Глава Истоки религиозности Глава Религия человечества Глава Вера евреев Глава «Новый Иерусалим» иучение Христа - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Глава Истоки религиозности Глава Религия человечества Глава Вера евреев Глава «Новый - страница №1/1

Владимир Вернер

Окончание миссии Христа


(часть «Место Иисуса во всемирной истории»)

2007 г.



Содержание:

Глава 1. Истоки религиозности

Глава 2. Религия человечества

Глава 3. Вера евреев

Глава 4. «Новый Иерусалим» и учение Христа

Глава 5. Тора

Глава 6. Израиль и рай

Глава 7. Пиетизм евреев

Глава 8. Исключительная религия

Глава 9. Религиозный фанатизм

Глава 10. Иудаизм - христианство

Глава 11. Феномен Иисуса Христа

Глава 1. Истоки религиозности
РЕНАН: Главным событием всемирной истории является тот переворот, при посредстве которого благороднейшие расы человечества перешли от древних религий, известных под общим неопределенным названием языческих, к религии, основанной на идее единого божества, троичности, воплощения Сына Божия.
[Примечание: Эрнест Ренан - автор книги «Жизнь Иисуса», 1863г.

РЕН´АН (Renan) Жозеф Эрнест (1823-92), французский писатель, иностранный член-корреспондент Петербургской АН (1860).

(Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия, 2001 г.)]
ВЕРНЕР: В высказывании Эрнеста Ренана не всё бесспорно, начиная с использования им выражения «благороднейшие расы человечества».

С точки зрения Теории РМ главным событием всемирной истории человечества будет являться тот переворот в сознании человечества, который еще не совершился, но начало которому положил Иисус Христос своим учением.


РЕНАН: Для этого обращения [из язычества в христианство] потребовалось около тысячелетия.
ВЕРНЕР: Замечу, что математик Анатолий Фоменко ставит под сомнение хронологию человечества. В особенности, период первого тысячелетия нашей эры (см. А.Т.Фоменко «Критика традиционной хронологии»).
РЕНАН: Новая религия употребила только на свою организацию по меньшей мере триста лет. Но исходной точкой переворота, о котором идет речь, послужило событие, имевшее место в царствование Августа и Тиверия. В эту эпоху жил великий человек, который своей смелой инициативой и той преданностью, какую он сумел внушить к себе, создал и самый объект, и исходную точку будущей веры человечества.
ВЕРНЕР: Не всё здесь бесспорно.
РЕНАН: С тех пор, как человек стал отличаться от животного, он сделался религиозным, то есть начал видеть в природе нечто сверх реальности и в самом себе нечто по ту сторону смерти. Это чувство в течение тысячелетий приводило к самым странным заблуждениям. У многих рас оно не выходило за пределы верования в колдунов в грубой форме, как это можно еще встретить в некоторых пунктах Океании. У некоторых народностей религиозное чувство привело к тем постыдным сценам бойни, которые характеризуют древнюю религию Мексики. Другие страны, в особенности Африка, в этом отношении не шли далее фетишизма, то есть поклонения материальным объектам, которым приписывалась сверхъестественная сила. Подобно тому, как инстинкт любви в известные моменты возвышает самого обыденного человека над самим собой, а в другой раз превращается в разврат и зверство, божественное свойство религиозности в течение долгого промежутка времени могло представлять собой разъедающую язву, от которой следовало избавить род человеческий, источник заблуждений и преступлений, к искоренению которого мудрецы должны были прилагать все свои старания.
ВЕРНЕР: Согласно Теории РМ, «божественное свойство религиозности» человека есть, в сущности, проникновение сознания человека в мир слабых полей, законы которого существенно отличаются от законов мира сильных полей, воспринимаемых органами чувств среднестатистического человека.
РЕНАН: Блестящие цивилизации, которые были созданы со времен весьма отдаленной древности в Китае, в Вавилоне, в Египте, внесли в религию некоторый прогресс. Китай быстро усвоил известную степень посредственного здравого смысла, который удерживал его от крупных заблуждений. Ни преимущества, ни злоупотребления религиозного гения были ему неизвестны. Во всяком случае, с этой стороны Китай не имел никакого влияния на направление великого течения человеческой мысли.
ВЕРНЕР: Феномен Китая интересен. Он нуждается в объяснении с точки зрения Теории РМ. Однако это – отдельный разговор.
РЕНАН: Религии Вавилона и Сирии никогда не могли отделаться от лежавшей в их основе чувственности; вплоть до тех пор, пока они не угасли в IV и V веках нашей эры, они оставались школами безнравственности, в которых иногда, благодаря некоторой поэтической созерцательности, открывались светлые горизонты божественного мира.
ВЕРНЕР: Феномен религий Вавилона и Сирии тоже нуждается в объяснении с точки зрения Теории РМ.
РЕНАН: В Египте, несмотря на некоторого рода внешний фетишизм, уже в раннюю эпоху были созданы метафизические догматы и высший символизм. Но, без сомнения, эти толкования утонченной теологии не были первобытными.
ВЕРНЕР: С точки зрения Теории РМ в предшествующих трех высказываниях Эрнест Ренан исследует проникновение общественного сознания тех или иных народов в мир слабых полей. Такое проникновение могло носить экстравертный характер (т.е. происходить при помощи логики или религиозных догм) или интровертный характер (т.е. происходить при помощи интуиции). Могло иметь место и сочетание в той или иной пропорции экстравертизма и интровертизма.
РЕНАН: Человек, владея ясной идеей, никогда не старался маскировать ее символами: чаще всего только после долгих размышлений и ввиду невозможности для человеческой мысли примириться с абсурдом он пускается в поиски идей, скрывающихся под старыми мистическими образами, смысл которых утрачен.
ВЕРНЕР: Интересные, хотя и небесспорные мысли. По сути, речь идет о модели мира, которой пользуется человек, и о соотношении этой модели и реальной действительности. Понятно, что человек не будет пользоваться мистическими образами, если его модель мира хорошо согласуется с опытными данными (именно это Ренан называет «владением ясной идеей») и что мистика появляется тогда, когда опытные данные не укладываются в имеющуюся модель мира. Но тут надо иметь в виду, что человек в познании мира не стоит на месте. Появляются новые инструменты познания мира, и вот, глядишь, вчерашняя «ясная идея» сегодня уже перестает быть «ясной».
РЕНАН: И, наконец, вера человечества вышла не из Египта. Элементы, перешедшие в религию христианина при посредстве тысячи превращений из Египта и Сирии, представляют собой внешние формы, не имеющие большого значения, или шлаки, какие всегда можно встретить в культе, наиболее очищенном от пережитков. Огромным недостатком религий, о которых идет речь, является их суеверный характер; они выбросили в мир миллионы амулетов и талисманов. Ни одна великая идея не могла родиться у рас, приниженных вековым деспотизмом и привыкших к государственным учреждениям, отнимавшим у индивидуумов почти всякую свободу мысли.
ВЕРНЕР: Не бесспорно.
РЕНАН: Поэзия души, вера, свобода, честь, самоотвержение появились в мире вместе с двумя великими расами, которые, в известном смысле, составляют человечество - я говорю о расе индоевропейской и о расе семитической.
ВЕРНЕР: Не бесспорно.

Глава 2. Религия человечества


РЕНАН: Первое религиозное миросозерцание индоевропейской расы было, по существу, натуралистическим. Но то был натурализм, отличавшийся глубиной и нравственностью, любовное отношение человека к природе, восхитительная поэзия, полная чувства бесконечного, словом, основа всего того, что впоследствии должен был выразить гений германцев и кельтов в лице своих Шекспиров, Гете. Это была не религия, не строго обдуманная нравственность; то была меланхолия, нежность, воображение; прежде всего, это было глубокомыслие, то есть существенное условие и нравственности, и религии. Но вера человечества не могла выйти отсюда, ибо эти старые культы лишь с большим трудом могли освободиться от политеизма и не выливались в достаточно ясный символ.
ВЕРНЕР: Согласно Теории РМ, исторической тенденцией в развитии религиозного мировоззрения народов (как и вообще, познания человека) было движение от интровертизма к экстравертизму. Проходили тысячелетия, и модель мира человека становилась все более абстрактной. Научная модель мира человека прирастала и новым опытом, полученным при помощи расширения чувственного восприятия на основе изобретения новых приборов, и логическими связями. Религиозная модель мира усложнялась, в основном, за счет логических связей. Это приводило к появлению все более и более абстрактных (экстравертных) религий. Индоевропейская раса, о которой ведет речь Эрнест Ренан, не была исключением из этого правила.

Разумеется, что «вера человечества» (если под ней понимать не христианство, как это понимает Ренан, а глобальную религию человечества) должна быть достаточно абстрактной. Ведь «вера человечества» должна включать в себя не только религию, но и науку человечества.

Однако Ренан напрасно обосновывает тот факт, что древние религиозные культы не могли стать «верой человечества», ссылкой на политеизм древних культов. Выбор между политеизмом и монотеизмом упирается, фактически, в вопрос о существовании одного или нескольких центров Космоса, управляющих жизнью людей на Земле. Но ведь ситуация с управлением жизни на Земле может объединять обе этих точки зрения. Согласно Теории РМ, Космос для управления жизнью на Земле имеет определенную структуру, в которой можно выделить главный управляющий центр и второстепенные, обладающие, тем не менее, определенной самостоятельностью. Монотеизм искажает вид этой структуры, переоценивая руководящую роль главного управляющего центра и недооценивая самостоятельности второстепенных центров управления. Политеизм эту картину искажает, считая все центры управления более-менее равноправными. Кстати, можно заметить, что даже образцово-монотеистические религии (такие как мусульманство, христианство, иудаизм) фактически признают два центра управления жизнью на Земле – Бога и Сатану. И несмотря на то, что, как считается, Сатана слабее Бога, это вовсе не означает, что Сатана полностью подчиняется Богу - он проводит свою самостоятельную политику в отношении человечества и каждого отдельного человека.

Согласно контактерам Л.Секлитовой и Л.Стрекльниковой (см. цикл книг Л.Секлитовой и Л.Стрельниковой), структура управления жизнью на Земле разделяется на уровни. И хотя нижестоящие уровни выполняют определенные указания вышестоящих, они при этом имеют и определенную автономию.


РЕНАН: Браманизм дожил до наших дней лишь благодаря изумительной привилегии консервирования, которою, по-видимому, обладает Индия.
ВЕРНЕР: Если выше Эрнест Ренан попытался объяснить, почему древние культы индоевропейской расы не стали «верой человечества», то здесь и ниже он, по-видимому, пытается объяснить, почему та или иная конкретная религия до ХХ века нашей эры не стала «верой человечества».

Обобщенно данный вопрос можно сформулировать так: почему ни одна из религий человечества, существовавших вплоть до XXI века, не смогла преодолеть сопротивление всех других религий и стать религией всего человечества?

Не исключено, что единого ответа на данный вопрос не существует.

С одной стороны, понятно, что каждая религия возникала в какой-то конкретной национальной среде и была приспособлена к социальным нуждам (социальной специфике) данного народа. Этот факт мог стать как препятствием для распространения религии данного народа на другие народы, так и средством отталкивания данным народом «чужеродных» религий.

С другой стороны имеются же на Земле примеры мировых религий (буддизм, христианство, мусульманство), которые, вроде бы, были близки к тому, чтобы стать «верой человечества».

Но боюсь, что на вопросы, почему христианство не может одолеть ислам, буддизм, почему буддизм не может одолеть христианство, ислам, почему ислам не может одолеть христианство, буддизм, существует шесть различных объяснений.

И тем не менее, некий обобщающий тезис на затронутую тему сформулировать, по-видимому, всё-таки можно.

«Вера человечества» по самой своей сути является элементом глобального коллективизма для человечества. В этом она близка к идеологии СКЦ. В то время как любая локальная религия человечества (включая мировые религии) представляет собой (чуть в большей или чуть меньшей мере) идеологию ТКЦ, и этом заключена их априорная ограниченность (как говорили марксисты про любое учение, отличное от марксизма). Доказать данный тезис достаточно легко.

Дело в том, что путь, по которому национальные религии становились мировыми, являл собой вытеснение, а не поглощение. Пантеон очередной национальной религии не включался в пантеон мировой религии, проводящей экспансию, а вытеснялся, причем, часто, с применением физического насилия. В результате три мировые религии поделили мир приблизительно поровну, но ни одна из них не может преодолеть сопротивление соседней. На этом экспансия мировых религий закончилась.

Да, теоретически можно предположить, что исторические условия могли бы сложиться таким образом, что одна из мировых религий случайно стала бы религией всего человечества. Что от этого изменилось бы? Это принесло бы человечеству лишь освобождение от религиозных раздоров в масштабе Земли. Да и то, только в том случае, если бы такая религия человечества была гарантирована от расколов церкви и от сепаратизма локальных (национальных) сект. Историческая практика доказывает, что это – практически невыполнимое условие. Из мировых религий наиболее подвержено расколам христианство. Но мусульманство и буддизм тоже не представляют собой монолита веры. Я уже не говорю о том, что мир поделен мировыми религиями не полностью. Даже в XXI веке на Земле продолжают оставаться узко национальные религии, успешно противостоящие экспансии мировых религий. Самым ярким примером в этом отношении является иудаизм. Индуизм менее показателен в этом плане, т.к. он, несмотря на то, что не входит в число мировых религий, претендует на такую роль (не столько в силу своей политики, сколько по самой своей сути). Замечу, что иудаизм тоже по-своему претендует на роль мировой религии (вспомним древнееврейские пророчества о Царстве Божием), но, в отличие от индуизма, без достаточных на то оснований.

Индуизм («браманизм», как его называет Эрнест Ренан) дожил до наших дней (читай, не был вытеснен мировыми религиями) не только и не столько в силу национальных особенностей индусов («привилегии консервирования», как сказал Ранен). Индуизм (в отличие от иудаизма) наднационален по своей сути, очень сильно пересекается с наукой, т.е. по своим характеристикам близок к «вере человечества». Он мог исчезнуть под напором мусульманства или христианства только при применении к индусам физической силы. К счастью для человечества, такого не случилось. К буддизму и ламаизму индуизм духовно близок.

Подытоживая наши рассуждения, мы приходим к выводу о том, что «вера человечества» сможет существовать длительно только в том случае, если она будет не вытеснять национальные религии, а включать их в себя. Кроме того, не надо забывать, что существует атеизм, до XXI века стихийно порождавшийся наукой человечества. Атеизм представляет собой отрицание религии, и для того, чтобы избежать этой угрозы, «вера человечества» должна включить в себя научное мировоззрение человечества. Ни одна из существующих мировых религий (если даже включить в их число претендента в лице индуизма) не смогла включить в себя научное мировоззрение.

«Вера человечества» принесла бы человечеству еще б´ольшую пользу, если бы не только освободила человечества от религиозных войн и распрей, но и позволила человечеству жить в мире с другими космическими цивилизациями. А это условие выводит «веру человечества» на практически единственную реализацию – идеологию СКЦ.
РЕНАН: Буддизм потерпел неудачу во всех своих попытках распространиться к Западу.
ВЕРНЕР: Разбор вопроса о том, почему буддизм не стал «верой человечества», заслуживает отдельного разговора.
РЕНАН: Друидизм остался исключительно национальной формой без всякого мирового значения.
ВЕРНЕР: Вопрос о том, почему та или иная национальная религия не стала мировой, по-своему интересен, но он менее важен, чем вопрос о том, почему ни одна из мировых религий не стала религией человечества. Вопрос о том, почему та или иная национальная религия не получила «мирового значения», часто упирался больше в законы социологии, чем в то, насколько данное религиозное мировоззрение адекватно отражает реальность или полезно для человечества.
РЕНАН: Греческие попытки реформ, орфизм, мистерии были недостаточны, для того чтобы дать душе солидную пищу.
ВЕРНЕР: Интересное выражение «были недостаточны, для того чтобы дать душе солидную пищу». Оно нуждается в толковании с точки зрения Теории РМ. Возможно, речь идет о неудовлетворительном объяснении законов мира слабых полей (включающих в себя влияние на человечество разумного Космоса).
РЕНАН: Одна Персия успела создать для себя догматическую религию, почти монотеистическую и организованную весьма мудро; но весьма возможно, что эта организация была подражанием или позаимствованием. Во всяком случае, Персия не обратила мир в свою веру; напротив, она сама обратилась в новую веру, когда на ее границах развернулось знамя единого божества, провозглашенного исламом.
ВЕРНЕР: Не исключено, что религия Персии была погребена военными поражениями Персии в войнах с мусульманскими народами. Другими словами, религия Персии была вытеснена мусульманством при помощи физической силы.
РЕНАН: Таким образом, слава создания религии человечества принадлежит семитической расе[128].
ВЕРНЕР: Рановато Эрнест Ренан зачислил христианство в ранг «религии человечества». Достаточно вспомнить отзывы о христианстве мусульман (к/ф «Сириана»), буддистов (Лопсанг Рампа «Отшельник»), индуистов (Саи Баба, процитированный Э.Мулдашевым в книге «От кого мы произошли?»), иудеев:
Христиане считают для себя законом Новый завет - Евангелия. Довольно странная позиция, если учесть, что никакого нового закона это учение в мир не принесло. Все законополагающие мысли, содержащиеся в высказываниях Иисуса, детально разработаны самим Всевышним в Синайском Откровении за тысячи лет до него и подробно изложены в Торе.

(Абу-Китаб Ибн-Сафиф «Наваждение»)

Глава 3. Вера евреев


РЕНАН: Еще в доисторические времена бедуинский патриарх подготовлял всемирную веру в своем шатре, которого не коснулись беззакония мира, уже успевшего развратиться.
ВЕРНЕР: Следуя Библии, Эрнест Ренан трактует процесс «развращения» людей следующим образом. Первые люди (Адам и Ева) до момента грехопадения развращены не были. Переломным моментом стало грехопадение людей, приведшее к их развращению. С течением времени развращение людей («беззакония мира») усиливались, дойдя до своего предела к моменту рождения Иисуса Христа.

«Развращение» людей, о котором упоминает Ренан, есть, с точки зрения Теории РМ, следование людей идеологии ТКЦ. Но идеология ТКЦ сопровождала человечество всегда, с самого его рождения. Когда людей на Земле было мало, идеология ТКЦ проявлялась, прежде всего, в виде борьбы Homo sapiens с другими биологическими видами. Человек отвоевывал жизненное пространство и у животных, и у растений. Конкуренция внутри вида Homo sapiens была слаба или отсутствовала вообще (как это описывает Ж.Лендлофф в книге «Как вырастить ребенка счастливым», повествуя о жизни индейцев Южной Америки). Поворотным пунктом явился момент, после которого начался безудержный рост популяции Homo sapiens. Назовем этот момент истории «началом пространственной экспансии» вида Homo sapiens. Некоторые исследователи связывают начало пространственной экспансии с овладением человеком огнем, другие – с началом искусственного культивирования человеком других биологических видов (растений и животных). В обоих случаях речь идет о материальном обеспечении (обеспечении питанием) роста популяции Homo sapiens.

Александр Земцов выдвигает гипотезу, согласно которой рост популяции Homo sapiens был связан с генной операцией, проведенной представителями ТКЦ над «Евой» (имя «Ева» взято из т.н. «гипотезы африканской Евы», см. АНТРОПОГЕНЕЗ), следствием которой было усиление сексуального влечения у Homo sapiens и привязка менструального цикла самки Homo sapiens к лунному месяцу.
В своей книге "Тайны генетики. Люди и клоны" я задался вопросом: что явилось "двигателем" эволюции наших предков, прямохождение которых с биологической точки зрения было неблагоприятным, поскольку затрудняет роды и повышает риск гибели потомства? Причину я увидел в женщинах, которые в отличие от самок всех других видов "рецептивны" (способны приносить потомство) по отношению к мужчинам все время (самка шимпанзе, нашего ближайшего эволюционного родственника, рецептивна лишь раз в пять лет)!

Игорь Лалаянц, кандидат биологических

наук, «Хотят ли женщины рожать?»

(газета «Московские новости» № 1/2007)
Не исключено, что рост популяции Homo sapiens был следствием всех упомянутых факторов.

С началом пространственной экспансии отношение человека к другим биологическим видам раздвоилось – осталась конкуренция с дикими видами животных и растений, но появилось сотрудничество с домашними видами животных и растений. В ХХ веке н.э. человечество пришло к мысли о сотрудничестве со всеми биологическими видами на Земле (за исключением возбудителей опасных для человека болезней). Однако безудержный рост народонаселения привел к усилению конкуренции между людьми. После начала пространственной экспансии отношение людей друг к другу также начало раздваиваться. С одной стороны развивалось сотрудничество людей внутри каких-то групп (локальный коллективизм), с другой стороны усиливалась конкуренция между большими группами людей – между племенами, между странами, между союзами стран и народов.

Когда Эрнест Ренан говорит про «бедуинский шатер, которого не коснулись беззакония мира», он имеет в виду, что отдельные представители человечества интуитивно понимали недостатки идеологии ТКЦ. Но понимали ли они откуда «растут ноги» у этого процесса «развращения»? Могли ли они указать людям выход из создавшегося положения? Из глубины веков до нас дошла только одна более-менее существенная попытка в этом направлении – это миссия Иисуса Христа на Земле. Но напрасно Эрнест Ренан связывает ее с бедуинским патриархом. Никакой бедуинский патриарх (читай, патриарх иудеев) миссию Христа не подготавливал (во всяком случае, сознательно).
РЕНАН: Сильнейшая антипатия к чувственным культам Сирии, большая простота быта, полное отсутствие храмов, низведение идола до степени ничтожного терафима, - вот в чем заключалось превосходство этой веры [имеется в виду вера евреев].
ВЕРНЕР: Если бы превосходство одной веры над другой заключалось в упрощении культа, то все люди перешли бы в атеизм. Однако этого не происходит.

Человек – существо практичное, поэтому во взаимоотношении с Космосом он тоже пытается найти оптимальную стратегию поведения. Если бы строительство храмов не поощрялось Космосом, люди перестали бы строить храмы. Другое дело, что для бедного кочевого племени строительство храмов есть задача, практически, непосильная.

Что касается превосходства одной религии над другой, то этот вопрос не имеет однозначного ответа. Религии можно сравнивать по высшим достижениям отдельных представителей – святых. Религии можно сравнивать по достижениям народов, их исповедующих. А контактеры Л.Секлитова и Л.Стрельникова утверждают, что у каждой религии на Земле имеется свое предназначение, своя задача, определенная Космосом.

Согласно Новому Завету, предназначением иудаизма была подготовка людей к миссии Иисуса Христа на Земле. Теория РМ полностью с этим согласна. Мне могут возразить, что в таком случае иудаизм должен был исчезнуть с появлением христианства. Но, во-первых, в широком смысле слова миссия Христа не была завершена вплоть до XXI века нашей эры – человечество не перешло на глобальную религию, основанную на идеологии СКЦ. Во-вторых, носителем иудаизма является еврейский народ, который не разуверился в этой религии. Иудаизм помогает еврейскому народу не только выживать, не только привел его к процветанию в конце ХХ века н.э., но и дает ему еще более привлекательные надежды на будущее – имеется в виду пророчества, связанные с Новым Иерусалимом, с занятием еврейским народом руководящей позиции по отношению ко всем остальным народам человечества.

Однако, согласно Теории РМ, то «превосходство» иудаизма (точнее, веры евреев), которое продемонстрировал египтянам Иосиф Прекрасный и Моисей, заключалось не столько в том, что Бог, которому поклоняются евреи, сильнее богов, которым поклонялись египтяне, сколько в том, что еврейский народ должен был выжить. Это было частью плана СКЦ по подготовке миссии Христа на Земле. Ради этого Космос пошел на такие дорогостоящие мероприятия, как чудеса Моисея.
РЕНАН: Среди других семитических кочевых племен племя Бен-Израиля уже было намечено для великого будущего.
ВЕРНЕР: Теория РМ согласна с утверждением о богоизбранности еврейского народа.

Только существуют разные понимания богоизбранности еврейского народа. Иудеи понимают свою богоизбранность как награду евреев за их веру в Бога-отца, христиане (их мнение представил Эрнест Ренан) понимают богоизбранность еврейского народа как то, что с Авраама началась генеалогия Иисуса Христа, родившегося евреем. Теория РМ понимает богоизбранность еврейского народа, во-первых, как выполнение еврейским народом своей роли в миссии Христа на Земле (Иисус Христос родился евреем), и во-вторых, как выполнение еврейским народом важной роли в техническом прогрессе человечества. Однако из такого понимания богоизбранности евреев вовсе не следует исполнение пророчеств, связанных с Новым Иерусалимом и с занятием еврейским народом руководящей позиции по отношению ко всем остальным народам человечества. Переход человечества на идеологию СКЦ уровняет все народы.


РЕНАН: Старинные связи с Египтом и сделанные у него позаимствования, обширность которых нелегко поддается определению, только увеличивали отвращение к идолопоклонству. "Закон", или Тора, написанный в весьма отдаленные времена на каменных досках и приписываемый великому освободителю этого племени, Моисею, представлял собой уже целый кодекс монотеизма и по сравнению с установлениями Египта и Сирии заключал в себе мощные зародыши социального равенства и нравственности.
ВЕРНЕР: Тезис о том, что Тора содержит зародыши социального равенства, трудно оспорить не потому, что это всем очевидно, а потому, что такой тезис можно сформулировать в отношении любой другой локальной религии человечества. Однако взаимоотношения между Торой и социальным равенством очень противоречивы. С одной стороны, иудаизм, как любая локальная религия, подчиняется законам пиара, а следовательно, должен учитывать такое эмоциональное чувство среднестатистического человека, как зависть (стремление к социальному равенству). С другой стороны, иудаизм является религией сильных личностей, а следовательно, не может по своей сути ориентироваться на социальное равенство.
РЕНАН: Переносный ковчег, украшенный на крышке сфинксом[129], с кольцами по сторонам для поручней, составлял всю религиозную утварь; в нем складывались все священные предметы нации, ее реликвии, сувениры и, наконец, "книга", хроника этого племени, которая велась непрерывно, но записи в которую заносились весьма скупо[130]. Род, на обязанности которого лежало носить ковчег и охранять этот переносный архив, как состоявший в непосредственной близости к нему и располагавший им, очень скоро приобрел выдающееся значение. Но не отсюда вышло то учреждение, которому принадлежало будущее. Еврейский жрец не слишком отличался от других жрецов античного мира. Существеннейшая черта, отличающая Израиль от других теократических народностей, заключается в том, что у него жрец всегда был подчинен индивидуальному вдохновению.
ВЕРНЕР: Напрасно Эрнест Ренан выделяет еврейских жрецов при помощи параметра «индивидуальное вдохновение». Ведь такое вдохновение есть не что иное, как интровертная составляющая религии. Если, например, сравнить еврейскую религию с шаманизмом, то у шаманов «индивидуальное вдохновение» играет существенно б´ольшую роль, чем у еврейских жрецов, хотя бы потому, что у еврейских жрецов присутствует экстравертная составляющая их религии (именно для которой и существовал тот самый переносной ковчег, украшенный сфинксом), в то время как у шаманов экстравертной составляющей практически нет.
РЕНАН: Помимо жрецов у каждого кочевого племени был свой "нави", или пророк, нечто вроде живого оракула, с которым совещались по вопросам неясным, требующим для своего разрешения высокой степени ясновидения. "Нави" Израиля, организованные в группы или школы, обладали огромным значением. Защитники древнего демократического духа, враги богатых, противники всякого рода политической организации и всего того, что увлекло бы Израиль на путь, которым шли другие нации, они были истинным орудием религиозного первенства еврейского народа.
ВЕРНЕР: По-видимому, Эрнест Ренан под «религиозным первенством еврейского народа» понимает переход евреев на монотеизм, признание евреями Бога-отца и появление в среде евреев Бога-сына. В каком-то смысле можно согласиться с тезисом Ренана. Но при этом не следует забывать о том, что такое «религиозное первенство» было локальным.

Во-первых, это «религиозное первенство» было локальным по территории – оно справедливо в отношении лишь ближайших соседей еврейского народа. Например, в Индии и на Тибете в это время уже имелись более глубокие знания о взаимоотношениях между людьми и Космосом как с точки зрения экстравертной составляющей, так и с точки зрения интровертной составляющей.



Во-вторых, это «религиозное первенство» было локальным по времени – оно было справедливым лишь до появления учения Христа.

Что касается еврейских пророков, то надо заметить, что пророки (святые) многих других народов выступали с аналогичных социальных позиций. И дело тут не в их фактической политической ориентации («древний демократический дух», «враги богатых» и т.п.), а в том, что они имели более тесную связь с Космосом на уровне слабых полей (были экстрасенсами). А Космос требует и от человечества в целом, и от каждого человека в отдельности самоограничения. Например, экстрасенс, использующий свой дар ради узкокорыстных интересов, может быть лишен Космосом этого дара, или умереть раньше времени.