Газетная критика и публицистика ф. Сологуба: проблематика и историко-литературный контекст - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Журналистика 1 232.25kb.
Союз писателей России и литературный процесс Удмуртии 1 179.13kb.
Курт Хюбнер критика научного разума 13 4409.37kb.
Современная неоклассическая теория и критика ее основных понятий... 1 48.31kb.
Образ Алексея Карамазова и проблема свидетельства миру о Христе Богатейшая... 1 112.86kb.
Личность в истории культуры Федор Сологуб информ-блок 2 472.36kb.
С. Н. Труфанов об основных положениях «критики чистого разума» И. 1 272.55kb.
Лекция 6 поведение потребителя 1 Послесловие к предыдущей лекции... 1 136.69kb.
Общеметодологические основы историко-экономической науки 1 99.1kb.
Тема Историко-философское введение 1 61.56kb.
Историко-культурное наследие свердловской области 1 30.68kb.
Рассказ Розы Розенвассер, девочки 12 лет, г. Васильков Киевской губернии... 1 144.52kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

Газетная критика и публицистика ф. Сологуба: проблематика и историко-литературный - страница №1/1



На правах рукописи

ВЕРТАШОВ ДЕНИС ВЛАДИМИРОВИЧ

ГАЗЕТНАЯ КРИТИКА И ПУБЛИЦИСТИКА Ф.СОЛОГУБА: ПРОБЛЕМАТИКА И ИСТОРИКО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНТЕКСТ

(НА МАТЕРИАЛЕ РУССКИХ ГАЗЕТ 1904-1905 гг.)

Специальность 10.01.01 – Русская литература


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2013

Работа выполнена в Отделе русской литературы конца XIX – начала ХХ вв. Учреждения Российской академии наук Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН (ИМЛИ РАН)




Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

Магомедова Дина Махмудовна



Официальные оппоненты:

Павлова Маргарита Михайловна –
доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Учреждения Российской академии наук Института русской литературы (Пушкинский Дом) (ИРЛИ РАН)

Михайлова Ольга Викторовна –


кандидат филологических наук

Ведущая организация:

ФГАОУ ВПО "Казанский (Приволжский) федеральный университет"

Защита состоится «13» июня 2013_ года в _____ на заседании диссертационного совета Д 212.198.04, созданного на базе РГГУ, по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская пл., д. 6.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РГГУ по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская пл., д. 6.
Автореферат разослан «10» мая 2013 года

Ученый секретарь


диссертационного совета С.С. Бойко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
В творчестве крупнейшего писателя-символиста Федора Сологуба на протяжении почти всей его жизни существенное место занимала публицистика. В 1900-е годы Ф.Сологуб систематически печатал небольшие статьи в петербургских газетах. Дебют писателя в этом жанре состоялся ещё в 1886 году, в журнале «Русский начальный учитель», а закончились его выступления в периодических изданиях только с запретом на свободное слово в первые годы Советской власти.

Общий корпус текстов насчитывает более двухсот статей и заметок. Однако до сих пор публицистика Сологуба остается научно не освоенным материалом. До настоящего времени эти тексты не становились предметом специального рассмотрения: не описаны тематические и жанровые особенности газетной продукции Сологуба, почти не проводились сопоставления публицистики с художественными произведениями, не выявлен контекст каждой газетной статьи, необходимый для ее понимания, не ставился вопрос о месте публицистики внутри печатного органа, ее издававшего.

Анализ этого объёмного корпуса текстов позволит проследить динамику идейного становления и самоопределения писателя, точнее уяснить не только эстетическую, но и социально-общественную позицию Сологуба.

Актуальность исследования: Ещё при жизни творчество Федора Сологуба стало объектом пристального наблюдения критики1. В последние два десятилетия детальное изучение эпохи русского модернизма во всей ее сложности и полноте не могло обойтись без обращения к различным аспектам творчества Ф. Сологуба. Большинство идеологически тенденциозных суждений, относящихся к литературному процессу рубежа веков, принятых в советском литературоведении, ушли в прошлое. Сегодня настало время основательного изучения творчества писателя, однако многие материалы из его личного архива в Пушкинском Доме остаются невостребованными. В связи с этим введение новых документов в научный оборот представляется насущной необходимостью.

Сологуб был не единственным символистом, систематически печатавшим публицистические заметки в русских газетах и журналах. В.Я. Брюсов2, Д.С. Мережковский, З.Н. Гиппиус, Д.В. Философов3 не были чужды общественной проблематики, а в некоторые периоды своего творчества активно выступали в печати, касаясь актуальных вопросов повседневной жизни. Изучена эта сторона их деятельности недостаточно, в связи с чем можно говорить о новизне материала, используемого в этой диссертации. Вопрос, касающийся политических и общественных взглядов символистской школы и, в частности, Сологуба, остается открытым и актуальным.



Объектом исследования является период наиболее активных газетных выступлений Ф.Сологуба, который ознаменован его тесным сотрудничеством с газетой «Новости» (с середины 1904-го по 1905 год). За это время было опубликовано около семидесяти статей4 ещё десятки остались неопубликованными.

Ф.Сологуба никогда не изучали как публициста, поэтому основная цель работы состоит прежде всего в том, чтобы на основе ранее не изученного материала, каковым являются газетные выступления писателя 1904 - 1905 годов, выявить его взгляды как политического и гражданского публициста тех лет.

В рамках достижения обозначенной цели предполагается выполнение следующих задач:


  • Описать идейную и идеологическую позицию Сологуба на материале его выступлений в газете «Новости», проследить эволюцию его политических и общественных взглядов, если она имела место.

  • Выявить злободневный контекст, обусловивший выбор тем и дискуссий в газетных статьях Сологуба.

  • Провести сопоставительный анализ газетных заметок Сологуба с его тематически близкими художественными произведениями.

  • Описать жанровые и композиционные свойства газетной продукции писателя, способы подачи публицистического материала.

  • Сопоставить публицистику Сологуба 1904-1905 годов с общественно-политическими выступлениями в периодической печати писателей из его ближайшего литературного окружения.

Для решения поставленных задач необходимо провести классификацию (тематическую, идеологическую и стилистическую) публицистических текстов Сологуба.

Научные методы

В качестве методологической основы исследования использованы методы жанрового анализа критической прозы (Л.П. Гроссмана), анализа символистского текста (Д.Е. Максимова, З.Г. Минц, С.П. Ильева), принципы анализа публицистических текстов, изложенные в работах А.А. Тертычного, В.В. Ворошилова и М.Н. Кима, историко-литературный метод. Кроме того, диссертация опирается на результаты работ исследователей творчества Сологуба и символистской публицистики: М.М. Павловой, Н.Г. Пустыгиной, А.В. Лаврова, Х. Барана, А.Р. Магалашвили и др.



Источники

Газетная публицистика Сологуба никогда не становилась предметом специального изучения. Отдельные статьи Сологуба выборочно опубликованы в Собрании сочинений под ред. Т.Ф. Прокопова5. Однако в целом они плохо известны не только массовому читателю, но и специалистам. Они упоминаются лишь в некоторых работах о русском модернизме6.



В процессе работы был осуществлён сквозной просмотр газеты «Новости» за 1903 - 1905 года и выявлены тексты Сологуба, которые впервые полностью вводятся в научный оборот. Кроме статьи «Почётные попечители», все они были подписаны литературным именем писателя. Также в работе используются ранее не публиковавшиеся материалы (неопубликованные статьи, черновики опубликованных статей) из личного архива Федора Сологуба в Пушкинском доме, фонд № 289. Вместе с тем в работе привлекаются материалы из архива РГАЛИ.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. В публицистике 1904 - 1905 года Сологуб в наиболее последовательной и полной форме изложил свои педагогические воззрения, которые, во-первых, интересны с точки зрения понимания направленности социально-критической мысли писателя, во-вторых, имеют большое значение для интерпретации его художественного творчества. В педагогических статьях Сологуба, постоянно повторялась мысль о необходимости отказа от авторитарных методов управления школой.

  2. Публицистика Сологуба соответствовала леволиберальному направлению печати. С приближением первой русской революции статьи писателя всё более стали отвечать вкусам представителей оппозиционно настроенной интел­лигенции.

  3. Газетная продукция Сологуба по своему содержанию являлась очевидным отступлением от эстетических принципов декадентства, преобладавших в художественном творчестве писателя. На колонках «Новостей», в сущности, мы не встретим текстов, подписанных именем Сологуба, которые по своему характеру вполне могли бы соответствовать «декадентскому мироощущению». Регулярное обращение к короткой газетной заметке, рассчитан­ной на самые широкие круги читателей, расширяло творческое сознание Сологуба, обогащая его новым ценным опытом.

  4. Существует множество перекличек между публицистикой и художественным творчеством Сологуба. В этот период, помимо того, что он активно выступает в прессе, вышли его сборники рассказов «Жало смерти» (1904) и «Книга сказок» (1904), пятая книга стихов «Родине» (1906) и «Политические сказочки» (1906). Некоторые газетные статьи являлись творческой лабораторией для литературных произведений более позднего периода, таких как роман «Заклинательница змей», где история Сергея Афанасьевича Малицына очень похожа на историю, представленную в статье «Довольно жвачки» - о положении деревенских вольных школ. Очевидно, что в газетных заметках (1904–1905 гг.) писателем были тщательно продуманы многие важные сюжетные и идейные линии романа «Творимая легенда». Так, например, обращаясь в романе к русско-японской войне, Сологуб практически цитирует свою статью «Жалость и любовь», или колония Триродова является художественным воплощением идеи Сологуба о создании в России сети учебных заведений закрытого типа, высказанной в статье «Школа за город». Вместе с тем, частые переклички с публицистикой имеют место также в поэзии и малой прозе писателя. Так, статья «Из окна» имеет явные стилистические и смысловые совпадения с рассказом «Утешение», или образ гимназиста из статьи «Приятная беседа» повторяет характерные черты главного героя рассказа «Тени» Володи Ловлёва.

  5. Публицистическая мысль Сологуба находилась в «пограничной зоне», отделяющей и соединяющей журналистику и художественную литературу. Она по своей природе носила синтетический характер и была основана на взаимодействии научных, художественных и эмпирических способах освоения окружающего мира.

Практическая значимость работы заключается в том, что ее основные положения могут быть использованы в вузовских курсах по истории литературы, а также в научном комментарии к изданиям произведений Ф. Сологуба.

Теоретическая значимость работы состоит в разработке проблемы взаимодействия документальных (газетных) и художественных текстов на материале статей и художественной прозы Сологуба.

Апробация диссертации. Основные положения диссертации изложены в трех публикациях, а также представлены в форме доклада на международных научных конференциях: Междисциплинарный круглый стол: «Русская публицистика и периодика эпохи Первой мировой войны: политика и поэтика» (ИМЛИ РАН, Москва, 2012), Юбилейная международная конференция "Федор Сологуб. 1863-2013" (ИРЛИ РАН, СПб., 2013).

Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, включающего 232 наименования, и приложения (тексты газетных статей). Общий объем диссертации 172 с.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении дано обоснование темы диссертации, производится постановка проблемы, определяется актуальность и новизна исследования, формулируется его цель и основные задачи, называются и кратко характеризуются источники, определяются хронологические рамки работы и ее методологические принципы.



Первая глава посвящена вопросам образования и воспитания в публицистике Сологуба 1904 – 1905 годов. Проблемы школы непосредственно касались писателя на протяжении многих лет, его живой интерес к вопросам педагогики был обусловлен личным опытом учителя. В 1900-е годы он часто выступал в либеральной печати как сторонник реформ в области образования и гуманного обращения с детьми.

В начале XX века передовая часть русского общества осознавала насущную необходимость проведений преобразований в сфере народного просвещения, которая была тесно связана с изменением экономического и социального облика России, однако шаги в этом направление правительством предпринимались очень медленно. Многие авторитетные педагоги этого времени (Д.И. Менделеев, Е.М. Витошинский, Я.Г. Гуревич, Ф.П. Еленев, П.А. Капнист, А.В. Клоссовский) серьёзно критиковали классическую систему образования за отсутствие национальной основы, за отсталость от достижений в области педагогики, психологии и физиологии.

Для Сологуба современная ему школа представлялась достойным порождением полицейского государства, ставшим одним из средств сохранения монархического режима. Она вся, по его мнению, была пропитана духом косности, неумелости, разлада и слабости. Подвергнув разоблачительной критике научно-образовательную политику Российской империи, писатель требовал проведения немедленных коренных изменений (реформ), направленных на модернизацию и демократизацию отечественного образования (статья «Полицейская школа»).

В статьях Сологуба (1904 - 1905 годов) было предложено множество практических решений по улучшению школьного образования. Противопоставляя «полицейской школе» - общественную, «абстрактные знания» - реальным, писатель отмечал важность семьи и общества в сфере образования. Понимая значимость правильной здоровой среды в формировании личности ребёнка, он уделял особое внимание воспитанию квалифицированных учителей, способных оказывать положительное влияние на своих учеников (статья «Всему своё место»), выступал за введение гимнастики в образовательный процесс (статьи «Полотно и тело», «Полицейская школа») и за отмену форменной одежды в отечественных учебных заведениях (статьи «Дети в форме»; «Одежды и надежды»).

В газетной публицистике Сологуба вопросы просвещения были тесно связаны с вопросами политическими, идеологическими и социальными. Поднимая проблему всеобщего образования, он подчёркивает, что гимназия как учреждение, должна навсегда избавиться от сословности (статья «На сене»). Решить задачу «всеобщей грамотности» могло только немедленное увеличение количества действующих школ. Средств, которые выделяются из государственного бюджета на школы, недостаточно, поэтому, по Сологубу, необходимо формирование представительного органа власти, состоящего из плательщиков податей и налогов, для обсуждения расходов на народное образование (статья «Довольно жвачки»).

Выдвигая требование о созыве представительного органа власти, Сологуб выступал за обеспечение и расширение гражданских прав и свобод. От педагогических проблем в колонках газеты «Новости» он нередко переходил к политическим требованиям. Реорганизация управления школами, осуществляемая равноправным представительством государственных и общественных институтов, могла демократизировать порядки, принятые в отечественной школе.

Недостаточность государственного финансирования образования отчасти можно было компенсировать благодаря внебюджетным поступлениям из разных источников. Важным связующим звеном между школой и обществом в российской империи во второй половине XIX века являлась должность почётного попечителя при гимназиях и училищах, который избирался учебным начальством сроком на три года, из обывателей, согласившихся делать денежные взносы в пользу школы. Уставы школ предоставляли этим людям вполне определённые способы влияния на ведение учебно-воспитательного дела. Сологуб отмечает, что институт почётного попечительства при малой поправке мог бы принести значительно больше пользы, если изменить способ избрания лиц, идущих в почётные попечители. Многие казённые училища в Российской империи получали большие средства на свое содержание из кармана родителей учащихся, поэтому Сологуб считал, что вместо учебного начальства обязанность назначать почётных попечителей лучше возложить на плечи родителей, тем самым, открыв им вполне определённый способ участия в делах школы (статья «Почётные попечители»).

Являясь сторонником привлечения широких слоёв населения к образованию и управлению образованием, Сологуб одобрительно относился к созданию частных и общественных школ, где педагогика могла бы развиваться относительно независимо от государственных программ и тщательного административного контроля (статья «Школа за город»).

Развитие технического прогресса в начале XX века требовало модернизации школьной программы в сторону «реального образования». Постепенное внедрение в повседневную жизнь точных, естественных и технических наук показало актуальность появления квалифицированных специалистов в новых областях знания. В статьях «Техника в школе» и «Изгнанники» Сологуб выступал за повышение уровня реальных знаний у учащихся, а также за профильное образование. В статье «Борода в гимназии» он писал, что большое количество разных предметов только замедляет процесс обучения, правильное образование должно учитывать характер и наклонности каждого ребенка. В статье «Самый зрелый» Сологуб приводит в пример А.П. Чехова, литературный талант которого по окончанию таганрогской гимназии не был отмечен ее преподавателями.

Говоря в статьях о желательной модернизации отечественного образования, Сологуб определяет четыре точки опоры: его основа – техника, сила – гимнастика, путь – солидарность, цель – свобода. Для того чтобы соответствовать требованием современной жизни школа должна быть технически оснащена, необходимо физическое развитие ее учащихся, в своём управлении она должна стать открытым для общества учреждением, что сделает подрастающее поколение более свободным.

Для Сологуба идеальная школа та, которая учит «без указки», которая в будущем исключит из своего обихода оценки, дипломы, расписания, наказания и форменную одежду, где ученикам «нужны знания, а не аттестаты». Этим стандартам вполне соответствует колония Триродова из романа «Творимая легенда» (1905 - 1912 гг.). Темы многих заметок Сологуба обрели своё художественное воплощение в сюжетных линиях этого романа, связанных с повседневной действительностью. Так, например, предложение об устройстве загородных гимназий в пригородах Петербурга, впервые появившееся у Сологуба в статье «Школа за город», получило художественное воплощение в этом произведении, где писатель создал собственную педагогическую утопию, в которой центральная роль отводится загородной школе частного, закрытого типа.

Многие положительные пункты педагогической программы Сологуба, высказанные им ранее в публицистике 1904-1905 года, находят своё отражение в устройстве триродовской школы. Однако если в своей публицистике писатель стремился ставить и решать задачи сугубо практического характера, то в художественной реальности романа загородное учебное заведение в Просяной Поляне существует как утопический проект. Очевидно, что сам Сологуб относится к нему в силу его художественной природы, скептически, с некоторой иронией. В описаниях усадьбы Триродова постоянно присутствуют элементы фантастики.

Колония Триродова в Просяной Поляне, названием места и организацией учебного процесса напоминает крестьянскую школу, открытую в 1859 году Л.Н. Толстым в Ясной Поляне, где знаменитый писатель осуществлял на практике свои представления о работе педагога. Теоретические взгляды на педагогику и воспитание Л.Н.Толстого, несомненно, оказали существенное влияние на Сологуба, по многим важным вопросам в этой области убеждения двух писателей совпадали.

Вопрос о связи педагогических воззрений Ф.Сологуба и Л.Н.Толстого ещё не разработан в науке. Педагогические статьи Сологуба дают основания для постановки этого вопроса. Об интересе Сологуба к творчеству и личности Л.Н. Толстого свидетельствует его публицистика разных лет. Имя Л.Н.Толстого в разных контекстах упоминается в статьях Сологуба 1904 - 1905 года: «За стихи», «Отвод», «Голос церкви», «Воскресение живых», «Разумейте и покоряйтесь». В статье «Единый путь Льва Толстого», написанной в 1898 году, Сологуб сделал своеобразную попытку целостно осмыслить художественный мир произведений великого писателя в его неповторимости.

Идеи Ф.Сологуба о модернизации школьного образования во многих пунктах перекликаются с «педагогикой ненасилия» Толстого. Оба писателя отвергали насильственные меры воздействия на учеников, обличая искусственность и порочность казённой принудительной системы образования. В своих педагогических воззрениях они чётко разводили образование и воспитание: образовательную функцию возлагая на школу, воспитательную - на семью. Как и Сологуб, Толстой был сторонником общественной демократической школы, открытой для общего пользования.

Отдельное место в публицистике Сологуба отведено проблемам этического воспитания, которые описаны с резким бескомпромиссным осуждением телесных наказаний и других крайних принудительных мер воздействия на ребёнка (статья «Если наказали»). Особенно волновала Сологуба практика экзекуций (статья «Как мальчик»). Детские самоубийства, связанные с практикой телесных наказаний, предстают в публицистике писателя как возмутительная этическая и социальная проблема (статья «Из окна»).

Одной из главных задач правильного воспитания является формирование сильного и энергичного характера у ребёнка, поэтому, по Сологубу, родителям вредно подвергать его излишнему надзору и опеке, трудности закаляют характер. Раскрепощение живых активных сил в теле, по мнению Сологуба, напрямую связано с раскрепощением личности, поэтому воспитание, должно быть основано «на великих началах гимнастики». Идея освобождения и оздоровления человеческого духа и тела от соприкосновения с живыми силами природы имеет место в статьях «Вражда и дружба стихий», «Полотно и тело», «Бассейны мужества».

Любое воспитательное воздействие, по мнению Сологуба, должно быть основано на положительных свойствах ребенка. Доверие к ребенку – основной принцип, необходимый педагогу.



Вторая глава посвящена общественно-политической тематике в публицистике Сологуба. Касаясь наиболее насущных проблем своего времени (русско-японской войны, международного положения России, национального вопроса, революционных событий, проблем цензуры, правовых отношений, общественного самосознания и законности), Сологуб под влиянием политических катаклизмов, связанных с событиями первой русской революции, выступал за немедленные реформы в области идеологии, внешней и внутренней политики, армии и школы, гражданских законов.

Тема русско-японской войны в творчестве Сологуба до сих пор не привлекала должного внимания исследователей, однако, не рассмотрев позицию писателя по отношению к важнейшим политическим и международным событиям его времени, практически невозможно в полной мере представить процесс его идейного самоопределения. Война особенно обострила у писателя Сологуба чувство истории. Являясь современником колоссальных исторических потрясений, он стремился постичь их смысл, найти в них глубинные закономерности исторического развития. Он воспринимал дальневосточный военный конфликт как прелюдию для дальнейших взаимоотношений России, представляющей западный менталитет, и Японии, восточной державы. В таком ключе развивается тема статьи «Харакири».

Общее восприятие русскими символистами Дальневосточной войны находилось в контексте актуализированной ими дихотомии «Запад-Восток», которая развивалась из историософской концепции В. Соловьёва и использовалась в произведениях младших русских символистов (А. Блока, А. Белого) как отправная точка. Историческую роль России в статье «Мир Востока и Запада» В.Соловьёв видел в потенциальном объединении на территории русского государства враждебных ныне начал - «прогресса» и «порядка», Запада и Востока, в лоне единой «Христианской империи».

Для Сологуба вопрос самобытности русского мировоззрения, занимающего пограничное место между Востоком и Западом, был обострён событиями дальневосточной войны. Неслучайно композиция многих его военных статей 1904 года строится на сопоставлении двух мировоззрений: русского и японского. В статье «Коварные пленники» Сологуб выражает восхищение не только «храбростью», но и «культурностью» японцев. В статье «Поведение», он ставит в пример японскую систему образования и отношение к воспитанию детей. Схожие положительные оценки у него получает и японская армия. Вместе с тем, он не верит в окончательную победу одного над другим «равно могучих течений исторической энергии» - христианства или буддизма, - поэтому отстаивает в своей программной статье «Жалость и любовь» идею синтеза.

До начала 1905 года Сологуб открыто выступает за победу и колониальную предприимчивость Российского государства. Призывы к победе звучат в статьях «Международное право», «Робкие таланты» и многих других. Однако к концу 1904 года военная тема у писателя постепенно получает новую интерпретацию, связанную с критикой политического строя. Убедившись в невозможности победить, он ратует за перемирие (статья «Колония на Суматре»). По его мнению, власть, затеяв кровавую войну, не рассчитала своих реальных возможностей и сил. Она не только действует не в интересах народа, но и скрывает свои мотивы и побуждения от последнего (статьи «Воскресение живых»; «Лукавство сравнений»; «Демон несвоевременности»). В статье «Дура-пуля» Сологуб предлагает реформировать русскую армию.

Итоги войны подведёны в статье «Вражда и дружба стихий». По глубокому убеждению писателя, в военное время выходят на поверхность и проявляются скрытые в обыденной жизни глубинные черты общего народного сознания, поэтому успех японского оружия объясняется спецификой национального менталитета.

Не совсем обычно для Сологуба тема войны раскрыта в заметке «Бесенята войны». Здесь автор указывает на огромный разрушительный потенциал, заложенный в технических достижениях военной промышленности, и предостерегает своих читателей от чрезмерного преклонения перед техникой, в результате которого человек может превратиться в раба машин, им же созданных. Впоследствии этот мотив можно встретить в творчестве В.Я. Брюсова в неопубликованных при жизни прозаических отрывках «Восстание машин» (1908) и «Мятеж машин» (1915), где «изображается отрицательный результат успехов технического прогресса и достижений цивилизации».

Следующей важной темой в публицистике Сологуба был национальный вопрос. В статьях «Вмешательство», «С кого начать?», «На сене», «У великого идола», «Международное мнение» - писатель резко осуждал любые проявления межнациональной розни, уделяя особое внимание неравноправному положению евреев. Так кишинёвский погром 6 - 7 апреля 1903 года получил осуждение в статье «Международное мнение».

После кишинёвской трагедии правительство посчитало целесообразным наложить запрет на газетные публикации о погроме, как разжигающие национальную вражду и гнев. Для Сологуба остаётся непонятным, зачем скрывать правду, чтобы не волновать общество. «Манера замалчивать» тревожные известия, по его мнению, вызывает напряжённую атмосферу недоверия между государством и обществом. В статье «Холера и цензура» Сологуб пишет о том, что никакой цензуре не одолеть неустройств русского быта. Знать правду обо всём, что касается его страны - право и обязанность каждого гражданина.

Большинство погромов и гонений на евреев происходили при участии консервативных черносотенных объединений, которые называли себя первоначально «истинно русскими», «патриотами» и «монархистами». Образ мыслей «охранителей» политического и социального строя, для которых было характерно абсолютное недоверие к демократическим ценностям, казался Сологубу пережитком прошлого. Он был сторонником свободы слова, развития либеральных реформ и смягчения нравов в русском государстве.

В статье «Истинно русские люди» писатель изложил свою историческую концепцию национальной идеи России, в основу которой легла мысль об открытости и отзывчивости русских во взаимоотношениях с другими народами. Жившие на обширной равнине без естественных границ восточные славяне, по мнению Сологуба, постоянно сталкивались с соседними народами. На заре своей истории они призвали себе князя «из варяг», приняли веру от греков, склонялись к вечевому укладу государства, бесконечно осваивали новые земли. Источник «мнимо русских начал» он усматривает в последствиях византизма и татарщины.

Развернутая историческая концепция в статье «Истинно русские люди» потребовалась Сологубу, чтобы дискредитировать на колонках газеты «Новости» черносотенное движение с его консервативными воззрениями. Писатель стремился различными способами доказать читателям газеты, что идеи, отстаиваемые «истинно русскими» людьми, полны предрассудков, привнесённых извне, и не имеют под собой крепкой национальной почвы. Помимо прочего, им резко осуждались насильственные способы и средства отстаивания любых воззрений, о чём идёт речь в статье «Разумейте и покоряйтесь».

В статьях, посвящённых гражданской тематике, Сологуб неоднократно обращается к понятию «порядка» и заключает, что общепринятый порядок понимается носителями власти в формах застывших и мертвых. Всё, что не соответствует набору определённых правил, вызывает у них скептическое недоверие. Установление порядка требует принуждения, исключает личную инициативу и самодеятельность (статья «Беспорядок»).

Сологуб был свидетелем начала и развития первой русской революции, за которой он внимательно следил, осознавая важность и беспрецедентность переживаемого исторического момента. В статьях за 1905 год он выступал как выразитель сочувствующих революции слоёв интеллигенции. В его произведениях этого времени (публицистике, политических сказочках и гражданской лирике) соединились гражданская страсть и бич сатиры. Вместе с тем в них появляется образ страдающего, нищего народа, правительственные репрессии изображаются как зло, требующее возмездия, а смерть жертв революции - как героическая гибель, часто жертвенная.

Статьи 1904-1905 годов полны свидетельств о неблагополучии государственного строя и политической системы Российской империи. В этот «переходный период» российской истории для Сологуба было важно не только объективно оценить существующее положение дел, увидеть противоречия интересов, определить их формы, но и найти пути к их разрешению. В эпоху «переоценки ценностей» в его статьях преобладало стремление отчетливо обозначить и обосновать свою идеологическую позицию, придать ей особую воздействующую силу. Доходя иногда даже до агитационной фразеологии, автор этих текстов, однако, никогда не «переходит на личности» и не дает прямых политических оценок. Он сетует на консервативность нравов, не меняющихся даже под напором открытых социальных потрясений, и в категоричной форме выражает своё отрицательное отношение ко всему косному и тормозящему движение жизни. Смысл исторического развития России Сологуб видел в мучительном, но неотвратимом процессе становления гражданского общества, когда «обыватель становится гражданином» (статья «Гражданин и корона»).

Причастность сологубовской малой прозы к газетному миру, ориентированному на широкий круг читателей с его информативными ожиданиями, свидетельствует о живом интересе писателя к общественным процессам в их самых различных проявлениях.

В третьей главе диссертации проведён анализ поэтики публицистических произведений Сологуба. Кроме того, кратко сопоставлена его газетная продукция 1904 - 1905 годов с общественно-политическими выступлениями в периодической печати В.В. Розанова и В.Я. Брюсова.

Называя свои газетные публикации заметками, Сологуб, как можно предположить, хотел подчеркнуть их сжатость и миниатюрность. Одним из главных критериев в решении важного вопроса об их жанровой классификации следует признать тематические ракурсы, «создающие содержательные структуры жанрового типа». Вместе с тем в этих относительно небольших по объему текстах легко сочетались элементы самых разнообразных публицистических жанров, выделяемых в современной науке. В них могли присутствовать черты информационной заметки, очерка, фельетона, репортажа и памфлета.

Следует особенно отметить, что подавляющему большинству сологубовских заметок присуще «очерковое начало», они отличаются свободной композицией, в них своеобразно сочетаются документально-публицистические и художественные методы изображения действительности. Язык публицистики Сологуба обладает синтетической природой: с одной стороны ему глубоко присуще чувственно-эмоциональное начало, с другой - свойственно логико-понятийное.

В каждом отдельном тексте автор поднимал определенную актуальную для своего времени общественную проблему, после чего происходило комбинирование различных типов информации, фактические данные по-разному сочетались с комментариями, доказательствами и прогнозами. Сологуб, как правило, не принимал непосредственного участия в событиях, о которых шла речь, воспроизводя картину происходящего при помощи творческого воображения, поэтому в некоторых случаях он давал точные указания на источники взятой им информации. Фактическая информация обычно имела у него «газетно-журнальное происхождение». Описывая разнообразные явления окружающей действительности, он, как правило, отсылает читателя к информации, взятой им из прессы, или дает комментарии к газетным сообщениям.

Рассматривая различные события, определяя их значимость и причины, Сологуб использовал методы обобщения, детализации, типизации, аналогии, образно-экспрессивного языка. Приводя в своих статьях множество обыденных фактов, он хотел несколько проинформировать своего читателя о тех или иных событиях, сколько дать собственные комментарии известным фактам, и тем самым попытаться определить суть описываемых явлений.

В своих газетных выступлениях Сологуб часто применял метод аналогии, с его помощью устанавливая сходства и различия всевозможных явлений. Композиция статьи «Жалость и любовь» строится на сопоставлении двух типов морали: буддийской и христианской. В статье «Без указки» сравниваются две системы школьного образования: русская и американская. В статье «Дисциплина» писатель обращается к свойствам военной и школьной дисциплины, описывает их сходства и различия. В статье «На сене» автор размышляет о двух различных способах «заботиться о равенстве в правах».

Формальным поводом к написанию каждой отдельной статьи был тот или иной общественный вопрос, поэтому композиция подавляющего большинства публицистических текстов Сологуба строилась в форме вопрос – ответ. В их структуре постоянно присутствовали вопросительные предложения, где нередко задавались риторические вопросы. Каждый конкретный вопрос мог играть роль «информационного повода» и задать границы предмета, о котором должна была идти речь в тексте.

Газетной речи Сологуба также присуща фрагментарность, эскизность, она не обходится без всевозможных отступлений: вставок из библейских сюжетов (статьи «Голос церкви»; «Не хватило цветов»), цитат из русской литературы XIX века, обращений к событиям истории (статьи «Монгольский парадокс»; «Истинно русские люди»), кратких описаний произведений искусства (статьи «Какой простор. Картина Репина»; «Полотно и тело»; «Дрезденские скромницы»).

Раскрытие авторской мысли у Сологуба могло происходить не только аналитическим путём, но и с помощью развёрнутых эмоционально-художественных обобщений и метафорических толкований, когда образные сцепления распространялись на значительные отрезки текста. Так поражение русской армии в Цусимском сражении в статье «Вражда и дружба стихий» объясняется не объективно-рациональными причинами, хотя они косвенно упомянуты, а прежде всего безразличным отношением русского народа к могущественным стихиям природы. В этой статье многозначный образ «могущественной стихии» проходит через весь текст. Другим таким примером является развёрнутое сологубовское сравнение форм государственного быта с сосудом, наполненным водой, в статье «Сосуды разной силы».

На колонках «Новостей» писатель нередко сопровождал свою речь наглядно-образным изображением. Образность в его публицистике чаще всего имеет оценочную функцию. «Высокие» патетические образы свободно взаимодействуют у Сологуба с обиходным языком газетного типа.

Соответствуя подвижным и злободневным установкам газетной печати, статьи Сологуба вместе с тем были пронизаны темами «личного смысла», связь между ними определяется, в первую очередь, посредством авторского начала, в котором проявилась живая индивидуальность писателя, растворённая в элементах структуры и содержания этих текстов. Авторское начало у Сологуба выступает в образе опытного педагога и литератора, организует его газетную продукцию в единое целое, придавая ей внутреннее единство.

Формы авторского вторжения в статьях Сологуба весьма разнообразны. Иногда автор может войти в непосредственный контакт со своими героями. Так, например, происходит в статье «Приятная беседа», где «обычная» история одного «городского мальчика» рассказана через взятое у него интервью, в котором автор дает подробный внешний, а затем и психологический портрет своего героя.

Однако чаще всего Сологуб предстает в роли как бы отстраненного от описываемых событий размышляющего автора, образ которого лишён «иронической поправки». Он разбирает поведение и поступки своих героев, старается понять внутренний смысл их действий и в ходе собственных рассуждений подготовить читателя к определённым выводам.

При этом условный воображаемый читатель мог играть роль оппонента, с которым автор ведет заочный спор по той или иной проблеме, или быть в качестве единомышленника, к чьим убеждениям автор апеллирует. В публицистике Сологуба часто происходило обращение к некому условному собеседнику. Диалоговыми вставками, оживляющими повествование, насыщены тексты почти всех заметок Сологуба. Некоторые статьи полностью написаны в форме свободных диалогов. «Диалогическое начало» постоянно присутствует у писателя как существенный и часто встречающийся элемент языкового стиля. Имитация спонтанной устной речи создает у него «иллюзию обмена мнениями», происходящего между партнёрами по «живому» общению.

С помощью диалогов Сологубу удавалось кратко и ясно выражать различные, а иногда и противоположные точки зрения, изящно давать речевые характеристики героев своих заметок. Включение разговорного языка в небольших по объему газетных заметках способствовало появлению сжатых идиоматических выражений, таких как пословицы и поговорки. Достойно внимания в статьях Сологуба также использование разговорно-бытовой лексики и фразеологии.

В других случаях «поэтическая энергия» в его публицистике возникала при обращении к литературной традиции. Статьи писателя пестрят цитатами из русской классической литературы XIX столетия, в которой он, несомненно, искал духовной поддержки и преемственности. Часто он обращался к хрестоматийным произведениям таких авторов как Гоголь, Пушкин, Крылов, Лермонтов и Некрасов, рассуждал о личности Чехова и Толстого.

Газетной речи Сологуба была присуща фрагментарность, она не обходилась без всевозможных отступлений: обращений к событиям истории, цитат из русской литературы XIX века, вставок из текстов религиозного назначения. В ней преобладало «диалогическое начало», часто использовались разговорно-бытовая лексика и фразеология, что способствовало появлению сжатых идиоматических выражений, таких как пословицы и поговорки.

Газетные заметки Сологуба, написанные большей частью на «злобу дня», существенно отличались по стилю и содержанию от статей, помещавшихся им в журналы. В этих двух руслах своего публицистического творчества писатель решал разные концептуальные задачи. Если газетные заметки писались как своеобразные комментарии к общественно важным событиям своего времени и преследовали идеологические цели, то в журнальных статьях, прежде всего, излагались философско-эстетические взгляды Сологуба, которые, являясь «результатом не только теоретической, но и художественной рефлексии писателя», были связаны с литературными и мировоззренческими течениями модернизма.

Язык журнальных текстов Сологуба, рассчитанный на подготовленного «посвящённого» читателя, как правило, отличался особенной метафорической поэтикой, характерной для символистской критики в целом. Статьи Сологуба, предназначенные для газеты «Новости», ориентировались по большей части на общепонятный, доходчивый язык, соответствующий «газетному миру».

В Заключении подводятся краткие итоги, полученные в результате работы над диссертацией.



Приложение к диссертации содержит полное собрание статей Сологуба в хронологическом порядке, опубликованных в газете «Новости» за 1904 - 1905 годы (всего 82 статьи).

Основные положения работы отражены в следующих публикациях:
Статья, опубликованная в издании, рекомендованном ВАК:
1. Верташов Д.В. Газетная публицистика Федора Сологуба (1904 – 1905) // Вестник РГГУ. – 2011. – № 7: Филологические науки. Литературоведение и фольклористика. – С. 147 – 168.
Другие публикации:
2. Верташов Д.В. Ф.Сологуб о реформе школьного образования // Новый филологический вестник. – 2012. - № 3 (22). – С. 96 – 109.

3. Верташов Д. В. Ф. Сологуб о реформе школьного образования // Вестник развития науки и образования. - 2012. - № 6. - С. 62 - 70.



1 Статья О Федоре Сологубе. Критика. Статьи и заметки. Сост. Ан. Чеботаревская. СПб., 1911.

2 Например, В. Брюсов печатал обозрения международной политической жизни в журнале «Новый путь» в 1903 году.

3 Многие известные статьи Д.В. Философова републикованы в сборниках: Философов Д.В. Загадки русской культуры. М., 2004; Философов Д.В. Критические статьи и заметки 1899 – 1916. М., 2010.

4 См. перечень опубликованных публицистических статей Сологуба в кн.: Библиография сочинений Федора Сологуба. Часть первая. Хронологические перечни напечатанного с 28 января 1884 года по 1 июля 1909 года. СПб., 1909.

5 Сологуб Ф.К. Собрание сочинений: В 6 т. / сост., примеч. Т.Ф. Прокопов. М., 2000 - 2003.

6 Статья Грякалова Н. Ю. Человек модерна: Биография – Рефлексия – Письмо. СПб., 2008. С. 64