срочных мер по их сохра­нению. Сохранение же и реставрация памятников с целью создания музеев под открытым небом, организация международных выставок, симпозиумов и конференций, публикация альбомов и т. п. требуют значительных усилий.

Смежным с лингвистикой культурологическим и этноло­гическим проблемам посвящены статьи культурологов-музыковедов О.Э. Добжанской («Музыка шаманского обряда как языковая система (на примере самодийских языков)») [36] и В.Ю. Сузукей, археолога и этнолога Н.И. Шутовой.

Работа В.Ю. Сузукей «О специфике музыкального языка инструментального искусства тувинцев» [37] представляет собой по­пытку рассмотрения некоторых базовых параметров тувинской му­зыкальной культуры (таких, например, как бурдонно-обертонная звуковая структура).

Н.И. Шутова в статье «Многоугольное пространство (сэрего-сэрего) в удмуртском языке и культуре» [38] прослеживает тюркское культурное влияние, проявившееся в удмуртской ритуальной практике, а именно в строительстве ритуальных сооружений. Автор подчёркивает, что у всех тюркских народов (волжских булгар, татар, башкир), которые были в контакте с предками современных удмуртов, ритуальные сооружения представляли собой многоуголь­ники. Есть надёжные лингвистические и фольклорные данные о влиянии тюркских народов (в первую очередь волжских булгар и татар) на верования и обряды удмуртов. Для подтверждения тезиса о тюркском влиянии Н.И. Шутова приводит, в частности, этимологии ряда удмуртских слов, считающихся в словаре Ю. Вихмана [39] заимствованиями из языка волжских булгар.


ПРИМЕЧАНИЯ


  1. Урало-алтайские исследования. 2009. № 1.

  2. Тоже. 2010. № 1.

  3. То же. 2010. № 2.

  4. Blazek V. Koguryo and Altaic: (On the role of Koguryo and other Old Korean idioms in the Altaic etymology) // Урало-алт. исслед. 2009. № l.

  5. Beckwith Ch. Koguryo. The Language of Japan's Continental Relatives: (An Introduction to the Historical-Comparative Study of the Japanese-Koguryoic Languages). Leiden; Boston, 2007.

  6. Слепцов П.А. О словах куех, такара, халлаан в якутском языке // Урало-алт. исслед. 2009. № 1.

  7. Бётлингк О.Н. О языке якутов / Пер. с нем. В.И. Рассадина. Новосибирск, 1989.

  8. Пекарский Э.К. Словарь якутского языка. М., 1958-1959. Т. 1-3.

  9. Добродомов И.Г. Из лексики Волго-Камского языкового союза // Урало-алт. исслед. 2010. № 2.

  10. Аникин А.Е. Русский этимологический словарь. М.: Рукоп. памятники Др. Руси, 2008. Вып. 2: Б - Бдынъ.

  11. Норманская Ю.В., Красикова Н.Л. Некоторые причины семантических изменений: (На материале генезиса и развития системы глаголов плавания в селькупском языке) // Урало-алт. исслед. 2009. № 1.

  12. Титова О.В. О наименованиях принадлежностей снаряжения упряжного коня в южноудмуртских говорах // Урало-алт. исслед. 2009. № 1.

  13. Мищенко О.В. К этимологии русского диалектного хиус // Урало-алт. исслед. 2010. № 2.

  14. Рассадин В.И. Комплекс лексики номадного скотоводства монгольских языков в свете тюркско-монгольских языковых связей //Урало-алт. исслед. 2010. № 1.

  15. Максимов С.А. Выражение понятия ‘череп, черепная коробка’ в диалектах удмуртского языка // Урало-алт. исслед. 2010. № 2.

  16. Онина С.В. Лексико-семантические группы названий оленя в хантыйском языке // Урало-алт. исслед. 2010. № 1.

  17. Рыкин П.О. Семантический анализ терминов родства и свойства в среднемонгольском языке // Урало-алт. исслед. 2009. № 1.

  18. Напольнова Е.М. Пространственная направленность в турецкой языковой картине мира // Урало-алт. исслед. 2010. № 1.

  19. Она же. Циклические природные явления в турецкой языковой картине мира // Урало-алт. исслед. 2010. № 2.

  20. Уртегешев Н.С., Селютина И.Я., Эсенбаева Г.А., Рыжикова Т.Р., Добринина А.А. Фонетические транскрипционные стан­дарты УУФТ и МФА: (Система соответствий) // Урало-алт. исслед. 2009. № 1.

  21. Hofırkovä L. Saami loanwords in Finnish language // Урало-алт. исслед. 2010. № 1.

  22. Поливанов E.Д. Турецко-монгольское соответствие а: // i // Урало-алт. исслед. 2010. № 1.

  23. УУФТ - Универсальная унифицированная фонетическая транскрипция В. М. Наделяева; МФА - Международный фонети­ческий алфавит.

  24. Дыбо А.В. О статье Е.Д. Поливанова // Урало-алт. исслед. 2010 № 1.

  25. Mus N. The question-words in Tundra Nenets. I: The nominal question words // Урало-алт. исслед. 2009. № 1.

  26. Кондратьева H.В. Выражение пространственных отношений в современном удмуртском языке // Урало-алт. исслед. 2010. № 1.

  27. Salo М. Mordvin t-derivatives - the semantic equivalent for the impersonal // Урало-алт. исслед. 2010. № 2.

  28. Лемская В.М. Глагольные системы чулымско-тюркских диалектов: (Временные формы) // Урало-алт. исслед. 2010. № 2.

  29. Рудницкая Е.Л., Хван Со-Гён. Конструкции с классифи­катором и аппроксимативные конструкции в корейском языке: (Грамматические свойства и семантические характеристики) // Урало-алт. исслед. 2010. № 2.

  30. Robbeets М. Insubordination in Altaic // Урало-алт. исслед. 2009.№ 1.

  31. Ившин Л.М. Материалы Й.Э. Фишера по удмуртскому языку: (Лингвистическая характеристика) // Урало-алт. исслед. 2010. № 1.

  32. Норманская Ю.В. (при участии А. В. Дыбо). Место ударения и диалектологические особенности в удмуртских материалах, собранных в XVIII в. Г.Ф. Миллером и Й.Э. Фишером // Урало-алт. исслед. 2010. № 1.

  33. Wu Yingzhe. A brief discussion on the vowel attachment in the Khitan Small Script // Урало-алт. исслед. 2009. № 1.

  34. Маточкин E.П., Тыбыкова Л.Н, Невская И.А., Эрдал М. Петроглифы и рунические надписи на плитах из Кезек-Елани // Урало-алт. исслед. 2010. № 1.

  35. Базылхан Н. Древнетюркские письменные памятники в Монголии: (Проблемы научной каталогизации и музеификации) // Урало-алт. исслед. 2010. № 2.

  36. Добжанская О.Э. Музыка шаманского обряда как языковая система: (На примере самодийских языков) // Урало-алт. исслед. 2009. № 1.

  37. Сузукей В.Ю. О специфике музыкального языка инстру­ментального искусства тувинцев // Урало-алт. исслед. 2010. № 2.

  38. Шутова Н.И. Многоугольное пространство (сэрего-сэрего) в удмуртском языке и культуре // Урало-алт. исслед. 2010. № 2.

  39. Wichmann Y. Wotjakische Wortschatz: (Lexica Sosietatis Fenno- Ugricae XXI). Helsinki, 1987.