Формальная онтология и искусственный интеллект в. Л. Васюков Э. Гуссерль - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Формальная онтология и искусственный интеллект в. Л. Васюков Э. Гуссерль - страница №1/1

ФОРМАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ И ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ

В.Л. Васюков

Э. Гуссерль (возникновение термина)

Мы обязаны идеей (и термином) формальной онтологии Эдмунду Гуссерлю, который в своих «Логических исследованиях» (1900/01) различает формальную логику, с одной стороны, и формальную онтологию, с другой. Формальная логика имеет дело с взаимосвязями истин (или пропозициональных значений в общем случае) - с отношением выводимости, с непротиворечивостью и общезначимостью. Формальная онтология имеет дело с взаимосвязями вещей, с объектами и свойствами, частями и целым, отношениями и совокупностями. Как формальная логика имеет дело с отношениями выводимости, которые формальны в том смысле, что они применимы к выводам в силу лишь одной своей формы, так и формальная онтология имеет дело со структурами и отношениями, которые формальны в том смысле, что они экземплифицированы, в принципе, всей материей, или, говоря другими словами, объектами всех материальных сфер или областей реальности.

Гуссерлевская формальная онтология основывается на мереологии, на теории зависимости и топологии. Его Третьи Логические Исследования озаглавлены «О теории целого и частей» и состоят из двух глав: «Разница между независимыми и зависимыми объектами» и «Мысли в отношении теории чистых форм целого и частей». В отличие от более известных «экстенсиональных» теорий частей и целого, таких, например, как системы Лесьневского, Леонарда и Гуд-мена, гуссерлевская теория не затрагивает того, что мы могли бы назвать вертикальными отношениями между частями и целым, когда первые охватывают, включают в себя вторые. Скорее гуссерлевская теория касается горизонтальных отношений между сосуществующими частями, отношения, которые придают единство или инте-гральность рассматриваемым целостностям. Проще говоря, некоторые части целого существуют просто рядом друг с другом, они могут быть разрушены или удалены из целого, не нанося ему никакого ущерба. Целое, все части которого связаны исключительно подобными отношениями рядоположенности, называется массой или агре-

305
гатом, или, выражаясь более технически, чисто совокупным целым. Во многих целостностях, можно даже сказать во всех целостностях, демонстрирующих любую разновидность единства, некоторые части находятся друг с другом в формальных отношениях, которые Гуссерль называет необходимой зависимостью (иногда, но не всегда, он говорит о необходимой взаимозависимости). Подобные части, например, отдельные случаи оттенков цвета, насыщенности и яркости, характерные для данного цвета, не могут с необходимостью существовать в целостности данного типа, без ассоциированности с их дополнительными частями. Имеется огромное разнообразие подобных побочных отношений зависимости, порождающих огромное многообразие типов целостности, которые неразличимы при стандартном подходе экстенсиональной мереологии.

Следует подчеркнуть, что Гуссерль в своих работах не использует какой-либо формальный аппарат в современном понимании смысла этого слова. Его исследования представляют собой скорее анализ с целью выяснения интуитивных оснований и понятий для разработки систем формальной онтологии. И не удивительно, что первый раздел работы П. Саймонса «Три эссе по формальной онтологии» носит название «Формализация гуссерлевской теории части и целого» [Simons 1982].

Гуссерлевская формальная онтология становится более понятной, если обратиться к идеям его учителя Ф. Брентано.



2. Ф. Брентано (дескриптивная онтология)

Брентано пропагандировал идею того, что он называл «дескриптивной психологией», дисциплины, которая должна, с одной стороны, дать точное знание структур и категорий ментальной жизни, а с другой стороны, обеспечить эпистемологически достоверные основания других разделов философии.

Эта брентановская дескриптивная психология является, в сущности, дескриптивной онтологией сознания — онтологией ментальных структур. Это влечет тезис о том, что подходящая для каждого рассматриваемого случая форма описания подразумевает нечто вроде таксономии различных видов конституэнт в данной области и различных форм отношений между этими конституэнтами. Возникает нечто вроде установки дескриптивного, или таксономического реализма. Следующий шаг, сделанный учениками и последователями Брентано, в частности Штумпфом, Марта, Твардовским, Мейнонгом, Эренфельсом и Гуссерлем, заключается в перенесении подобной установки в иные области философии. Тем самым мы оказываемся за

306
пределами чистой ментальности и имеем дело уже с некоторым видом дескриптивной общей онтологии.

Внутреннее восприятие — согласно Брентано — является источником нашего знания природы бытия, так же как оно является источником знания природы истины и природы добра и зла. И что-то, что может быть сказано о бытии вещей, которые не воспринимаются во внутреннем восприятии, можно понимать только по аналогии с тем, что мы способны сказать о нас самих как мыслящих субъектах. Отсюда мы получаем также соответствующее трехчленное деление дескриптивной онтологии. Это (1) онтология вещей, (2) онтология состояний дел и (3) онтология оценок.

Онтология вещей возникает, если мы переходим от психологии представления к исследованию непсихологических коррелятов актов представления. Поэтому вещь теперь рассматривается как возможный коррелят представления, включающий простые и сложные смысловые данные. Поздний Брентано в своей онтологии вещей исследует коллективы и пространственные и временные континуумы. Тогда же он приходит и к реизму — доктрине, утверждающей, что существуют только лишь вещи, позднее поддержанному и развитому сначала Твардовским, а затем Т. Котарбиньским.

Онтология состояний дел возникает сходным образом в случае перехода от психологии суждения к исследованию онтологических коррелятов актов суждения. Последние, согласно брентановской экзистенциальной теории суждения, будут иметь следующую первичную форму: существование А и не существование А. (а) «А существует» означает, что А является таким, что каждый, кто судит о нем, очевидным образом должен принять его; (б) «А не существует» означает, что А является таким, что каждый, судящий о нем, очевидным образом должен отвергнуть его;

Наконец, онтология оценок возникает, когда мы переходим от психологии чувств, воли и предпочтения к исследованию онтологических коррелятов соответствующих актов. Еще в своей диссертации, относящейся к 1862 г., Брентано анализирует аристотелевское различение «быть в смысле категорий» и «быть в смысле быть истинным» таким образом, что это можно рассматривать как принадлежащее сфере общей онтологии. Однако без интерпретации взглядов других философов Брентано крайне неохотно формулирует свои собственные онтологические тезисы. Как следствие, по-видимому, гораздо больший вклад в онтологию оценок сделали его ученики, которые использовали психологический анализ Брентано в качестве основы для своих исследований.

307
3. К.Твардовский (развивая Брентано)

Что касается онтологии вещей, то здесь среди других учеников Брентано большой вклад был сделан К. Твардовским. Твардовский был, вероятно, первым из брентанистов, кто рассматривал общую теорию предметов, все еще называя ее метафизикой. Понятие предмета у Твардовского дается совершенно брентановским образом:

«Предмет можно описать приблизительно так: все, что представлено посредством представления, признано либо отброшено суждением, желаемо либо отвергаемо эмоциональной деятельностью, мы называем предметом. Предметы бывают реальными и нереальными, возможными и невозможными. Общим для них является то, что они могут быть или же являются объектом (не интенциональным) психического акта, что их языковым обозначением является называние (в вышеизложенном смысле) и что они, рассматриваемые как род ... находят свое языковое выражение в названии «нечто». Все, что в самом широком смысле есть «нечто», называется, сперва в отношении к представляющему субъекту, а потом также и независимо от него - предметом» [Твардовский 1997, с.78]

4. Н. Коккьярелла (не-гуссерлевская концепция формальной онтологии)

Однако существует и не-гуссерлевская традиция в формальной онтологии, не основывающаяся на мереологии. Следуя аналитической онтологии, формальная онтология определяется как теория бытия с точки зрения формальной логики, т.е. теория бытия в рамках и на языке элементарных формальных теорий. Главным сторонником данной позиции может считаться Нино Коккьярелла. Принимая, в частности, что каждая наука рассматривает свой специфический «способ существования», Коккьярелла утверждает, что формальная онтология изучает различные формализации, относящиеся к систематической классификации всех «способов» или категорий существования в самом общем виде. Обычно каждый «способ существования» подходит для некоторой специфической формальной онтологии и представляет некоторый тип переменных, для которых синтаксическое правило их применения отражает онтологическое правило для данного «способа» существования [Cocchiarella 1974, pp. 29-30]. Тем самым формальная онтология изучает логические характеристики предикации, квантифи-кации по переменным и различные теории универсалий.

Несмотря на отличие от гуссерлевской формальной онтологии, обе разновидности формальной онтологии по большинству вопросов занимают сходные позиции. Само по себе это следует из того факта, что и теория множеств и мереология, используемые для характериза-

308
ции онтологических понятий, представляют собой конкурирующие системы в основаниях математики. Спектр вопросов и понятий, на которых они основываются, в значительной степени обусловлен интересами математики.

Во всяком случае, сегодня принято считать, что вторая из них больше занята систематикой категорий и страт, образующих формальную онтологию, в то время как первая систематически анализирует темы противопоставления вариантов формальной онтологии.

5. Лесьневский

Особое место среди различных систем формальной онтологии занимает система Онтологии Лесьневского, удовлетворющая определению формальной онтологии в смысле Коккьяреллы, в то время как другая егос система - Мереология, надстраиваемая над Онтологией, в точности подпадает под определение Гуссерля. И, фактически, это разделение принимается как само собой разумеющееся во всех исследованиях, касающихся онтологических проблем.

Тонкость, которую следует учитывать в подобного рода рассмотрениях, заключается в том, что Онтология Лесьневского представляет собой как логическую систему, так и систему формальной онтологии. Уникальность ситуации здесь связана с онтологическим смыслом связки «есть», подразумеваемым Лесьневским. По сути дела, теоремы Онтологии Лесьневского — это некоторые онтологические положения, но в то же время это и чисто логические утверждения.

Стандартная семантика обычной логики предикатов задается с помощью понятия модели, представляющей собой некоторое множество с заданной на нем системой отношений и функций. Все что мы можем сказать непосредственно об элементах этого множества, исчерпывается отношением равенства, т.е. мы можем констатировать лишь совпадение некоторых элементов, и ничего больше. Все остальное определяется «внешним» образом, с помощью отношений и функций.

В семантике Онтологии Лесьневского, предложенной 3. Стахня-ком [Stachniak 1981], множество-носитель модели представляет собой булеву алгебру, отношение порядка которой интерпретирует связку «есть». Все отношения и функции должны быть согласованы с этой базисной булевой структурой. Отсюда предметная область семантики обладает как «внешней», так и некоторой «внутренней» структурой, не проясняемой с помощью отношений и функций. Именно ее и можно рассматривать как некоторую формальную онтологию, с одной стороны, предшествующую всякому последующему прояснению свойств объектов, определяемых отношениями, а с другой стороны,

309
эта структура имеет чисто логическую природу, поскольку детерминирована совместной интерпретацией логических связок и связки «есть».

Таким образом, Онтологию Лесьневского можно рассматривать как некий вид систем формальной онтологии, в которой характериза-ция онтологических понятий предполагает не теоретико-множественные и не мереологические термины, но лишь термины исчисления имен (в терминологии Е. Слупецкого). Преимущество такой точки зрения сказывается при расширении диапазона понятий онтологических объектов и отношений между ними.

«Гибридный» характер системы Онтологии Лесьневского, являющейся одновременно и логической системой и системой формальной онтологии, заставляет уделить больше внимания сфере взаимоотношения логики и онтологии, удельному весу логических методов в построении систем формальной онтологии.



5. Онтологика и формальная онтология

В своей вводной статье, открывающей публикацию эссе по формальной онтологии в журнале «Логика и логическая философия», Е.Пежановский определяет онтологию в ее наиболее общей и традиционной форме как теорию того, что есть, теорию бытия. «Она рассматривает полный онтологический универсум, включая все предметы, являющиеся возможными. Два основных вопроса направляют логическое исследование: что возможно и почему? Или в более общем и глубоком виде: каким образом возможно возможное?» И далее: «Ввиду природы этих вопросов онтология является наиболее общей дискурсивной дисциплиной. Фактически, она представляет собой общую теорию возможности. С другой точки зрения, она может рассматриваться как общая теория отношений, общая теория вещей и свойств или теория ситуаций, событий и процессов» [Perzanowski 1994, р. 4]

Так определяемая онтология состоит из трех частей: онтики, он-тометодологии и онтологики. «Онтика посвящена выбору онтологических проблем и понятий, их дифференциации, классификации и анализу; конструированию концептуальной сети данной онтологической теории и формулировке разумных онтологических гипотез. Он-тометодология занимается способами разработки онтологии и их принципами, наряду с методами и типами онтологических конструкций». Согласно Пежановскому, онтологика - это «логика царства онтики. Она касается организации онтологического универсума и пытается описать его механизмы. Онтологика является дисциплиной, ис-

310
следующей онтологические связи, в частности, логические отношения между онтическими положениями».

Рецепт подобной онтологики выглядит следующим образом: берем достаточно интересную (и реальную) онтологическую проблему и пытаемся решить ее теоретически, используя некоторую теорию. С этой целью проводим концептуальный анализ (принадлежащий сфере онтики), определяем подходящие примитивные понятия и проясняем их до такой степени, чтобы быть в состоянии обнаружить разумные аксиомы, затем используем логическую дедукцию и проводим соответствующие семантические исследования. Если метод срабатывает, то мы получаем некоторые теоремы, способные пролить свет на поставленные проблемы.

Итак, резюмирует Пежановский, «онтологика — это просто онтология, полученная путем ответа на онтологические вопросы с использованием логических методов и процедур. Вкратце,... онтологика = онтология / логика».

При подобном определении онтологики возникает возможность не только логического исследования связей между онтическими положениями, но в более широком плане — формального исследования. В сущности уже даже первопорядковое исчисление с равенством получается путем добавления нелогического символа равенства и соответствующих аксиом, описывающих его поведение, к логическому исчислению 1. То же самое относится и к теории множеств, к теории порядка и т.д. По-видимому, следует различать чистую онтологику и формальную онтологию, определяя последнюю как (перефразируя Пежановского) онтологию по модулю формальных систем.

6. Онтологические Типологии

Диапазон формальной онтологии гораздо более широк, чем у онтологики. Достаточно заметить, что согласно приведенным выше определениям онтологика является составной частью формальной онтологии, подобно тому как логической частью любой теории неизменно является классическая логика предикатов (если только не рас-



1 Существует некоторое разногласие по вопросу о том, является ли символ равенства нелогическим знаком. Согласно [Расёва Сикорский 1972, с. 222], «... формализованные теории первого порядка содержат в своем языке некоторый бинарный предикат, который соответствует отношению равенства и называется знаком равенства». С другой стороны, в [Шенфилд 1975, с. 42] находим следующую формулировку: «Функциональный символ или предикатный символ, отличный от =, называется нелогическим символом; остальные символы называются логическими»

311
сматривать неклассические формальные системы, для которых это ограничение не имеет места). С другой стороны, многие онтологические типологии (классификации по онтическим положениям) явно подразумевают нелогические аспекты анализа. Возьмем, например, типы онтологии, приводимые Р. Поли в его книге «Формальная онтология» [Poli 1992, р. 42-43]. Он определяет их следующим образом.



Онтология объектов и свойств. Основывается на номинальной предикации. Восходит от Аристотеля к Мейнонгу как наиболее радикальному ее представителю. Предполагает соответствие между лингвистической и онтической формами (наложение языковой решетки на мир). Лингвистические варианты в перспективе моделирования представлены в работах Карнапа и Робинсона.

Стратифицированная онтология. Описывает мир в категориях зависимости. Первичная внутренняя дифференциация определяется по вопросу принятия или опровержения различия между общей и локальной онтологиями. Случай опровержения различия очень близок к математике. Если зависимость между слоями (стратами) описывается с помощью отношений, то получаем семантику Тарского, если с помощью функций — то Фреге и Чёрча. В случае принятия различия между общей и локальной онтологиями мы имеем дело с правилами зависимости и независимости между различными областями онтологии. Здесь среди наиболее разработанных версий привлекают внимание теория систем, теория катастроф и термодинамика. С философской точки зрения подобной онтологией является феноменологическая онтология, представленная в трудах Гуссерля, Шелера, Ингар-дена и Гартмана.

Онтология событий. Основывается на вербальной и невербальной предикации (Иван говорит, Иван выходит). Ее предметами являются динамические сущности. Можно соотнести ее с современной физикой, в частности, с теорией относительности и квантовой механикой. Среди философов наиболее видные представители такого рода онтологии — Уайтхед и Гегель.

Комбинаторная онтология. Описывает универсум как композицию элементов и комбинацию элементов. Если комбинация является следствием внешних факторов и все элементы комбинируемы, то получаем комбинаторную логику Чёрча и Карри. Если же комбинации детерминируются внутренними факторами, то получаем онтологию, близкую к стратифицированной онтологии. С точки зрения мышления она является плюралистической онтологией. С лингвистической — категориальной онтологией в смысле семантических категорий (иначе интерпретируется как функциональная онтология). Онтология

312


ш
комбинаторного типа была чужда классическому греческому и средневековому европейскому мышлению, но близка арабо-индийской традиции диалектической теологии Калама и мутаззилитов. В Европе классический представитель комбинаторной онтологии — Лейбниц.

Трансформационная онтология. Монистична. Существуют внутренние и внешние трансформации. Плюралистичность достигается только как совокупность состояний или модификаций. Это онтология Спинозы. Подобна геометрической интерпретации релятивистской физики. Не имеет специальных лингвистических коррелятов.

Онтология ментальных конструкций. Описывает ментальную активность непосредственного созерцания, не рассматривает «факты» внешнего мира. Вероятно, наиболее значительным ее представителем является математический интуиционизм Брауэра. Наиболее радикальные ее формы не допускают достоверных лингвистических выражений.

Это несомненно пример далеко не исчерпывающей типологии, поскольку сам Р. Поли далее говорит о том, что возможны и другие типологии на основе иных принципов. Например, мы получаем следующий список оппозиций:



Статическая онтология динамическая онтология.

Однородная онтология стратифицированная онтология.

Модальная онтология немодальная онтология.

Дескриптивная онтология конструктивная онтология.

Лингвистическая онтология экстралингвистическая онтология.

Ясно, что учет всех особенностей и принципов, положенных в основу онтологических типологий, требует рассмотрения, выходящего за рамки чистой онтологики, что и приводит к необходимости формально-онтологического анализа.



7. Онтологические обязательства логических языков

Возникающий здесь вопрос связан с взаимоотношениями структуры языка и онтологических допущений. Известно, что структура языка и мышления связана с допущениями о познаваемом. Это справедливо не только для естественных языков, но также и для искусственных, в частности, для языков логики, несмотря на то, что они более просты, что их структура более прозрачна, и, принимая их, мы заведомо абстрагируемся от ряда моментов. Как пишет В.А.Смирнов, еще Кант «... показал, что онтология как самостоятельная наука о бытии невозможна. Философия не может делать обоснованные утверждения о внешнем мире самом по себе. Означает ли это, что вся философия сводится к теории познания и логике, что все онтологические про-

313

блемы философии являются псевдопроблемами. На этот вопрос мы отвечаем отрицательно. Онтологические проблемы, несомненно, являются правомерными. Однако решаются они не в рамках натурфилософии и не методами, подобными естественнонаучным, а путем анализа познавательных процедур и категориальной структуры мышления» [Смирнов 1987, с. 132]. И далее: «Мы исходим из допущения, что принимаемый язык, используемые познавательные процедуры не безразличны к познаваемому; принятие того или иного языка, той или иной логики вынуждает нас сделать определенные допущения о познаваемых объектах. Одна из задач философии и состоит в том, чтобы установить связь между принимаемыми средствами выражения и рассуждения, с одной стороны, и допущениями об объектах рассуждения — с другой. И не только описать, но и четко сформулировать и обосновать. Конструирование искусственных языков и выяснение содержащихся в них онтологических допущений является хорошим средством изучения проблем онтологии» [Смирнов 1987, с. 132].



8. Формальные языки формальной онтологии

Подобным конструированием формальных языков, требуемых для нужд формальной онтологии, занимаются Б. Смит и К.Маллиган, стремясь при этом избежать «логизации», т.е. стремясь строить языки на совершенно иных основаниях, в отличие от того, как это делается в логике, соблюдая тем самым различие между формальной логикой и формальной онтологией, о котором говорил Гуссерль. Так, в работе [Smith Mulligan 1983] они разрабатывают онтологический язык типа диаграмм Венна, который можно представить следующим образом.






314


(1) Два объекта s и t существуют и они материально перекрываются:

315


Во второй части своей работы они предлагают еще одну версию языка для формальной онтологии, так называемый онтологический язык зависимостей, основные моменты которого можно представить следующим образом.

Онтологический язык зависимостей

Момент = абстрактно выделимые, но материально неотделимые части материальной вещи (от немецкого das Moment, обычно переводимого как «элемент», или «фактор», и контрастирующего с der Moment, обозначающего момент или мгновение времени).

(8)

Суждениеу (специфический ментальный акт суждения, осуществленного Альфредо в некоторый момент) основывается на определенной

316

компетенции (включающей знание языка, в котором J формализовано), которая в свою очередь основывается на Альфредо. (12) Взаимная зависимость



Муж Ганс и жена Эрна взаимно основываются друг на друге. Взаимная зависимость северного и южного полюсов магнита. (13) Реляционная зависимость







I Альфредо и Бернадетто связаны материальным отношением г, которое существует в силу обещания р, чье содержание все еще не реализовано.

Материальное отношение состоит, в сущности, из требования (с) Бернадетто к Альфредо, взаимно основанное на обязательстве (о) со стороны Альфредо по отношению к Бернадетто.







Момент цвета не может существовать иначе как цвет некоторого момента визуального диапазона, который в свою очередь не может существовать иначе как носитель некоторого цвета.

Каждый момент цвета выражает конститутивный момент оттенка, яркости и насыщенности. Оттенок цвета не может по своей природе существовать иначе как ограниченный некоторой яркостью и насыщенностью; яркость и насыщенность не могут существовать иначе как ограниченные некоторым оттенком.



318

«

Момент тона зависит от некоторого момента темпорального диапазона (каждый актуально существующий тон имеет некоторую длительность).



Тон также проявляет конститутивные моменты (высота, тембр и громкость), взаимно зависящие друг от друга.



9. Формальные онтологии и языки для искусственного интеллекта

Очевидным образом нет никакой необходимости использовать лишь графические языки типа диаграмм Венна для разработки более гибких языков, пригодных для целей формальной онтологии. Одним из принципиально иныъх подходов заключается в разработке или расширении языков программирования с помощью чисто онтологических понятий. Потребность в подобных языках давно уже начала

319
ощущаться разработчиками систем искусственного интеллекта. Приведем краткое описание некоторых из существующих языков формальной онтологии в рамках систем искусственного интеллекта.

a) GOL

Достаточно сложный язык был представлен Б. Смитом, Б. Хеллер, X. Херре и В. Дегеном в проекте GOL (General Ontological Language -Общий онтологический язык) в 2001 г. [Degen et al 2001]. Этот язык по замыслу разработчиков призван был служить цельям медицинской диагностики.

Каждая база данных компьютера, отражающая некоторую часть предметной области, обязана, по их мнению, использовать специальную онтологию верхнего уровня, которая описывает наиболее общие, независимые от особенностей работы компьютера, категории реальности. Предлагаемая Смитом и другими авторами онтология верхнего уровня служила основанием для базы знаний моделирующего языка GOL (предназначенного для нужд медицинской диагностики). В отличие от других проектов подобного рода онтология GOL не является теоретико-множественной. Недостатком использования такого мощного средства как теория множеств, является то, что множества чересчур абстрактны, они существуют вне времени, пространства и причинности. Это заставляет дополнять теоретико-множественный аппарат различными средствами, удобными для компьютерных исследований.

В данном проекте исходные сущности реального мира разбиваются на множества и урэлементы, а затем вводится несколько новых онтологических отношений между этими урэлементами. Урэлементы разделяются на индивиды и универсалии, и таким образом всего возникает три базисные категории: индивид, универсалии и множества. Индивиды, в свою очередь, разделяются на моменты, субстанции, хроноиды, топоиды и ситуоиды. Предикаты Мот(х), Subst(x), Chron(x), Top(x), Sit(x) определяются очевидным образом.

Субстанции представляет собой то, что может существовать само по себе, или не нуждается в другой сущности для своего существования. Примеры субстанции: я и вы, луна, теннисный мяч. Моменты, по контрасту, представляют собой сущности, которые могут существовать в других сущностях (например, как электрический заряд в проводнике). Моменты включают в себя действия и страдания, рукопожатие, мысль и т.д. Некоторые моменты являются одноместными качествами, например, цвета или температуры. Но существуют также относительные моменты, например, поцелуи или беседы.

320
Ситуоиды интуитивно означают часть мира, которая может пониматься как когерентное целое и не нуждается в других сущностях для своего существования. Например: поцелуй Джоном Мэри в некотором окружении. Этот ситуоид содержит субстанции «Джон» и «Мэри» и относительный момент «поцелуй», который связывает их. Сами по себе эти сущности в изоляции не образуют ситуоид, мы должны добавить некоторое окружение, чтобы получить некоторое целое.

Специальным типом ситуоидов являются ситуации. Это ситуоиды во времени, так что они представляются собой моментальный снимок некоторого фрагмента мира.

Хроноиды и топоиды являются примером универсалий Время и Пространство. Хроноиды можно понимать как темпоральные длительности, а топоиды как пространственные регионы, имеющие некоторую мереотопологическую структуру. Согласно одно из версий данной теории хроноиды и топоиды не имеют независимого существования, в каждый момент своего существования они зависят от ситуации, в рамках которой они оформлены.

Отношения являются сущностями, которые склеивают вместе вещи реального мира. Каждое отношение имеет определенное количество аргументов, которые служат для связывания. Допускаются отношения с неопределенным количеством аргументов. Отношения делятся на классы, называемые материальными и формальными соответственно. Важное формальное отношение называется поддерживающим отношением. Тот факт, что отношение поддерживается непосредственно достаточен для предотвращения регресса: поддерживание поддерживается непосредственно. Среди других отношений можно выделить базисные отношения: неотделимость, тернарное отношения бытия чьей-то частью, конкретизация, обрамление, отношение содержания, ассоциации и т.д.

Наряду с этим водятся также процессы, представляющие собой переход от одной конфигурации к другой внутри некоторого ситуо-ида. Проблему составляет введение отношений эквивалентности между ситуоидами.



6) KIF

Другим известным проектом является KIF (Knowledge Interchange Format - Формат обмена знаниями), представляющим собой формальный язык для обмена знаниями между компьютерными программами, написанными разными программистами в разное время и на различных языках. Онтология этого проекта [Genesereth Fikes 1992] принимает в качестве самой широкой категории категорию объекта. Это понятие достаточно широко: объекты могут быть кон-

321
кретными (напр., кусок скалы, Ницше, молекула) или абстрактными (понятие справедливости, число два), объекты могут быть простыми или сложными, и даже фиктивными (напр., единорог). Принимается деление на индивиды и множества. Множество представляет собой совокупность объектов, индивидом является объект, не являющийся множеством. Функции и отношения вводятся как множества конечных списков. Онтологический базис KIF слабее базиса GOL. KIF можно понимать как теоретико-множественную часть GOL.

в) высокоуровневая онтология Рассела и Норвига

Наиболее общими категориями здесь [Russell Norvig 1995] являются категории абстрактных объектов и событий. Абстрактные объекты разделяются на множества, числа и репрезентирующие объекты.

События можно классифицировать как интервалы, места, физические объекты и процессы. К сожалению, нет четкого различия между множествами, универсалиями и индивидами. Нет также категории формальных отношений. Класс универсалий (называемых здесь «категориями») является подклассом класса множеств. Событием в онтологии Рассела-Норвига является то, что они называют «куском» частного универсума темпоральным и пространственным измерением. Интервал - это событие, включающее в себя как подсобытия все события, произошедшие в данный период времени. Подобные интервалы можно, в некотором смысле, понимать как ситуоиды. Но разница в том, что GOL-ситуоиды являются частью реального мира, которые рассматривается как некоторые целостности.

г) высокоуровневая онтология Соувы

В онтологии Дж. Соувы [Sowa 2000] также нет четкого разделения между множествами, универсалиями и индивидами. Его интересует главным образом различие между классами и единичными сущностями. Учитывая, что эти понятии интерпретированы в KIF, их можно понимать как соответствующие тому, что в GOL названы множествами и урэлементами. Имеются следующие двуместные примитивные отношения: иметь, быть примером чего-л., быть подклассом чего-л., быть темпоральной частью чего-л., быть пространственной частью чего-л. Отношение «быть примером» интерпретируется отношением принадлежности, а онтологический статус отношения «иметь» совершенно неясен. Онтология Соувы использует два эпи-стемических оператора пес и poss, которых нет в KIF. Однако, к сожалению, вновь неясен онтологический характер этих операторов.

д) LADSEB

В [Gangemi et al 2001] и [Guarino 98] описываются некоторые принципы высокоуровневой онтологии проекта LADSEB. Формальные от-

322
ношения в рамках LADSEB рассматриваются как отношения, которые могут возникать между сущностями во всех материальных сферах. Примеры формальных отношений, рассматриваемых в [Gangemi et al 2001] включают в себя конкретизацию, принадлежность, частичность, связь, местоположение и расширение, а также зависимость. Формальные свойства включают конкретность, абстрактность, экстенсиональность, единство, множественность, зависимость и независимость. Конкретность, принадлежность и частичность являются базисными отношениями в смысле GOL.

e) SUO

SUO представляет собой проект, спонсируемый IEEE с целью дальнейшей разработки «Стандартной высокоуровневой онтологии», основанной на KIF [SUO 2001]. Этот проект разрабатывается для обеспечения определениями от 1000 до 2000 терминов общего назначения таким образом, чтобы создать общую структуру для онтологии низкоуровневой области достаточно большого размера и более специфического диапазона. В сущности SUO представляет собой консервативное расширение высокоуровневой онтологий Дж. Соувы и Рассела-Норвига, получаемого путем добавления большого количества новых понятий.

Развитие высокоуровневых онтологий, хорошо обоснованных и аксиоматизированных, является несомненно важным шагом на пути к обоснованию формальной онтологии в информационных системах. Каждая уровнево-специализированная онтология в качестве своих рамок должна иметь некоторую онтологию высшего уровня, которая описывала бы наиболее общие категории реальности, не зависящие от уровня рассмотрения.

323
ЛИТЕРАТУРА

[Смирнов 1987] Смирнов В.А. Логические методы анализа научного знания. М.: Наука, 1987.

[Твардовский 1997] Твардовский К. Логико-философские и психологические исследования. М.: РОССПЭН. 1997.

[Cocchiarella 1974] Cocchiarella N. Formal Ontology and the Foundations of Mathematic // Bertran Russell Philosophy / G Nakhikian (ed). Duckworth, London. 1974. pp. 29-46.

[Degen et al 2001] Degen W., Heller В., Herre K, Smith B. GOL: A General Ontologi-cal Language // Ошибка! Недопустимый объект гиперссылки. et al 2001] Gangemi A., GuarinoN, Masolo C, OtramariA. Understanding Top-level Ontological Distinctions // Technical Report 04/2001, LADSEB-CNR.

[Genesereth Fikes 1992] Genesereth V.R., Fikes R.E. Knowledge Interchange Format, Version 3.0, Reference Manual. Logic Group Report Logic-92-1, Computer Science Department, Stanford University.

[Guarino 98] Guarino N. Formal Ontology and Information Systems // Ajhvfl Ontology in Information Systems. Proceedings of FOIS»98, Trento. Italy / N. Guarino (ed.), Amsterdam, IOS-Press.

[Perzanowski 1994] Perzanowski J. Ontologic // Logic and Logical Philosophy. No 2. 1994. P. 4.

[Poli 1992] Poli R. Ontologia Formale. Genova. Marietti. 1992.

[Russell Norvig 1995] Russell S, Norvig P. Artificial Intelligence. Prentice Hall. 1995.

[Simons 1982] Simons P.B. The Formalization of Husserl»s Theory of Wholes and Parts // Parts and Moments. Studies in Logic and Formal Ontology/B. Smith (ed), Munich: Philosophia, 1982. P. 113-159.

[Smith Mulligan 1983] Smith B. and Mulligan K. Framework for Formal Ontology // Topoi,v.2.1983. P. 73-85.

[Sowa 2000] SowaJ. II http://bestweb.net/sowa/ontology/toplevel.htm.



[Stachniak 1981] Stachniak Z. Introduction to model theory for Lesniewski»s Ontology. Wroclaw, 1981. [SUO2001] http://suo.iee.org.

324