Карен кавалерян «бестселлер» пьеса-квартет действующие лица - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Карен кавалерян «бестселлер» пьеса-квартет действующие лица - страница №1/2




КАРЕН

КАВАЛЕРЯН

macintosh hd:users:mac:desktop:_mg_0566 копия.jpg


«БЕСТСЕЛЛЕР»
пьеса-квартет


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Миша Сиротко – студент мединститута
Аня Королева – его однокурсница
Татьяна Сергеевна Королева, ее мать
Николай Иванович Корш – ее муж, отчим Ани


АКТ I
Пролог
Занавес закрыт. Авансцена. Корш сидит спиной к зрителям. Он встает и поворачивается к залу лицом. В его руках рукопись.
Корш:

Моя бывшая говорила, – «везенье – это улыбка бога». Не знаю… Когда я вспоминаю эту историю, мне кажется – лучше бы он улыбнулся кому-то другому…

Я – писатель. Всё, что я умею – это рассказывать истории. Свои и чужие – пригрезившиеся темной бессонной ночью или беспечно поведанные кем-то у стойки безымянного бара, а то и подсмотренные в замочную скважину – неважно. Мне кажется, я делал это всегда – едва научившись говорить, с самого первого крика, и даже раньше.

Знаете, что главное для писателя? Конечно, нет. Дай любому из вас хоть сто попыток, вы все равно не угадаете. Так вот, главное для писателя – уметь терпеть – насмешки более пронырливых коллег и высокомерие издателей; равнодушие толпы и глухое раздражение близких. Терпеть и ждать своего часа, своей звездной истории. Я – дождался.

Кем я был еще недавно? Обычным, заурядным писакой, строчащим бульварное чтиво. А сейчас я звезда – автор бестселлера. Я ухватил за хвост капризную птицу удачи. Хотя, если начистоту, она сама прилетела мне в руки. Вот это я и имею ввиду, когда говорю о везенье. Но – хватит обо мне. Вам, наверное, не терпится услышать историю. Вот она…
Корш бросает в зал рукопись, которая оказывается программками к спектаклю с кратким изложением сюжета.
Занавес открывается

Картина 1
Квартира Королевых. Утро.
Королёва:

Анюта, Коля! Идите завтракать!


Входит Корш
Корш (садится за стол):

Физкульт-привет!


Королёва (поднимая пару листков рукописи):

Ты опять черновики по квартире разбросал?


Корш:

Писателю нужен художественный беспорядок.


Королёва (непреклонно):

Территорию метишь? Давай ка, подбери.



Корш послушно начинает собирать листы. Аня вбегает с папкой подмышкой и хватает со стола сэндвич.
Королёва (Ане):

Анна! Не ешь на бегу!


Аня:

Некогда мам, и так опаздываю…


Королёва (строго):

Не придумывай, времени еще навалом.


Аня:

Мы с Мишкой договорились встретиться, погонять друг друга по билетам.


Королёва:

Он же к нам всю неделю ходил. Готовились, готовились…


Аня (направляясь к двери):

Повторить не мешает, это же анатомия – первый экзамен. Как сдашь, так и вся сессия пойдет.


Королёва:

Ладно, иди. Я у третьего курса зачеты приму, и к вам загляну.


Корш (возвращаясь за стол):

Эх, Анна, зубри – не зубри, перед смертью не надышишься.


Королёва:

У тебя, Коль, все прибаутки про смерть. Это, наверное, такое профессиональное заболевание.


Корш (намазывая бутерброд):

Большой вопрос – чем они вообще занимались. Анатомия, все-таки, предмет практический.


Аня (останавливаясь в дверях):

Как вам не стыдно? Миша не такой!


Корш:

Да прям, не такой. Знаем – плавали…


Аня (разозлившись):

Плавает, Николай Иванович, известно что… (хлопнув дверью, уходит)


Королёва (задумчиво):

Анатомия… а-на-то-ми-я…


Корш:

Королёва, ты что там бормочешь?


Королёва (будто бы очнувшись):

Так… задумалась…


Корш:

Тогда надумай по быстрому чашечку кофе, мне уже собираться пора.


Королёва (разливая кофе):

Ты надолго?


Корш:

Поеду в издательство. Обещали сегодня дать ответ. Потом забегу к Супряге в театр – может, пьеску мою все-таки поставят.


Королёва:

Не нравится мне твой Супряга. У него такой вид, будто он что-то прячет за пазухой. И я не думаю, что это золотое сердце…


Корш (заходит сзади и кладет ей руки на бедра):

В принципе, я не тороплюсь. Устроим пятиминутку здоровья?


Королёва (высвобождаясь):

Сделай зарядку.


Корш (немного обиженно):

Ладно, могу еще годик подождать…


Королёва:

Хочешь поговорить об этом?


Корш:

Потом… Физкульт-привет!


Корш уходит
Королёва (тихо вслед):

То, что людям действительно стоит узнать, они не хотят слышать…


Раздается звонок. Королёва открывает дверь. Появляется Миша.
Королёва (удивленно):

Миша..?
Миша:

Здравствуйте, Татьяна Сергеевна.
Королёва:

Вы с Анютой разминулись, она только что ушла.


Миша (смущенно):

Вообще то, я не к ней пришел. Мне с вами нужно поговорить.


Королёва (в легком замешательстве):

Ну, проходи…


Миша (проходя в комнату):

Извините, что я без предупреждения, но для меня это очень важно…


Королёва (садясь в кресло):

Присаживайся…


Миша (садясь напротив):

Не знаю как начать…


Королёва:

Ты пока думай, а я что-нибудь попить принесу – тебе воды или сока?


Миша:

Воды… нет, сока… всё равно…


Королёва выходит на кухню. Миша вскакивает и начинает нервно ходить по комнате. Королёва возвращается с двумя стаканами сока.
Королёва (снова присаживаясь):

Это насчет Ани?


Миша (не отпив, ставит стакан на журнальный столик):

Не совсем… Я волнуюсь, поэтому торможу немного… Никто и никогда не заморачивался по моему поводу так, как вы. Не думайте, что мне параллельно. Я рос в детдоме, и это был чистый траблс…


Королёва:

Пожалуйста, говори по-русски…


Миша:

Сорри. В общем, единственная моя родня – это старший брат. Так что, вы мне очень дороги, и больше всего я боюсь обломать вас.


Королёва:

Главное, что ты хорошо относишься к Анюте. И, по-моему, взаимно.


Миша:

Дело не в этом.


Татьяна Сергеевна (теряя терпение):

Так в чем же?


Миша:

Татьяна Сергеевна… наверно это прозвучит глючно, но я… люблю вас!


Королёва:

Ты… ничего не перепутал?


Миша (бросается к ней и начинает целовать ее):

Мы созданы друг для друга…


Королёва (отбиваясь):

Что ты делаешь?!


Миша (продолжая):

Я хочу быть с вами!


Королёва (пытаясь вырваться):

Прекрати меня хватать!


Миша (ловя ее руки):

Станьте моей!


Королёва (слабея):

Ты сильнее меня, но пожалуйста, не надо…


Миша:

Вы боитесь, что я перестану вас уважать, если вы уступите сразу, как какая-нибудь… грелка?


Королёва начинает хохотать.
Миша (немного обескураженно):

Почему вы смеетесь?


Королёва (продолжая смеяться):

Ты такой смешной. И слова говоришь смешные. Я даже рассердиться на тебя толком не могу. Хотя, стоило бы.


Миша (начинает расстегивать ей блузку):

Обожаю, когда вы такая – надменная, как королева...


Королёва (спокойно):

Ты мне блузку порвешь. Она триста евро стоит. Мне кажется, ты не можешь заплатить такие деньги.


Миша:

Это не имеет значения…


Королёва:

Имеет. Если мужчина хочет раздеть женщину, то должен потом ее одеть. Иначе он просто иллюзионист-затейник.


Миша (ослабляя объятья):

Я отпущу вас. Чуть-чуть. Но признайте – то, что произойдет – неизбежно.


Королёва:

Хорошо. Это неизбежно. Как яичница с беконом, кофе и сок…


Миша:

Что за шарады? Вы мне голову морочите?


Татьяна Сергеевна:

Это мой завтрак. Еще немного, и он окажется у тебя на рубашке.


Миша (теряя кураж):

А если мне все равно?


Татьяна Сергеевна:

Тогда это точно неизбежно. Но в таком случае, тебе лучше стать патологоанатомом, а не хирургом – задатки налицо.



Миша отпускает ее. Королёва садится на диван и закуривает.
Королёва:

Теперь вернись на место и попробуй объяснить – что это было?


Миша (послушно садится напротив):

Наверное, вы считаете, что меня перемкнуло, но я действительно люблю вас. У меня голова идет кругом, когда вы рядом…


Королёва:

Голова – объект темный. Анализу не подлежит.


Миша:

Это началось еще на вступительных экзаменах! Я увидел вас, и понял – вы моя единственная. В тот день я шел за вами, провожая до дома, а потом стоял под вашими окнами до ночи, и видя как в них гаснет свет, сходил с ума от ревности, представляя, что сейчас вы ласкаете другого мужчину!


Королёва:

Это какое-то безумие…


Миша:

Вы не верите в любовь с первого взгляда?


Королёва:

Почему же? Она экономит время…


Миша:

Всё лето я старался забыть вас. Но в сентябре увидел снова, и мне стало еще хуже. Но тут я познакомился с Аней. Я сблизился с ней лишь затем, чтобы иметь возможность видеть вас.


Королёва:

Да как тебе такое в голову пришло? Я тебе в матери гожусь!


Миша:

Вас пугает возраст? Это пустяк, это ничто! Неужели лучше пинать балду и жить с нелюбимым, только потому, что вы одногодки?



Королёва:

Переведи.


Миша:

Я же вижу – у вас нет чувств к Николаю Ивановичу!


Королёва:

Это не твое дело.


Миша:

Вы погибаете с ним!


Королёва:

Но я не люблю тебя!


Миша:

Вы меня совсем не знаете! Дайте мне хотя бы шанс!


Королёва:

Ты милый и юный. Но мне не нужно ни то, ни другое. А как же Аня? Ты нравишься ей.


Миша:

Для меня существуете только вы. С ней мы будем просто друзьями. Вы не запретите мне бывать у вас?


Королёва:

Только не играй с ней.


Миша:

Если когда-нибудь вам понадобится помощь – любая, вспомните обо мне…


Королёва:

Не надо несбыточных грез…


Миша:

Прогоните меня. Иначе я никогда не уйду...


Королёва:

Уходи…
Миша удаляется.


Королёва (себе):

Если бы всё было так просто… Можно уйти от кого-то, но жить приходится с самим собой…



Затемнение

Картина 2
Квартира Королевых. Ночь. Корш входит, сбрасывает плащ и шляпу в прихожей и тихо крадется на кухню. Он открывает холодильник, наклоняется и начинает что-то в нем искать. Наконец, он распрямляется с пакетом молока в руке и … сталкивается с Королёвой, стоящей перед ним в его шляпе и плаще на голое тело.
Корш (удивленно):

Тата? Ты не спишь?


Королёва берет его за галстук и тянет к себе, медленно отступая.
Корш:

У тебя игривое настроение, или мне так кажется?


Королёва (завлекательно):

А ты проверь…


Корш пытается обнять ее, но она ловко проскальзывает мимо его рук и садится на высокий табурет.
Королёва (принюхиваясь):

Это духи Супряги, или твоих поклонниц? Они – как улитки, повсюду оставляют следы.


Корш:

Ревность превращает человека обратно в обезьяну. Но мне нравится, когда ты становишься дикой… (рыча, приближается к ней)


Королёва (ускользая):

Это не ревность. Просто не люблю вранья. Не люблю его транслировать, не люблю его слушать…


Корш (разочарованно):

Ты на мир давно через темные очки смотришь. Поэтому уже не различаешь правду и ложь.


Королёва:

Правда – штука бесполезная. Но тут ею и не пахнет. Тебя выдал парфюм…


Корш (игриво):

Устрой мне допрос с пристрастием…


Королёва (в тон ему):

Наручники, латекс, плетка или что-нибудь пожестче?


Корш (снова пытаясь обнять ее):

Можно все вместе…



Королёва (снова выскальзывая):

Слишком просто. Это была бы терапия, а тут нужна пытка!


Корш (разочарованно):

Тата, я устал. Нет, так нет. Давай спать.


Королёва (закуривает):

В этом ты весь – заказывал допрос с пристрастием, а сам устал. А я ведь еще даже не размялась… (скользит ступней ему от колена и выше)


Корш (ловит ее ногу):

Я хочу тебя… прямо здесь…


Королёва (выдергивая ногу):

Без рук! Смотреть, но не трогать. Трогать, но не брать. Брать, но не пробовать на вкус! Жесткие правила игры.


Корш (обиженно):

Я в такие игры не играю…


Королёва:

Это неспортивно – уходить с поля до финального свистка. Впрочем, вполне в твоем духе.


Корш:

Ты меня не знаешь. Ты только думаешь, что знаешь.


Королёва:

Не льсти себе. Просто десять лет я закрывала глаза на очевидное.


Корш:

А сейчас наступило прозрение?


Королёва:

Частичное.


Корш:

И что предстало изумленному взору?


Королёва:

Потаскун и проститут.


Корш:

Звучит свежо. Хотя сама мысль довольно уязвимая.


Королёва (туша сигарету):

Меня сегодня чуть не трахнули.


Корш:

Тебе обидно за это «чуть»?


Королёва:

Я еще не поняла.


Корш:

Когда разберешься, расскажешь?


Королёва:

Ты узнаешь об этом первый.


Корш:

И кто этот неудачник?


Королёва:

А зачем тебе?


Корш:

Я его убью. Может, хоть это тебя возбудит.


Королёва:

И как ты это сделаешь?


Корш:

По-писательски. Гусиным пером. Обмакну его в яд и нанесу незаметный смертельный укол.


Королёва:

А потом напишешь об этом роман?


Корш:

Это было бы стильно.


Королёва:

Супряга будет в восторге. (поднимаясь): Передай ей, чтобы сменила парфюм. «Анис-Анис» – это вчерашний день.


Королёва уходит.
Корш:

Женщины… женщины! И жить с ними нельзя, и убить жалко…


Затемнение. Смена декораций
Картина 3
Медицинский институт. Кабинет Королевой. Появляется Миша.
Миша:

Разрешите, Татьяна Сергеевна?


Королёва:

Давай зачетку…



Миша (доставая зачетку):

Вы даже не спросите меня?


Королёва (расписываясь в зачетке):

Я же знаю, что ты знаешь.


Миша (берет зачетку и направляется к выходу):

Спасибо.
Королёва:

Постой…
Миша останавливается и с надеждой смотрит на нее.
Королёва:

Помнишь, ты говорил, что я могу на тебя рассчитывать?


Миша (с готовностью):

Просто скажите – что надо сделать!


Королёва:

У меня есть подозрение. Я не уверена, а мне надо знать наверняка.


Миша:

Николай Иванович?


Королёва:

Мне кажется, у него кто-то есть.


Миша:

Да он, вроде, уже… ветеран…


Королёва:

Плейбои никогда не выходят в отставку.


Миша (с горечью):

Вы все-таки любите его!


Королёва:

Так ты мне поможешь?


Миша (тихо):

Это совсем не то, о чем я думал, но ради вас я готов стать и Франкенштейном, не то что Пинкертоном!


Миша выходит. Входит Аня.
Королёва:

За зачетом пришла? Я могла бы и дома поставить.



Аня:

Мы, вроде, всё на пару сдаем.


Королёва:

Он тебе действительно нравится?


Аня:

С ним интересно.


Королёва:

Ты, конечно, меня не послушаешь, но если с парнем интересно, то это означает только одно – доверять ему нельзя.


Аня:

Это почему?


Королёва:

Потому что не одна ты будешь такая любопытная.


Аня (достает зачетку)

Мам, не проецируй на меня свой негативный опыт.


Королёва (делая в ней запись)

У вас уже все произошло?


Аня:

В смысле?


Королёва:

Ты понимаешь.


Аня (обиженно):

Как ты можешь? И вообще, это наше дело!


Королёва пристально смотрит на дочь. Та не выдерживает взгляда.
Аня (потупившись):

Нет. Он и не пытался.


Королёва:

Что, робкий такой, или… он вообще по другой части?


Аня (вспылив):

Зачем ты так?! Он меня уважает!


Королёва:

Если попытается, я ему кое-что садовыми ножницами оттяпаю.


Аня (с вызовом):

Даже если я сама захочу?


Королёва (привставая):

Я тебе захочу!


Аня (примирительно):

Ладно, проехали…


Аня берет зачетку и выходит.
Королёва (вслед):

Проехали, говоришь? Поживем – увидим…


Затемнение. Смена декораций
Картина 4
В левой части сцены – квартира Корша (затемнена). В правой - пустой ночной бар. Миша и Королёва за столиком. Перед ними стоят два бокала.
Королёва:

Не могу поверить, что собираюсь туда.


Миша:

Ну… вы же сами все замутили.


Королёва:

А мы их не застанем? Я бы не хотела этих пошлых сцен с вырыванием волос и выцарапыванием глаз…


Миша:

Николай Иванович дома сейчас. Я перед встречей Ане звонил – он трубку снял. А у его матильды – вечерний спектакль.


Королёва:

Ее, к тому же, Матильдой зовут?


Миша:

Это значит – подружка. На сленге.


Королёва:

А ты уверен, что у них… роман? Ошибки быть не может?


Миша:

Да я за ними неделю, как тень ходил!


Королёва:

Кто она?
Миша:

Старлетка из мюзикла – вся разноцветная, как попугайчик.

Королёва:

Ясно. Пестрая птица шоу-бизнеса. И как мы войдем?


Миша:

Они ключ под половик кладут. Так обычно шифруются, чтобы кто-то из домашних чужой ключ не заметил, и вопросов лишних не задавал.


Королёва:

Тебе то откуда знать?


Миша:

Я же не вчера родился!


Королёва (удивленно):

То есть?
Миша:

Мне старший брат рассказывал.
Королёва:

Опытный у тебя брат. Давай, посидим еще немного. Я не могу так, сразу.

А как ты думаешь, отчего мужья изменяют женам?
Миша:

Тлело, тлело – догорело. Обычные дела.


Королёва (внимательно глядя на него):

А мне кажется, они думают, что ангел смерти не стучится в окна, за которыми живет любовь. Но это не так. Ему всё равно. Ты, Миша, хороший парень. Жаль, что с тобой произойдет то же, что и с остальными…


Миша:

Что вы имеете ввиду?


Королёва:

Ты влюбишься, женишься, и самое позднее через год, начнешь гулять. Будешь затемно приходить домой, а то и вообще не возвращаться. Начнешь придумывать разные небылицы – одна нелепей другой. Научишься делать вид, что любишь ее, а она – что верит. Так пройдут годы, пролетят десятилетия, ты поседеешь… (начинает приглаживать его волосы) и, наконец, станешь таким старым, что даже душу твою избороздят морщины. Тебя начнут одолевать склерозы, остеохондрозы, неврозы, и единственный, кто захочет иметь с ними дело, будут не врачи, а твоя жена. И тогда тебе станет так стыдно за впустую растраченную любовь; за то, что ты украл у себя все эти годы, когда мог быть счастлив и мог сделать счастливым ее…


Миша:

Так стыдно, что..?



Королёва (убирая руку):

Что ты умрешь…


Миша (беря ее руку в свою):

Не все мужья такие. Например, мой брат.


Королёва:

Правда? Надо выпить за это. (отпивает) И сколько они женаты?


Миша:

Два месяца.


Королёва (ставя на столик стакан, решительно поднимается):

По нынешним временам, это почти серебряная свадьба…


Они пересекают улицу, входят в подъезд.
Королёва (остановившись перед дверью):

Это не так легко, как я думала.


Миша:

У меня самого молоточки в ушах звенят.


Королёва:

Войду туда, и обратно пути не будет.


Миша:

Если вы раздумали, я всё пойму. Я ненавижу его за то, как он с вами поступает. Держит в руках алмаз, а подбирает грязь из под ног!


Королёва (тронув его за рукав):

Ты настоящий друг. Извини, что пришлось тебя в это втянуть…


Миша поднимает половик, достает ключ, отпирает дверь, и они входят в квартиру.
Королёва (осматриваясь по сторонам):

Берлога писателя. Паутина, затягивающая глупых доверчивых мошек.


Миша:

Посмотрите туда… (указывает на большой фотопортрет над кроватью, на котором запечатлены Корш с девушкой)


Королёва подходит ближе, внимательно смотрит на портрет, поворачивается и идет к выходу. Миша следует за ней. На полпути она разворачивается, бежит обратно, вскакивает на кровать и пытается сорвать портрет. Миша запрыгивает вслед за ней и хватает за руки.
Миша:

Нет! Татьяна Сергеевна! Нет! Пожалуйста, не трогайте!


Королёва (пытаясь дотянуться до портрета):

Ненавижу!


Миша:

Они догадаются, что здесь кто-то был!


Королёва (вырываясь и грозя портрету):

Все лучшие годы тебе! Чтоб ты сдох!


Они борются и, не удержав равновесия, вместе валятся на кровать.
Миша (страстно целуя ее):

Любимая, забудь обо всем, забудь!


Королёва (сопротивляясь):

Что ты делаешь..?


Миша (ласкает ее):

Всё будет хорошо… я буду рядом… всегда…


Королёва:

Не надо, прошу тебя… мне больно…


Миша (неистово целуя):

Теперь не будет никого… Только мы…


Королёва (сопротивляясь из последних сил):

Не хочу здесь… не могу…


Миша:

Здесь… именно здесь… вырви его из сердца… навсегда…


Королёва (сдаваясь, обнимает его):

Да… да… давай… прямо здесь и сейчас… на этой самой кровати… пусть так, но какая сладкая, сладкая месть…


Миша (срывая с нее одежду):

Люблю… люблю… люблю… королева, моя королева…


Королёва (целуя в ответ):

Мальчик мой… прости, что мучила тебя…


Миша:

Не отдам… никому не отдам…


Королёва (сквозь слезы):

Возьми… возьми и не отдавай… не отдавай свою королеву…


Затемнение. Смена декораций

Картина 5
Квартира Королевых. Утро выходного дня. Королёва занята на кухне, Корш в гостиной листает журнал.
Корш:

Королёва, представляешь? Оказывается, Конан Дойль с помощью своего дедуктивного метода раскрыл два настоящих убийства!


Королёва (наливая кофе):

Хочешь тоже попробовать?


Корш (оживляясь):

Мне кажется, я бы смог.


Королёва:

Только если бы сам кого-нибудь зарезал.


Корш (откладывая журнал):

Вчера ты вернулась за полночь. Могу рассказать, где ты была.


Королёва:

На кофейной гуще погадаешь?


Корш (выдержав паузу):

У тебя было тайное свидание. С джин-тоником и разговорами за жизнь.


Королёва:

На конспиративной квартире?


Корш:

Факты, Королёва! Когда ты вошла в спальню, тебя еле ноги держали. Легла, и заснула в момент. Во сне стонала, шепча что-то вроде – «тише… тише».

Я не разобрал. Но это и не важно. Вывод очевиден.
Королёва смотрит на Корша. Тот выдерживает интригующую паузу
Корш:

Это был девичник, где вы с подружками травили истории про любовников и мужей. И они распалили тебя. Я прав?


Королёва (незаметно переведя дух):

В следующий раз попробуй хрустальный шар.


Корш:

Есть другая версия?


Королёва:

Перед сном ты вычитывал свой новый шедевр. Торшер с твоей стороны не работает, и ты перелег на мою. Потом тебе надоело, вставать было лень, ты погасил свет и бросил папку у кровати на пол. Разумеется, с моей стороны, чтобы вновь пометить территорию. О рукопись я и споткнулась. Джин ты перепутал с запахом зубной пасты с травами. Что до стонов, то у меня голова болит, потому что ты храпишь, как слон, и я не высыпаюсь.


Корш (смущенно):

Прости, я не знал…


Королёва:

Я на мюзикл твоего Супряги ходила. У преподавательницы одной, с кафедры, муж заболел. Не пропадать же билету. Потом посидели в кафе.


Корш (приободренный):

Да ты что! И как тебе шоу?


Королёва:

Мило. Особенно главная героиня. Та, что вся в пирсинге.


Корш:

Она прикольная. Такой заяц!


Королёва:

Да, она заяц. Заяц-мутант. Как раз то, что тебе нужно, чтобы встряхнуться.


Корш:

Теоретически, выстрел снайперский. Но практически – ушел в молоко. Оппонент по дуэли давно покинул барьер. У меня, Королёва, кроме тебя никого нет. Но ты же все равно не поверишь.


Королёва:

Вера, суеверия, оккультизм – это к психиатрам.


Аня влетает в комнату, проносится по ней и исчезает в ванной.
Корш:

Что с ней?


Королёва:

Мишу ждет. Красоту наводит.


Корш:

Не понимаю, что она с ним так носится? По-моему, вполне заурядный тип.


Королёва:

А по-моему, наоборот.


Корш:

Я понимаю, что любая мать особи женского пола является учредителем Ордена Мышеловки… (громко – пробегающей обратно в комнату Ане): Но поверь, Анюта, он тебе не пара!



Аня (на бегу):

А вы, Николай Иванович, мне не отец, чтобы советовать.


Королёва:

Анна, не хами!


Аня (задержавшись на миг):

Я достаточно взрослая, чтобы о себе позаботиться. (исчезает за дверью)


Корш (ей вслед):

Птенцы вырастают и улетают из гнезда. (жене): Слушай, может, тебе щенка завести?


Звонок в дверь. Королёва открывает дверь. Входит Миша с букетом роз.
Королёва:

Это Анне?


Миша:

Нет, вам…


Миша протягивает букет, пытаясь поцеловать Королёву. Она резко отстраняется от поцелуя, но берет букет. Появляется Аня.
Миша:

Привет, Анютик. Здравствуйте Николай Иванович…


Корш:

Физкульт-привет!


Аня берет Мишу за руку и ведет в свою комнату.
Королёва (им вслед):

Может, вы с нами посидите? Чай, кофе?


Аня (не оборачиваясь):

У нас дела…


Оба исчезают в комнате Ани
Корш:

Похоже, у него с Анной еще не на мази, раз он через тебя решил действовать. Цветы будущей теще, все такое…


Королёва:

Не придумывай. Человек проявил уважение.


Корш:

Королёва, розы выражают не уважение, а намерение.



Королёва:

По собственному опыту говоришь?


Корш:

Ты, я вижу, не в духе. Пойду, схожу на футбол.


Королёва (собирая осколки):

С чего это вдруг? Ты же не любитель.


Корш:

Задумал детектив на футбольную тему. Тотализатор, покупные игры, а в центре всего – женщина, которая крутит судьями, тренерами, игроками.


Королёва:

Бой-баба, да? Как раз в твоем вкусе.


Корш:

Ты в моем вкусе. Только откусить никак не удается.


Королёва:

Что-то про меня ты романов не пишешь.


Корш:

Они все про тебя.


Королёва:

Тогда, Коль, ты перепутал чтиво и реальную жизнь. И не заметил, как стал жить жизнью своих героев.


Корш:

Слушай, а пойдем вместе! Тысячу лет никуда не ходили!


Королёва:

Еще не хватало смотреть, как молодые мужики вгоняют шары между штанг. Примитивная эротическая сублимация.


Корш (вставая):

У тебя, милочка, со студенческих лет в голове один Фрейд. Придется одному. Физкульт-привет!


Корш уходит. Королёва в волнении начинает ходить по комнате. Ее взгляд падает на вазу с фруктами. Она берет ее, направляется к двери в комнату Ани и стучит. Появляется Аня. Королёва пытается через ее плечо заглянуть в комнату.
Королёва (передает ей вазу):

Предложи гостю.


Аня:

Мам, если нам что-нибудь понадобится, мы уж как-нибудь сами…


Королёва:

Не груби мне, сами-с-усами. Бери, говорю.


Аня послушно берет вазу и захлопывает перед матерью дверь. Та отходит. Затем подходит снова и прислушивается к доносящимся оттуда звукам. Снова отходит.
Королёва:

Чем они на самом деле там занимаются? Она же специально оделась так для него – тонкая блузка, короткая юбочка…


Королёва снова подходит к двери.
Королёва (громко):

Аня! Помнишь, ты Акунина в дорогу брала почитать?


Аня открывает дверь, передает маме книгу, выразительно смотрит на нее и закрывает дверь. Королёва отходит от двери и кладет книгу на стол и начинает кружить по комнате, не находя места.
Королёва:

Он сказал, что они будут просто друзьями! А я что, на слово должна верить? (хватает телефонную трубку и подбегает к двери) Аня! Аня!


В дверях появляются Аня и Миша.
Королёва:

Тебя к телефону.


Аня подносит трубку к уху.
Аня:

Там гудки. Кто это был?


Королёва (не сводя глаз с Миши, стоящего в дверях):

Я не спросила.


Миша:

Анют, я пожалуй пойду…


Королёва:

Что так скоро?


Миша (направляясь к выходу):

Надо соседке по хозяйству помочь, я давно обещал.


Аня:

Звони, если освободишься рано. Я пока в кафе с девчонками схожу.


Миша:

Оки-доки! До свидания, Татьяна Сергеевна.



Королёва:

Заходи, Миш…


Миша уходит.
Аня (едва он вышел за дверь):

Ты это специально делаешь, да?


Королёва (кротко):

Да что ты, доченька…


Аня:

Я, по-твоему, глухая? Не слышала, как ты под дверью скреблась? Думаешь, мы сексом занимались?


Королёва (меняя тон):

А что, занимались?


Аня:

Я в неволе не размножаюсь!


Королёва (дает дочери пощечину):

Не смей так со мной разговаривать!


Аня (начиная рыдать):

За что, мама, за что?! Ведь ничего ж не было! Ни-че-го-шень-ки! Мы не целовались даже! Он дотронуться, и то до меня боится, будто я кукла фарфоровая! Наверное, оттого, что я уродина и никому не нужная-я-я!!!


Королёва (бросаясь к ней):

Ты у меня самая лучшая… бог с ним. Разве других парней мало?


Аня (разрыдавшись с новой силой):

Мне другой не нуже-е-ен!


Королёва (обнимает ее):

Ну, будет, будет. Мужчины приходят и уходят, а мы с тобой лучшие подруги, между нами все должно быть хорошо, да?


Аня (утирая слезы):

Да…
Королёва:

Миру – мир?
Аня:

Мир…
Королёва (вынимает платок и утирает ей слезы):

Вот и славно. Я сейчас тебе слезки утру, и ты снова будешь у меня красавицей первой в мире.

Аня (еще всхлипывая):

Уж лучше умницей…


Королёва:

Ничего не лучше. Попробуй, найди мужика с мозгами, чтоб оценил. А глаза есть у всех.


Аня (окончательно успокоившись):

Ладно, мам. Не надо меня, как маленькую, все время по головке гладить. Я и так знаю, что ты меня любишь. Так я пойду?


Королёва:

Только – чур, не допоздна…


Аня уходит. Королёва берет глянцевый журнал, садится на диван и начинает листать его. Раздается звонок. Королёва отпирает дверь. Входит Миша. Она идет в гостиную. Он догоняет ее и обнимает сзади.
Миша:

Я не мог дождаться минуты, когда мы снова будем вместе...


Королёва (высвобождаясь):

Я заметила. Ты чуть не столкнулся с Анной.


Миша:

Я до утра не спал, и думал о нас…


Королёва (холодно):

Лучше думай теперь о ком-нибудь другом.


Миша (обескураженно):

Но вчера…


Королёва:

Вчера я была не в себе. Сегодня все иначе. Забудь…


Миша:

Я что-то сделал не так? Должна же быть причина!


Королёва:

Ты умный парень. Придумай сам.


Миша:

Он не отпустит вас? Я с этим разберусь!


Королёва:

Что значит – разберусь?


Миша:

У нас в детдоме был один парень – настоящее животное. Он издевался над нами, особенно над братом. Так вот, летом нас по воскресеньям возили купаться в Серебряный бор. Как-то раз я нырнул и зацепился за корягу. Чуть не захлебнулся, пока вылез. И у меня созрел план. В следующее воскресение я привязал веревку к той коряге на дне. С другой стороны завязал петлю. А еще через неделю, когда нас снова повезли купаться, незаметно поднырнул, набросил ему на ногу конец – тот что с петлей, и утянул вниз. Его потом достали – синего, как скарабея…


Королёва:

Что за жуть ты мне сейчас рассказал! Ты это придумал?


Миша (тихо):

Все так и было.


Королёва (вскакивает и в волнении начинает ходить):

Я ничего не слышала, понял? И ты мне ничего не говорил!


Миша:

Я не горжусь тем, что сделал. Просто, когда стоит вопрос – или ты, или тебя, сомневаться не приходиться. Только скажите – если кто-то вам мешает… нам мешает. Разве что вы еще любите его. Тогда – другое дело.


Раздается звонок в дверь.
Королёва (упавшим голосом):

Ну вот и всё… он увидит тебя, и всё поймет…


Миша:

Может, это к лучшему…


Королёва (схватив его за руку):

А ну, быстро в шкаф. Сел, и не дышать!


Миша:

Нет…
Королёва (пытается сдвинуть его с места):

Что значит – нет? Пулей!
Миша:

Я не стану прятаться.


Раздается повторный, настойчивый звонок
Королёва:

Это глупо!


Миша:

Не бойтесь ничего. Я смогу защитить вас!


Королёва (умоляюще):

Пожалуйста…



Миша:

Открывайте…


Раздается третий звонок. Миша стоит, не шелохнувшись. Королёва с убитым видом идет в прихожую и открывает дверь. Вбегает Аня.
Аня:

Деньги забыла…


Королёва (решительно останавливает ее):

Не топай в обуви по квартире. Держи…


Королёва вынимает из кошелька деньги и передает Ане. Та убегает. Королёва, пошатываясь, возвращается в комнату. Миша бросается к ней.
Королёва (сдаваясь):

Что ты делаешь со мной?


Миша (целуя, валит ее на диван в гостиной):

Мы с вами две половинки! Вы все поймете… очень скоро…


Королёва (обнимая его):

Я знаю, мое лето прошло, и ты – последний луч солнца в уже холодной осенней воде. Согрей меня, согрей…


Затемнение. Смена декораций

Картина 6
Лаборатория мединститута. В глубине – дверь в кабинет Королёвой. Входят Аня и Миша.
Миша:

Аня, я давно собирался, но… это не так просто…


Аня:

А кто обещал, что будет легко? Так, а где цветы? Ладно, прощаю. Цветы – потом. Но на одно колено – сейчас же. Я хочу, чтобы всё было по настоящему. Как в рыцарских романах. Итак?


Миша:

Говорят, что любовь – это награда, полученная без заслуг; что это счастье, взятое взаймы у судьбы; цветок, который можно подарить только кому-то одному. И, наверное, все это правда. Но иногда любовь – болезнь, неизлечимая и безнадежная…


Аня:

Это как-то депрессивно звучит. Мне не нравится. Давай сначала. И не усложняй. Меня устроят три вечных слова в любом порядке.


Миша:

Не перебивай пожалуйста. Я и так, будто по минному полю иду.



Аня:

Молчу!
Миша:

Я люблю…
Аня (закрывая глаза):

Это только два слова. А нужны три.


Миша:

Я люблю… другую…


Аня (открывая глаза):

Мишка, ты что, дурак? Ты чего такими вещами шутишь?


Миша:

У меня есть женщина. Она старше...


Аня (растерянно):

Какая женщина? А как же я?


Миша:

Это трудно объяснить…


Аня:

Я что, такая тупая? Ты просто хочешь проверить – не истеричка ли я, как мама? Не буду ли я тебя ревновать к каждому манекену? Так вот, я не буду. Теперь просто скажи, – Королёва, молодец, тест сдан на отлично.


Миша:

Это не тест.


Аня (всхлипнув):

Всё потому, что я недотрога, да? А тебе был нужен секс?


Миша:

Я… люблю ее.


Аня (кидаясь ему на шею):

Не бросай меня, Мишка, миленький! Для меня солнце встает и заходит только с тобой! Давай, начнем все сначала – как взрослые, как муж и жена.


Миша:

Это невозможно. Прощай.


Аня:

Можно, я хотя бы… поцелую тебя? В последний раз.


Миша:

Я люблю ее. Точка.


Аня (бьет его кулаком в плечо):

Да что тебя, как заклинило – люблю, люблю…


Миша:

Мне действительно очень жаль. Ты отличная девчонка и настоящий друг…


Аня (скатываясь в истерику):

Никакой я тебе не друг! А ты – просто подлец! Обманывал меня! Ходил каждый день! Анютка – то, Анютка – сё, а сам? Изменщик! Лучше бы ты трахнул меня и бросил, чем так! (начинает хлестать его по щекам)


Миша (ловит ее руки):

Ты сейчас злишься, но потом все поймешь, и даже мне спасибо скажешь…


Аня (вырываясь):

Я тебя ненавижу! Не приходи к нам больше, понял? Никогда!


Аня бежит к двери
Миша:

Аня…
Аня, остановившись на пол пути, с надеждой смотрит на него.


Миша:

Я пришлю кого-нибудь книжки занести, что брал…


Аня, рыдая, убегает. Из двери кабинета появляется Королёва.
Миша (обернувшись, удивленно):

Вы слышали?


Королёва:

Я уши заткнула.


Миша:

У меня такое чувство, будто я ей сердце вырезал.


Королёва:

Да, это было жестко…


Миша:

Я не ожидал, что для нее это будет такой… катастрофой.


Королёва:

То, что сегодня кажется катастрофой, завтра выглядит счастливым случаем.


Миша:

И наоборот?


Королёва:

Бывает и наоборот. Любовь не дает гарантий. И не платит по нашим счетам.


Миша:

Теперь вы уйдете от него? (целуя ее) Я хочу быть с вами… ночью, утром, днем, каждую минуту…


Королёва (отстраняясь):

Тогда ты станешь двоечником – тебя отчислят и заберут в армию. А я найду себе другого.


Миша:

Как вы умеете… за пол шага до рая сбросить вниз на холодную землю…


Королёва (направляясь к выходу к двери из аудитории)

Ты приземлишься мягко, на обе ноги.


Миша (в отчаянии):

Я все испортил? Теперь вы меня и близко к себе не подпустите!


Татьяна Сергеевна (обернувшись у самой двери):

Тебе выписать пропуск?


Миша со стоном бросается вслед за ней, рывком разворачивает ее, подхватывает на руки и несет кабинет. Дверь медленно закрывается.
Затемнение. Смена декораций
Картина 7
Квартира Королевых. Поздний вечер. Корш, насвистывая мелодию, входит в пустую квартиру и зажигает свет.
Корш:

Ау-у-у! Куда все подевались? Таня! Анюта! Что за черт! (подходит к столу, берет записку и читает): «Любовь умерла. Мне незачем больше жить…»


Корш оглядывается и видит Аню, лежащую на диване. Рядом с диваном – упаковка снотворного. Он бросается к Ане и начинает лупить ее по щекам.
Корш:

Анька! Очнись! Ты что это, помереть решила? Черта с два я тебе дам!


Аня мычит что-то нечленораздельное. Корш бежит на кухню, приносит воды и вливает в нее. Потом достает телефон и набирает номер.
Корш:

Таня! Ты где? На даче? Приезжай срочно! Анька таблеток наглоталась! (хватает упаковку) Тут написано «фенобарбитал». Одна упаковка. Уже влил! Ладно, «Скорую» не стану, понял! И еще волью!



Корш снова бежит на кухню, приносит еще воды и гигиенический пакет, в который рвёт Аню.
Аня (еле слышно):

Николай Иванович, зачем вы здесь? Отпустите меня…


Корш:

И не подумаю! И мама не отпустит. Как же ты, у мамы не спросив? Так не годится. Давай ка, водички еще попей… (вливает в нее еще воды)


Аня:

Напрасно вы со мной возитесь…


Корш:

Ничего не напрасно. Сейчас мама приедет. А пока я с тобой, и все будет хорошо, вот увидишь…


Аня:

Зачем я вам? Только мешаю… я всем мешаю…


Корш:

Это тебе так кажется. Ты просто маленькая еще. Не понимаешь ничего – тыркаешься туда-сюда, места себе в жизни не находишь. А встретишь парня хорошего, замуж выйдешь, и все образуется.


Аня:

Вот с парнем как раз и не сложилось…


Корш:

С чего ты решила?


Аня:

Он сам сказал. Женщина у него есть. Старше. (хватает пакет)


Корш:

Да какая там женщина! Он просто так брякнул – интересничает.


Аня:

Почему вы так думаете?


Корш:

Он ответственности боится, признаться тебе боится, что любит; семью заводить боится, потому что пацан еще. Вот и выдумывает всякую дребедень, чтобы тебя оттолкнуть.


Аня:

Откуда вы знаете?


Корш:

Сам был такой же.


Аня:

Он другой…


Корш (ворчливо):

Да уж, другой… жук водяной…


Аня:

Вы маме звонили?


Корш (заворачивает Аню в плед):

Едет уже…


Аня:

Она меня убьет.


Корш:

Так может, тебе еще таблеток дать, чтобы ее не дожидаться?


Аня:

Вы всё шутите… А вам нравится Миша?


Корш:

Ну, он такой… губастенький…


Аня (обиженно):

Дурак вы, Николай Иванович…


Корш (обнимая ее):

Ладно, не дуйся. Я думаю, он хороший парень.


Аня:

Хороший. А у вас с мамой была любовь?


Корш:

Маленькая ты еще такие вопросы задавать.


Аня:

Все равно, скажите.


Корш:

Была.
Аня:

Настоящая?
Корш:

Настоящая…


Аня:

А теперь?


Корш:

А теперь пакт о ненападении.


Аня:

Печально…


Корш:

Нормально. Подрастешь – поймешь.


Аня:

Не хочу. Люди взрослеют только затем, чтобы потом вспоминать, какие они были молодыми.


Вбегают Королёва и Миша.
Королёва (бросается к Ане):

Анютка, девочка моя, что же ты устроила? Напугала всех.


Аня:

Все, мам, успокойся.


Королёва (целует ее):

Да как успокоиться, когда ты такое творишь! Не бросай меня никогда, слышишь? Как я без тебя буду? Я же пропаду совсем!


Аня:

Мам, хватит причитать. Все хорошо.


Миша (выглядывая из-за спины Королёвой):

Аня, прости меня…


Аня (надувшись):

Не прощу.


Корш:

А ты как здесь оказался?


Королёва:

Я ему с дороги позвонила. Только к подъезду подъехала, он тут как тут.


Миша:

Анют, мне крышу снесло…


Аня (примирительно):

Ладно, езжай домой, чини. Завтра поговорим.


Корш незаметно показывает Королёвой записку Ани. Та читает, отдает ее обратно, и он прячет ее в карман.
Миша:

Уверена?


Аня:

Говорю же, не хочу вспоминать об этом. Сама дура.


Корш:

Ну, здесь я, пожалуй, соглашусь.


Королёва:

Всё, Миш, давай прощаться, дальше мы сами. Пойдем, провожу. (Коршу):

А ты, Коль, отнеси ее пока в кровать. Я сейчас подойду.
Корш берет Аню на руки и несет в спальню. Королёва и Миша выходят в прихожую.
Королёва:

Пока мы с тобой на даче кувыркались, она чуть руки на себя не наложила!


Миша:

Но сейчас все нормально. Она успокоилась.


Королёва:

Не факт.


Миша:

Что же делать?


Королёва (задумавшись на миг):

Я сейчас попрошу то, от чего у меня сердце пополам разорвется. И у тебя тоже. Но ты ведь все исполнишь, верно?


Миша:

Всё, что скажете.


Королёва:

Я этого не планировала, но так уж повернулось. Я не прощу ни тебе, ни себе, если она повторит то, что устроила сегодня. А она это может.

Поэтому завтра ты сделаешь Ане предложение. Ты будешь умолять ее стать твоей женой до тех пор, пока она не согласится. Наври с три короба, скажи что все выдумал, потому что считал себя недостойным ее. Она поверит.
Миша:

Откуда вы знаете?


Королёва:

Она хочет верить в это.


Миша (обескуражено смотрит на нее):

Вы не можете так со мной поступить. И с собой тоже…


Королёва:

Ты сделаешь это. Или можешь забыть обо мне. Навсегда.


Миша:

Но между нами… всё будет, как прежде?


Королёва:

Посмотрим…


Миша:

Обещайте мне!


Королёва:

Если сделаешь всё, как говорю. А теперь иди. Иди и не оглядывайся...


Миша медленно уходит. Затемнение
АКТ II
Картина 8
Квартира Королевых. Утро. следующая страница >>