Фотография на обложке История Синди - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Фотография на обложке История Синди - страница №1/3

Филипп Дж. Ней, Мари Э. Питерс-Ней.

Уцелевшие от аборта.


Перевод выполнен по благословению Высокопреосвященнейшего Василия, архиепископа Запорожского и Мелитопольского.



Фотография на обложке

История Синди.

Синди1* появилась на свет в результате аборта на сроке 27 недель и была оставлена умирать в подсобном помещении большой городской больницы. Неизвестно, кто вызвал …, но спустя 40 минут после рождения Синди оказалась в детской больнице. В результате травмы преждевременного рождения у нее развился церебральный паралич. Долгое время она провела в детской больнице, затем в нескольких приемных семьях.

В возрасте пяти лет Синди удочерили. Она была очень замкнутым ребенком; безмолвным и незаинтересованным. «Они говорили нам, что она навсегда останется «овощем», - говорит ее приемная мать. Теперь Синди семь лет, и это совершенно другой ребенок. В исполненной тепла семье любящих родителей, полных энтузиазма и нежных братьев и сестер, она превратилась в «лучик солнечного света», как говорят ее мать и учитель. Это самый веселый и любящий человек в семье. Она учится говорить, все больше и больше, поскольку находится в окружении семьи, где все восхищаются ей.

Синди уже спасла жизнь одному человеку. Друг семьи – подросток узнала о том, что ее знакомая девушка решилась абортировать своего ребенка. Она рассказала ей о Синди, счастливом ребенке, которого когда-то оставили умирать. Идея сделать аборт была отвергнута, и ребенок остался жить, чтобы стать одним из нас.

Родители Синди обратились в суд, чтобы получить возмещение за причиненный ей вред. Поскольку вопрос все еще находится на рассмотрении, мы не можем раскрывать всех подробностей; но они надеются, что им удастся добиться финансового обеспечения для Синди, когда она вырастет.

От переводчика
Книга «Уцелевшие от аборта» помогла мне понять многое о моей жизни. Я надеюсь, что она принесет пользу и читателям. Просьба откликнуться на призыв авторов, если кто-то найдет в себе силы и смелость поделиться своим опытом уцелевшего. Прошу вас присылать свои истории и отклики на перевод книги по адресу: biblical@ya.ru, Кириллу Боголюбову. Вы можете также направлять по этому адресу письма, адресованные Филиппу и Мэри Ней, для перевода с русского на английский.

В ближайшее время, надеюсь, данная книга будет издана и в печатном варианте. Просьба пока воздержаться от копирования из уважения к авторам.

Кирилл Боголюбов.

Краткие тезисы о синдроме уцелевшего от аборта для России.
1. Определение: синдром уцелевшего от аборта - это констелляция признаков и симптомов, статистически ассоциирующаяся с теми, чьи родители абортировали по крайней мере одного из братьев или сестер. Ситуация отягощается и осложняется в том случае, если индивидуум, кроме того, испытал дурное обращение в детстве или сам также совершил аборт.

Вы являетесь уцелевшим от аборта:

а) если родители избрали вас для жизни, а Ваших братьев и/или сестер абортировали;

б) если Ваши родители обсуждали вопрос, оставить ли Вас в живых;

в) если шансы быть абортированным в Вашей стране чрезвычайно велики;

г) если Ваши родители когда-нибудь говорили Вам: «лучше было тебя абортировать»;

д) если родители абортировали Вашего близнеца или пытались абортировать Вас.

2. Количество: если 70% беременностей заканчиваются абортом (как обстоит дело во многих странах Восточной Европы), то вероятно, что синдром уцелевшего от аборта будет наблюдаться у 50% всех рожденных в настоящее время. Эта цифра значительно выше для Китая, где исключение могут составлять родившиеся в семьях христиан или людей, имеющих другие глубокие религиозные убеждения. Речь идет о факторе, наиболее глубоко лишающем человека его достоинства и наносящим наиболее серьезную травму его психике: именно таким образом лукавый вербует души в свое царство. Людей, чье человеческое достоинство попрано, ему намного легче сделать своими рабами: а ведь его стремление состоит прежде всего в этом, а даже не в том, чтобы совершалось убийство – ведь творить он не может, а ему нужны служители.

3. Признаки и симптомы: Основной чертой синдрома уцелевшего от аборта является то, что человек чувствует себя незаслуживающим того, чтобы жить. Статистически с ним ассоциируются следующие симптомы:

а) ощущение надвигающейся гибели: мне суждено умереть молодым

б) недоверие к родителям и другим авторитетам, включая правительство

в) экзистенциальная тревога и «Я боюсь, что мне не позволят жить»

г) попытки быть уступчивым и приятным в общении, осуществляемые с целью оставаться желанным, чтоб остаться в живых

д) поведение, связанное с риском и причинением вреда самому себе. Уцелевшие от аборта боятся смерти, но постоянно заигрывают с ней

е) другие люди не рассматриваются как обладающие ценностью по самой своей сути, ценность их определяется относительно их полезности для них

ж) онтологическая вина: не используются время, таланты и возможности для того, чтобы стать той личностью, которой им надлежит стать

з) боязнь иметь детей, отсутствие расположения к тому, чтобы иметь семью, связать себя с другим человеком

и) притягательность для них оккультного.

Пациентам с этими глубокими конфликтами бывает свойственна депрессия, неразрешимое чувство вины, бессонница и ночные кошмары, хронические физические недомогания неясного происхождения, серьезные злоупотребления наркотиками/лекарствами и частые попытки самоубийства, ярость, дурное обращение с супругами и другими членами семьи. Им не помогают принятые методы лечения – как лекарственные, так и психотерапевтические. Интенсивная групповая терапия по методу «Живая Надежда» дает положительные результаты.

4. Последствия: если большинство граждан в государстве составляют уцелевшие от аборта, то есть люди, чье человеческое достоинство попрано, то таким государством тяжело управлять, ведь у них обычно отсутствуют внутренние сдерживающие механизмы и нравственные принципы, им свойственна грубость, нарциссизм и материализм, а также вечное недовольство. Они склонны к жестокости, а в случае тюремного заключения – к рецидивизму. Им понятен армейский стиль отношений, они не боятся убивать или быть убитыми. Поскольку они не хотят иметь детей, совершается прогрессирующая депопулция. Популяционная имплозия [обратное «демографическому взрыву»] ведет к тому, что ни рыночная, ни другие виды экономики, известные человечеству, в таком обществе не работают. На фоне экономического упадка люди становятся все более тревожными, эгоистичными и агрессивными.

Христос может исцелить всех. Он предлагает возможность совместно с ним участвовать в процессе исцеления, чтобы лучше понять, что Он делает и следовательно, Кем Он является. Быть консультантом «Живой Надежды» - значит принимать участие в Божьем исцелении. Этот метод является научно обоснованным, а его эффективность подтверждена статистически.

Филипп Ней.
Введение.

Человеку почти всегда характерно двойственное отношение ко всем вещам. Не в меньшей степени это касается и отношения к жизни. Наравне с другими биологическими видами, человек зависит от экологии, а экологический баланс, каким бы устойчивым и противостоящим натиску враждебных факторов он ни был, может оказаться нарушен разрушительным и необратимым образом. Тот факт, что человек, животное, обладающее самосознанием, испытывает такие сложности в отношении предсказания и избегания катастроф, был загадкой для философов и ученых на протяжении многих поколений.

Трудно сомневаться в том, что человек имеет склонность и способность к саморазрушению. Ослепленный собственным разумом, он не видит ранних признаков того, что находится на пороге еще одного холокоста, несущего страдание и смерть. Он считает себя мудрым, потому что обладает таким огромным количеством знания? Он потребляет огромное количество информации, однако испытывает настоящий страх перед тем, чтобы обнаружить какую-либо истину, подразумевающую, что настоящий преступник – это он сам, а не некий отдаленный, легко отождествляемый злодей. Лучшим козлом отпущения являются невинные и беспомощные. Поэтому миллионы нерожденных детей переживают мучительную смерть, находясь в месте, которое ассоциируется с безопасностью – материнской утробе. Такое бесцельное разрушение ведет к катастрофическим последствиям, которые только-только начинают становиться очевидными.

Истина никогда не была популярна. Возможно, что чем менее популярным является факт или мнение, тем больше в нем истины. Самая непопулярная и политически некорректная истина не может быть утаена на неопределенно долгий срок. В конце концов, она всплывет на поверхность как всеобщий крик отчаяния, хотя бы потому, что она предвещает или выражает страдание. Боль порождает жалобу. Слишком часто она не находит выражения или не бывает услышана до тех пор, пока не становится слишком поздно, чтобы лечить ту опухоль, от которой она проистекает.

Есть люди, которые по чьему-то выбору или по случайности, остаются жить, когда многие другие вокруг них умирают. Однако, их счастливая судьба не вызывает у них радости или благодарности. Эта идея не нова, но она всегда приводила в замешательство. Мысль об убийстве миллионов нерожденных людей, лишенных права голоса и выбора якобы во благо и из терапевтических соображений, если ей честно посмотреть в лицо, приводит в еще большее замешательство. Поэтому неудивительно, что сочетание этих двух неприятных реальностей – аборт и выживание в ситуации, когда многие вокруг умирают, - не только непопулярна, но многими воспринимается как подрывающая некие основы. Когда уцелевшие от аборта были впервые описаны,2 в ответ последовали вспышки ярости, но чаще каменное молчание.

Послушайте все! Игнорируя существование, состояние и лежащие в его основе проблемы уцелевших от аборта, мы создаем опасность для самих себя. Мы можем убивать нерожденных детей и выбрасывать их тела на помойку, чтобы избежать знания о той боли, которую они испытывают и представляют, но их уцелевшие братья и сестры остаются, чтобы напомнить всем нам об этой самой ужасной части нас самих. Не так легко проигнорировать нашу тенденцию превращать пострадавших от в козлов отпущения или отделаться от них поверхностным объяснением. Мало помалу они подводятся своей болью и растущим осознанием причины к тому, чтобы высказать свою жалобу. Хотя мир может не прислушаться к нашему объяснению того, кто они, почему и что с ними происходит, уцелевшие от аборта будут услышаны. Но к тому времени лежащий в глубине гнев, невежество, эгоизм и дегуманизация уже станут причиной таких разрушений человеческой экологии, что возможность восстановления баланса окажется маловероятной.



Являюсь ли я уцелевшим от аборта?

Пациент:


- Доктор, я в отчаянии. У меня почти постоянная депрессия и часто приходят мысли о самоубийстве. Я не могу испытывать радость жизни.

Я знаю, что не использую как следует способности и возможности, которые мне даны. Так было всегда, но теперь в моей жизни вообще не стало никакой радости, и мне действительно совсем плохо. Меня постоянно преследует вопрос, действительно ли я нравлюсь людям, и страх, что меня могут отвергнуть. Я испытываю недоверие по отношению ко многим людям, особенно к своим родителям. Иногда у меня возникает очень странное ощущение, как будто какие-то маленькие духи беспокоят меня. Честно говоря, у меня такое чувство, что я не заслуживаю того, чтобы быть в живых. Что со мной? Я схожу с ума?


Доктор:

- Поскольку Ваше обследование показало, что другие причины Вашего недомогания отсутствуют, то возможно, причина в том, что у Вашей матери был аборт. Если это так, выходит, что Вы – уцелевший. Все Ваши смешанные чувства, сомнения, страхи и саморазрушительные тенденции могут быть объяснены тем фактом, что мать абортировала одного из Ваших братьев или сестер, либо думала о том, чтобы абортировать Вас.


Пациент:

- Возможно, Вы правы. У меня были эти проблемы почти всю мою жизнь. Недавно я узнал о том, что моя мать делала аборт. Долгое время я подозревал об этом. Помню, когда я был ребенком, я слышал, как отец и мать шептались о том, что она забеременела и что им теперь делать? Я был очень удивлен, когда у меня не появилось маленького брата или сестры, но слишком боялся, чтобы спросить, что же случилось. Тема аборта возникла в разговоре, который я однажды случайно услышал. Моя мать говорила своей подруге, что у нее был аборт, и это ей никак не повредило. Но я не вижу, почему меня мог бы беспокоить ее аборт; я убежденный сторонник права женщины на выбор.


Доктор:

- Людей, которые пережили большие потрясения и смерти в своей семье, а также переживших лагеря смерти или голод, часто мучает вопрос, почему они остались в живых, когда другие люди умерли. Похоже, такое явление наблюдается и в том случае, если человек не вполне сознает, от чего именно он является уцелевшим.


Пациент:

- Думаю, мне просто повезло. Я понимаю, что меня тоже могли абортировать. Мое зачатие произошло вскоре после того, как родители поженились, но я знаю, что был желанным ребенком. Я здесь сейчас потому, что меня хотели.


Доктор:

- Мне интересно, как Вы себя чувствуете, зная, что Вы живы, потому что Вас хотят, в то время как Ваш брат или сестра мертвы, потому что их не хотели.


Пациент:

- Это хорошее чувство. Чудесно, когда тебя хотят. Но иногда, даже теперь, я задаюсь вопросом, а что бы произошло, если бы меня не хотели? Что произошло бы, если бы я перестал нравиться людям? Я прилагаю огромные усилия, чтобы пользоваться успехом. Предполагаю, что это потому, что мне необходимо, чтобы меня хотели. Я всегда смотрю по сторонам, чтобы увидеть, как люди реагируют на то, что я делаю. Я не могу быть уверен в ценности моих усилий без того, чтобы кто-то поделился со мной своим мнением по этому поводу.


Доктор:

- Вы упомянули о том, как небезопасно себя чувствуете и задаетесь вопросом, следовало ли Вам быть в живых. Это обычное ощущение у тех людей, которые выжили. Часто они чувствуют, что незаслуженно остались в живых; что человек, который умер, больше заслуживал этого, но умер вместо них. Уцелевшие от аборта задаются вопросом, почему Бог или судьба избрали именно их для жизни. У них такое чувство, что они теперь должны вести какую-то особенную жизнь, чтобы заслужить выбор своих родителей оставить их в живых.


Пациент:

Вы правы. Я чувствую, что на мне лежит это тяжелое бремя: что я должен быть лучшим во всем, чего мои родители могут ожидать от своего ребенка. Это почти как если бы я должен был расплатиться за что-то. Когда я был подростком, я изо всех сил старался угодить им. В конце концов я плюнул на это, ожесточился и стал непослушным. И дело было не в том, что они были недовольны мной, а в этом ощущении того, что я недостоин всей их любви и внимания. Теперь я вижу, что это может быть связано с тем, что я знал, что мой брат или сестра умерли, хотя они не сделали ничего плохого.


Доктор:

Многие уцелевшие от аборта испытывают возмущение от того факта, что они живы только потому, что их «хотели». Их жизнь подвешена на слишком тонкой ниточке.


Пациент:

Меня всегда удивляло, почему я так зол на своих родителей. Они делали все, что могли, чтобы я почувствовал себя желанным, но теперь я понимаю, какую ужасную дилемму они навязали мне. Очевидно, если первое право ребенка состоит в том, чтобы быть «желанным», то становясь нежеланным, он теряет право быть. Когда мать или отец сердились, я чувствовал, что это потому, что они не хотят меня. Помню, мне приходила мысль, что они могут решить избавиться от меня каким-то образом. Неудивительно, что я так много думал о смерти. Мне хотелось бы услышать от них что-нибудь вроде: «Хотели мы тебя или не хотели, добро пожаловать в этот мир.» Еще одна вещь, которая причиняла мне беспокойство в детстве, - это чувство, что мне необходимо все время быть рядом с ними. Как будто я не мог поверить, что если я уйду, то когда вернусь, они будут на месте. Может быть, это потому, что я не был уверен, что они будут продолжать хотеть меня. Догадываюсь, что я не был уверен в их любви ко мне, несмотря на то, что они прилагали такие усилия, чтобы показать это.


Доктор:

У уцелевших от аборта наблюдается определенная тревожная привязанность в родителям. Отчасти эта связанная с ощущением небезопасности привязанность является результатом детских переживаний по поводу того, продолжают ли они быть «желанными». Еще одна причина – в том факте, что многие родители, у которых были аборты, испытывают трудности в установлении связи с последующими детьми. Матери, абортировавшие ребенка, могут также испытывать большие трудности в связи с прикосновением к последующим детям и их грудным вскармливанием. Плохо сформированная связь подвергает детей большей вероятности дурного обращения или пренебрежения. Тревожная привязанность имеет тенденцию развивать в детях «прилипчивость». Чувство, что они должны крепко держаться за своих родителей, ограничивает исследовательскую деятельность ребенка, которая, как мы знаем, необходима для правильного развития образа себя и интеллекта.


Пациент:

Поскольку Вы упомянули об этом, меня всегда интересовало, почему я не мог закончить свое образование или действительно полностью развить свои способности. Я очень пассивно отношусь ко многим вещам. Всегда бросаю дело перед тем, как добиться успеха. Я на самом деле не верю, что могу что-то делать хорошо. Я чувствую себя виноватым, что не развиваю свой потенциал. Когда я был подростком, привязанность действительно была для меня проблемой. Я попал в банду, потому что чувствовал, что не могу рассчитывать на них. Мне казалось, что я недостоин всего того, что давали мне мои родители. Я подозревал, что они пытаются доказать мне свою любовь, в то время как на самом деле возмущены самим фактом моего существования. Я стал употреблять наркотики в основном потому, что мне не нравилось думать о своей жизни, о том, следует ли мне быть мертвым или живым. У меня не было настоящего доверия ко взрослым. Это, конечно же, очень тяжело – не иметь никого, кому ты можешь доверять. Я никогда не мог поговорить с родителями. Мне было необходимо задать множество вопросов – таких, как «Как вы могли убить беспомощного ребенка?» и «Почему вы не абортировали и меня тоже?» Что, все это тоже связано с тем фактом, что я – уцелевший от аборта?


Доктор:

Вы начинаете устанавливать ассоциации. Если ты чувствуешь вину за то, что выжил, ты не можешь полноценно участвовать в жизни. Если ты переживаешь по поводу какого-то события, которое могло прервать твое существование, тебе не до того, чтобы озаботиться составлением долгосрочных планов. Более вероятно, что ты станешь «жить настоящим моментом». Таким образом, в дополнение к тому чувству вины уцелевшего, которое Вы испытываете, у Вас присутствует и онтологическое чувство вины. Вы чувствуете себя виноватым из-за того, что живы и виноватым от того, что не развиваете свою личность.


Пациент:

Временами я чувствую, что живу так, как будто мне вынесен смертный приговор, который отсрочен. Я чувствую, что это я, а не мои брат или сестра, должен был умереть, и теперь какое-нибудь событие неожиданно убьет меня. Иногда я чувствовал себя так ужасно, что хотел умереть. Наркотики не помогали. Я хотел испытать кайф, чтобы убежать от реальности. Казалось, что любое бегство лучше, чем то, что я переживал. Мне интересно, обсуждали ли мои родители возможность абортировать меня. Ужасно ощущать, что они сидели и решали судьбу невинного ребенка, тем более что он не мог говорить или защитить себя. Когда-нибудь я спрошу их, рассматривали ли они возможность абортировать меня. Есть некоторые вещи, которые мне просто необходимо знать.


Доктор:

Судя по тому, как Вы об этом говорите, создается впечатление, что Вы частично осознавали секреты относительно аборта Вашей матери и того, рассматривалась ли возможность абортировать Вас. Я подозреваю, что это были не настоящие секреты, а псевдо-секреты, такие предметы, о которых Вы подсознательно соглашались с родителями, что о них нельзя говорить – вероятно потому, что Вы не хотели их расстраивать. В конце концов, выживание напрямую зависит от того, есть ли у тебя родители.


Пациент:

Это правда. Временами я хотел узнать больше о своей матери и о себе самом, но складывалось такое впечатление, даже не знаю каким образом, что некоторые вопросы могут причинить сильную боль. Она никогда не была особенно сильным человеком. Ее брак с моим отцом был неудачным. Несколько лет назад они развелись и теперь я редко бываю дома. Я просто не хочу быть приводить ее в уныние. Я вообще не знаю, способна ли она к разговору на эту тему. Раньше она, по крайней мере, была в лучшей форме.


Доктор:

Когда не можешь задать самые основные вопросы, касающиеся твоей жизни, то твоя нормальная любознательность относительно многих вещей оказывается подавлена. Я предполагаю, что Вам всегда приходилось тщательно следить за тем, что Вы говорите, чтобы случайно с языка не соскользнуло что-то, что расстроит, испугает или рассердит Вашу мать.


Пациент:

Когда я был ребенком, было много такого, что я хотел знать, но чувствовал, что не должен спрашивать у родителей. Было бы так хорошо, если бы они разрешили мне спрашивать или говорить о чем угодно. Я до сих пор очень осторожен в том, что говорю. Для меня ужасно кого-то расстроить. Свободное выражение собственных мыслей у меня столь подавлено, что я иногда начинаю заикаться.


Доктор:

Я предполагаю, то, что Вы – уцелевший от аборта, повлияло на Ваши чувства в отношении отца.


Пациент:

Вы правильно понимаете. Мне никогда не нравился папа. Он всегда был таким скучным. Он никогда не был по-настоящему со мной. Всегда думал только о своей работе. Он не стал для меня ролевой моделью. А кроме того, я не доверял ему. Как можно доверять человеку, который оставил мою мать именно тогда, когда она больше всего нуждалась в нем, и вследствие именно того, что он ее оставил, она почувствовала, что должна абортировать моего маленького брата? Теперь, когда я больше говорю об этом, я вполне убежден, что это был брат – не знаю точно, откуда мне это известно. Будучи ребенком, я часто играл с воображаемым братом.


Доктор:

Для уцелевших от аборта не необычно иметь воображаемых братьев и сестер или товарищей по играм. Трудности, которые были в Ваших отношениях с родителями в детстве, могли перейти с Вами во взрослую жизнь. Меня не удивит, если вы испытываете трудности с доверием к мужчинам или женщинам, в особенности в таких вопросах, которые они не хотят открыто обсуждать.


Пациент:

Я определенно не доверяю женщинам. У меня было много подружек, но всегда что-то было не так. Предполагаю, я искал чего-то, что женщина могла бы дать мне. Хотя сейчас я состою в счастливом браке, я все еще подозреваю, что если моя жена забеременеет, она может абортировать ребенка, не сказав мне. Есть множество вещей, о которых мы никогда не говорим. Может быть, в ее семье случилось то же самое. Я знаю, что у нее было не очень счастливое детство. Я хотел бы по-настоящему понимать ее. Я не доверяю и мужчинам. Не могу поверить в то, что они способны поддержать женщин в критических ситуациях. Я знаю, что у мужчин нет законного права остановить аборт, но я не понимаю, почему бы им по крайней мере не попытаться вмешаться. Я также могу видеть, почему у меня невысокое мнение о себе самом как о мужчине.


Доктор:

Уцелевшие от аборта часто пытаются защитить своих детей от непредвиденных опасностей и становятся чрезмерно оберегающими.


Пациент:

Это правда. Я подрываю уверенность моих детей в себе, постоянно напоминая им быть осторожными. Я не люблю, чтобы они оставались в гостях у друзей на ночь или даже ездили в летние лагеря.


Доктор:

Если Вы хотите, чтобы у Ваших детей было более открытое и безопасное детство, чем у Вас, я предлагаю в первую очередь перестать говорить им о том, что они желанны. Подчеркивайте тот факт, что им говорится «добро пожаловать в этот мир» такими, какие они есть, желанными или нет.


Пациент:

Это хороший совет, доктор. Надо ли сказать им о том, что бабушка убила их дядю? Подозреваю, что они больше никогда не захотят с ней разговаривать.


Доктор:

Это очень непростой вопрос. Думаю, что на опыте своего собственного детства Вы узнали о том, что не стоит хранить секреты из страха быть расстроенным или расстроить других. В семьях редко бывают настоящие секреты. В основном это псевдо-секреты. Вы теперь понимаете, какой вред ребенку приносит необходимость хранить эти псевдо-секреты. Дети должны получать всю необходимую им информацию, когда она им требуется. Отвечайте на их вопросы, когда они задают их. Вместо того, чтобы рассказывать всю историю целиком, сделайте ее частью повседневного разговора. Полагаю, что первое, что необходимо Вам сделать, - это поговорить об этом со своей матерью. Сначала она может сопротивляться, потом рассердиться, но если Вы будете мягки и настойчивы, думаю, что она будет рада возможности поговорить о ее аборте. Этот секрет был разрушителен для нее так же, как и для Вас. Вероятно, ей понадобится помощь психолога-консультанта. Это затронет и Вашего отца.


Пациент:

Доктор, почему мне так трудно осознавать, кто я?


Доктор:

Если Вы чувствуете вину за само свое существование и боитесь внезапно раскрыть какую-то ужасную тайну, Вам не до того, чтобы задавать вопросы о мире или о себе. Если же Вы не задаете вопросы, касающиеся Вас самих, люди не дают Вам корректирующей обратной связи. Поскольку Вы столь решительно настроены на то, чтобы быть «желанным», друзья чувствуют, что они должны говорить Вам о Вас только все самое хорошее. Можно предполагать, что они чаще говорят Вам то, что Вы хотите слышать, чем то, что Вам нужно услышать.


Пациент:

Я чувствую, что пропустил какие-то очень важные части своего детства. Есть ли шанс как-то наверстать упущенное?


Доктор:

В течение взрослой жизни уже невозможно найти большую часть необходимых составляющих детства. Люди не намерены питать, вести и защищать Вас таким образом, каким это нужно было делать, когда Вы были ребенком. Ваша жена и Ваши друзья не желают быть Вашими родителями. Вам необходимо оплакать потерю детства, которое Вы должны были иметь, и ту личность, которой Вы могли стать. Это намного сложнее, чем Вы думаете.#


Пациент:

Справлюсь ли я со всем этим? Мне осточертели эти саморазрушительные мысли. Я хочу научиться любить. Я хочу знать, кто я такой. Я хочу развить свои способности.


Доктор:

Вы уже положили хорошее начало. Еще многое предстоит сделать и Вы увидите, что все эти внутренние конфликты нелегко разрешить. Я рад, что жена Вас поддерживает. Надеюсь, друзья и священник тоже поймут Вас.


Пациент:

Я беспокоюсь, что произошедшее со мной сказывается на моей семье.


Доктор:

Если это так сказывается на Вас, то конечно, и на Вашей семье. Вам будет необходимо поговорить с ними настолько честно, насколько Вы можете, о том, что значит быть уцелевшим от аборта. Чем лучше Вы осознаете свои индивидуальные особенности и свое значение как личности, тем проще Вашим детям брать пример с Вашего доброго поведения, а следовательно, Вам не придется столько времени тратить на то, чтобы читать им мораль или отчитывать их. После того, как Вы оплачете ту личность, которой Вы могли стать, Вы обнаружите, что она дает Вам больше того, что Вам действительно необходимо, чем Вы видели раньше.


Пациент:

Я хотел бы снять с себя это бремя невозможных ожиданий. На самом деле, я хотел бы, чтобы мои родители забрали их назад. Я больше не могу продолжать чувствовать вину за то, что я жив. Если они разочарованы мной как плохой заменой тому ребенку, которого они абортировали, это не моя вина. Будет трудно простить их, пока они не попросят прощения. Я много раз пытался простить, но это не удавалось. Может быть, мне нужно в письменном виде изложить все раны и страхи, причиной которых они стали, и попросить их извиниться за каждую и каждый из них.


Доктор:

Процесс примирения сложен, но простить и быть прощенным – это важнейшие составляющие Вашего здоровья и благополучия. Я уверен, что Вы понимаете, насколько важно наладить честное и открытое общение с родителями. Так тяжело, когда вы не можете простить друг друга.


Пациент:

Интересно: все эти миллионы детей, у которых, как у меня, братья ли сестры погибли при аборте, выкидыше, родах или несчастном случае. Есть ли какая-то разница в том, как это повлияло на них?


Доктор:

Дети, родившиеся мертвыми, ставшие жертвой выкидыша, погибшие от несчастного случая или даже болезни, стали жертвой обстоятельств, которые никак или почти никак не зависели от их родителей. Абортированные же дети были убиты теми самыми людьми, которые, якобы, любят свои семьи. По этой и многим другим причинам, уцелевшим от аборта намного труднее справиться с тем фактом, что их избрали, чтобы жить.


Пациент:

Должны быть и другие категории уцелевших от аборта.


Доктор:

Да, существует 10 типов уцелевших от аборта. Все они имеют схожие проблемы: чувство вины за то, что они живы, страх быть «нежеланными», трудности в формировании привязанностей, проблемы с раскрытием своего потенциала, беспокойство за будущее, бремя ожиданий, которые они не могут оправдать, проблемы с доверием к родителям, гнев по отношению к власти и другие. Вот эти 10 типов уцелевших от аборта:


1. Дети, у которых был статистически малый шанс пережить беременность. Дети в некоторых восточноевропейских странах меют приблизительно 20%-ную вероятность пережить беременность.
2. Дети, родители которых тщательно обдумывали возможность прервать их жизнь in utero.
3. Дети, у которых были абортированы кто-то из братьев и/или сестер – будь то до ли после их рождения.
4. Дети, которым угрожали абортом. Нередко приходится слышать: «Ты, несносный, неблагодарный ребенок! Я для тебя потею и экономлю деньги, а ты ничего не хочешь поделать со своей жизнью. Надо было тебя абортировать!»
5. Дети, которых из-за их инвалидности, или потому что они «не того» пола, или являются плодом смешанного брака, принято абортировать. Дети с дефектами развития часто задают себе вопрос, абортировали ли бы их родители, если бы знали об их инвалидности.
6. Те дети, которых родители абортировали бы, если бы у них была такая возможность; аборт был предотвращен нехваткой денег, законом и т.д.
7. Дети, чьи родители долго не могли принять решение и откладывали аборт вплоть до того момента, когда было уже поздно.
8. Дети, брат или сестра-близнец которых были абортированы. Между близнецами устанавливаются очень интимные отношения в утробе. Если одного из них абортируют, второй чувствует ужасную потерю и часто испытывает склонность к самоубийству.
9. Дети, пережившие попытку прервать их жизнь при помощи соляного раствора, простагладинов или гистеротомии. У нихнаблюдаются серьезные внутренние психологические конфликты, кошмары, нарушение образа себя страх перед врачами.
10. Те крошечные дети, которые пережили аборт лишь на короткий период времени, только для того, чтобы быть оставленными умирать на холодном столе или быть удушенными персоналом абортария.
Пациент:

Это ужасно. Вероятно, на значительной части живущей сегодня молодежи сказывается то, что они являются уцелевшими от аборта того или иного типа. Как это влияет на наш мир?


Доктор:

Поскольку ежегодно совершается около 60 миллионов абортов, по крайней мере такое же количество людей ежегодно становится уцелевшими. Я подозреваю, что это лежит в основе наблюдающегося семейного и социального кризиса. Убийство беззащитных имеет разветвленную сеть последствий, и если его не остановить, оно приведет к холокосту того или иного рода. Абортирование детей является нарушением хрупкого баланса человеческой экологии.


Пациент:

Надеюсь, мне еще не слишком поздно что-нибудь сделать.


Доктор:

Никогда не поздно попытаться. Независимо от того, удастся ли Вам изменить отношение мира к абортам, Вы можете изменить жизнь некоторых людей. Самое важное, что Вы сами станете более человечным. В конце концов, мы все связаны друг с другом в один жизненный узел. Мы не можем получить выгоду за счет нашего ближнего. Любя его или ее, мы любим сами себя и мы открываем, что жизнь прекрасна.




Это рисунок уцелевшего от аборта. Он изображен находящимся в пучине отчаяния и получающим спасательный трос от Христа.

Научные соображения
10 типов синдрома уцелевшего после аборта
Существует сильное сопротивление идее о том, что люди страдают, когда узнают о том, что их жизнь могли прервать. Однако уцелевшие от аборта существуют. Они не исчезнут просто от того, что о них трудно думать. Их страдания и клинические заболевания должны быть признаны и подвергнуты лечению. Если для этого требуется изменить наши взгляды на мир, возможно, время для этого пришло. В конце концов, если эти наблюдения и выводы верны, миллионы людей испытывают серьезнейшие внутренние конфликты, в результате чего у них развиваются тяжелые заболевания.

В одной из своих предыдущих статей3 я (ФДжН) описал уцелевших от аборта и указал на то, что испытываемые ими конфликты похожина те, которые наблюдаются у людей, у которых кто-то из членов семьи погиб в катастрофе, от болезни4 или во время геноцида. С того времени наблюдения пролили свет на тот факт, что существует по крайней мере 10 типов уцелевших. Их ситуации и испытываемые ими конфликты различны. Однако у всех них в глубине звучат вопросы: должны ли они были остаться в живых? Представляют ли они хотя бы какую-то ценность для кого-то? стоит ли им развивать свои способности? Этих людей нелегко вылечить, но если они испытывают инсайт,** это очень ценно. Похоже, что наилучшим образом они начинают функционировать, когда им удается сублимировать*** свою глубочайшую тревогу в стремление предотвратить то, чтобы новые люди оказались в их ситуации.

Вот 10 типов синдрома уцелевшего после аборта:
Статистические уцелевшие (тип 1)

Это те люди, которые уцелели в тех странах или городах, где существует статистически высокая вероятность, что они были бы абортированы. В большей части Северной Америки существует по крайней мере 25%-ная вероятность быть убитым in utero. В некоторых частях Восточной Европы уцелевший находится в ситуации, когда существовала 80%-ная вероятность, что его жизнь будет прервана до его (или ее) рождения. Если у человека статистически незначительный шанс пережить такое событие, которое уносит жизнь многих ему подобных, то он (или она) действительно является уцелевшим (уцелевшей) и должен рассматриваться как таковой. Хотя многим из этих людей говорили, что они определенно были желанными, они знают о том, что все шансы были против них. Они не понимают, почему им было позволено жить, когда другие умерли. Быть живым потому что тебя хотят – это не обязательно приятный опыт или утешительное знание. Даже детям быстро становится очевидно, что если ты живешь, потому что ты желанен, значит, когда тебя перестанут желать, тебе, возможно, больше не будет позволено жить. Агнесса* утверждает:

Наша страна (Украина) совершает коллективное самоубийство. Когда я смотрю на мое семейное дерево, я осознаю число недостающих людей – тех, кто пропал на войне, был отправлен в лагерь и никогда не вернулся, но больше всего тех, кого убила моя собственная семья. У меня было бы пять братьев и сестер. Мое детство было бы совсем другим. Я не была бы настолько одинокой. Моей семьей стало государство – большой анонимной опекающей семьей. Для меня это была хорошая система, потому что я всегда нуждалась в том, чтобы вокруг меня были люди, иначе я не ощущала, что существую. Однако мои товарищи никогда не могли заменить мне моих братьев и сестер. Мне всегда нужно было соревноваться с другими детьми, стремясь стать первой и быть признанной другими. Предполагаю, вот как все обстояло.
Желанные уцелевшие (тип 2)

Существуют миллионы детей, которые пережили серьезные размышления родителей или врачей на тему того, являются ли они «желанными» и следовательно, должны остаться жить, или же «нежелательными» и быть абортированными. Их родители могли заниматься подсчетами, достаточно ли у них денег, бабушки и дедушки раздумывали, смогут ли они перенести эту обузу, а общество задавалось вопросом, не слишком ли много в мире людей. Возможно, родители делали генетические исследования, чтобы определить, не инвалид ли ребенок и того ли он пола, которого им надо, и в зависимости от этого принимали решение о том, сохранить ли ребенку жизнь. Появляются все новые свидетельства того, что нерожденные дети подвергаются воздействию гормональных изменений, которые являются результатом серьезных конфликтов, происходящих в сознании матери. Также появляются новые свидетельства того, что нерожденные младенцы не только слышат, но и запоминают разговоры, в которых речь идет о них.5 После рождения ребенку неизвестным до сих пор науке способом передается информация о том, что рассмаривался вопрос, позволять ли ему жить.Ребенку, после того как он родился, каким-то странным путем передаются сообщения о том, следовало ли ему позволять жить.6

Мои родители всегда говорили, что хотели меня. Я часто задумывался, а что было бы, если бы они не хотели меня? Я чувствовал, что мне необходимо оставаться желанным. Если тебя хотят – значит ты существуешь.

В течение 14 лет я проходил психотерапевтическое лечение, потому что, будучи ребенком, я каждый год пытался совершить самоубийство. Я не хотел жить. После многих лет психотерапии я обнаружил причину своих мучений. Моя мать хотела абортировать меня, но приехав в абортарий и уже находясь на операционном столе, она изменила свое решение. Не знаю, откуда, но я всегда знал, что есть нечто очень неправильное между моей матерью и мной. Теперь я понимаю, почему я никогда не хотел жить.


Уцелевшие среди братьев (сестер) (тип 3)

Многие дети рождаются в семьях, где были абортированы один или более из их братьев (сестер). Хотя родители верят в то, что детям будет невозможно узнать о них, существует множество клинических примеров, когда дети знают о том, что брат или сестра не пережили внутриутробную жизнь. Одна мать попросила меня (ФДжН) проинтерпретировать сон находившейся в сильном смятении семилетней девочки. Этот сон так встревожил ее, что она боялась ложиться спать. Во сне она пошла на берег реки играть с тремя маленькими братьями и сестрами. Они вместе прорыли туннель в песчаном берегу, который затем обрушился, похоронив всех, кроме нее. Она спаслась. Она не могла назвать мне возраст, имя или пол тех детей. Оказалось, что число беременностей у ее матери превышало количество живых детей на 3, но мать настаивала на том, что дочь никак не могла узнать об этих беременностях, оборвавшихся на очень раннем сроке. В одном исследовании, посвященном влиянию прерывания беременности по генетическим мотивам на семьи, выяснилось, что «даже совсем маленькие дети, от которых скрывалось знание об этих событиях, проявляли определенную реакцию на стресс и отсутствие матери.7

Родители прилагают огромные усилия, чтобы убедить оставшихся в живых детей в том, что они всегда были желанными. То, что их хотели, ведет к тому, что дети изо всех сил стремятся добиться того, чтобы их продолжали хотеть. Они изо всех сил стараются угодить родителям и цепляются за них, чтобы чувствовать себя в безопасности. Но дети должны учиться, опытно исследуя окружающий мир. Они должны быть достаточно уверены в своей связи с родителями, чтобы не бояться быть отдельно от них. Самостоятельное исследование мира – является чрезвычайно важным в обучении ребенка. Поэтому то, что ребенок является желанным, часто затрудняет его интеллектуальное развитие.

«У меня не было права на существование. Я никогда не вышел из детского возраста. Я до сих пор остаюсь ребенком, который пытается найти свое место в этом мире. У меня нет никаких целей. Я не привязан ни к чему, и никогда не чувствовал себя в безопасности в отношениях. Я никогда не чувствовал себя частью целого, но всегда был одинок, и мне что-то угрожало. Моя жизнь и мое существование находились под вопросом. У меня были безумные вспышки гнева и неконтролируемая ярость. Меня приводило в бешенство нечто смутное, что, казалось, угрожало моей жизни. Наверное, то, что я чувствовал такую ярость, и было тем, что угрожало моей жизни. Я хотел детей, но когда они появлялись, я бросал их. Я подсел на наркотики, чтобы убежать от этой реальности. Только теперь, когда мне 55, я начинаю понимать. Несколько лет назад, как раз перед смертью, моя мать рассказала мне, что до моего рождения у нее был аборт. То, что я знаю о внутренних конфликтах, испытываемых уцелевшим от аборта, помогает мне понять и поддерживает меня, потому что теперь я знаю, что я не сумасшедший.


Уцелевшие, которым угрожали (тип 4)

Я слышал, как родители кричали на разочаровывающих их подростков: «Ты никогда не узнаешь, чего мне стоило иметь тебя и не ценишь всех моих усилий. Я могла абортировать тебя.» Даже если такой родитель никогда всерьез не рассматривал возможности абортировать ребенка, вспышка гнева такого рода оказывает большое воздействие на детей, заставляя их ненавидеть родителей и испытывать саморазрушительные чувства. Такие дети чувствуют себя в ужасном долгу по отношению к родителям, который они принимают как тяжкое бремя или злобно отвергают. Они кажутся неспособными испытывать радость жизни, поскольку они чувствуют, что не должны быть живы. Они не занимаются как следует раскрытием своих талантов, и их часто считают ленивыми, иногда агрессивными и нередко проявляющими антисоциальное поведение.

«Мне было 15, когда моя мать в ярости сказала мне, что лучше бы она меня абортировала. Из-за меня слишком много проблем. Вскоре после этого я ушла из дома и стала жить с мужчиной. Мы много пили и начали употреблять наркотики. Моя жизнь больше ничего не значила для меня. Через два года я сделала первый аборт.


Это рисунок 29-летнего мужчины, мать которого сделала 4 аборта. Он стал шахтёром, а потом психологом, он хотел вернуться в утробу и начать сначала, родиться заново.

На этом рисунке он изображает себя исхудавшим и усталым, ползущим вперед по шахте в направлении прохода, за которым находится выход. Там воздух и свет.
Тип пятый: уцелевшие – инвалиды
Современные диагностические техники делают возможным для родителей выбирать только тех неродившихся детей, которые кажутся не имеющими заметных дефектов или детей предпочитаемого пола. Знание о том, что их жизнь могла бы быть прервана, наполняет сердца многих детей, «отстающих в развитии» и инвалидов, жутким страхом.

Они знают о том, что в данный момент прерывается жизнь многих подобных им. Это заставляет их чувствовать себя уязвимыми и стыдиться. Даже когда прилагаются значительные усилия к тому, чтобы дать этим раненым людям чувство собственного достоинства, усилия подрываются множеством подразумеваемых посланий масс-медиа, согласно которым в лучших интересах их родителей или общества им не стоило бы рождаться на свет.

Кэрен, интеллигентная женщина в кресле-качалке по причине церебрального паралича, заявила:

- На данный момент очень трудно жить с инвалидностью. Жизнь – это борьба, каждый день – это борьба. Сейчас, когда я слышу о том, что абортируют людей с тем же самым диагнозом, как у меня, я чувствую страх, самый глубокий страх. В эвтаназии и всем подобном я чувствую, что моей жизни угрожают. Сейчас это не только борьба, я чувствую, что меня преследуют. Я должна быть осторожна. Я чувствую что люди начинают иначе на меня смотреть, почти как если бы они спрашивали:»Зачем ты живешь? Что, неужели в то время не существовало дородовых анализов?!» Можно предположить, что она была рождена до того, как такие замечательные анализы были введены!» Я люблю жизнь и несмотря на это мне стыдно, что я живу. Мне стыдно быть живой, но я люблю жизнь. Я хотела бы не чувствовать на себе эту мощную волну отторжения


Тип 6. уцелевшие благодаря случаю

Есть дети, которых бы абортировали, если бы у матери была возможность получить (сделать) аборт. Таким уцелевшим прямо говорили или косвенно намекали, что им повезло остаться в живых: «если бы я раньше узнала о том, что беременна», или «если бы родители разрешили мне», или «если бы кто-нибудь решился или позволил бы сделать это, я тебя абортировала бы».

Иногда возникают те или иные обстоятельства, мешающие женщине сделать аборт. Существуют свидетельства того, что большая часть женщин, которым что-то помешало сделать аборт, испытывают за это благодарность, как только видят своего прекрасного ребенка. Когда финансирование абортов в США было сокращено, не наблюдалось сколь-нибудь существенного роста материнской смертности по причине «нелегальных» или «подпольных» абортов. Однако есть некоторые возмущенные матери, которые вымещают свое возмущение на ребенке. «Тебе повезло, что ты жив». Несомненно, дети, попавшие в такую ситуацию, чувствуют значительную амбивалентность по отношению к родителям. Они могут сочувствовать своим родителям, находившимся в ситуации такого выбора и гнев на самих себя за то, что остались в живых. Иногда они отвергают и бросают своих родителей. Если им удается найти замену родителям, то со временем у них может сформироваться позитивный образ себя. Если же никто не желает стать им родителями, у них быстро формируется привязанность к какому-нибудь лидеру или банде, и они становятся частью преступного мира.

- «Я услышала, как моя мать говорит своей подруге, что если бы аборты были разрешены, она абортировала бы меня. Для меня это был настоящий шок. Теперь я не верю ей, когда она говорит, что любит меня.

- «Я жив благодаря случайности, или возможно, по милости Божьей».
Тип 7. Уцелевшие благодаря неспособности родителей принять решение
Еще один тип уцелевших – это дети, чьи родители рассматривали возможность абортировать их, но все никак не могли принять решение вплоть до того момента, когда уже было поздно. Позднее, в ходе жизни ребенка, весьма вероятно, что мать укажет ребенку на то, что «мне было бы намного легче, если бы я не родила тебя». В таких обстоятельствах ребенок легко может сделать вывод, что родители все еще ищут возможности убить его. Откладывание решения является выражением универсальной двойственности людей по отношению к новым детям, когда они проходят через кризис инкорпорации.

Нет сомнения, что почти любая беременность создает личностный кризис. На ранних стадиях большинство женщин, по крайней мере в течение некоторого периода, ощущают неуверенность относительно того, хотят ли они этого ребенка именно сейчас. Зачастую они обсуждают выбор: родить и оставить ребенка, отдать его на усыновление или абортировать. Существует примерно 55 факторов, которые женщине необходимо тщательно рассмотреть, прежде чем она будет в состоянии принять рациональное решение. Вероятно, выбор большинства женщин не является рациональным, а совершается под давлением обстоятельств и эмоций. Некоторые женщины позднее сообщают своему ребенку: «Я все никак не могла принять решение, но теперь я жалею, что не абортировала тебя. Моя жизнь была бы намного легче и проще.» Некоторые дети, выросшие в таких обстоятельствах, находятся в плену продолжающейся амбивалентности своих родителей. Иногда они испытывают любовь, а иногда ненависть со стороны своих родителей. Такая двойственность становится частью отношения самого ребенка к себе и к окружающим.





Перед вами спонтанный рисунок трехлетнего мальчика, которого привели к доктору в качестве «трудного» ребенка. Образ самого себя в форме эмбриона – красного цвета, вонзающиеся в него палки – черного и фиолетового. Этот ребенок – уцелевший от аборта.
Тип 8. Уцелевшие близнецы
Несмотря даже на самые современные методы локализации и абортирования ребенка в некоторых случаях одному из близнецов удается остаться незамеченным. Пережившие абортирование своего близнеца чувствуют гнев и горе огромной силы. Один мужчина, близнец которого был абортирован, регулярно испытывает сильнейшее побуждение к самоубийству в годовщину этого события. В настоящее время установлено, что близнецы в утробе общаются, трогают и даже ласкают друг друга. Между ними существуют очень близкие отношения, начиная с утробы, и расставание представляет собой огромную утрату. Когда одного из них убивают, второй переживает тяжелейшее горе в течение длительного времени. Если же речь идет о близнеце, которого ты знал, но никогда не видел, тяжесть почти невыносима.

- «Моя мать абортировала моего близнеца, а затем, через четыре месяца – меня. Я выжил, но в моя жизнь лишена какого бы то ни было смысла. Я стал пить, употреблять наркотики и оказался вовлечен в детскую проституцию. Я ничего не стою. Каждый год в годовщину смерти моего близнеца я совершаю попытку самоубийства. Я знаю, что моей собственной матерью мне был вынесен смертный приговор, и все еще ожидаю, когда он будет приведен в исполнение. Поэтому я всю жизнь хожу по краю. Не могу ни жить, ни умереть. Во мне слишком много гнева. Я ненавижу отца и испытываю глубокую неудовлетворенную потребность в матери.


Тип 9. Уцелевшие при попытке убийства.

Постепенно становится известно о некотором количестве людей, переживших попытку убийства в утробе. Джиана Дженсен пережила аборт, совершенный при помощи солевого раствора. У нее есть некоторые физические увечья, но она живет полноценной жизнью. Свой страх и негодование ей во многом удается преодолеть посредством выступлений в защиту нерожденных детей. В определенный момент жизни ее преследовали ночные кошмары, в которых она видела, как аборционисты пытаются абортировать ее. Анна-Роза Родригез пережила попытку абортировать ее. При этом она потеряла одну руку. Одному мужчине в ходе первичной терапии пришло очень раннее воспоминание, в котором он ощущал сильнейшую тошноту, удушье и находился при смерти. Он сделал вывод о том, что это могло означать только одно. Когда он поговорил об этом с матерью, то узнал, что она действительно пыталась его абортировать. Уцелевшие в подобной ситуации переживают глубокие и мучительные конфликты. «Что заставило мать или отца желать убить меня?» «Значит, мне лучше быть мертвым?» «Она все еще хочет, чтобы я был мертв?» «Как я могу доверять себе?» «Как я могу доверять ей?»

Хелен* выжила при аборте много лет назад. При этом ей не был причинен серьезный физический ущерб, однако ее психика оказалась повреждена, и ей потребовалось как медикаментозное, так и психотерапевтическое лечение. Она утверждает:

Знание о том, что я – жертва неудавшегося аборта, заставляет меня ощущать, что я проявила неповиновение, и на самом деле меня не должно было бы быть здесь; что у меня нет права быть настоящей личностью и иметь свое место в мире. Я ощущаю, что надо мной свершился суд и мне был вынесен приговор, однако он не был приведен в исполнение и это все еще предстоит. Тяжелее всего принять, что тот, кто утверждает, что любит меня, на самом деле пытался убить. Именно по этой причине – обманутого доверия – я была не в состоянии обсуждать эту проблему с моим лечащим врачом. При посещении его мне приходится преодолевать чувства ужаса и паники.


Тип 10. Убитые уцелевшие

Довольно часто аборируемые при помощи искусственных родов на поздних сроках беременности младенцы рождаются живыми. Почти всегда, вне зависимости от их жизнеспособности, их оставляют страдать в одиночестве и умирать на столе или в мусорном ведре. Иногда медсестры получают приказ задушить их при помощи плаценты. Для любого человека является самым тяжелым опытом намеренно задушить несчастные крики голого и беспомощного младенца. Несмотря на то, что жизни этих крошечных уцелевших людей столь коротки, они оставляют неизгладимый след в сознании их убийц. Ни время, ни алкоголь не могут стереть памяти об уничтожении невинных собратьев по роду человеческому.




следующая страница >>