Эмоции в русской истории и культуре - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Рассказы из Истории Русской Церкви 36 7440.12kb.
Беседа «Наши эмоции и чувства» 1 23.82kb.
Категория ”гендер“ в изучении истории русской литературы Евгения... 1 107.84kb.
Интегративный подход в работе с травмой террора средствами игровой... 1 274.59kb.
План: Эмоции и чувства 1 104.98kb.
Метафизика русской литературы льва шестова 1 586.85kb.
Образ женщины в русской культуре 7 2 466.51kb.
Программа курса повышения квалификации по истории и культуре ислама 1 212.03kb.
Программа курса повышения квалификации по истории и культуре ислама 1 156.62kb.
Почему мы слушаем грустную музыку? К проблеме отрицательных эмоций 1 337.11kb.
Из истории возникновения обновленческого раскола в Русской Православной... 1 168.1kb.
Рабочая программа дисциплины междисциплинарные подходы к изучению... 1 224.15kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

Эмоции в русской истории и культуре - страница №1/1

Эмоции в русской истории и культуре
Call For Papers
Эмоции – одна из самых могущественных сил в истории и культуре. В то же время, к ним очень трудно найти научный подход. Когда гуманитарные и социальные науки в конце 1930-х гг впервые обратились к исследованию чувств, они рассматривали эмоциональную жизнь как универсальную и вневременную. Например, в своей книге «Процесс цивилизации» (1939) Норберт Элиас представляет модернизм как процесс контролирования аффектов, но не учитывает того, что сам аффект - это сконструированная категория, которая меняется с течением времени.

Точно также Люсьен Февр считает, что хотя чувства имели место в истории и потому заслужили войти в историографию, своей собственной истории чувства не имели (см. его знаменитую статью «Чувство и история: Как реконструировать эмоциональную жизнь прошлого», 1941). Эта универсалистская парадигма была подвергнута сомнению в 70-е гг, когда северо-американские антропологи обнаружили удивительное разнообразие выражений чувств в различных культурах. В своей работе Неестественные чувства: Повседневные настроения на одном атолле в Микронезии и их вызов западной теории (1988) Катерина Лутц показала, что плач мужчин из племени Ифалук является не столько выражением скорби, сколько средством обозначения социальной дифференциации: чем выше статус собеседника в социальной иерархии, тем больше слез проливает Ифалук. Из этого наблюдения Лутц заключает, что «эмоциональное переживание не только не является докультурным, но в высшей степени зависит от культуры» (с. 5).

В конце 80-х гг произошла новая смена парадигмы. Открытия таких базирующихся на эксперименте естественных наук как нейробиология и когнитивная психология начали подвергать сомнению социально-конструктивистский, культурно-релятивистский подход, который доминировал в течение предшествующего десятилетия. Естественные науки затронули все вопросы гуманитарных наук и дали толчок к возрождению универсализма. В последующие годы первоначальный энтузиазм по поводу применимости естественных наук в гуманитарной сфере уступил место более трезвому отношению. В работе Навигация чувств: начала истории эмоций (2001) Уильям Редди предлагает синтетический подход, в котором объединены результаты конструктивистской антропологии и универсалистских естественных наук. Опираясь на этот подход, он развивает наиболее полную теорию истории эмоций, имеющуюся на сей день.
Научные исследования эмоций сейчас в самом разгаре; уже неоднократно констатировался «эмоциональный переворот» в гуманитарных науках. Этот «эмоциональный переворот» как раз начал достигать русистики. Цель нашей франко-немецко-русской конференции состоит в том, чтобы связать воедино текущие работы о чувствах в русской истории и культуре, предложить новые интерпретации существующих текстов, образов, музыкальных произведений и т.д. в «эмоциальной» перспективе и породить новые исследования в этой интересной новой области. Мы сознательно поощряем исследование всех периодов истории. Географический фокус конференции охватывает широко понятое гео-культурное пространство бывшего Советского Союза.
Далее следует перечисление возможных тем для статей:

– Репрезентация чувств в культуре. Как «культурные тексты» (произведения литературы, театра, кино, живописи, музыки и т.д.) репрезентируют чувства? Какова связь между этими репрезентациями и конструкциями эмоций в других сферах, к примеру, в естественных науках (психология, медицина)? Какое влияние оказали переводы и культурный обмен (к примеру, с Западной Европой) на репрезентацию эмоций в России? И как Россия, в свою очередь, влияла на культурную репрезентацию эмоций в других странах?

– Эмоциональный отклик на культурные тексты. Какие эмоциональные реакции вызывают культурные тексты у рецепиентов культуры? Какие методи использовали писатели и другие деятели исскуства, чтобы вызвать те эмоциональные реакции, которые входили в их замысел? Иными словами, какую пользу может принести включение чувств в анализ рецепции культуры, в частности, в социологию чтения?

– Генеалогия эмоций. Многие эмоции были до определенной степени «немыми» сущностями – скорее физическими, нежели вербальными, их скорее «чувствовали», нежели выговаривали. Как проpвалось это молчание? Почему, например, солдатский страх едва ли играет роль в записях о войне 1812 года, но встречается очень часто в дневниках и мемуарах времен Первой Мировой Войны?

– Эмоции как объект научных исследований. Как разные дисциплины (психиатрия, философия, этнография) превращают эмоции в объект научного исследования? Каким образом – и с помощью каких стратегий, маневров и операций – научные исследования конституируют эмоции в качестве «реальных» сущностей, и как именно?

– Бесстрастная страсть: научные открытия и чувства. С начала XIX столетия науки позиционировали себя как объективные, непредвзятые и основанные на эмпирических фактах – короче говоря, как свободные от эмоций. В тоже время, что парадоксально, лихорадочная увлеченность определенной областью исследований считается позитивной характеристикой ученого. Внимательное чтение так называемых объективных научных изложений или теорий может открыть, как чувства все же находят свой путь в научные тексты.

– Формирование обществ на основе эмоций. Множество национальных, этнических, гендерных и религиозных обществ утверждают, что их объединяет особый эмоциональный стиль или присущие им внутренне эмоциональные качества. Славянофилы XIX века думали, к примеру, что у них больше «души» и что они более чувствительны (причем чувствительны на особый лад), чем западники. Что можно сказать о конструкции идентичности на основе эмоций в разных обществах? Какое значение имело дистанцирование от предполагаемых антиподов, или какую роль играл «другой» в этих конструкциях идентичности?

– Контроль аффектов и «процесс цивилизации». Если принять тезис Норберта Элиаса, что Новое Время означает контроль эмоций, то какой вклад может внести в эту теорию специфический путь России к Новому Времени?

– Эмоции в истории концепции (Begriffsgeschichte). Каким образом возможно диахронически описать меняющуюся семантику понятий чувств («хандра», «тоска», «любовь»)? Почему происходят семантические сдвиги?

– Воспитание чувств. Каким образом внушаются эмоциональные нормы различными социализирующими учреждениями – от семьи и друзей до школы и партии? Как возникают пересечения и конфликты с эмоциональными нормами других контекстов; каково, иными словами, взаимное влияние разных «эмоциональных режимов» (Уильям Редди) и «эмоциональных обществ» (Барбара Розенвейн)?

– Эмоции и исторические действия. Каким образом эмоции влияют на человеческие действия, например, во встрече двух глав государств или во время битвы на войне? Как можно подойти к этому вопросу, учитывая, что эмоции часто выражают косвенно и опосредованно?

– Эмоции и историческая память. Когда время превращается в историю, то оно вспоминается часто по-разному эмоционально окрашенным. К примеру, в официальном советском дискурсе 1930-х гг 1935 год был годом радости (ср. выражение Сталина: «Жить стало лучше, товарищи, жить стало веселее»), тогда как 1937 год отличала атмосфера общего ужаса и конкретного страха врагов. Как временные единицы получают эмоциональные эпитеты? Какие последствия это имеет? Как, например, сформировались поколения, которые вспоминают поздний Советский Союз как время эмоциональной «теплоты»? И что означает «теплота» в этом контексте?


Организационная информация
Организаторы подали заявку на финансирование в Centre franco-russe en sciences humaines et sociales de Moscou (CFRSHS), а также в Deutsches Historisches Institut Moskau (DHI). В предвосхищении того, что заявка будет одобрена, конференцию планируется проводить в помещениях CFRSHS и DHI в Институте научной информации по общественным наукам Российской Академии Наук (ИНИОН РАН) в Москве. В этом случае спонсирующие учреждения оплатили бы расходы на поездку и проживание участников.
Дата конференции: 2-5 апреля 2008.
Заявка на русском или английском языке должна содержать Ваш электронный адрес, институциональную принадлежность, название и описание предполагаемого доклада (максимально 500 слов). Заявки принимаются только в электронном виде по адресу:

emotionshistory@mail.ru Последняя возможность прислать заявку – 1 июля 2007.
Отбор участников состоится не позднее сентября 2007 г. Участникам будет предложено выслать ранее не опубликованные и не находящиеся в процессе публикации доклады в форме статьи (не более 10.000 слов) на русском или английском языке не позже 1 февраля 2008 г. Доклады будут разосланы участникам с тем, чтобы было достаточно времени на ознакомление с ними до начала конференции.
Доклады будут сгруппированы тематически. На презентацию доклада во время конференции отводится 15 минут. Каждая секция будет иметь модератора – одного из участников конференции, который будет вести заседание и кратко комментировать выступления. Конференция состоится на русском языке – без переводчиков.
После конференции авторы получат возможность переработать свои статьи для сборника, который планируется опубликовать в 2009 году.
Мы с нетерпением ждем Ваши тексты!
Организаторы конференции:

Marc Elie, Ph.D. (Франко-российский центр гуманитарных и общественных наук в Москве) (marc.elie@inion.ru)



Jan Plamper, Ph.D. (университет Тюбинген) (jan.plamper@uni-tuebingen.de)

Prof. Dr. Schamma Schahadat (университет Тюбинген) (schamma.schahadat@uni-tuebingen.de)