Гражданская культура подход к изучению политической культуры (II)1 Ключевые слова - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Гражданская культура подход к изучению политической культуры (II)1 Ключевые слова - страница №1/1

«Полития».–2010.–№3-4.–С.207-221.


ГРАЖДАНСКАЯ КУЛЬТУРА

ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ (II)1


Ключевые слова: политическая культура, субкультурный раскол, ро­левая культура, гражданская культура, макрополитика, микропо­литика

Г.А. Алмонд, С. Верба
Политическая субкультура и ролевая культура
Мы уже отмечали, что большинство политических культур гетерогенно. Даже наиболее развитые участнические культуры будут содер­жать в себе уцелевшие слои подданных и парохиалов. И даже в той час­ти культуры, которая настроена на участие, будут наблюдаться устойчи­вые и значительные различия в политических ориентациях. Адаптируя к нашим целям терминологию Ральфа Линтона, мы используем для обозначения этих составных частей политических культур понятие «субкультура»2. Вместе с тем следует проводить различие между как минимум двумя типами субкультурных расхождений. Прежде всего, по­нятие «субкультура» может использоваться для обозначения слоев на­селения, которые устойчиво придерживаются сходных позиций по во­просам политического курса на «входе» и «выходе» и при этом «лояльно» настроены по отношению к политической структуре. Так, в Соединен­ных Штатах левое крыло демократической партии и правое крыло партии республиканской признают легитимными американские поли­тические и правительственные структуры, но устойчиво отличаются друг от друга по всему кругу вопросов внешней и внутренней политики. [Описывая подобные расхождения], мы говорим о субкультурах поли­тического курса.

Но в наибольшей степени нас интересует тот тип субкультурно­го раскола, который встречается во внутренне смешанных системах. В частности, в смешанной парохиально-подданнической культуре одна часть населения должна быть ориентирована на диффузные традицион­ные власти, а другая — на специализированные структуры централизо­ванной авторитарной системы. В действительности смешанная парохиально-подданническая культура может быть расколота не только по «горизонтали», но и по «вертикали». Так, если полития включает в себя два или более традиционных компонентов, то в дополнение к нарожда­ющейся подданнической субкультуре в ней будут сохраняться особые культуры формально слившихся традиционных единиц.

Проблема смешанной подданническо-участнической культуры лучше знакома Западу, да и более современна для него. Успешный переход от подданнической к участнической культуре предполагает распространение позитивных ориентаций по отношению к демократи­ческой инфраструктуре, принятие норм гражданского договора и раз­витие чувства гражданской компетентности среди существенной части населения. Эти установки могут сочетаться с подданническими и парохиальными ориентациями или вступать с ними в конфликт. Англия XIX и XX столетий двигалась в направлении политической культуры, которая объединяла бы эти ориентации, и обрела ее. Да, конечно, ради­калы первой половины XIX в., а позднее социалисты и левые лейборис­ты выступали против монархии и палаты лордов. Однако данные тен­денции привели не к уничтожению, а к трансформации этих институ­тов. Соответственно, английские субкультуры суть примеры раскола первого типа, того, что основан скорее на устойчивых расхождениях по поводу политического курса, чем на фундаментально различных ориентациях по отношению к политической структуре.

Франция представляет собой классический случай политико-культурной гетерогенности второго типа. Французская революция не породила однородной ориентации на республиканскую политическую структуру. Напротив, она расколола население Франции на две суб­культуры, одна из которых строилась на стремлении к участию, а другая определялась господством подданнических и парохиальных ориента­ций. С этого времени структура французской политической системы постоянно являлась предметом разногласий. За тем, что первоначально было бинарной поляризацией политической культуры, последовала дальнейшая фрагментация: за якобинцами пришли социалисты, за со­циалистами — коммунисты, правые разделились на «присоединивших­ся» и «неприсоединившихся»3.

Подобного рода вертикальные субкультуры можно встретить в подданнических и парохиальных культурах, либо [их оформление] ста­новится частью культурной фрагментации смешанных подданническо-участнических культур. Посмотрим на типы ориентаций в многонацио­нальных политиях, таких как Российская или Австро-Венгерская импе­рия. В этих странах отдельные этнические, языковые и национальные группы не признают легитимности поглотившего их государства и со­храняют преданность своим прежним политическим системам. Таким образом, на подданническо-парохиальную фрагментацию здесь накла­дывается фрагментация вертикальная, что вызывает структурную не­стабильность и порождает необычайно сильную тенденцию к дезин­теграции.

Вместе с тем субкультуры политического курса могут трансфор­мироваться в структурные [расколы], как это произошло, например, с Конфедерацией во время гражданской войны в Америке. В этом случае в качестве альтернативы выступало создание отдельного государства. Во многих европейских странах неспособность правящих элит отве­тить на умеренные требования структурных изменений и коррекции политического курса, выдвигавшиеся левыми первой половины XIX в.,бпривела к формированию во второй половине этого столетия структур­но отчужденных, революционных левых социалистического, синдика­листского и анархистского толка.

В Англии, Старом Содружестве, Соединенных Штатах и сканди­навских странах проблемы политической структуры были разрешены в течение XIX — начала XX в.: там сложились однородные с точки зре­ния структурных ориентаций политические культуры. Субкультурные феномены в этих странах обернулись устойчивыми расхождениями по поводу политического курса. И правые, и левые склонны принимать существующую политическую структуру и расходятся только по вопро­сам, касающимся содержания политического курса и персонального состава политической элиты. Но самое интересное заключается в том, что в последние десятилетия разногласия по поводу политического кур­са в этой группе стран становятся все менее острыми при расширении общей сферы согласия. Другими словами, субкультурный раскол сгла­дился, и культурная гомогенность со структурных ориентаций распро­странилась на ориентации по отношению к политическому курсу.

Это краткое обсуждение [проблемы] политических субкультур служит лишь для представления концепта. Некоторые из его импли­каций и следствий будут рассмотрены в последующих частях книги. Однако мы ввели бы читателя в заблуждение, если бы стали внушать ему, что в своем исследовании уделяем равное внимание каждому ас­пекту политической культуры. В нашем исследовании делается упор не на содержании политических требований и установках по поводу результатов [политической деятельности], а на отношении к политиче­ской структуре и процессу. Нам незачем извиняться за такую расста­новку акцентов, хотя мы должны констатировать, что подобный выбор, возможно, затемняет какие-то важные измерения политической куль­туры и существенные зависимости между общими психокультурными моделями, с одной стороны, и содержанием политики и политическим курсом государства — с другой. Исследование, в котором бы делался упор на ориентациях по отношению к публичной политике, потребова­ло бы как минимум столь же значительных усилий, что и наше. В нем пришлось бы последовательно прослеживать зависимость между типа­ми ориентаций по вопросам публичной политики и типами социальной структуры и культурных ценностей, а также процессами социализации, с которыми они связаны. Кроме того, понадобилось бы не менее стро­гое разделение ориентаций по поводу публичной политики, общекуль­турных ориентаций и моделей социализации, чтобы выявить реальный характер и направление взаимосвязей между этими феноменами.

Нам придется ввести еще одно комплексное понятие — понятие ролевой культуры. Относительно сложные политические системы ха­рактеризуются особой структурой ролей — бюрократических, военных, исполнительно-политических, партийных, связанных с группами инте­ресов или средствами коммуникации. Эти центры инициативы и влия­ния в политической системе также порождают гетерогенность. В ее основе лежат два фактора. Во-первых, исполняющие эти роли элиты нередко рекрутируются из определенных субкультур, а во-вторых, в процессе подготовки и вхождения в соответствующие роли у них фор­мируются неодинаковые ценности, навыки, преданности и когнитив­ные карты. И поскольку такие элиты имеют решающее значение при формулировании и проведении в жизнь политических курсов, сущест­вующие между ними культурные различия могут серьезным образом сказываться на функционировании политической системы.

Так, в Германии и во Франции бюрократические и военные элиты традиционно рекрутировались из аристократических и авторитарных субкультур, и в процессе ролевой социализации присущие этим кругам антидемократические тенденции лишь усиливались. Все это создавало значительные препятствия на пути формирования в этих странах одно­родной участнической культуры.

С точки зрения [перспектив] развития ролевая культура может но­сить как «прогрессивный», так и «регрессивный» характер. Во многих недавно освободившихся странах импульс к политической модерниза­ции исходит от гражданской и военной бюрократии и партийных элит. Эти элиты могут стремиться к созданию мощных автократических по­литических систем, или систем демократических, или какой-то их ком­бинации, не отдавая себе отчета в тех проблемах, с которыми сопряже­ны культурные изменения такого типа.

В стабильных, легитимных политических системах ролевые куль­туры могут различаться по своему содержанию просто потому, что зада­чи, решаемые носителями этих ролей, и «дух корпорации», которому они подвержены, порождают когнитивные, эмоциональные и оценоч­ные различия. И здесь мы опять-таки должны отделять ролевые члене­ния, включающие в себя расхождения в структурной ориентации, от тех, что предполагают лишь расхождения по поводу политических кур­сов. В стабильной политической системе различия между ролевыми культурами, как правило, ограничиваются содержанием политического курса. Легитимность ее структуры признается всеми. В нестабильных системах расхождения по поводу политического курса накладываются на расхождения в структурной ориентации, что может привести к куль­турной фрагментации на уровне элит. Так, общей фрагментации поли­тической культуры во Франции сопутствовала фрагментация ролевых культур, когда верхушка государственных служащих и офицерского корпуса ориентировалась на авторитарные структуры, а значительная часть элит, представлявших политические партии, группы интересов и средства коммуникации, — на структуры демократические. Но фраг­ментация на уровне политических элит вполне может сосуществовать с тенденцией к однородности на уровне массовой культуры. Об этом свидетельствует недавний опыт британской лейбористской партии. Глубокие отличия от консерваторов по вопросам внешней и внутрен­ней политики присутствуют главным образом в установках местных ак­тивистов. Рядовой лейбористский избиратель не склонен придавать большого значения этим вопросам. По мере того как расширяются его экономические и социальные возможности, его связь и с классом, и с партией обычно ослабевает.



Гражданская культура: смешанная политическая культура

Выше мы обсуждали исторические истоки гражданской культуры и те функции, которые она выполняет в процессе социальных изменений. Большая часть этой книги посвящена анализу и описанию этой культуры, а также той роли, которую она играет в поддержании демократической политической системы. Поэтому будет полезно охаракте­ризовать, хотя бы вкратце, некоторые из ключевых ее черт.

Гражданская культура — это не та политическая культура, описа­ние которой мы находим в учебниках по основам гражданственности, где рассказывается, как должен действовать гражданин в условиях де­мократии. В нормах гражданского поведения, представленных в этих учебниках, акцентируются участнические аспекты политической куль­туры. Ожидается, что демократический гражданин вовлечен в полити­ческую жизнь и активно участвует в ней. Более того, предполагается, что в своем подходе к политике он рационален и руководствуется разу­мом, а не эмоциями. Предполагается, что он хорошо информирован и принимает свои решения — например, решение о том, как голосо­вать, — на основе тщательных расчетов, касающихся интересов и прин­ципов, которые ему хотелось бы увидеть реализованными. Эту культуру с ее упором на рациональном участии в рамках политических структур «входа» мы можем определить как «рационально-активистскую» модель политической культуры. Гражданская культура имеет много общего с этой моделью культуры; фактически она является рационально-активистской культурой плюс что-то еще. Она действительно делает упор на участии индивидов в политическом процессе на входе [в систему]. В гражданской культуре, описанной в этой книге, мы обнаружим высо­кую частотность политической активности, включенности в политиче­ские коммуникации, политических дискуссий, интереса к политиче­ским делам. Но там есть и еще что-то.

Во-первых, гражданская культура — это «преданная» (allegiant) культура участия. Индивиды не только ориентированы на политиче­ский «вход», они позитивно ориентированы на структуры и процесс «входа». Другими словами, если использовать введенную ранее термино­логию, гражданская культура — это участническая политическая куль­тура, где политическая культура конгруэнтна политической структуре.

Еще важнее, что в гражданской культуре участнические полити­ческие ориентации смешиваются с подданническими и парохиальными, а не замещают их. Индивиды становятся участниками политическо­го процесса, но они не отказываются от своих ориентаций в качестве подданных или парохиалов. При этом предшествующие ориентации не просто сохраняются наряду с участническими; подданнические и парохиальные ориентации согласуются с политическими ориентациями участия. Более традиционные неучастнические политические ориен­тации ограничивают и смягчают вовлеченность индивида в политику. В каком-то смысле подданнические и парохиальные ориентации «укро­щают» политические ориентации участия или удерживают их в опреде­ленных рамках. Иначе говоря, установки, благоприятствующие учас­тию в политической системе, играют важную роль в гражданской куль­туре, но аналогичную роль в ней играют и неполитические установки, такие как доверие к другим людям или [ориентация на) социальное уча­стие в целом. Сохранение этих более традиционных установок и слия­ние их с участническими ориентациями ведут к [формированию] сба­лансированной политической культуры, которой присущи политиче­ская активность, включенность и рациональность, уравновешенные, однако, пассивностью, традиционализмом и приверженностью парохиальным ценностям.

Детальное описание гражданской культуры и ее связи с демокра­тией и составляет основное содержание этой книги.



Микро- и макрополитика: политическая культура как связующее звено

Совершенствование в последние десятилетия методов социальных наук позволяет нам глубже проникнуть в мотивационную основу по­литических установок и поведения индивидов и групп. Накоплена зна­чительная литература, включающая работы, посвященные изучению электоральных предпочтений и электорального поведения и анализу за­висимости между тенденциями в сферах идеологии и публичной поли­тики, с одной стороны, и глубинными [социальными] установками и личностными характеристиками — с другой, психополитические био­графии ведущих политиков (political leaders), исследования политиче­ских установок представителей конкретных социальных групп и т.п. Стейн Роккан и Энгус Кэмпбелл обозначают подобную концентрацию внимания на индивиде (не важно, рассматривается ли он в качестве от­дельного лица или в составе выборки из более широкой группы населе­ния), его политических установках и мотивациях как «микрополитику», противопоставляя ее как исследовательский подход «макрополитике», то есть традиционному интересу изучающих политику к структуре и на­значению политических систем, институтов и органов и их воздейст­вию на публичную политику4.

При том что взаимосвязь между политической психологией инди­видов и функционированием политических систем и подсистем в прин­ципе очевидна, немалая часть микрополитической литературы доволь­ствуется самыми общими обоснованиями наличия такой взаимосвязи. Смысл этих обоснований сводится к тому, что, поскольку политиче­ские системы состоят из людей, значимость частных психологических тенденций на уровне индивидов или социальных групп для функцио­нирования политических систем и его результатов не требует дока­зательств. Это, быть может, действительно так, когда исследователь имеет дело с психологической подоплекой поведения лица или лиц, исполняющих определенные роли, например конкретного лидера, при­нимающего политические решения, на одном полюсе, или электора­та — на другом. Вместе с тем бблыиая часть этой литературы оказыва­ется не в состоянии связать психологические предрасположенности индивидов и групп с политической структурой и политическим процес­сом. Иными словами, достижения политической психологии, несмотря на их бесспорную ценность, еще не переводятся на язык политического процесса и действия5.

Мы хотели бы высказать предположение, что такая взаимосвязь между установками и мотивациями отдельных индивидов, образующих политические системы, и характером и функционированием этих сис­тем может быть последовательно выявлена с помощью тех концептов политической культуры, беглый обзор которых был представлен выше. Иначе говоря, связующим звеном между микро- и макрополитикой яв­ляется политическая культура. Ранее мы подчеркивали, что для провер­ки гипотезы о наличии взаимосвязи между политическими и иными установками политические ориентации индивида должны быть анали­тически отделены от других видов психологических ориентаций. Мы также определили политическую культуру как особое распределение моделей политической ориентации среди членов политической систе­мы. Теперь с помощью концептов политической субкультуры и ролевой культуры мы можем связать конкретные установки и предрасположен­ности к тем или иным формам политического поведения с определен­ными частями населения либо со специфическими ролями, структу­рами или подсистемами политической системы. Эти концепты поли­тической культуры позволяют нам определить, предрасположенность к какому типу политического поведения характерна для политической системы в целом и различных ее частей, для особых ориентационных групп (то есть субкультур) или для лиц, находящихся в ключевых для данной политической структуры точках инициативы или принятия ре­шений (то есть ролевых культур). Другими словами, мы можем связать политическую психологию с функционированием политической систе­мы посредством локализации установочных и поведенческих предпоч­тений в рамках ее политической структуры.

Итак, любая полития может быть описана и сопоставлена с други­ми политиями с точки зрения (1) ее структурно-функциональных ха­рактеристик и (2) ее культурных, субкультурных и культурно-ролевых характеристик. Наш анализ типов политической культуры представляет собой первую попытку рассмотреть феномены индивидуальной поли­тической ориентации таким образом, чтобы последовательно связать их с феноменами политической структуры. Это позволяет нам избежать двух существенных упрощений, присущих литературе психокультурно­го направления. Благодаря выделению политической ориентации из об­щей психологической ориентации мы можем отказаться от допущения о гомогенности ориентации и, напротив, рассматривать ее как поддаю­щееся изучению соотношение [элементов]. А благодаря исследованию соотношения между политико-культурными тенденциями и типами по­литических структур мы можем избавиться от допущения об априорной согласованности между политической культурой и политической струк­турой. Соотношение между политической культурой и политической структурой становится одним из важнейших познаваемых аспектов проблемы политической стабильности и политических изменений. Вместо того чтобы постулировать согласованность, мы должны устано­вить степень и характер согласованности или несогласованности и те тенденции политико-культурного и структурного развития, которые могли бы способствовать взаимной «подгонке» культуры и структуры.

Мы полагаем, что данная исследовательская стратегия позволит нам полностью реализовать креативный потенциал великих прозре­ний психокультурного подхода к изучению политических феноменов. Согласно нашей собственной гипотезе, подобное исследование пока­жет, что важность специфических форм усвоения ориентации на по­литику и опыта взаимодействия с политической системой серьезно недооценивалась. Такое усвоение носит не только когнитивный харак­тер, оно затрагивает также политические чувства, ожидания и оценки, которые формируются скорее под влиянием политического опыта, чем в результате простой проекции на политическую ориентацию базовых нужд и установок, выработанных в ходе детской социализации.

И еще в одном плане наша теория политической культуры может способствовать повышению релевантности психокультурного подхода как инструмента изучения политической системы. Когда мы рассмат­ривали типы политической культуры и проблему согласованности меж­ду культурой и структурой, мы подчеркивали, что такая согласован­ность есть отношение эмоциональной и оценочной преданности между культурой и структурой. Применительно к каждому типу государствен­ного устройства — традиционному, авторитарному и демократическо­му — имеется определенная форма культуры, которая согласуется с его структурой. Поскольку мы начали с ориентации и психологических предпосылок (psychological requirements) различных типов политиче­ской структуры, нам легче сформулировать гипотезу относительно тех тенденций в развитии личности и тех методов социализации, которые с высокой долей вероятности породили бы конгруэнтные политические культуры и стабильные политии. Так, в случае с гражданской культурой мы можем утверждать, что устойчивости демократической политии со­действует такая модель социализации, которая позволяет индивиду справляться с неизбежным диссонансом между различными его роля­ми — диффузной первичной ролью, ролью послушного [подданного] на выходе из системы и активистской ролью на входе в нее. Мы можем затем обратиться к моделям социализации и личностным предрасположенностям и задаться вопросом, какие из этих параметров являются ре­шающими, в каком объеме они должны присутствовать и какие ви­ды опыта с большей вероятностью породят эту способность справлять­ся с противоречивыми политическими ролями. Из полученных нами данных будет видно, что гражданская ориентация получила широкое распространение в Великобритании и Соединенных Штатах и относи­тельно редко встречается в трех других [исследуемых] странах, но нам представляется крайне сомнительным, чтобы эти громадные различия в политической культуре можно было объяснить теми сравнительно небольшими расхождениями в детской социализации, которые были выявлены в ходе нашего исследования. Их связь со свойствами соци­альной среды и спецификой моделей социального взаимодействия, с особенностями политической памяти и с различиями в опыте по отно­шению к политической системе и политическому действию выглядит более очевидной. В будущем самым плодотворным исследованием по­литической психологии окажется то, в котором детская социализация, модальные личностные предрасположенности, политическая ориента­ция и политические структура и процесс станут рассматриваться как независимые друг от друга переменные в сложной, многомерной систе­ме причинных связей.

При одном из видов политического контекста, однако, зависи­мость между политической структурой и культурой, с одной стороны, и характером и личностью — с другой, относительно ясна и очевидна. Речь идет о выделенной нами категории смешанных политических культур. В этом случае — при парохиально-подданнической, подцанническо-участнической и парохиально-участнической культурах — мы имеем дело с обществами, которые либо находятся в процессе быстрого структурно-культурного системного изменения, либо стабилизирова­лись в ситуации субкультурной фрагментации и структурной неста­бильности. Фрагментация политической культуры бывает связана так­же с общекультурной фрагментацией (например, с глубоким расколом между модернизирующимся городским обществом и традиционными сельскими районами; между индустриальной и традиционной аграрной экономикой). Мы можем предположить, что в этих быстро меняю­щихся и фрагментированных обществах культурная гетерогенность и приобретшая массовый характер дискретность социализации ведут к широкомасштабному психологическому смятению и нестабильности. Пожалуй, нигде эти процессы не проявляются столь отчетливо, как в парохиально-подданнических культурах недавно освободившихся стран Африки и Азии. Яркое исследование такого рода дискретности в культуре и социализации и ее последствий для развития личности, а также функционирования и характеристик политической системы Бирмы можно найти в работе Л.Пая «Политика, личность и государственное строительство»6.



Политические системы, вклю­ченные в наше исследование

Чтобы проверить адекватность теории политической культуры, необходимо посмотреть, способна ли она объяснить функционирова­ние различных типов политических систем и их свойства. До сих пор мы оперировали простой трехчленной схемой политической культуры и тремя видами культурных сплавов. Сейчас наша модель уже пригодна для проведения более тонкого анализа. Введение концептов субкульту­ры и ролевой культуры усложнило ее и вывело за рамки этих простых матриц. Но поскольку, помимо всего прочего, эти матрицы были со­ставлены скорее из «систем», чем из «элементов», чтобы провести чет­кий анализ, нам понадобится расчленить каждую из категорий, касаю­щихся ориентации на политические объекты. В этом случае категория «когнитивная ориентация» будет включать в себя не только объем, но и специфику и достоверность информации, равно как и способность ее организовывать и обрабатывать. Категория «эмоциональная ориента­ция», наряду со степенью интенсивности, будет охватывать различные типы эмоций: гнев, удовольствие, презрение и т.п. Самой сложной из всех окажется категория «оценочная ориентация», ибо она вберет в себя совокупность ценностных норм, используемых при формулировании мнений и суждений.

Аналогичным образом можно расчленить на составные элементы и типы политических объектов. Так, политическая система в целом мо­жет как минимум быть подразделена на «нацию» и собственно «полити­ческую систему». Объекты на «входе» будут включать в себя средства коммуникации, группы интересов, политические партии, законода­тельные органы, а также исполнительные органы в их политической ипостаси. Объекты на «выходе» можно классифицировать по несколь­ким основаниям. Наиболее очевидными их подвидами будут армия, по­лиция и множество функциональных гражданских ролей: налоговые власти, органы, занимающиеся вопросами быта, образования и т.п.

В своем исследовании мы по преимуществу имеем дело с этими подвидами ориентаций и объектов, а разработанная в этой главе клас­сификация лишь обеспечивает логику сведения воедино отдельных культурных аспектов политических систем. При решении вопроса о том, к какой категории отнести ту или иную эмпирически выявленную политическую культуру, следует исходить из частотности обнаруженных типов ориентации на различные подгруппы политических объектов. Используемая в отдельных главах этой книги дробная схема позволяет нам рассматривать подклассы политической культуры и действительно прослеживать мельчайшие различия между конкретными политически­ми культурами, относящимися к одному подклассу.

В наше сравнительное исследование политических культур вошли пять демократий — Соединенные Штаты, Великобритания, Германия, Италия и Мексика, — выбранных потому, что они представляют широ­кий спектр политико-исторического опыта. На одном полюсе мы име­ем Соединенные Штаты и Великобританию — страны, каждая из ко­торых дает пример относительно успешного эксперимента в области демократического правления. Анализ этих двух случаев покажет нам, какого рода установки сопутствуют стабильно функционирующим де­мократиям, [позволит определить] частотность таких установок и их распределение среди различных групп населения.

В то же самое время сравнение Британии и Соединенных Штатов может оказаться полезным для тестирования некоторых гипотез, каса­ющихся различий между этими часто сопоставляемыми странами. Не­давно двое исследователей британской политики предложили свои объяснения устойчивости традиционных установок по отношению к власти в этой стране. Д.У. Броган подчеркивает, что в ходе историческо­го развития Британии культура демократического гражданства с ее упо­ром на инициативе и участии слилась с более древней политической культурой, которая делала упор на обязанностях и правах подданных7. Гарри Экстайн обращает внимание на то, что британская культура со­единяет в себе уважение к власти и четкое осознание прав гражданской инициативы8.

В свою очередь, в Соединенных Штатах независимое правитель­ство появилось с созданием республиканских институтов, в атмосфере, отвергавшей величие и священность институтов традиционных. Отсут­ствовал там и привилегированный класс аристократии. Функции пра­вительства были относительно невелики, а бюрократические полно­мочия являлись объектом подозрения. Американская популистская идеология отвергала концепцию профессиональной, влиятельной пра­вительственной службы и релевантную ей роль послушного подданно­го. Практика предоставления постов и привилегий сторонникам побе­дившей партии за услуги во время выборов и политическая коррупция еще больше подрывали престиж правительственной власти. Да и в бо­лее широком плане — по причинам, на которых мы не можем здесь ос­танавливаться, — доминирующая в американских общественных под­системах, включая семью, модель власти обычно ставила во главу угла скорее политическую компетентность и участие, чем повиновение ле­гитимной власти.

Итак, сравнивая британскую и американскую политические куль­туры, можем ли мы доказать, что англичане в большей степени, нежели американцы, склонны к инкорпорации, наряду с ориентациями участ­ника, «преданных» (allegiant) подданнических ориентаций? И лучше ли американцев они справляются с диссонансом между демократическим активизмом и «подданническим послушанием»?


Включая в свое сравнительное исследование Германию, мы руко­водствовались несколькими соображениями. До внедрения демокра­тических институтов в Пруссии, как и в Британии, на протяжении довольно продолжительного времени существовало эффективное леги­тимное правительство. В период объединения Германии в XIX в. прус­ская бюрократическо-авторитарная модель более или менее успешно была навязана другим германским государствам, вошедшим в состав страны. Как уже отмечалось, хотя в Германии сложились и правовое го­сударство, и подданническая культура, опыт демократического участия в конце XIX столетия и в годы Веймарской республики так и не привел к развитию участнической политической культуры, необходимой для того, чтобы поддержать эти демократические институты, придать им силу и легитимность. Большая часть рассуждений по поводу стабильно­сти современных демократических институтов в Германии вращается вокруг вопроса о том, в какой мере в немецком народе укоренилось чувство гражданской ответственности и гражданских возможностей и взаимное доверие между политическими группировками.

Тщательно изучив историю Великобритании и Германии, можно прийти к заключению, что для обеих стран характерны установки, предполагающие почтительное отношение к власти, которые вырос­ли на основе длительного опыта додемократического авторитарного управления. Но обращение к истории выявляет и существеннейшее различие между этими странами. Британский правительственный конт­роль в додемократический период никогда не был настолько всеобъем­лющим и до такой степени уничтожающим инициативу, как в Герма­нии. Броган подчеркивает, что даже в те столетия, когда англичане были «подданными», в Британии имелось широкое пространство авто­номии и [сохранялась] свобода объединения и участия в ограниченном самоуправлении9. Иными словами, даже в долгие столетия авторитар­ного управления в британской политической культуре присутствовал определенный участнический компонент. Таким образом, процесс сли­яния гражданских и подданнических установок уходит там в глубину веков. Он намного старше парламентских и избирательных реформ XVII, XVIII и XIX столетий. Эти реформы не разбивались о жесткую и неподатливую подданническую культуру, но могли опереться на давно уже существующую культуру плюрализма и инициативы.

Как указывает Леонард Кригер в своем глубоком исследовании развития германских политических идей и движений, со времен борьбы принцев против имперской власти за достижение национальной неза­висимости германская концепция свободы была связана скорее с осво­бождением государства от ограничений извне, чем с инициативой и участием индивидов10. Тем не менее демократические политико-культурные тенденции имелись и имеются в германском обществе. Они присутствовали и в XIX столетии, и в веймарский период, должны они прослеживаться и сегодня. Наше исследование позволит установить, какие элементы культуры участия представлены среди населения Гер­мании, а какие отсутствуют.
Италия и Мексика были включены в наше исследование в каче­стве образцов относительно менее развитых обществ с переходны­ми политическими системами. Социальная и политическая структура Италии, по крайней мере в южной части страны и на островах, носит досовременный характер. Если мы на минуту обратимся к итальян­ской политической истории, станет очевидно, что на самом деле в Ита­лии Нового времени так никогда и не было «преданной» (allegiant) национальной политической культуры. В период, предшествовавший первой мировой войне, легитимность итальянской монархии отрица­лась Церковью. В соответствии с правилом поп expedit верующие не должны были наделять легитимностью новое государство и участвовать в его делах11. Во время фашистской интерлюдии эффективная государ­ственная машина была создана, однако она основывалась скорее на внешнем контроле над обществом с помощью аппарата принуждения, чем на относительно свободном признании легитимности существую­щей политической системы. В этом плане Италия не похожа ни на Бри­танию, ни на Германию, которые уже до внедрения демократических институтов имели интегрированные и легитимные системы власти.

В своем исследовании одной из деревень южноитальянской про­винции Лукания Эдвард С. Бэнфилд охарактеризовал политическую культуру этого региона как «аморальную семейственность», не наделя­ющую легитимностью ни бюрократические властные органы государ­ства, ни гражданско-политические органы партии, группы интересов или местной общины12. Было бы некорректно переносить эту оценку на всю Италию, однако наши данные во многом подтверждают справедли­вость заключения Бэнфилда о том, что в итальянской политической культуре необычайно сильны парохиальные, отчужденно-подданнические и отчужденно-участнические компоненты. Тенденции, связанные со стремлением к демократии, тоже присутствуют, прежде всего среди левых, но они относительно слабы по сравнению с широко распростра­ненным духом отрицания, который воздействует на установки огром­ного большинства итальянцев по отношению к их политической систе­ме во всех ее аспектах.

Нашей пятой страной мы избрали Мексику, чтобы иметь хотя бы одну демократию, не входящую в Атлантическое сообщество. Мексика едва ли может рассматриваться в качестве образца зарождающейся на­ции, но страны, в которой было бы представлено все разнообразие со­циально-политических структур и исторического опыта недавно осво­бодившихся народов Азии и Африки, возможно, не существует вообще. Со многими из этих народов Мексику сближает высокий уровень инду­стриализации, урбанизация и возросшая грамотность и образованность [населения). До революции мексиканское правительство и мексикан­ская политика по большей части носили характер чужеродных фис­кальных и эксплуататорских структур, ненадежно надстроенных над обществом, состоявшим по преимуществу из родственных, сельских, этнических и статусных групп. Однако за последние 30—40 лет мекси­канская революция оказала глубокое воздействие на социальную и по­литическую структуру [страны] и стимулировала развитие современных демократических устремлений и ожиданий13.

В отличие от Италии, значительная доля населения которой склонна рассматривать политическую систему в качестве чуждой, экс­плуататорской силы, многие мексиканцы видят в своей революции ору­дие окончательной демократизации и экономической и социальной модернизации. В то же самое время мексиканская демократическая ин­фраструктура относительно нова. Свобода политической организации там скорее формальна, нежели реальна, и во всех частях политической системы процветает коррупция. Возможно, именно это и объясняет любопытную амбивалентность мексиканской политической культуры: многие мексиканцы не обладают политическим опытом и навыками, однако их надежды и уверенность в себе весьма высоки, и получившее широкое распространение стремление к участию там сочетается с ци­ничным отношением к политической инфраструктуре и бюрократии и отчужденностью от них. Кроме того, из пяти выделенных нами стран Мексика наименее «современна», иными словами, в ней все еще имеет­ся относительно многочисленное традиционно настроенное сельское население и высок уровень неграмотности. Не исключено, что изучение мексиканского случая позволит нам получить полезные сведения об особенностях политической культуры не-западных стран, переживаю­щих аналогичную стадию модернизации и демократизации.

В этом кратком сравнительном очерке политико-исторического опыта исследуемых пяти стран мы сформулировали несколько гипотез о различиях, которые можем рассчитывать найти в их политических культурах. Но опирающиеся на историю заключения относительно по­литической культуры оставляют без внимания вопрос о том, насколько исторический опыт страны сохранился в памяти, чувствах и ожиданиях ее населения, в каком виде он сохранился, какие группы населения являются носителями тех или иных форм исторической памяти — и с какой интенсивностью. Здесь в нашем поиске живой истории, присут­ствующей в политической культуре народов, уже ставшие традицион­ными подходы могут быть дополнены новейшими научными методами. Довольно простые и общие предположения, сделанные на основе исто­рии, будут переведены в нашем обследовании в величины, демографи­ческие распределения и закономерности или зависимости. Между исто­рическими методами и методами бихевиористской науки нет никакого неизбывного противоречия; в действительности они дополняют и под­крепляют друг друга.
Результаты наших изысканий изложены в пяти частях этой книги. Первая часть — вводная. В ней представлена общая концепция иссле­дования и проанализированы те методологические проблемы, с кото­рыми нам пришлось столкнуться в ходе планирования и проведения сравнительного исследования такого масштаба.

Вторая часть включает в себя основной массив эмпирических дан­ных, описывающих сходные черты и различия в политических культу­рах пяти изученных стран. Она начинается с измерения уровня знаний о политической системе в ее управленческом и политическом аспектах. Далее следует анализ восприятия политической системы в целом и раз­личных ее частей на эмоциональном и оценочном уровне, а затем — установок индивидов по отношению к самим себе как участникам по­литического процесса. В последней из входящих в эту часть глав рас­сматривается вопрос о том, как все эти установки связаны между собой в каждой из пяти стран. Особое внимание уделено исследованию взаи­мосвязи между субъективной политической компетентностью и поли­тической осведомленностью, включенностью и моралью.

В третьей части рассматриваются факторы, влияющие на полити­ческую культуру. Прежде всего нас интересовало соотношение меж­ду политической культурой и формами социального взаимодействия, связь между членством и активностью человека в организации и его по­литической компетентностью и включенностью, а также воздействие на политические установки моделей участия, действующих в семье, школе и рабочей группе.

В четвертой части мы касаемся некоторых групповых различий, присутствующих в наших пяти странах, и рисуем резюмирующие порт­реты политической культуры каждой из этих стран, иллюстрируя их примерами из истории.



Пятая часть — заключительная. В ней прослеживается взаимо­связь между гражданской культурой и эффективным функционирова­нием демократической политической системы. Здесь же дается оценка перспектив развития такого рода культуры в нестабильных демократиях Западной Европы и в недавно освободившихся странах.
Библиография


  1. Banfield Е.С. 1958. The Moral Basis of a Backward Society. - Glencoe (Ill.).

  2. Binchy D.A. 1941. Church and State in Fascist Italy. L.

  3. Brogan D.W. 1960. Citizenship Today. - Chapel Hill (N.C.).

  4. Eckstein H. 1958. The British Political System // Beer S., Ulam A. (eds.) The Major Political Systems of Europe. — N.Y.

  5. Key V.0.1961. Public Opinion and American Democracy. — N.Y.

  6. Krieger L. 1957. The German Idea of Freedom. — Boston.

  7. Linton R. 1945. The Cultural Background of Personality. N.Y.

  8. Pye L.W. 1962. Politics, Personality, and Nation Building. — New Haven.

  9. Rokkan S., Campbell A. 1960. Norway and the United States of Ame­rica // International Social Science Journal. Vol. 12. № 1.

  10. Scott R.E. 1959. Mexican Government in Transition. — Urbana (Ill.).

1 Окончание. Начало см. Полития, 2008, №2, с. 122—144.

2 Linton 1945.

3 To есть на принявших в принципе идею республики и на продолжавших отвергать ее во имя ценностей «алтаря и тро­на». — Прим. ред.

4 Rokkan, Campbell 1960: 69ff.

5 Ценный анализ проблемы «взаимо­связи» между общественным мнением и дейст­виями правитель­ства см. Key 1961: ch. XVIff.

6 Pуе 1962:52—53,287ff.

7 Brogan I960: 9ff.

8 Eckstein 1958: 59ff.

9 Brogan 1960:14ff.

10 Krieger 1957: 458ff.

11 Binchy 1941.

12 Banfield 1958: 7ff.

13 Scott 1959: 56ff.