Концептуализация пространства: предлоги against, opposite в современном английском языке и их русские соответствия - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Составила: Тарасова Я. А. Настоящая диссертация посвящена способам... 1 25.36kb.
Дипломная работа Неврбальные средства выражения эмоций в английском... 1 46.95kb.
Сказка «Mitten» на английском языке. Общение на языке 2 ноябрь 1 1 133.42kb.
«Глаголы поведения в современном русском языке 1 22.83kb.
Праздник на английском языке «День Благодарения» 1 86.31kb.
Когнитивные основы имен собственных в функции нарицательных в английском... 1 391.66kb.
Обучение монологическому высказыванию при подготовке к защите дипломов... 1 79.47kb.
Дипломная работа Концепт power в английском языке 86 1 57.79kb.
50 лет отечественной информатике 1 355.23kb.
Пассивности в английском языке в синхронии и диахронии 1 336.74kb.
1. Воспитывать культуру общения на английском языке 1 19.25kb.
Теоретические и прикладные проблемы 1 98.5kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

Концептуализация пространства: предлоги against, opposite в современном английском - страница №1/2

На правах рукописи

БЕРЕЗИНА Екатерина Николаевна
Концептуализация пространства: предлоги against, opposite в современном английском языке и их русские соответствия
Специальность 10.02.19 “Теория языка”

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2008

Работа выполнена в Институте языкознания Российской Академии Наук

Научный руководитель - доктор филологических наук,

профессор Владимир Александрович Плунгян


Официальные оппоненты - доктор филологических наук, профессор

Григорий Ефимович Крейдлин

(Институт лингвистики РГГУ);
кандидат филологических наук

Александр Семёнович Кириченко

(Московский городской педагогический университет)
Ведущая организация - Московский институт открытого образования
Защита состоится « 6 » ноября 2008г. в 11ч. 30 мин. на заседании диссертационного совета Д.002.006.03 при Институте языкознания РАН по адресу: 103009, Москва К-9, Б.Кисловский пер., 1/12.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института языкознания РАН.

Автореферат разослан « 2 » октября 2008г.

Ученый секретарь кандидат филологических наук

диссертационного совета A.B.Сидельцев


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Настоящая диссертация посвящена проблемам описания семантики пространственных предлогов и, в частности, сравнению концепта противопоставления-проти­водействия в английском и русском языках на примере двух выражающих этот концепт русских предлогов (против, напротив) и двух английских (against, opposite).


Актуальность работы определяется остро осознаваемой современной лингвистикой необходимостью всестороннего изучения того, как внеязыковые представления и категории преломляются в семантике языковых единиц. Когнитивное направление, которое апеллирует к психологии языка и утверждает, что язык является частью механизма познания, стремится понять ментальные процессы анализа и синтеза информации и способы ее передачи в семантике языкового знака. Исследования в области лингвистической семантики, в том числе семантики предлогов, дают основания предположить, что именно анализ значения позволяет вскрыть механизмы формирования базовых представлений о реальности («концептов»).
Научная новизна работы заключается в том, что концептуальные особенности семантики английских предлогов against, opposite и русских предлогов против, напротив систематически ранее никем не описывались. Также важно отметить, что в работе применяется новый метод исследования, находящийся в русле «экспериментальной семантики» (О. Н. Селиверстова); этот метод предполагает не только сопоставление словарных дефиниций, но и так называемое контекстуальное моделирование, при котором значения предлогов уточняются в ходе экспериментов и опроса информантов.
Теоретическая значимость. Проведенное исследование уточняет и расширяет понимание связи между когнитивными механизмами и языковой семантикой, выявляет модели пространственной концептуализации противопоставления / противоположности в английском и русском языках.
Объектом исследования является семантическая структура английских предлогов against, opposite и русских предлогов против, напротив; привлекаются также данные французского и некоторых других европейских языков.
Предмет исследованияконцептуальная специфика отдельных фрагментов языковой картины мира у разных языковых коллективов.
Целью данной диссертационной работы является установление общих и специфических для каждого языка (английского и русского) особенностей концептуализации реальности на примере сопоставительного анализа семантики английских предлогов against, opposite и русских предлогов против, напротив.

Достижение данной цели предполагало решение следующих исследовательских задач:

1. Определить базовый концепт каждого предлога, а также пути трансформации этого концепта в производные звенья семантической структуры.

2. Определить спектр пространственно-семантической соотнесенности предлога и исследовать его поведение в различных типах семантического пространства.

3. Выявить тип функциональных связей между объектами – участниками ситуации, которые привносит в контекст исследуемый предлог.

4. Описать семантические и прагматические факторы, влияющие на выбор предлога из числа синонимических коррелятов при подстановке в заданный контекст.

5. Выявить общую полисемическую структуру для каждой русско-английской пары предлогов и на этой основе провести семантический анализ каждой единицы.

6. Сопоставить данные, полученные в результате семантического анализа каждой пары русско-английских эквивалентов, и определить общие и специфические для каждого языка способы концептуализации реальности через систему значений исследуемых предлогов.
Материал исследования. Материалом исследования являются лексикографические данные и текстовый материал, отобранный методом сплошной выборки из произведений художественной литературы и публицистики за последние 50 лет. В связи со своеобразием материала (в частности, с изменением семантики предлогов против, against) выборочно включены литературные произведения более раннего периода, а также данные исследований по истории английского языка. Единицей отбора является контекст, включающий одно или несколько предложений с употреблением соответствующих предлогов.
Основным методом нашего исследования был метод системного анализа, при котором предлоги рассматриваются не изолированно, а, во-первых, в составе речевого отрезка − сентенциальной формы «X (предикат) предлог Y» (синтагматический план), и, во-вторых, в сопоставлении с синонимически близкими ему знаками, которые могли бы конкурировать с ним в репрезентации одного и того же фрагмента реальности (парадигматический план). При описании предлогов мы исходили из того, что синтагматические отношения связывают в единый семантический комплекс следующие компоненты: 1) объект X (референт), координаты которого (пространственные, временные, ролевые) устанавливаются; 2) объект Y (релятум), по отношению к которому устанавливается позиция X; 3) предлог как оператор отношений между X и Y; 4) предикат (факультативный актант), задающий различные модели функционирования данного конструкта (динамическая, статическая модель и др.). В нашем понимании значение является чисто ментальной сущностью, поэтому все составляющие его семантические компоненты, в том числе и денотативный компонент, находятся не вне сознания (имеется в виду сознание коллективного субъекта), а внутри него. Таким образом, денотатом знака является не внешний объект, а образ этого объекта, довербальное представление о нем в сознании субъекта. Такая точка зрения согласуется, в частности, с концепцией значения О. Н. Селиверстовой: «...именно познанный, а иногда и сконструированный человеком мир является объектом описания и сообщения в актах речи, он должен рассматриваться в качестве денотата языковых знаков» [Маляр, Селиверстова 1998: 34].

При описании синонимических корреляций, устанавливаемых в рамках семантического поля отдельно взятого узуального значения, использовался метод компонентного анализа, заключающийся в выявлении элементарных единиц смысла, выполняющих функции интегральных и дифференциальных признаков в структуре значения.


Практическая значимость работы. Результаты проведенного исследования могут быть использованы в практике и методике преподавания английского и русского языков, при чтении курсов по лексикологии и лексикографии, семантике, в лексикографической практике.
Основные положения, выносимые на защиту.

1. Семантика пространственных предлогов включает, помимо пространственного, также (a) функциональный компонент, что делает возможным использование этих предлогов для описания множества пространственных конфигураций, которые содержат идею взаимодействия объектов и закрепляют ролевые позиции за участниками ситуации; (b) эмоционально-оценочный компонент; (c) понятие определенной области, которое часто не осознается носителями языка; (d) эффекты, связанные с влиянием семантики глагола на предлог (акцент делается на влияние семантики глагола на предлог, а не наоборот, как это имеет место в [Голубкова 2002]).

2. Набор значений (семантическое «древо») предлога и соответствующего сателлита1 определяется прототипической ситуацией, где предлог имеет синкретичное значение, состоящее из локативного и функционального компонентов (в анализируемых предлогах содержится также директивный компонент). Если в прототипической ситуации (у исследуемых предлогов – прототипический гештальт ‘бой-драка’) существует несколько локативных конфигураций актантов, то все эти позиции также являются прототипическими. Основной процесс формирования семантической сети исследуемых предлогов состоит в разделении синкретичного прототипического значения на компоненты с чисто локативными, функциональными, директивными и смешанными значениями. Этот процесс отчетливо прослеживается в диахронии и на современном языковом срезе, не только у предлогов, но и у прилагательных, что подтверждает закономерность этого паттерна.

3. Процесс разделения синкретичного прототипического значения предлога происходит по подсознательному когнитивному паттерну, который напоминает разложение прототипического гештальта на фрагменты, соответствующие определенным частям речи или грамматическим классам слов: функциональное значение предлога (роли релятума и референта) демонстрирует параллелизм с классом актантных единиц; директивное значение предлога – параллелизм с обозначениями действий (процессов); локативное значение предлога (причем, первоначально один предлог обозначает несколько позиций) – параллелизм с лексическими обозначениями локализаций; наконец, смешанные значения предлога – в каком-то смысле подобны смешанным частям речи (герундий, причастие).

4. Денотативный слой узуального значения (в наших терминах – концептуального значения) предлога against является мозаичным фрагментом виртуального значения, т.е. фрагментом значения центрального представителя категории, в котором наиболее явно отражен гештальт-прототип.

5. Языковая репрезентация визуального объекта предполагает два этапа осмысления реальности: на первом этапе происходит абстрагирование от конкретных параметров объекта или целой ситуации и создание обобщенного графического и эмоционального образа, с которым в дальнейшем знак соотносится как с денотатом, на втором – (виртуальный) денотат [Кобозева 2000] получает представление через систему значений, выраженных соответствующими языковыми средствами. Отбор языковых средств происходит после переосмысления первичного семантического представления с учетом более мелких деталей объекта, когнитивного и языкового опыта субъекта.

6. При описании лексемы against критерием выделения концепта (концептуального значения) является: (1) та или иная степень присутствия функционального, директивного и локативного компонентов, (2) функциональные роли релятума и референта, а также (3) топологические характеристики релятума и референта. С изменением этих компонентов меняется концептуальное значение. Концептуальные значения в некоторых случаях совпадают с узуальными словарными значениями, но не всегда.

7. Разложение прототипического синкретичного значения у предлога against (против) и его гиперполисемия способствует появлению в языке специализированного локативного предлога с жесткой фиксацией небольшого расстояния opposite (напротив). При этом первоначально эти предлоги сосуществовали в языке как синонимы с постепенным размежеванием значений. В английском языке это размежевание закончилось к середине XX века. В современном языке against не может быть ни полным, ни частичным синонимом opposite. В русском языке размежевание еще не окончено, но заметна явная тенденция к этому. Вектор развития и условие существования в языке against (против) описывается комплексным семантическим признаком П. Дендаля (подробнее см. Гл. II).

8. На уровне семантических концептов между языками может существовать значительное сходство, свидетельствующее о наличии универсальных способов концептуализации, используемых человеческим сознанием в построении языковой картины мира.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы (160 названий). Общий объем диссертации 175 страниц. В главе I дается исторический обзор различных подходов к анализу семантики предлогов, приводится разбор статей других авторов, на основе их исследований формулируется определение концепта (концептуального значения) предлога, перечисляются его компоненты, которые являются основными параметрами для описания концептуальных значений исследуемого предлога.

В главе II, композиционно центральной в работе, подробно разбирается интегрирующая прототипическая концептуальная основа исследуемых предлогов и вектор их развития, который под­тверждается парадигматическим анализом, основанным на опросе информантов. Данная глава также содержит сопоставительный анализ концептуальных значений исследуемых предлогов и их описание на синхронном уровне.

Глава III содержит диахроническое исследование употребления предлогов against, opposite и против, напротив. Необходимость такого анализа обусловлена резкими изменениями в семантике изучаемых предлогов: появление слов opposite и напротив полностью зависело от развития семантической сети предлогов against и против. Подобный формат представления позволяет выявить и объяснить их современные синхронные концептуальные значения.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИССЛЕДОВАНИЯ

В настоящем исследовании мы опирались на идеи когнитивной семантики и семантической типологии, обсуждавшиеся в работах как зарубежных (Л. Тал­ми, Р. Джеккендофф, Д. Лакофф, К. Бругман, К. Ванделуаз, Д. Пайар, А. Ченки, А. Херсковиц, Э. Рош и др.), так и российских исследователей (В. З. Де­мьянков, Е. С. Кубрякова, О. Н. Селиверстова, Т. Н. Маляр, В. А. Плун­гян, Е. В. Рахили­на и др.). Многие современные лингвисты и подавляющее большинство исследователей, работающих в области когнитивной семантики, разделяют точку зрения, что в основе как языкового филогенеза, так и современного языка лежат крайне обобщенные ментальные схематичные концептуальные картины, которые актуализируются определенным кодом (словом). Именно благодаря крайней обобщенности этих гештальтов (значений), один код имеет множество проекций в действительности.

Сателлиты-морфемы (и одна из их синтагматических форм – предлоги) – это следы синкретично-образного восприятия мира древнейшими представителями конкретного этнического языкового сообщества. Некоторые морфемы индоевропейских языков (греч. proti-, нем. gegen-, франц. contre-) синкретично-образно и вместе с тем схематично содержат закодированную информацию прототипической ситуации ‘бой-драка’. Язык использует подобные морфемы в разных синтагматических функциях – например, при диахроническом рассмотрении русского и английского сателлитов зафиксированы следующие функции: предлог, приставка, корневая морфема, постпозитив, союз, наречие. Существуют и примеры разложения синкретичного прототипического гештальта на актанты (существительное), действие (глагол), направление действия (cателлит), качество (прилагательное). Высоко вероятным представляется и существование в древнеанглийском еще одного однокоренного слова, обозначавшего место действия (‘площадка перед домом’), но его исследование не входит в задачи данной работы. В русском языке существуют соответствия наиболее архаичным английским конструкциям: againstanders (противники), againstand, againsay, againgo, againrise (противиться, сопротивляться), against (против), противный. На этих примерах видно, как язык дробит единый гештальт ситуации, закодированный в морфеме, для передачи деталей в синтагматическом линейном формате речи. Мы полагаем, основное преимущество этого дробления для развития языка состояло в том, что детали (актанты, действие, направление действия (сателлит), качество с определенным значением прототипической ситуации) могли выходить из синкретичной прототипической картины и участвовать в других ситуациях, уже имея свою индивидуальную ментальную сущность. Далее, после выхода из прототипической картины, дробление продолжается внутри отдельных частей речи: выделение локативных значений с последующим их исчезновением.

Эта тенденция настолько сильна у морфем against, против, что наблюдается не только у предлогов, но и у прилагательных, ср.: (1) Странно, но этот противный (кач. прилаг.), банальный мотивчик не давал ему покоя. Ср. также несколько примеров, которые в современном языке воспринимаются как архаичные (значение прилагательного чисто локативное): (2) [Акакий Акакиевич], вместо того чтобы идти домой, пошел совершенно в противную сторону (Гоголь, Шинель). (3) Два пажа берут его под руки и сажают на противный конец стола, где для него поставлен особенный куверт (Лажечников, Ледяной дом). В (1)-(3) на примере прилагательных проиллюстрирована дальнейшая ‘внутричастеречная’ тенденция к расщеплению синкретичного значения исследуемой морфемы на чисто локативное и качественное (у предлога этот элемент качества входит в функциональный компонент, т.е. выделяя актанты и наделяя их ролями, предлог тем самым обозначает их качественные взаимоотношения).

Направление действия с имплицитной драматургией его окончания – сателлит, концентрирующий в себе весь прототип-гештальт – также выходит за рамки прототипического гештальта-ситуации и начинает жить и развиваться самостоятельно. Результат этого развития – однокоренные предлоги, постпозитивы, приставки, союзы, которые являются носителями одинакового семантического ‘заряда’, т.е. прототипа.

Прототипическое значение предлога синкретично и представляет собой слияние локативного, директивного, функционального компонентов. Развитие полисемантичной сети предлога, т.е. дробление его синкретичного значения, происходит по когнитивному паттерну, идентичному тому, который использовался при разложении гештальта на части речи, но, подчеркнем, это дробление происходит уже в рамках одной части речи – предлога – и носит чисто семантический характер.

Прототипический гештальт-концепт, зашифрованный в морфеме-сателли­те, впоследствии оказывает постоянное воздействие на развитие всей семантической сети предлога. В рамках этой ситуации значение может меняться вплоть до противоположного в зависимости от лингвистической потребности того или иного социума, что мы и доказываем на примере предлогов against и против. Таким образом, значение одной лексемы с течением времени может меняться, в противоположность ментальной сущности (прототипическому концепту), которая остается неизменной. В данной работе мы обзорно рассматриваем все синтагматические функции сателлитов against и против, но подробно разбираем только одну – предложную.

Первые работы, посвященные семантике пространственных предлогов, были основаны на геометрической модели интерпретации значения. Такие исследователи, как Г. Гугенхейм, Х. Кларк, Дж. Лич, Д. Беннет и др. полагали, что появление предлога в том или ином контексте целиком и полностью определяется геометрической формой объекта и расположением объектов в пространстве.

К. Ванделуаз [1992: 20; 1984] убедительно аргументирует в пользу не «геометрического», а функционального описания предлогов, при котором добавляется еще один параметр – функциональные свойства объектов, другими словами, их роли в данной ситуации (ср. также обзор [Филипенко 2000: 19-21]). Необходимость учитывать этот параметр объясняется тем, что разные предлоги могут описывать одну и ту же пространственную ситуацию-схему с идентичными топологическими характеристиками, но при этом функции релятума и референта будут разные, ср. пример О. Н. Селиверстовой для иллюстрации агрессивной семы в предлоге на [Селиверстова 2000]:

(4) Самолеты летели в Москву. (5) Самолеты летели на Москву.

В примере (4) предлог в распределяет роли следующим образом: Х референт (самолет) – транспортное средство, Y релятум (Москва) – конечный пункт прибытия. В примере (5) предлог на распределяет роли следующим образом: Х (самолет) – носитель разрушительного заряда, Y (Москва) – цель, которую надо поразить. Идея функционального подхода при описании семантики пространственных предлогов получает дальнейшее развитие в работах Д. Пайара, В. А. Плунгяна, Е. В. Рахилиной [Пайар, Плунгян 2000], [Плунгян, Рахилина 2000]. Таким образом, выбор предлога зависит от следующих параметров: (1) пространственной схемы, (2) топологии (форма, материал) референта и релятума и (3) их функционального взаимодействия. Кроме этих трех компонентов, семантика предлога может зависеть от (4) глагола. Как отмечают многие лингвисты, глагол определяет выбор того или иного значения у полисемантичного предлога. Пятый компонент концептуального значения предлога – так называемая «область» с определенными характеристиками. Понятие области с определенными характеристиками также очень актуально и для исследуемых предлогов при дифференциации их значений. Необходимость этого компонента подробно аргументируется в тексте диссертации. Шестой компонент концептуального значения предлога – эмоциональная оценка – также детально анализируется по результатам опроса информантов в тексте первой главы диссертации. Подчеркнем, что одновременное наличие всех этих компонентов у других предлогов необязательно. В настоящем исследовании дифференциация и описание значений предлогов (см. Гл. II) проведены в соответствии с перечисленными выше параметрами.
Глава II. СОПОСТАВИТЕЛЬНОЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДЛОГОВ В РАМКАХ

СИНХРОННОГО СЕМАНТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

В начале второй главы мы анализируем две важные работы, посвященные французскому аналогу рассматриваемых единиц – предлогу contre: 1. M.-T. Schepping. “The lexical meaning of the French preposition contre” (1991). 2. P. Dendale. “L’emploi spatial de contre: propositions pour un traitement unifié(2002).

В настоящей работе мы сочли возможным использовать теоретические обобщения П. Дендаля при исследовании и описании английского предлога against. П. Дендаль предлагает описывать французский предлог contre (близкий аналог английского against) при помощи комплексного семантического признака, состоящего из двух взаимосвязанных частей: (i) максимальная приближенность объекта к определенному местоположению и (ii) представление местоположения как элемента или точки блокировки. Он отмечает, что только лингвистический или экстралингвистический контекст становится определяющим для того, чтобы отношение максимальной приближенности, выраженное при помощи contre, интерпретировалось как контакт; как контакт или сильная приближенность; приближенность без контакта; контакт под воздействием силы. Другими словами, степень максимальной приближенности (локативные положения) – разные части прототипического гештальта (базы), которые мгновенно профилируются в сознании говорящего или слушающего в зависимости от экстралингвистической ситуации. Этот признак является основной чертой прототипической ситуации ‘бой-драка’. Комплексный семантический признак П. Дендаля – вектор развития всей семантической сети предлога и условие его существования в современном языке, что и показало проведенное парадигматическое исследование.

Основой всех значений полисемантичных предлогов against и против является прототипическая ситуация ‘бой-драка’ (а не просто графическая схема), где вышеназванные предлоги имеют синкретичное значение со следующими неразрывными составными частями: три локативные позиции, функциональное взаимодействие и наличие директивного компонента. Мы показываем в данной работе, что при дальнейшем развитии семантического «древа» прототипический гештальт распадается на локативные, директивные, функциональные и смешанные значения.

Именно гештальтной основой прототипической ситуации можно объяснить парадоксальное явление – один знак имел два антонимичных значения: ‘на некотором расстоянии (рядом, около)’ и ‘вплотную’. Более глубокий семантический анализ показывает, что противоречие это скорее мнимое, так как прототипический концепт был един. В зависимости от ситуации акцентировалась нужная деталь прототипического гештальта и морфема наделялась соответствующим значением. При этом синкретичное локативное значение предлога against также, в свою очередь, подверглось дроблению, которое закончилось в английском только в начале ХХ века (предлог against имел два локативных положения ‘на некотором расстоянии’ и ‘вплотную’, точно такое же явление наблюдается и у предлога против в диахронии).

Для наглядности приведем схему прототипической ситуации, которая отражает конфигурации всех значений against. Интересно отметить, что все без исключения значения (включая и диахронические) восходят к единому кон­цеп­туальному гештальту ‘бой-драка’. Ситуация ‘бой-драка’ является, по нашему мнению, одним из базовых концептуальных гештальтов у человека.



against x x y

-----------------0---------------------------------0----------------------






opposite пространство, непреодолимое для opposite

Прототипическая конфигурация предлога against расположена выше пунктирной линии, предлога oppositeниже. В нулевой позиции эти два пред­лога являлись синонимами (примерно с XVI до середины ХХ века). Отметим, что объект – релятум (у) расположен в синтагматическом ряду после предлога; референт (х) располагается перед предлогом. Приведенная схема прототипической ситуации отражает конфигурации всех значений against, однако в настоящем описании более подробно остановимся на значениях синхронного среза.

AGAINST 0. Это не полноценное значение, а рефлекс очень рас­про­стра­ненного в XVIII веке значения. Оно соответствует «нулевому» положению на прототипической схеме; это единственная позиция, где значения opposite и against совпадают и являются синонимами. Как мы уже отмечали неоднократно, предлог opposite появился в языке для освобождения гиперполисемантичного предлога against от чисто локативного значения ‘на некотором расстоянии’ (подробнее см. также Гл. III). Отметим, что для связи фрагментов семантической сети предлога against значение ‘на некотором расстоянии’ является крайне важным и наиболее древним; оно позволяет перейти от прототипической ситуации к идее весов, сравнения, обмена и соответствия. Значения сравнения, обмена и соответствия так далеко отошли от своего реального прототипа (локативного расположения ‘на некотором расстоянии’, ‘на противоположной чаше весов’), что без диахронического исследования довольно трудно понять их про­исхождение, поэтому мы рассматриваем эти значения в связи с современным значением сравнения последними.

Подчеркнем, что AGAINST 0это чисто локативное значение (‘на некотором расстоянии’), и какое-то время оба предлога opposite и against сосуществовали как синонимы (XVIII-XIX вв.), что отчетливо прослеживается в литературных памятниках, где against употреблялся даже с географическими названиями (см. Гл. III). К середине XX века это значение начинает исчезать у against, но отдельные употребления такого рода еще фиксируются в языке начала XXI века как «след» доминировавшего на предыдущем этапе концептуального значения. Поскольку это значение является исчезающим и его нет в англо-английских словарях, мы обозначили его в данном описании как AGAINST 0. Следует отметить, что в AGAINST 0 полностью отсутствует комплексный семантический признак Дендаля и сейчас происходит перенос этого значения на другие предлоги.

По мнению большинства информантов (особенно молодых американцев), в современном языке предлог against обозначает только отсутствие дистанции между объектами, однако, некоторые информанты-англичане допускали также неконтактное соположение объектов. Двойственность значения against подтверждалась тем, что в качестве синонимов допускались предлоги by и opposite, которые употребляются в локативных значениях только для обозначения позиции ‘на некотором расстоянии’, например: (6) He put a tick against (by, opposite) his name ‘Он поставил галочку у (напротив) своего имени’; (7) Put a tick by / against the names of the people who have accepted the invitation ‘Поставьте галочку напротив фамилий тех людей, которые получили приглашение’ (Cambridge Dictionary, 1996). В примерах 6 и 7 все британцы (10 чел. от 21 до 57 лет) рассматривали предлог against как наиболее предпочтительный вариант, в отличие от американцев, которые вычеркивали его как неприемлемый. Подчеркнем, что предлог opposite британцами не вычеркивался, а допускался как возможный, но малоупотребительный вариант. Этот факт еще раз доказывает, что британский вариант языка более консервативен, чем аме­риканский, в котором процесс диф­ференциации идет быстрее.

Чисто локативная позиция без примыкания в трехмерном пространстве была допущена только в двух примерах двумя информантами-англичанами: (8) …one of the most magnificent vines grew against the back wall of the house, trained carefully on a strong trellis-work ‘…замечательный виноград рос у стены на специальном штакетнике… (вился по стене на специальном штакетнике…)’ (A Rogue’s life, by Wilkie Collins); (9) Several trees grew against the wall ‘Несколько деревьев росло у стены’.

Во всех остальных примерах и against, и over against в современном языке в чисто локативной позиции обозначает только примыкание (см. также Гл. III). Подчеркнем, что это значение AGAINST 0 ‘на некотором расстоянии’ в современных английских толковых словарях уже не выделяется. Кон­фигурацию этого значения-фантома можно представить следующим образом:




against x y

-----------------0---------------------------------0----------------------

Локативная позиция AGAINST 0 была основой для многих других концептуальных значений against. Как отмечает П. Дендаль, у французского аналога рассматриваемого предлога contre в синхронном срезе современного французского языка еще существует значение ‘на некотором расстоянии’. Если рассмотреть русский предлог против, то, опираясь на мнения всех респондентов, можно заключить, что употребление против в значении ‘на некотором расстоянии’ является нарушением нормы (хотя русские толковые словари пока еще не отмечают этого факта). Просматривается явная тенденция употребления в этом значении предлога напротив с одновременной утратой у предлога против конкретных пространственных значений и переходом их в ментальную сферу. В настоящее время предлог против значительно отошел от своего прототипа, поэтому без подробного диахронического иссле­до­вания создается впечатление, что у этого предлога нет реальной исходной основы.
AGAINST 1. Значение AGAINST 1 так же, как и предыдущее значение, является чисто локативным – ‘вплотную к’, т.е. ‘примыкание’ (но без функ­ци­о­нального взаимодействия); оно существует в современном английском языке как самостоятельное и полноправное. Приведем несколько примеров: (10) The church is against the house ‘Церковь расположена вплотную к дому’. (11) The garden is against the school ‘Сад примыкает к школе’. (12) The piano is against the wall ‘Пианино стоит у стены (вплотную)’.

Отметим, что в современном английском языке предлог against в этом значении не имеет синонима, поэтому маловероятно, что оно исчезнет, хотя в нем и отсутствует комплексный признак П. Дендаля, т.е. функциональное взаимодействие. В одном из своих значений предлог at обозначает непосредственное примыкание, но, в отличие от against, at всегда обозначает функциональное взаимодействие релятума и референта [Маляр, Селиверстова 1998: 264-279]. Это локативное положение также прототипично – положение противников непосредственно перед столкновением, т.е. функциональным взаимодействием; подчеркнем, что так же, как и предыдущее значение, это концептуальное значение имеет только один компонент – локативный (это еще один фрагмент прототипического гештальта):






x y

------------------0--------------------------------0----------------------

Значение простого примыкания (без функционального взаимодействия) в русском языке существовало у предлога против, вероятно, до XI века, но в «Словаре русского языка XI-XVII вв.» этого значения уже нет, существует только значение примыкания с функциональным компонентом, например: держать кого-либо против сердца, т.е. любить, прижимать к сердцу; ударить копьем против сердца. Далее несколько концептуальных значений будут расположены на шкале П. Дендаля с постепенным нарастанием интенсивности функционального и директивного компонентов на фоне локативного. В нижеследующих примерах (AGAINST 2) с появлением минимального функционального компонента релятум становится опорой для референта, т.е. релятум удерживает, фиксирует референта в определенной позиции, но в этом значении локативный компонент всё равно превалирует, и следующее концептуальное значение AGAINST 2 можно также считать локативным.

AGAINST 2. В значении AGAINST 2 существует минимальный функцио­нальный и директивный компонент. Основой этого концептуального значения является следующий прототипический фрагмент (шкала П. Дендаля):

against x y

траектория перемещения Х-а

------------------0---------------------------------0----------------------

AGAINST 2 находится в самом начале шкалы П. Дендаля, т.е. оно обладает комплексным семантическим признаком (минимальной функциональной семой). Так же, как в арке Дьюэла, при описании over профилируемое результирующее состояние является конечной точкой обычного реального перемещения по прототипической траектории. Пример реального перемещения: (13) He put the stick against the wall ‘Он поставил палку у стены’. (14) He leaned against the wall ‘Он прислонился к стене’. Результирующее состояние: (15) The stick stood against the wall ‘Палка стояла у стены’.(16) He stood leaning against the wall ‘Он стоял, опершись о стену’.

Как видно из примеров (13) – (16), в этом значении имеет место мини­мальный функциональный компонент: релятум фиксирует референта в определенном положении в качестве опоры. Референт воздействует на релятум только своей силой тяжести – без дополнительных нагрузок или усилий. Существует блок примеров (AGAINST 3), где воздействие референта на релятум усиливается, так как возникают дополнительные воздействия: прижимание-вжимание-вре­за­ние; и хотя оба компонента могут находиться в статике, релятум приобретает функцию преграды (а не опоры), хотя в некоторых примерах она минимальна. Отметим, что в современном русском языке у предлога против вообще отсутствуют значения с реальной точкой блокировки.

Подчеркнем, что такое постепенное нарастание функционального (силы взаимодействия) и директивного компонентов у концептуальных значений на шкале П. Дендаля также является следствием прототипической ситуации; другими словами, на этой шкале идет постепенное нарастание интенсивности комплексного семантического признака П. Дендаля.

AGAINST 3. Основная дифференциальная черта, которая позволяет различать концептуальное значение AGAINST 2 и AGAINST 3, – изменение функции релятума. В этом значении релятум перестает быть опорой и осмысляется как преграда действиям референта. На отрезке этого значения объединены разные по степени интенсивности действия референта (целенаправленные и случайные), которые имеют разные последствия и разные траектории движения после столкновения с преградой-релятумом, но мы полагаем, что это уже контекстные значения. Это значение так же, как и предыдущее (AGAINST 2), характеризуется комплексным семантическим признаком П. Дендаля, но релятум – уже преграда.

Нижеследующий пример хорошо иллюстрирует самое начало отрезка этого концептуального значения на шкале П. Дендаля: (17) She pressed both palms briefly against her forehead and, staring at the bow window, saw icy rain out there ‘Она быстро прижала обе ладони ко лбу и, посмотрев в полукруглый проем окна, увидела ледяной дождь’ (Dune, by F. Herbert). Функция Y – (цель + причина) + преграда.

Далее в примерах 18, 19, 23-25 идет постепенное нарастание функ­ци­о­нальной семы: (18) Раblо pushed with his foot against the heavy pack ‘Пабло ударил ногой по тяжелому мешку’ (For Whom the Bell Tolls, by E. Hemingway). Функция Y – (цель + причина) + преграда; (19) The car jolted across the ditch, throwing Bessie against the top three or four times in quick succession… ‘Машина подпрыгнула, переезжая канаву, и Бесси ударилась о крышу три или четыре раза подряд…’ (Tobacco Road, by E. Caldwell). Функция Y – преграда. Нижеследующие примеры (20) – (22) доказывают, что коннотации вжимания – при­жимания – врезания присущи самому предлогу и не зависят от семантики глагола: (20) …he stroked Laura's head against him and said… ‘(досл. ...он погладил голову Лоры, прижавшейся к его груди, и сказал…’ (The Day it Rained for ever, by R. Bradbury).

(21) He wanted only to cry against her, tell her of the long months of impri­son­ment. ‘Он хотел лишь плакать, прижавшись к ней, и рассказывать о долгих месяцах заточения…’ (The Day it Rained for ever, by R. Bradbury).

(22) Dorothy had her face against my coat and seemed to be crying ‘…Дороти прижималась головой к моему пальто…’ (The Thin Man, by D. Hammet).

Примеры (20) – (22) (подобных им встречается достаточно много, но мы привели наиболее типичные и яркие) доказывают, что не контекст, а сам пред­лог передает значение прижимания, вжимания и несет в себе вектор и силу направления движения. В примерах (20) – (22) только предлог передает прототипический гештальт, ему не помогает глагол, поэтому, на первый взгляд, значение кажется локативным; на самом же деле, здесь есть и директивный, и функциональный, и локативный компоненты, т.е. значение синкретично. Примеры (20) – (22) нельзя перевести, не добавив русский глагол. Приведем еще несколько примеров, иллюстрирующих это концептуальное значение, в порядке нарастания степени интенсивности взаимодействия релятума и референта: (23) She let the waves break against her legs… ‘Волны разбивались о ее ноги…’ (Galilee, by C. Barker). Функция Y – преграда.

(24) He crept into third place when a Jaguar in front of him swerved against an Alfa-Romeo, and the two cars roared into a ploughed field… ‘…Он шел третьим, когда «Ягуар» впереди него вильнул и врезался в «Альфа-Ромео», и обе машины с ревом вылетели на вспаханное поле’. Функция Y – преграда.

Наивысшую точку этой шкалы может иллюстрировать пример П. Дендаля [Dendale 2002: 230]: (25) L'avion s'est écrasé contre la montagne. – The plane crashed against the mountain ‘Самолет разбился о гору (врезался в гору)’.

В вышеприведенных примерах невозможно выделить, какой компонент превалирует – директивный, функциональный или локативный, – все компоненты спаяны в едином концептуальном значении. Также отметим, что в этом значении всегда явно обозначена точка блокировки (в терминах П. Дендаля – point de blocage). У русского предлога против реальная, явная точка блокировки, вероятно, исчезла из значений примерно в середине-конце XVIII века, например: ударить против сердца (= в сердце) (1676 г.). Как видно из перевода вышеприведенных примеров, значений с точкой соприкосновения или блокировки у русского предлога в современном языке вообще не существует.

На следующих примерах (26)–(28) видно, как язык легко переходит от реального пространства к метафоре, к абстрактному, умозрительному пространству по той же схеме аgainst: (26) His thoughts were chaotic. They were just syllables, thrown against the wall of his skull by the relentless whine ‘Его мысли находились в состоянии хаоса. … Это были односложные выкрики, которые непрекращающийся жалобный вой бросал о стенки его черепа’ (Galilee, by C. Barker). (27) They were up against a powerful pressure group ‘Они столкнулись с мощным противодействием со стороны общественного мнения’ (Cambridge International Dictionary of English 1995). (28) We came up against a lot of problems in the course of building our extension ‘При строительстве пристройки мы столкнулись с множеством проблем’ (Cambridge International Dictionary of English 1995). В примерах (26)–(28) релятум – абстрактная преграда, хотя референт может быть физически реален. Как видно из перевода этих примеров, в русском языке нет специализированных средств выражения таких значений.

AGAINST 4. В AGAINST 4 превалирует директивный компонент, так как референт находится либо в начале, либо в процессе действия. Это значение наиболее четко отражает гештальтную основу: уже в самом начале или середине действия известен финал сцены – столкновение, отрицание, уничтожение, борьба, поскольку в одном сателлите (в нашем случае – предлоге) заложена вся драматургия сцены – ее начало и конец. В этом значении эта точка не существует реально в сцене, но она подразумевается и очевидна. Вероятно, поскольку финал сцены заложен в этом значении имплицитно, оно так легко и почти полностью перешло в ментальное пространство, где столкновение подразумевается, но не на вещественной основе. Еще раз отметим, что значение AGAINST 4 демонстрирует правильность предположения, что основа значения сателлитов – ситуация с определенной драматургией, отраженная в сознании человека целиком, гештальтно, где есть одновременно и начало, и конец. Именно этой способностью человека можно объяснить парадоксальное явление в семантике – способность одного знака выражать антонимичные значения (в нашем случае – ‘на некотором расстоянии’ и ‘вплотную’), а при насущной лингвистической потребности языкового социума – трансформацию этих значений (см. также Гл. III).

Концептуальное значение, которое мы обозначили AGAINST 4, сейчас почти полностью перешло в ментальное пространство и иллюстрируется самым многочисленным блоком примеров. В английских словарях это значение ‘in opposition’ неизменно стоит первым; в русских словарях оно также стоит первым и характеризуется следующим образом: «указывает на противодействие чему-либо или несогласие с чем-либо». Подчеркнём во всех современных англ. словарях примеры с этим значением даются только в ментальном пространстве.

В современном языке пока еще встречаются примеры с AGAINST 4 (директив с интенцией противодействия) в реальном пространстве, но крайне редко. С нашей точки зрения, это директивное значение в реальном пространстве правильнее считать в какой-то степени «следом», так как ни в одном словаре оно не упоминается (подробнее см. Гл. II, § 2). Следует отметить, что в диахронии у against существовало другое чисто директивное значение ‘навстречу’ (без признака П. Дендаля, т.е. без противодействия), которое в современном языке имеет предлог to. Это же чисто директивное значение (без признака П. Дендаля) отмечается и в историческом словаре [The Oxford English Dictionary on Historical Principles 1933] (см. сводную таблицу диахронических значений в Гл. III). Отметим, что это еще раз доказывает факт распадения синкретичного прототипического концепта по трем (в нашем случае) составляющим с последующим исчезновением значений, которые не имели комплексного семантического признака П. Дендаля.

Подчеркнем, что в современном английском осталось директивное значение с имплицитной (подразумеваемой) точкой блокировки, т.е. с комплексным семантическим признаком П. Дендаля. Для наглядности приведем примеры, которые иллюстрируют возможность этого значения в контекстах реального, физического пространства. Примеры (29-31) взяты из произведения XV века и описывают прототипическую ситуацию ‘боя’:

(29) ... he gat a spear eagerly, and ran against Sir Palomides, and he smote him so hard that he bare him quite from his horse ‘…он быстро схватил копье и побежал на сэра Паломида и ударил его так сильно, что вышиб из седла…’.

(30) … he turned and set his spear against Sir Percivale, and he smote the hackney in the midst of the breast... ‘направил свое копье против (на) сэра Персиваля и ударил наемника в грудь…’.

(31) … he arose and went against him; but Balan smote Balin first, and he put up his shield and smote him through the shield and tamed his helm ‘…он поднялся и пошел на него, но Балан ударил Балина первым…’.

Приведем два очень редких примера этого концептуального значения в современном языке, в реальной физической ситуации: (32)…a group of fighting men who knew all there was to know concerning the refinements of dealing out swift and merciless extermination to anything that moved against them ‘…специальный отряд охранников, которые знали всё, что нужно было знать в отношении изощренности быстрого и безжалостного уничтожения всего, что двигалось на них (досл.: двигалось против них…’) (Beachhead, by C. Simak; cередина XX века); (33) We were trained less to kill than to be killed. Taught to advance at two-pace intervals – against guns that fired two hundred and fifty bullets a minute. ‘Нас приучили не столько убивать, сколько умирать. Нас научили идти – на расстоянии в два шага друг от друга – на стволы, выстреливавшие по 250 пуль в минуту’ (The Magus, by J. Fowls).

Как видно из вышеприведенных примеров, точка блокировки заложена здесь имплицитно, явно обозначено только направление. Ниже следуют примеры, которые, на наш взгляд, близки к метафоре, т.е. ситуация разворачивается в реальном физическом пространстве, но направление действия носит частично метафорический характер, хотя степень метафоризации достаточно слаба:

(34) He had to fight against a very strong boxer ‘Ему пришлось выступать (биться, вести бой) против очень сильного боксера’.

(35) The Lions are playing against Italy in the football cup finals tonight ‘Сегодня вечером «Львы» играют против Италии в финале футбольного кубка’ (Cambridge International Dictionary of English 1995).

Далее следуют примеры, где направление и имплицитное завершение действия полностью метафоричныследующая страница >>