Электронное научное издание «Труды мгта: электронный журнал» - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Электронное научное издание «Труды мгта: электронный журнал» 1 34.35kb.
Электронное научное издание «Труды мгта: электронный журнал» 1 145.74kb.
Электронное научное издание «Труды мгта: электронный журнал» 1 58.85kb.
Электронное научное издание «Труды мгта: электронный журнал» 1 70.55kb.
Электронное научное издание «Труды мгта: электронный журнал» 1 171.07kb.
Электронное научное издание «Труды мгта: электронный журнал» 1 82.29kb.
Электронное научное издание «Труды мгта: электронный журнал» 1 118.83kb.
Электронное научное издание «Труды мгта: электронный журнал» 1 89.82kb.
Электронное научное издание «Труды мэли: электронный журнал» 1 166.26kb.
Электронное научное издание «Труды мэли: электронный журнал» 1 36.38kb.
Электронное научное издание «Труды мэли: электронный журнал» 1 43.98kb.
Разработка урока русского языка в 8 классе по теме «Синтаксический... 1 66.22kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

Электронное научное издание «Труды мгта: электронный журнал» - страница №1/1


Электронное научное издание «Труды МГТА: электронный журнал»

Глазовская О.В., ст. преп., МГТА

Проблема многокомпонентного словосочетания в современном английском языке

Аннотация

В статье рассматривается многокомпонентное словосочетание современного английского языка и его функционирование в монологической и диалогической речи. В ходе анализа делается вывод об особенностях функционирования многокомпонентных словосочетаний в качестве стилеразличительных маркеров.

Ключевые слова

Словосочетание, стиль, монолог, диалог, диктема.

Многокомпонентное словосочетание современного английского языка привлекает многих исследователей, о чем свидетельствует значительное количество работ, посвящённых анализу различных аспектов таких словосочетаний (В. В. Бурлакова, В. Г. Гак, А. А. Джиоева, А. Р. Белоусова, А. И. Егоров, Л. А. Манерко, Е. С. Пешехонова, М. Райдер и др.).

Прежде всего представляется необходимым дать определение многокомпонентного словосочетания. При этом следует отметить многообразие трактовок словосочетания в отечественной и зарубежной лингвистике.

В западно-европейской и американской лингвистике основы теории словосочетания были заложены Л. Блумфилдом в 30-е гг. ХХ века. Он определяет словосочетание как «свободную форму, состоящую из двух или более менее свободных форм» [15, с. 48]. Иными словами, он считает словосочетанием «любую синтаксически организованную группу, рассматриваемую с точки зрения её линейной структуры» [15, с. 102]. Такой подход трактует словосочетание очень широко.

До 50-х гг. ХХ века трактовка словосочетания в отечественной лингвистике оставалась аналогичной западному широкому подходу к пониманию этой языковой единицы.

В 50-е гг. ХХ века с появлением трудов В. В. Виноградова произошло значительное сужение значения термина «словосочетание». Под словосочетанием В. В. Виноградов понимает «грамматическое единство, состоящее не менее чем из двух полнозначных слов» [7, с. 3]. При этом существенным является тот факт, что в учение о словосочетании включаются только структуры с подчинительной связью. Такое понятие словосочетания стало традиционным в настоящее время, хотя ряд лингвистов придерживается широкой трактовки словосочетания. Так, В. В. Бурлакова, известная своим значительным вкладом в теорию словосочетания, понимает под словосочетанием «любую синтаксически организованную группу, состоящую либо из комбинации знаменательных слов, либо служебного и знаменательного слов, связанных любым из существующих типов синтаксической связи» [9, с. 105].

М. Я. Блох трактует понятие словосочетания ещё шире, относя к данной языковой единице не только сочетания знаменательных слов и знаменательных слов со служебными, но и сочетания только служебных слов [13]. При этом в каждом указанном типе словосочетаний выделяется своя специфика – то есть свой характер номинации. Отмечая функциональный аспект словосочетания, М. Я. Блох подчеркивает функцию полиноминации словосочетания, отличную от функции монономинации, выполняемую отдельным словом.

Предметом исследования в данной статье служит многокомпонентное словосочетание, которое можно определить как синтагматически связанную группу слов, состоящую из трёх и более знаменательных слов, выполняющую полиноминативную функцию.

В структуре многокомпонентного словосочетания выделяются ведущий компонент (ядро) и зависимые компоненты (адьюнкты). В данной статье анализируются многокомпонентные субстантивные словосочетания, т.е. такие словосочетания, ядром которых является имя существительное. В качестве адьюнктов при таком ядре могут выступать существительные (her wolf form), прилагательные (genetic dead end), причастия (Carlisle`s extended family, our rarely changing temperament), местоимения (our strongest fighter), наречия (a completely different person), числительные (our first priority).

Среди способов распространения ядерного компонента выделяются радиация, конкатенация (Гак, 1979: 45–46) и комбинация (Гак, 1986: 42). При радиации все адьюнкты непосредственно соотносятся с ядром (a great personal sacrifice). При конкатенации каждый вновь возникающий адьюнкт определяет соотносимый с ним компонент словосочетания, который, в свою очередь, соотносится с каким-либо другим компонентом или с ядром (your family`s divergence). Комбинация представляет собой смешанный тип распространения ядра – сочетание комбинации и конкатенации (my very powerful thing).

По характеру направления распространения ядра словосочетания делятся на структуры с правосторонним и левосторонним ветвлением стержневого компонента (прогрессивные и регрессивные словосочетания соответственно, согласно В.В. Бурлаковой).

Элементы многокомпонентного словосочетания находятся в определённых синтаксических отношениях. Выделяются различные типы таких связей. Так, А. И. Смирницкий выделяет типы связи в зависимости от степени спаянности между словами в предложении, иными словами, в зависимости от того, насколько легко соединения слов подвергаются членению. Наиболее свободную связь А. И. Смирницкий называет предикативной. Такая связь наблюдается между подлежащим и сказуемым. Наиболее тесная связь называется атрибутивной, она наиболее характерна для соединения прилагательного с существительным. Промежуточную позицию между двумя вышеуказанными типами связи занимает комплетивная связь, характерная для дополнения и обстоятельства. Такая связь является более тесной, чем предикативная, и менее тесной, чем атрибутивная. Тип связи между однородными членами предложения А. И Смирницкий называет копулятивной [12].

Л. С. Бархударов выделяет три типа связи: подчинение, сочинение и предикацию. В основе выделения лежит понятие синтаксической функции как «непосредственной синтаксической связи, благодаря которой слово или группа слов включается в предложение» [1, с. 32]. Совпадение или несовпадение синтаксической функции всей группы и её отдельных членов характеризует тот или иной из выделяемых типов связи. Таким образом, совпадение синтаксической функции всей группы с синтаксической функцией только одной из её составляющих характеризует подчинительную связь. Совпадение синтаксической функции всей группы с синтаксической функцией любой из её составляющих характеризует сочинительную связь. Несовпадение синтаксической функции всей группы в целом с синтаксической функцией каждой из её составляющих характеризует предикативную связь.

В. В. Бурлакова указывает, что термины «сочинение» и «подчинение» не сигнализируют категориальный состав элементов словосочетания, в то время как термин «предикация» сигнализирует как категориальный состав, так и синтаксические функции компонентов словосочетания. В связи с этим, по мнению В. В. Бурлаковой, ряд сочинение – подчинение – взаимозависимость выглядит убедительнее, чем ряд сочинение – подчинение – предикация. Таким образом, в основу данной классификации положен принцип зависимостей между компонентами словосочетания, и синтаксический статус комбинирующихся элементов он не сигнализирует [6].

М. Я. Блох выделяет эквипотентные и доминационные связи знаменательных слов в предложении. Эквипотентные словосочетания состоят из слов одного ранга, т.е. ни одно не служит модификатором другого. В доминационных словосочетаниях одно слово служит модификатором по отношению к другому. Доминационные словосочетания могут быть односторонними и двусторонними. Двусторонние словосочетания характеризуются предикативной связью, а односторонние – комплетивной. Под предикативной связью М. Я. Блох традиционно понимает связь, объединяющую подлежащее и сказуемое. При этом он выделяет полную и неполную предикативную связь.

Комплетивная связь в работах М. Я Блоха трактуется более широко, чем в трудах А. И. Смирницкого. М. Я. Блох классифицирует комплетивные связи на объектные и квалифицирующие. По форме объектные связи делятся на предложные и беспредложные, с семантико-синтаксической точки зрения – на прямые и косвенные. Прямые объектные связи являются беспредложными, косвенные объектные связи могут быть как предложными, так и беспредложными. Дальнейшая субкатегоризация объектных связей проводится на основе субкатегоризации элементов объектных словосочетаний.

Квалифицирующие комплетивные связи делятся на атрибутивные и адвербиальные. Адвербиальные, в свою очередь, подразделяются на первичные (глагол с обстоятельством) и вторичные (неглагольное ядро, выражающее качество и обстоятельство).

М. Я. Блох указывает на разницу в соотношении комплетивных сочетаний слов с предикативными сочетаниями. Это соотношение может быть прямым или опосредованным. Такая особенность комплетивных словосочетаний, подчеркивает учёный, важна для анализа парадигматических отношений в синтаксисе.

Таким образом, мы обозначим предметом нашего исследования многокомпонентые субстантивные подчинительные конструкции с атрибутивной комплетивной связью между компонентами.

Следует отметить, что словосочетание, в том числе многокомпонентное, является языковой единицей, и как любая языковая единица занимает соответствующее положение в уровневой структуре языка.

Как известно, сегментные языковые единицы находятся друг с другом в иерархических отношениях. Единицы каждого уровня выполняют присущие им функции. Многокомпонентное словосочетание выступает единицей фразематического уровня, являющимся подуровнем лексематического уровня. Оно выполняет функцию сложной номинации (полиноминации). Согласно «реверсивной» закономерности, справедливой для уровневой структуры языка, оно является структурно-функциональной единицей, входящей, как и все единицы номинативно-лексематического уровня, в состав единицы более высокого уровня – уровня предложения, которое, в свою очередь, служит строительным элементом для диктемы [4. с. 60–61].

Связь словосочетания (фраземы) и предложения (пропоземы) не ограничивается отношениями, регулируемыми «реверсивным» законом. Вопрос о соотношении атрибутивного словосочетания и предложения широко известен в лингвистике. В частности, Н. Д. Арутюнова пишет, что предикативные отношения «возникают на базе атрибутивных и в чисто синтагматическом плане могут быть сведены к последним» (Арутюнова, 1972: 277).

В. Н. Ярцева полагает, что в смысловом отношении предикативная и атрибутивная связи сопоставимы, т.к. «и в том, и в другом случае речь идет о признаке, относящемся к субстанции» (Ярцева, 1961: 13).

Таким образом, атрибутивное словосочетание может быть представлено как результат свёрнутого предложения. С другой стороны, атрибутивное словосочетание может, в свою очередь, трансформироваться в предложение. М. Я. Блох указывает, что среди субстантивных комплетивных словосочетаний есть структуры, способные осуществлять именование пропозитивной ситуации. Такие словосочетания полной номинативной силы прямо соответствуют предложениям по своему номинативному потенциалу. Другими словами, между субстантивными словосочетаниями полной номинативной силы и предложениями существуют прямые трансформационные связи [14, с. 261]. Нахождение системных связей между словосочетанием как номинативной единицей и предложением как предикативной единицей, осуществленное в рамках теории парадигматического синтаксиса М. Я. Блоха, позволяет раскрыть семантико-синтаксические отношения между компонентами словосочетания путём трансформации многокомпонентного словосочетания в предикативные структуры элементарного состава. В составе многокомпонентного словосочетания при этом выделяется исходное двухкомпонентное словосочетание или словосочетания, определяется порядок зависимости компонентов, осуществляется трансформация исходного словосочетания или словосочетаний в предложения, что позволяет выявить семантико-синтаксические отношения между всеми составляющими многокомпонентного словосочетания.

В работах А. Р. Белоусовой и Е. С. Пешехоновой на основе тестовых трансформаций выделено пять семантико-синтаксических классов словосочетаний с определённым набором семантико-синтаксических отношений для каждого из них:

1) класс словосочетаний, трансформируемых в предложения с глаголом to be;

2) класс словосочетаний, трансформируемых в предложения с глаголом to have;

3) класс словосочетаний, трансформируемых в предложения с внутренним глагольным преобразованием;

4) класс словосочетаний, трансформируемых в предложения с добавлением глаголов различных семантических групп;

5) класс словосочетаний, трансформируемых в предложения по двум или более диагностирующим моделям (указанный 5-й класс словосочетаний выделяется в диссертации Е.С. Пешехоновой) [2], [10].

Каждый из классов характеризуется определённым набором признаков или отношений между компонентами словосочетания. Перечень признаков варьируется от автора к автору, однако наиболее частотные отношения встречаются у большинства исследователей, например, субъектные и объектные отношения, темпоральные, локативные, оценочные и др.

В работах, посвящённых многокомпонентному словосочетанию, анализируются не только семантико-синтаксические связи между его компонентами. Многокомпонентное словосочетание рассматривается также с точки зрения его функционирования в предложении, значительное количество исследований посвящено многокомпонентным словосочетаниям в различных терминосистемах.

Существует также ряд работ, где многокомпонентные словосочетания рассматриваются сквозь призму их функционирования в различных стилях языка. Однако в данных работах такие словосочетания описываются не как самостоятельный объект исследования, а как сопутствующий (в качестве разновидности атрибутивного словосочетания). В работах же, где они выступают в качестве самостоятельного объекта исследования, многокомпонентные словосочетания анализируются в одном – двух стилях (преимущественно газетном, научном или стиле художественной литературы).

С появлением и развитием диктемной теории М. Я. Блоха возникает возможность вглянуть на многокомпонентные словосочетания под новым углом зрения, а именно, в структуре текста как «конечной сферы выхода функций элементов языка в процессе речеобразования» [3, с. 70].

Непосредственной сегментной единицей речеобразования является диктема – «элементарная единица текста» [4, с. 61]. Ей присущи функции номинации, предикации, тематизации и стилизации. Учитывая тот факт, что в процессе речетворения функции переходят от нижележащего уровня к вышележащему, можем заключить, что многокомпонентное словосочетание входит в диктему (через пропозему) не только своим составом, но и функцией. При этом многокомпонентное словосочетание вносит свой функциональный вклад как в номинационный, так и в стилизационный аспект диктемы; иначе говоря, характер и функционирование многокомпонентных словосочетаний могут служить маркерами текстов различной стилистической направленности.

Таким образом, в изучении многокомпонентного словосочетания наметился поворот от анализа структурно-семантических особенностей таких словосочетаний к исследованию их функционирования в стилистической дифференциации языка. Диктемная теория М. Я. Блоха позволяет проследить, каким образом многокомпонентное словосочетание функционирует в составе языковых единиц вышележащих уровней, в первую очередь, в составе «элементарной единицы текста» – диктеме.

Следует заметить, что существуют работы, авторы которых исследуют словосочетание в нескольких функциональных стилях. Так, Т. Г. Добросклонская в своей диссертации рассматривает характер словосочетания как признак функционального стиля. Материалом исследования в её работе служат развлекательные и новостные радиотексты, реализующие функцию сообщения и функцию воздействия соответственно. Автор анализирует стилеразличительные признаки словосочетания на морфо-синтаксическом уровне, используя классификацию типов словосочетания А. И. Смирницкого, и на лексико-фразеологическом уровне, используя систему категорий и параметров, предложенную С. Г. Тер-Минасовой. Т. Г. Добросклонская рассматривает также просодические особенности информационных и развлекательных радиотекстов. Многокомпонентные словосочетания автор отдельно не рассматривает, но отмечает, что многоэлементные словосочетания являются эффективным средством передачи информации и «играют важную роль в текстах, ориентированных преимущественно на сообщение» [ 8, с. 7].

Особый интерес представляет диссертационное исследование Е. В. Юрьевой, посвященное английскому субстантивно-субстантивному словосочетанию в стилевой дифференциации языка. Автор анализирует распространение и функционирование автокомбинаторных субстантивно-субстантивных словосочетаний в текстах нескольких функциональных стилей: газетного, публицистического, научного и официально-делового. В ходе исследования автор приходит к выводу, что частотность употребления субстантивно-субстантивных словосочетаний, их распределение в композиционных сегментах текста, роль в передаче информации и спектр семантических отношений различаются в текстах вышеуказанных стилей и могут служить маркерами текстов различной стилистической направленности. Таким образом, автор показывает, каким образом субстантивно-субстантивные словосочетания включаются в систему синтаксических средств, подчинённых реализации основной фунции каждого из указанных стилей и создающих его специфику [13].

Особо важной чертой исследования Е. В. Юрьевой является то, что оно проводилось в рамках диктемной теории, разработанной М. Я. Блохом. Во-первых, именно в диктеме, и только в диктеме раскрывается тема и разворачивается вся коммуникативная ситуация, что необходимо для правильной трактовки значения словосочетания. Во-вторых, диктемный анализ даёт возможность проследить участие различных структурных элементов в передаче информации. В-третьих, диктема выполняет функцию стилизации, и именно в диктеме выявляются признаки, характерные для того или иного функционального стиля.

Вслед за Е. В. Юрьевой, в нашем исследовании мы рассматриваем многокомпонентные словосочетания в стилистической дифференциации языка, применяя диктемный и трансформационный методы анализа, разработанные в рамках научной школы М. Я. Блоха.

Прежде чем анализировать многокомпонентные словосочетания в стилистической дифференциации языка, следует дать определение функционального стиля и уточнить, тексты каких функциональных стилей подвергаются анализу.

И. Р. Гальперин понимает под функциональным стилем систему языковых средств, которые служат определённой цели коммуникации.

И. В. Арнольд определяет функциональный стиль как «систему выразительных средств, характерных для определенной сферы коммуникации» (Арнольд, 1986: 241).

Таким образом под функциональным стилем будем понимать вариант яыка, выделяемый на основе его функции, иными словами, цели коммуникации.

В научной литературе нет единого взгляда на систему функциональных стилей. Так, И. Р. Гальперин выделяет 5 функциональных стилей, в каждом из которых он отмечает несколько подстилей. Однако данная классификация отражает только письменный вариант речи, так как учёный считает, что стиль является результатом творческой деятельности пишушего, а не говорящего.

М. Ю. Скребнев допускает предположение, что «количество подъязыков и стилей может быть неопределённым» [11, с. 15], при этом он предпринимает попытку свести всё многообразие функциональных стилей к простой бинарной системе. Такая же тенденция прослеживается в работах И. В. Арнольд и В. В. Гуревича. Вслед за ними выделим книжный и разговорный стили с их субкатегоризацией, которая в общих своих чертах совпадает у вышеуказанных авторов. Так, в книжном стиле можно выделить публицистический стиль, научный стиль и стиль официальных документов. В разговорном стиле выделяются литературный и фамильярно-разговорный стили.

В данной статье мы рассматриваем, как фукционируют многокомпонентные словосочетания в разговорной речи. Материалом ддя исследования послужила современная художественная проза. Следует заметить, что большинство учёных исключает художественную прозу из системы функциональных стилей на том основании, что в художественных произведениях можно встретить примеры практически любого функционального стиля. Также нами не исследуются многокомпонентные словосочетания в художественной прозе как отдельном функциональном стиле. Во-первых, многокомпонентные словосочетания в художественной литературе достаточно проанализированы в ряде работ (А. И. Егоров, А. А. Джиоева, И. Г. Арсентьева). Во-вторых, именно в силу того, что язык художественной литературы «отражает общенародный язык с его различными функциональными подъязыками» [3, с. 182], художественный текст может служить объективным источником изучения разговорной речи.

В разговорной речи можно выделить две разновидности – монологическую и диалогическую. Многие авторы приходят к выводу, что сколько-нибудь точных признаков отличия диалога от монолога нет (В. Д. Девкин, Н. Ю. Шведова).

М. Я. Блох предлагает следующие критерии для разграничения монологических и диалогических последовательностей предложний. Первым критерием является коммуникативная направленность предложений, входящих в состав монолога или диалога. Монологическая последовательность характеризуется однонаправленностью, то есть она исходит от одного говорящего к одному или нескольким слушающим. Диалогическая последовательность характеризуется двунаправленностью, то есть компоненты диалогической последовательности произносятся собеседниками по очереди. Объединение однонаправленной последовательности предложений М. Я. Блох называет кумулемой, а объединение двунаправленной последовательности предложений – оккурсемой [3, с. 173]. Таким образом, для диалога, в целом, характерен оккурсивный тип связи предложений, а для монолога – кумулятивный.

Вторым критерием разграничения монологической и диалогической последовательностей является тематический критерий. Кумулема и оккурсема выделяются своими «микротемами» в теме целого текста. Единицей языка, которая выражает тематическое содержание речи, является диктема. В диалогической речи реплики – «отрезки речи говорящих, последовательно накапливаемые друг за другом в ходе развивающегося общения» [5, с. 5] – могут быть представлены в виде монологической последовательности, которая характеризуется политемностью, и диалогического единства, которое характеризуется монотемностью. Под диалогическим единством понимаем структурно-семантическую единицу диалогического текста, представляющую собой оккурсему, характеризующуюся тематической цельностью. Диалогическое единство может быть простым, представляющим встречные высказывания двух говорящих, и сложным, состоящим из трёх и более компонентов (встречных высказываний) [5, с. 25–27].

Таким образом, при анализе многокомпонентных словосочетаний в монологической и диалогической речи нами выделялись монологические и диалогические последовательности, исходя из коммуникативной направленности предложений и их тематической цельности.

В диалогических репликах многокомпонентные словосочетания встречаются значительно реже, чем в монологических. Это объясняется особенностями диалогической речи. Двусторонний характер коммуникации накладывает ограничения на длину диалогических последовательностей, а многокомпонентные цепочки существенно увеличивают длину предложения. Кроме того, многокомпонентные словосочетания являются усложнёнными структурами, а диалогу не свойственно употребление «тяжёлых» конструкций [5, с. 21–22]. Поэтому в диалогических единствах преобладают трёхкомпонентные словосочетания, четырёхкомпонентные словосочетания единичны (her new play make-up, your last menstrual cycle).

Среди многокомпонентных словосочетаний в диалогической речи радиация является преимущественным способом распространения ядра, так как среди всех способов распространения стержневого компонента она в наименьшей степени усложняет структуру словосочетания (normal human food, her wolf form). Примеры конкатенации единичны (crazy people`s voices), примеры комбинации в исследуемом материале не обнаружены.

Путём трансформации многокомпонентного словосочетания в предложения элементарного состава было установлено, что из пяти перечисленных выше семантико-синтаксических классов словосочетаний в диалогической речи представлены два:

1) класс словосочетаний, трансформируемых в предложения с глаголом to be – a surprise wedding gift → gift is for wedding, gift is a surprise;

2) класс словосочетаний, трансформируемых в предложения с глаголом to have – your best friend → you have a friend; our precious parasites → we have parasites).

В этих двух классах словосочетаний наблюдаются следующие типы отношений между компонентами:

– посессивные – the fetus`s genetic make-up;

– оценочные – my impressive pedigree;

– темпоральные – my next life;

– отношения назначения – vampire chew toy;

– отношение части и целого – a new bed frame;

– контентные – your last menstrual cycle;

– локативные – my middle name.

Односторонний характер коммуникации монологической речи позволяет более частотное, чем в диалогической речи, употребление многокомпонентных словосочетаний. В монологической речи возрастает количество четырёхкомпонентных словосочетаний (your twisted love story), а также единичны случаи употребления пятикомпонентных словосочетаний (your crappy little renegade pack).

Распространение ядерного элемента многокомпонентных словосочетаний в монологической речи происходит тремя вышеуказанными способами: при помощи радиации (rusty kitchen shears, their mother`s guilt), конкатенации (Tanya`s mother`s name, a completely different person) и комбинации – единичный случай (my very powerful thing). Конкатенация и комбинация сигнализируют усложнённую структуру словосочетаний, встречающихся в монологической речи.

В монологической речи представлены четыре из пяти семантико-синтаксических классов словосочетаний.

1) класс словосочетаний, трансформируемых в предложения с глаголом to be – your happy place → place is happy;

2) класс словосочетаний, трансформируемых в предложения с глаголом to have – the vampires` guard dogs → vampires have dogs;

3) класс словосочетаний, трансформируемых в предложения с внутренним глагольным преобразованием – (the whole frozen-in-time thing → somebody froze the thing in time;

4) класс словосочетаний, трансформируемых в предложения с добавлением глаголов различных семантических групп – a few mountain lions → lions live in the mountains.

В указанных семантико-синтаксических классах наблюдаются следующие типы семантических отношений между компонентами:

– посессивные – their mother`s arms;

– оценочные – damn rancid chichen;

– темпоральные – her first meal ;

– отношения назначения – your bachelor party;

– количественные – two immortal children;

– объектные – my temper issues;

– отношения цвета – the bright red eyes;

– локативные – terrible Italian killers;

– контентные – the whole pregnancy thing.

Всё вышесказанное позволяет сделать вывод, что для диалогической речи в силу её двунаправленности характерно упрощение сложных синтаксических структур, отсюда преобладание радиации как способа распространения ядра, а также представленность многокомпонентных словосочетаний всего двумя семантико-синтаксическими классами с небольшим количеством типов семантических отношений между компонентами.

Однонаправленность монологической речи допускает употребление более сложных структур, что подтверждается наличием четырёх и пятикомпонентных словосочетаний со всеми тремя способами распространения ядра. Палитра семантических отношений между компонентами словосочетаний в монологической речи предствляется более богатой.

Таким образом, частотность употребления и функционирование многокомпонентных словосочетаний в монологической и диалогической речи различаются, маркируя вышеуказанные разновидности разговорной речи.



Литература

  1. Бархударов Л.С. Структура простого предложения современного английского языка. – М.: Изд-во ЛКИ, 2008. – 200 с.

  2. Белоусова А.Р. Субстантивные терминологические словосочетания в языке английской научной литературы: автореф. дис. ...канд. филол. наук. – М., 1989. – 16 с.

  3. Блох М.Я. Теоретические основы грамматики: Учеб. – 4-е изд., испр. – М.: Высш.шк., 2005. – 239 с.

  4. Блох М.Я. Диктема в уровневой структуре языка//ВЯ. – 2000. – №4. С. 56–67.

  5. Блох М.Я., Поляков С.М. Строй диалогической речи. – М., 1992. – 139 с.

  6. Бурлакова В.В. Основы структуры словосочетания в современном английском языке. – Л., 1975.

  7. Виноградов В.В. Вопросы изучения словосочетания//ВЯ. – 1954. – №3. С. 3–24.

  8. Добросклонская Т.Г. Характер словосочетания как признак функционального стиля: автореф. дис. ...канд. филол. наук. – М., 1981. – 21 с.

  9. Иванова И.П., Бурлакова В.В., Почепцов Г.Г. Теоретическая грамматика современного английского языка. – М.: Высшая школа, 1981. – 285 с.

  10. Пешехонова Е.С. Семантико-синтаксичесие отношения между компонентами терминологических словосочетаний (на материале терминологии системы образования): автореф. дис. ...канд. филол. наук. – М., 2003. – 17 с.

  11. Скребнев Ю.М. Основы стилистики английского языка. – М., 2003. – 222 с.

  12. Смирницкий А.И. Синтаксис английского языка. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. – 296 с.

  13. Юрьева Е.В. Английские субстантивно-субстантивные словосочетания в стилевой дифференциации языка: автореф. дис. ...канд. филол. наук. – М., 2009. – 29 с.

  14. Blokh M.Y. A course in theoretical English grammar. – Moscow, 2006. – 423 p.

  15. Burlakova V.V. Contribution of English and American linguists to the theory of phrase. – Higher School Publishing House. – Moscow, 1971. – 107 p.

  16. Meyer S. Breaking dawn. – N.Y., 2008. – 756 p.

Глазовская О.В. Проблема многокомпонентного словосочетания в современном английском языке.