Экономический механизм сохранения биоразнообразия гпу «Национальный парк «Беловежская пуща» Диссертация на соискание ученой степени - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Отчет о работе совета по защите диссертаций на соискание ученой степени... 1 104.79kb.
Жемчужина Волыни + Брест и Беловежская пуща 1 32.28kb.
Памятка соискателю ученой степени кандидата наук 4 498.72kb.
Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук 3 2836.89kb.
Шизофрения и расстройства шизофренического спектра, коморбидные сердечно-сосудистой... 12 2540.41kb.
Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых... 1 252.7kb.
Вещественный, комплексный и функциональный анализ 1 146.63kb.
Журнала, издания 8 2208.06kb.
И. Ю. Радчич 2011г. Положени е 1 44.03kb.
Название журнала, издания 4 838.25kb.
Охрана природы в Беларуси. Охраняемые территории: Национальный парк... 1 41.44kb.
Список вопросов для подготовки к экзамену Связь экологического туризма... 1 27.4kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

Экономический механизм сохранения биоразнообразия гпу «Национальный парк «Беловежская - страница №1/5

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРИРОДООХРАННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПАРК «БЕЛОВЕЖСКАЯ ПУЩА»

На правах рукописи

УДК 630*907.11

Бамбиза


Николай Николаевич

Экономический механизм сохранения биоразнообразия

ГПУ «Национальный парк «Беловежская пуща»

Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук по специальности 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством.


Научный руководитель,

доктор экономических наук, профессор Неверов А.В.

Каменюки, 2009



ОГЛАВЛЕНИЕ






Перечень условных обозначений

3




Введение

4




Общая характеристика работы

5

Глава 1

Эколого-экономические основы сохранения биоразнообразия

27

1.1

Биоразнообразие как экологический ресурс и экономическая категория

27

1.2

Биоразнообразие как экономическая категория

37

1.3

Эколого-экономическая концепция сохранения биоразнообразия

46

1.4
1.5

Содержание и структура экономического механизма сохранения биоразнообразия

Выводы


60

Глава 2

Регионально-хозяйственная система сохранения биоразнообразия Беловежской пущи

63

2.1

Беловежская пуща как объект и субъект сохранения биоразнообразия

63

2.2

Беловежский экологический регион как фактор сохранения биоразнообразия

68

2.3

Хозяйственная деятельность Беловежской пущи в аспекте сохранения биоразнообразия

82

2.4

Выводы

100

Глава 3

Стратегия сохранения биоразнообразия Беловежской пущи и экономический механизм ее реализации

103

3.1

Формирование стратегии сохранения биоразнообразия Беловежской пущи

103

3.2

Экологоориентированная стратегия развития хозяйственной деятельности ГПУ «НП «Беловежская пуща»

114

3.3

Организационно-экономический механизм реализации стратегии сохранения биоразнообразия Беловежской пущи

123

3.4

Выводы

138




Заключение

140




Библиографический список

143




Приложения






ПЕРЕЧЕНЬ УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ И СОКРАЩЕНИЙ

БЭР – Беловежский экологический регион;

ЗП – заповедник;

ЗЭР – заповедно-экологический регион;

ГПУ – Государственное природоохранное учреждение;

МЭР – международная экологическая рента;

НАН – Национальная академия наук;

НП – Национальный парк;

ОАО – открытое акционерное общество;

ООПТ – особо охраняемая природная территория;

ОЭЦ – общая экономическая ценность (стоимость);

Парк – Национальный парк;

ПИСО – пространственно-интеграционная система особо охраняемых природных территорий;

ПТК – природно-территориальный комплекс;

Пуща – Беловежская пуща;

СБ – сохранение биоразнообразия;

СЭЗ – свободная экономическая зона;

ЭЛОХ – экспериментальное лесоохотничье хозяйство;

ЭМСБ – экономический механизм сохранения биоразнообразия.

ВВЕДЕНИЕ

Биологическое разнообразие – фундаментальное явление, характеризующее процесс реальной эволюции, который идет на многих уровнях организации живого вещества.

Его сохранение – главный фактор устойчивого продуцирования экосистем и всей биосферы в целом. Благодаря разнообразию видов, адаптированных к различным условиям среды обитания, происходят процессы синтеза и разложения вещества, результатом которых является равновесное состояние биосферы.

Сокращение биоразнообразия или замена диких видов культурными приводят к смещению равновесия энерго- и массообмена в биосфере, в результате чего изменяется среда обитания человека, увеличивается число природных катастроф, ухудшается экологическая инфраструктура жизни.

Актуальность проблемы сохранения биоразнообразия была подчеркнута на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио де Жанейро в 1992г. принятием специального документа – Конвенции по биологическому разнообразию.

Кардинальное решение проблемы сохранения биоразнообразия лежит в плоскости экономики и ее регионального развития, экологизации интересов человека, его мотиваций.

Экономика сохранения биоразнообразия – одно из самых молодых направлений в экономической науке. Сохранение биоразнообразия – комплексная проблема. Совершенно недостаточно иметь только целевые мероприятия, направленные на сохранение биоразнообразия. Необходима новая региональная политика, основанная на формировании экологической экономики, в первую очередь на особо охраняемых природных территориях (ООПТ).

Современная экономика обязана сделать шаг в сторону экологии, но не в ущерб самой экономики, а в пользу синтеза «экология-экономика», обеспечивающего удовлетворение потребностей нынешнего и будущих поколений.

В данном контексте становятся актуальными новые формы организации и системы экономических интересов сохранения биоразнообразия Беловежской пущи – уникального природного комплекса Европы и мира. В этой проблеме переплетаются многие теоретические и практические вопросы. Их решение требует специальных исследований.

В представленной работе сделана попытка изучить наиболее важные эколого-экономические проблемы развития ГПУ «Национальный парк «Беловежская пуща»,

уделив особое внимание исследованию территориального фактора устойчивого продуцирования экосистем как конструкционной основы построения экономического механизма сохранения биоразнообразия.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Связь работы с крупными научными программами (проектами) и темами. Тема диссертации соответствует приоритетным направлениям фундаментальных и прикладных научных исследований в Республике Беларусь в области устойчивого природопользования и организации сохранения биологического разнообразия особо охраняемых природных территорий (ООПТ).

Диссертация выполнена в соответствии с научно-исследовательской тематикой научного отдела ГПУ «НП «Беловежская пуща»» и кафедры менеджмента и экономики природопользования УО «Белорусский государственный технологический университет».

Соискатель принял участие в следующих исследованиях:

Цель и задачи исследования. Целью исследования является разработать концептуальные основы построения экономического механизма сохранения биоразнообразия ООПТ и на примере ГПУ «НП «Беловежская пуща»» осуществить апробацию его основных методов и инструментов.

Для достижения поставленной цели предусмотрено решение следующих основных задач:

– изучить категорию «биоразнообразие» и дать ей эколого-экономическую интерпретацию;

– разработать эколого-экономическую концепцию сохранения биоразнообразия ООПТ;

– исследовать содержание категории «экономический механизм сохранения биоразнообразия» и определить основные его структурные элементы;

– обосновать региональную систему сохранения биоразнообразия ГПУ «НП «Беловежская пуща»» на основе концепции Беловежского экологического региона, функционального зонирования территории Национального парка и экологизации его хозяйственной деятельности;

– разработать методику оценки эффективности функционирования Национального парка с позиции интересов сохранения биоразнообразия;

– обосновать стратегию сохранения биоразнообразия Беловежской пущи и предложить основные пути и механизмы ее реализации.



Положения, выносимые на защиту.

  1. Эколого-экономическая концепция сохранения биоразнообразия, основанная на исследовании содержания категории «биоразнообразие», принципах заповедания и региональности, учитывающие «консервативные» и «прогрессивные» тенденции в развитии экономики особо охраняемых природных территорий и экологический фактор их устойчивого функционирования.

  2. Экономический механизм сохранения биоразнообразия как систему специальных инструментов и методов устойчивого природопользования и заповедания, основанную на:

– экологическом районировании и функциональном зонировании природной территории, обеспечивая дифференциацию режима заповедания и экологоориентированного развития региона;

– ценностных отношениях заповедания, обусловленных содержанием экологической ренты и ее ролью в формировании ООПТ;

– сочетании бюджетного и внебюджетного финансирования функционирования ООПТ;

– гармонизации экологических интересов заповедания и социально-экономических интересов местного населения;

– нормативном методе управления ООПТ по критерию эффективного заповедания и информации об отклонениях от заданной цели.


  1. Региональная система сохранения биоразнообразия на основе концепции Беловежского экологического региона, выражающая определяющую роль пространственного фактора в устойчивом продуцировании природного комплекса и влияние последнего на развитие экономики и специализацию региона, в котором он (природный комплекс) находится.

  2. Стратегия сохранения биоразнообразия ГПУ «НП «Беловежская пуща»», основанная на усилении процесса абсолютного заповедания и создания благоприятной экосоциальной среды в Беловежской пуще и БЭР на основе развития экономики с выраженной «туристической» специализацией и развитой социально-рекреационной инфраструктурой.

  3. Организационно-экономический механизм реализации стратегии сохранения биоразнообразия, основанный на:

– организационно-правовом оформлении БЭР как управленческой единицы;

– эффективной организационной форме функционирования субъектов хозяйствования БЭР с учетом экологических и экономических интересов Национального парка в виде акционерного общества (АО);

– создание свободной экономической зоны туристско-рекреационной специализации, устанавливающей благоприятные условия хозяйственной деятельности и позволяющей развитие экологоориентированной инфраструктуры БЭР и наиболее экологичных видов природопользования – эко и агротуризма.

Личный вклад соискателя. Автору принадлежит разработка концепции построения экономического механизма сохранения биоразнообразия ООПТ и его структуризация применительно к Беловежской пуще; формирование регионально-хозяйственной системы сохранения биоразнообразия Беловежской пущи на основе концепции Беловежского экологического региона; разработка методики оценки эффективности хозяйственной деятельности Национального парка с учетом сохранения биоразнообразия; обоснование стратегии сохранения биоразнообразия Беловежской пущи и организационно-экономического механизма ее реализации.

Апробация результатов диссертации. Основные результаты исследований докладывались и обсуждались на конференциях, семинарах, заседаниях Ученого Совета ГПУ «НП «Беловежская пуща»»:

-

-



-

Опубликованность результатов диссертации. Основные положения и выводы, полученные в ходе исследования, изложены в ___ печатных работах (в том числе в ___ научных статьях), общим объемом ___ авторского листа.

Структура и объем диссертации. Структура работы обусловлена целью, задачами, спецификой объекта и логикой исследования. Диссертация состоит из введения, общей характеристики работы, основной части, включающей три главы, заключения, библиографического списка и приложений. Полный объем диссертации ___ страниц; количество таблиц – ___; количество иллюстраций – ___; объем приложений ___ страниц (___ приложения). Количество использованных источников – ___.

ГЛАВА 1

Эколого-экономические основы сохранения биоразнообразия

1.1 Биоразнообразие как экологический ресурс и экономическая категория

В научную терминологию и практику природоохранения понятие «биоразнообразие» основательно вошло в конце прошлого века. Биологическое разнообразие – фундаментальное явление, характеризующее процесс реальной эволюции, который идет на многих уровнях организации живого вещества. Однако до настоящего времени не установилась однозначная трактовка его содержания.

В эколого-экономическом аспекте исследования особенно принципиальное значение имеет различие (или сходство) категорий «биоразнообразие» и «биоресурсы».

Появление термина «биологическое разнообразие» прежде всего связывают с проблемой исчезновения видов и нарушением продуцирующей способности экосистем. Причем данный процесс необходимо рассматривать с диалектической точки зрения: идти от общего к частному и затем от частного к общему. Нарушение продуцирующей способности экосистем (общих условий существования вида) ведет к исчезновению вида (частного элнмента экосистемы) также как исчезновение вида, нарушая энергетическую связь вдет к подрыву целостности системы, а, следовательно, в конечном счете к исчезновению самой системы. Поэтому это понятие определяет собой функционально-ресурсную целостность экосистемы, в то время как биологические ресурсы, выражая ресурсы животного и растительного мира, имеют материально-вещественное «индивидуальное» наполнение.

Функционально-ресурсный элемент экосистемы не противопоставляется ее материальному элементу, но имеет свое фундаментальное предназначение в ее устойчивом продуцировании.

Авторы доклада «Экосистемы и благосостояние человека: биоразнообразие» определяют биологическое разнообразие как «взаимодействие между живыми организмами из всех источников, включая сухопутные, морские и другие водные экосистемы и экологические комплексы, частью которых они являются: оно включает в себя внутривидовое, межвидовое и экосистемное разнообразие» [1].

Согласно взглядам Б.А. Юрцева, биоразнообразие – это существование различных жизнепроявлений в рамках таксона или на определенной территории, оцененное по числу вариантов, их взаимному различию и количественному соотношению [2].

Академик В.И. Парфенов считает, что «биоразнообразие – это не просто видовое разнообразие, а и таксономическое разнообразие видов, и генетическое разнообразие популяций, и разнообразие биосферы в целом. Каждый вид, тем более – коренная группа организмов – продукт длительной эволюции, и как таковые они представляют уникальную научную ценность, т.е. принципиально незаменимую, а потери их – невосполнимы»[3].

По мнению П.А. Водопьянова биологическое разнообразие представляет собой совокупность всех видов и сообществ, обитающих в различных средах (наземных, почвенных, морских, пресноводных) и выступающих основой поддержания жизнеобеспечивающих функций биосферы [4].

Как видим, при рассмотрении сущности понятия «биоразнообразие» ключевыми словами выступают: «взаимодействие живых организмов», «различие жизнепроявлений», «совокупность (взаимосвязь) всех видов». Но следуя диалектике, важно подчеркнуть, что ключевую роль в понимании биоразнообразия как научной категории играет понятие «системная связь».

Системная связь в окружающей природе, определяющая экологическое равновесие, выступает важнейшим ресурсом природопользования.

«Ограниченность качества» окружающей среды и жизненного (экологического) пространства рождает новый ресурс – экологический.

До недавнего времени в научной литературе экологические ресурсы, как объект исследования экономической науки, не рассматривались.

В иерархии человеческих потребностей экологические потребности выступают на первый план. В этих условиях определяющим признаком классификации природных ресурсов становится их возможность удовлетворять экологические потребности. Такая классификация подчеркивает принципиально иное значение природных ресурсов (особенно возобновляемых в жизни человека (общества)). В зависимости от роли природных ресурсов в обеспечении устойчивого развития и сохранении естественных основ жизнедеятельности общества их следует подразделять на:

1) экологические, удовлетворяющие как экономические, так и экологические потребности и характеризующиеся способностью естественного воспроизводства (постоянного продуцирования);

2) неэкологические, удовлетворяющие только экономические потребности, не обладающие способностью естественного воспроизводства и эксплуатация которых отрицательно воздействует на окружающую среду.

Экологические ресурсы, вещественную основу которых определяют возобновимые ресурсы, представляют собой все объекты живой природы (экосистемы), участвующие в системе биосферного круговорота веществ и выполняющие функцию поддержания экологического равновесия.

Экологические ресурсы – это совокупность средообразующих компонентов природной среды, воспроизводство которых обусловлено не только биологическим круговоротом веществ, но и экономическим воспроизводством экологического равновесия.

С экологическими ресурсами не следует путать материальные ресурсы экосистем – ягоды, грибы, древесина и т.п. Экологический ресурс выражают не материальные элементы экосистем, а их системная взаимосвязь, обеспечивающая эффект средообразования.

Развивая положение А.В. Неверова о классификации природных ресурсов на экологические и неэкологические, И.П. Деревяго справедливо подчеркивает: «… биоразнообразие следует рассматривать не как материальный ресурс, который оценивается числом, массой или стоимостью совокупностью биологических организмов, а как средообразующий фактор, благодаря которому обеспечивается устойчивое функционирование экосистем в оптимальном режиме» [5].

Правда, биоразнообразие как средообразующий ресурс не может рассматриваться вне своих «материальных носителей», главным из которых являются условия местообитания биологических сообществ, определяющие их состав и структуру. Другими словами, среда обитания вида – первична, а сам вид – вторичен.

Биоразнообразие как экологический ресурс может рассматриваться только в рамках конкретной территории – природного комплекса. Поэтому экосистемное разнообразие в структуре биологического разнообразия играет определяющую роль.

В научной литературе предлагаются следующие уровни экосистемного разнообразия [6]:

– функциональное разнообразие (характеризуется функциональным различием типов организмов);

– разнообразие сообществ (характеризуется размерами и пространственным распределением сообществ);

– ландшафтное разнообразие (характеризуется разным уровнем неоднородности биогеоценозов).

В потенциале средообразующий ресурс существовал всегда как функция экосистем. И только возникающая необходимость удовлетворять экологические потребности и их экономического воспроизводства переводит экосистему в ранг экологического ресурса. Экономическое выражение экологического ресурса может быть разным: от снижения уровня энерго- и экологоемкости (природоемкости) экономического роста до альтернативного использования с целью сохранения требуемого качества окружающей среды. Взаимосвязь между основными категориями экологического ресурсопотребления представлена на рисунке 1.1.



Рисунок 1.1 – Взаимосвязь между основными категориями экологического ресурсопотребления
Содержательную сторону экологических ресурсов как первооснову удовлетворения разнообразных человеческих потребностей выражают экосистемные услуги.

Выделяют четыре группы экосистемных услуг [7]:

– обеспечивающие (продовольствие, топливо, волокна, генетические ресурсы, пресная вода);

– регулирующие (регулирование качества воздуха, климата, водного баланса, почвозащитные функции);

– культурные (этнические, духовные, образовательные, эстетические, рекреационные);

– поддерживающие (почвообразование, фотосинтез и образование первичной продукции, круговорот питательных веществ).

Важно подчеркнуть, что экосистемная услуга обеспечивает именно естественную основу получения производства топлива, пресной воды и других ресурсов, но не есть само топливо, волокна, зерно, генетический ресурс и т. п., т. е. выполняет функцию сервиса, инфраструктуры.

Функция сервиса пронизывает содержание и других групп экосистемных услуг: регулирующую, культурную, поддерживающую. Экосистемная услуга не имеет прямого материального выражения, но с ее помощью удовлетворяются разнообразные человеческие потребности, в т. ч. и материальные (потребность в пище, одежде, крове и т. п.).

В системе экологических ресурсов функционально выделяют:


  1. ассимиляционный потенциал (хозяйственная емкость) экосистемы;

  2. биологическое разнообразие (биоразнообразие).

Биоразнообразие как экологический ресурс – это экосистемная взаимосвязь совокупности биоорганизмов и среды их обитания, обеспечивающая устойчивый средообразующий эффект функционирования природных комплексов (биогеоценозов) и вариабельность видов растительного и животного мира.

От биоразнообразия как экологического ресурса необходимо отличать понятие «биоресурсы» – элементы живой природы, имеющие характеристику материальных ресурсов и обладающие способностью удовлетворять разнообразные человеческие, в т. ч. и экономические, потребности.

В Конвенции о биологическом разнообразии (1992 г.) дается следующая трактовка вышеупомянутых терминов:

– «Биологическое разнообразие» означает вариабельность живых организмов из всех источников, включая среди прочего, наземные, морские и иные водные экосистемы и экологические комплексы, частью которых они являются. Это понятие включает в себя разнообразие в рамках вида, между видами и разнообразие экосистем;

– «Биологические ресурсы» включают генетические ресурсы, организмы или их части, популяции или любые другие биологические компоненты экосистем, имеющие фактическую или потенциальную полезность или ценность для человечества.

Представленные определения в своем аспекте раскрывают содержание рассматриваемых категорий, однако непреложным является то положение, что и «биоразнообразие», и «биоресурсы» как объект природопользования характеризует оптимальный уровень продуцирования живого вещества. «Экосистемная характеристика» является определяющей для функции средообразования и выражения квинтэссенции категории «биоразнообразие», в том числе и ее экономического аспекта.



1.2. Биоразнообразие как экономическая категория

Биоразнообразие как экономическую категорию выражает продуцирующая способность экосистемы удовлетворять экологические потребности общества (человека). Биоразнообразие как экологический ресурс характеризуют специфические экономические отношения, связанные с его воспроизводством (сохранением). Характерная черта этих отношений – время воспроизводства среды обитания живых организмов, которое измеряется сотнями (лесная экосистема) и тысячами лет (почвенное плодородие). Восстановление продуцирующей способности природной среды выходит за рамки экономической целесообразности вложения инвестиций. Поэтому для экономической системы сохранения биоразнообразия определяющим действием являются «превентивные» меры, а не «постфактумные» результаты. Самый действенный фактор «превентивной» системы – экономический интерес сохранения биоразнообразия. Его отсутствие приводит к потере последнего. Экономика сохранения биоразнообразия, основанная на его денежной ценности, учитывающей длительный период воспроизводства системных связей биогеоценоза, определяет адекватное отношение общества к незаменимому ресурсу своей жизнедеятельности. Чем выше ценность биоразнообразия и ее отражение в реальных экономических отношениях, тем эффективнее система их сохранения.

Поэтому с позиции экономики биоразнообразие следует рассматривать как природный (экологический) капитал. Н.П. Федоренко и Н.Ф. Реймерс справедливо подчеркивал, что интегральная ценность всех благ, используемых людьми, не равна их сумме, подобно тому, как человек не есть сумма костей скелета, мышц, внутренних органов и т. д. [8]

Экологический капитал – это обладающие стоимостной (денежной) оценкой экологические ресурсы [9].

С.Н. Бобылев, представляя биоразнообразие как природный капитал, [10] выделяет 4 его функции: 1) ресурсная – обеспечение природными ресурсами производства товаров и услуг; 2) экосистемные экологические услуги – обеспечение природными (экологическими) ресурсами различного рода регулирующих функций: ассимиляционная, регулирование климата и водного режима, озоновый слой и т.д.; 3) услуги экосистем, связанные с эстетическими, этическими, моральными, культурными, историческими аспектами – «духовные экологические услуги»; 4) сохранение здоровья человека.

Важно подчеркнуть, что биоразнообразие и его компоненты связаны со всеми функциями природного капитала.

Многочисленные исследования свидетельствуют о сложности экономической оценки природного капитала с точки зрения стоимостной интерпретации его основных функций.

Традиционные рентная и затратно-рентная концепции экономической оценки природных ресурсов не могут выразить всю гамму ценностных отношений, связанных с функционированием природного капитала и его средообразующего (экологического) эффекта.

С позиции экономической оценки последнего, как свидетельствуют многочисленные исследования, особое значение имеет концепция альтернативной стоимости: она во многом интегрирует в себе затратный и рентный подходы к экономической оценке природных (особенно экологических) ресурсов. Чем меньше дифференциальная рента, тем меньше нужно затрат компенсации экономических потерь, вызванных сохранением природного блага для удовлетворения экологических потребностей. По мнению А.В. Неверова концепция альтернативной стоимости является не только наиболее универсальной для измерения экономической ценности экологических благ, но и органично вписывается в существующую ткань рентных отношений природопользования, усиливая их экологическую направленность [11].

Возрастающая роль полезных функций природы вызвала к жизни новую концепцию – общей экономической ценности (стоимости) (ОЭЦ). Общую экономическую ценность природных благ определяют четыре показателя [12].

ОЭЦ = стоимость использования + стоимость неиспользования = стоимость использования прямая + стоимость использования косвенная + возможная стоимость + стоимость существования.

Из всех слагаемых ОЭЦ экономическому измерению наиболее хорошо поддается прямая стоимость использования, материальными носителями которой могут быть: древесина, грибы, ягоды, орехи, лекарственные растения, туризм, охота и рыболовство. Сумма вышеуказанных показателей в денежном выражении и даст прямую стоимость.

Наиболее сложно рассчитывать косвенную стоимость, с помощью которой пы­таются определить прямые выгоды от средообразующих функций природы. Однако, эти выгоды, во-первых, не имеют границ, они могут иметь локальное или глобальное (биосферное) значение, во-вторых, они не имеют четкого натурального, а тем более денежного выражения. Кроме того, средообразующие функции настолько разнообразны и взаимосвязаны между собой, что выделение даже основных из них не исчерпывает стабилизирующую роль той или иной экосистемы для региона или биосферы в целом. На практике чаше всего определение косвенной стоимости ограничивается оценкой углерододепонирующей и водорегулирующей функциями экосистем.

Еще более сложен для расчетов показатель возможной стоимости, связанный с консервацией биологического ресурса для будущего использования. Эту стоимость рас­сматривают как скорректированную сумму прямой и косвенной стоимости использования. Стоимость неиспользования трактуют как стоимость существования, основой определе­ния которой являются попытки денежного выражения этической и эстетической ценности природы. Чаще всего этот вид опенки основывают на теории "готовности платить", по­строении "суррогатных" рынков и т.п. Проблематичность такой оценки очевидна.

Не отрицая возможности измерения разнообразных аспектов полезности при­родных благ, следует подчеркнуть, что концепция ОЭЦ изначально не учитывает суб­станцию экономической ценности природы. Носителем экономической ценности природ­ных благ может быть только рента и ее альтернативное выражение – затраты замещения. Могут иметь место разные проявления полезности экологических благ, но ведущий при­знак последних - удовлетворять экологические потребности человека (общества) в здоро­вой среде обитания. Этому служит природный комплекс (экосистема) как целостное образование, а не отдельные ее полезные свойства и функции, например, водоохранные, углерододепонирующие.

Вместе с тем, с позиции формирования региональной политики сохранения биоразнообразия целесообразно использовать концепцию общей экономической стоимости как «дополнение» к концепции альтернативной стоимости.

Схема взаимосвязи альтернативной стоимости и общеэкономической стоимости представлена на рис. 1.2.

Из представленной схемы видно, что альтернативная стоимость интегрирует в себе основные структурные элементы общей экономической ценности природных комплексов, располагая при этом более доступным инструментарием измерения последней.

Проблемы измерения экономической ценности экологических благ наиболее глубоко и обстоятельно разработаны применительно к особо охраняемым природным территориям (ООПТ) (А.Ю. Александрова, О.Ф. Балацкий, Ю.В. Панасовский, А.В. Чупис, Н.Ф. Реймерс, Ф.Р. Штильмарк, С.Н. Бобылев, О.Е. Медведева, Ю.В. Бабин, Н.Д. Михайлов, А.А. Никольский, А.В. Неверов, О.С. Шимова, В.Н. Кислый и др). В работах данного научного направления справедливо подчеркивается, что оценка «товаров» и «услуг», предоставляемых экологическими ресурсами ООПТ, является решающим шагом в признании ценности всей окружающей природной среды.

Рисунок 1.2. Схема взаимосвязи альтернативной стоимости и общей экономической стоимости в системе формирования региональной политики сохранения биоразнообразия.


Обобщенные исследования по экономической оценке ООПТ представлены в работах крупного специалиста в области экономики эаповедания А.Ю. Александровой. Ею рекомендуется в качестве показателя экономической оценки ООПТ использовать капитализированную ренту [13].

Непосредственно использовать капитализированную ренту при измерении экономической ценности природных ресурсов ООПТ не корректно. Главное предназначение ООПТ не получение максимальной ренты от эксплуатации природных комплексов, а устойчивое продуцирование экологического эффекта. Но данный эффект – есть следствие потери эксплуатационной ценности.

Поэтому наиболее предпочтительным является методический подход к определению экономикой оценки природного капитала, основанный на концепции альтернативной стоимости, которая обстоятельно представлена в работах А.В. Неверова [14], О.Е. Медведевой [], О.В. Редковской [] и других []. В основе построения оценки лежит потеря экономического эф­фекта (ренты) воспроизводства природных ресурсов как альтернативное выражение их средообразующей ценности (экологической ренты). Это означает, что средообразуюшая ценность природных ресурсов ООПТ определяется возможной (или реальной) потерей их эксплуатационной ценности. Для лесных угодий - это лесоэксплуатационная ценность, для луговых и болотных экосистем – потенциальная сельскохозяйственная ценность (при условии их трансформации в пашню или иной вид сельскохозяйственных угодий, обеспе­чивающий максимум сельскохозяйственной ренты с оцениваемой земли). Во всех случаях определение возможной эксплуатационной ценности свидетельствует об экономических потерях, на которые идет государство ради сохранения биоразнообразия и устойчивого воспроизводства необходимого экологического эффекта. Под экологическим эффектом следует понимать продуцирующую способность экосистем, количественную и качествен­ную характеристики их средообразующих функций. Средообразующие функции - это свойства природных структур сохранять до определенных пределов и воспроизводить специфические и устойчивые параметры природной среды, обеспечивающие жизнедея­тельность активной биомассы, ее постоянное продуцирование и кругооборот. Экологиче­ский эффект не имеет своего прямого стоимостного измерения. Альтернативным его вы­ражением выступает дифференциальная рента, представляющая хозяйственную ценность (их рыночную стоимость) природного ресурса.

В целом, величину природного капитала с учетом его экологической составляющей выражает формула воспроизводственной ренты [15]:




где Rв – рента воспроизводственная;

Rд – рента дифференциальная;

qэкапитализатор (норма дисконта) экономической сферы;

qэк – капитализатор (норма дисконта) экологической сферы.

В регулировании ценностных отношений воспроизводства природного капитала принимает участие не только дифференциальная рента и процесс ее капитализации, но и рента экологическая (Rэк), альтернативным выражением которой является потеря дифференциальной ренты, скорректированная на разноэффективнось воспроизводства в экологической и экономической сферах:

Таким образом, ценность природного капитала выражает воспроизводственная рента, в которой отражается долгосрочный экологический и экономический эффект продуцирования возобновляемых ресурсов, определяемый с помощью альтернативной стоимости их использования с учетом длительности времени воспроизводства (низким уровнем экономической эффективности воспроизводства) в экологической сфере. Воспроизводственная рента показывает экономические «истоки» экологической ренты и одновременно определяет роль последней в стоимостной оценке биоразнообразия.

Формула экологической ренты может модифицироваться, но ее конструкцию в любом случае определяет альтернативная стоимость сохранения экологического ресурса с учетом особенности экономики его воспроизводства.

Методические подходы к экономической оценке биоразнообразия как природного капитала на основе экологической ренты, выраженной с помощью альтернативной стоимости, разработаны в работах А.В. Неверова и его учеников [16].

В отношении экономической оценки природного капитала особо охраняемых природных территорий следует принять следующие принципиальные положения методического характера:

1. Первоосновной оценки биоразнообразия природы выступает конкретная природоохранная территория, обеспечивающая устойчивое продуцирование экоситем. Гармоничное взаимосвязь отдельных видов, определяющая содержание биоразнообразия, обусловлена общим состоянием и продуцированием всего природного комплекса ООПТ. Его составными элементами в условиях Беларуси выступают лесные, водные, болотные и луговые экосистемы.

2. Экономическая оценка биоразнообразия ООПТ включает оценку первичной и вторичной продукции. Первичная создается продуцентами и представляет собой продуцирующую способность экосистемы. Вторичная продукция образуется в резкльтате потребления части первичой животными-консументами. Совокупность первичной и вторичной продукции в стоимостном измерении представляет собой природный капитал.

Согласно альтернативной стоимости сохранения биоразнообразия, экономическая оценка первичной продукции определяется эксплуатационной ценностью природных экосистем ООПТ, рассчитанная на базе дисконтированной (капитализированной) величины экономической (дифференциальной) ренты с пониженной (учитывающей экономические особенности воспроизводста в экологической сфере) нормой дисконта (0,03 и ниже). Экономическая оценка вторичной продукции основывается на методе восстановительной стоимости основных представителей животного мира экосистем на базе предельных затрат на их воспроизводство.

Экономическая оценка природного капитала, основанная на вышеизложенных методических положениях, как показала практика, наиболее органично вписывается в систему совершенствования экономического механизма сохранения биоразнообразия ООПТ.

1.3 Эколого-экономическая концепция сохранения биоразнообразия

Прошедшие на базе Беловежской пущи 3 международных конференции по проблемам формирования и развития эколого-экономического механизма сохранения биоразнообразия [17, 18, 19] свидетельствуют о сложности рассматриваемой проблемы и необходимости в первоочередном порядке решения вопросов концептуального характера. Эти вопросы лежат как в плоскости методологии формирования экологической политики, так и конкретных принципов и механизмов сохранения биоразнообразия.

А.И. Зеленков [20] рассматривает социокультурные и методологические приоритеты развития современной экологии в аспекте необходимости построения интегральной теоретической модели биосферы как сложной системы в единстве ее биотических и абиотических характеристик. Биотическая компонента – основа функционирования и развития экосистемы в целом. Но абиотическая компонента не есть пассивный элемент последней (экосистемы), она – незаменимый структурный элемент среды.

Концептуальный синтез биотических и абиотических компонентов целостных экосистем осуществил В.И. Вернадский [21], который на основе геохимических представлений о природе биосферы установил основные черты генетической и функциональной общности живых организмов и среды их обитания. Учение В.И. Вернадского о системной природе экологической реальности включает в свои концептуальные построения антропогенный фактор, выходя на идею о ноосфере, ориентированной на построение такой модели биосферы, в которой человеческая деятельность приобретает черты глобального биологического фактора. И хотя современное человечество не обладает достаточной энергетической мощью изменить продуцирующие способности живого вещества на Земле, вместе с тем оно способно нарушить сложившуюся структуру видового разнообразия жизни, т.е. значительно уменьшить количество биогеоценозов, обеднить их популяционно-видовой состав. Изменение и обеднение разнообразия видов не менее опасно для устойчивости биосферы, чем уменьшение общей ее биомассы, поскольку упрощение структуры биогеоценозов может привести к модифицированной биосфере, в которой человек как биологический вид окажется лишним.

В данных условиях когда под угрозой оказываются фундаментальные механизмы поддержания гомеостаза биосферы, «биоразнообразие», как важная характеристика и структурный элемент экологического равновесия, становится категорией политической, влияющей на выбор приоритетов и ценностей человеческой жизни, изменяя линии поведения человека. В свое время Ю. Одум справедливо отмечал: «Успех или неудача в использовании экологических принципов на благо человека будет зависеть не столько от технологии и науки об окружающей среде, сколько от экономики, права, планирования и других гуманитарных наук, которые до настоящего времени очень мало соприкасались с экологией» [22].

Определяющий фактор сохранения биоразнообразия – экономический, представляющий собой систему удовлетворения человеческих потребностей, в том числе и экологических. Требования экологического императива все настоятельнее меняют линию экономического поведения человека в сторону интересов Природы.

В качестве основного механизма сохранения биоразнообразия С.Н. Бобылев [23] предлагает эколого-экономический компенсационный механизм, который позволяет учитывать как позитивный экологический вклад отдельных субъектов хозяйствования, так и компенсировать негативный – разного рода загрязнения, производимые одним субъектом и наносящие ущерб другому (в экономических терминах – это экстерналии – внешние эффекты). Для сохранения биоразнообразия необходимо специальное – экологическое – районирование, главный результат которого – экорегион – территориально-производственная система хозяйствования с четко выраженной эколого-ориентированной (природоохранной) специализацией функционирования. Вне подобных территориальных образований нельзя конструктивно и эффективно решать проблемы сохранения биоразнообразия.

По мнению С.Н. Бобылева [24], концепция эколого-экономического компенсационного механизма сохранения биоразнообразия в экорегионах позволяет решение следующих задач:

– оценка экосистемных услуг экорегионов;

– экономическая оценка биоразнообразия и механизмы его сохранения на национальном/глобальном уровнях, возможность их региональной адаптации;

– анализ возможности формирования рынков квот на использование природных ресурсов и загрязнений/выбросов в экорегионах и соседних регионах и странах;

– оценка экологических эффектов сохранения биоразнообразия от экономических мероприятий в сельском и лесном хозяйствах, энергетике и т.д.;

– возможности механизма «долги в обмен на природу».

Концепция С.Н. Бобылева предполагает, прежде всего, создание экономической оценки вклада каждой территории в экологическую устойчивость региона и выполнение последним своих экологических услуг для страны, соседних стран и всей биосферы планеты.

Общесистемным подходом к разработке эколого-экономических основ сохранения биоразнообразия является деление экосистем на природные и культурные.

В результате целенаправленной человеческой деятельности естественные биогеоценозы преобразуются в искусственно созданные (культурные) биогеоценозы. Главной мотивацией такой деятельности является необходимость удовлетворения экономических потребностей (потребностей в материальных благах).

Культурные экосистемы отличаются от природных, по крайней мере, двумя критериальными признаками [25]:

1) неустойчивостью и бедным видовым разнообразием;

2) более высокой капиталоемкостью своего продуцирования (высокая продуктивность достигается за счет дополнительных инвестиций).

Отсюда сохранение экологического равновесия с учетом удовлетворения материальных потребностей лежит в плоскости оптимального пространственно-временного сочетания природных и культурных (техногенных) экосистем.

С позиции удовлетворения эколого-экономических потребностей определяющая характеристика природных экосистем – их стабилизационно-компенсационная функция по поддержанию экологического равновесия на уровне территориально-природного комплекса (ландшафта).

Устойчивость природно-территориальных комплексов (ПТК) связана главным образом с наличием естественных биогеоценозов, их способностью находиться в состоянии равновесия под влиянием внешних, в том числе антропогенных, факторов и достигать этого равновесия после его нарушения.

Естественные экосистемы ПТК, характеризующиеся сложной структурой и разнообразными функциональными возможностями, стабилизируют среду, восстанавливают ее биологические ресурсы, представляют собой убежища и пути миграции для многих видов животных и т.д.

Определяющую роль в этом процессе играют заповедные – особо охраняемые природные территории (ООПТ). Конституирующая целевая функция ООПТ – сохранение биразнообразия природных комплексов на основе поддержания их естественной целостности и устойчивости.

Ведущим принципом решения данной проблемы является принцип: от экологии к экономике и от экономики к экологии. Последний предполагает применение эколого-экономического критерия сохранения биоразнообразия,в котором максимально учтены экологическая целесообразность и экономическая эффективность вовлечения природных экосистем в орбиту устойчивого природопользования.

Стратегическая цель управления биоразнообразием на ООПТ сводится к организации и сохранению in-situ экосистем и естествен­ных местообитаний, поддержанию и восстановлению жизнеспособных популяций в естественных условиях .

Для сохранения биоразнообразия практически невозможно соз­дать замкнутые локальные условия абсолютной заповедности, по­скольку побочное влияние хозяйственной деятельности на экосистемы происходит практически по всей территории страны. Однако, в принципе, воз­можно и необходимо исключить необоснованное или преднамеренное воздействие на развитие естественных процессов в экосистемах ООПТ. Поскольку в той или иной степени биоразнообразие повсеме­стно социально детерминировано, постольку природоохранные (заповедные) терри­тории включены в общую систему обеспечения регули­руемой коэволюции.

Отсюда основу построения эколого-экономической концепции сохранения биоразнообразия определяют два основополагающих принципа: принцип заповедания и принцип региональности.

Заповедание следует понимать в широком и узком смысле. В широком смысле слова - как нравственный институт, утверждающий в жизни нормы этического поведения человека, а в узком - как заповедное дело, т.е. как теория и практика организации и способов сохранения природных комплексов на осо­бо охраняемых природных территориях. Соответственно необходимо различать экономическую теорию заповедания в широком смысле слова и экономическую теорию заповедания в узком смысле слова.

В широком смысле слова экономическая теория заповедания - это систе­ма взглядов, основанная на этике экономических отношений и утверждающая конституирующую роль нравственных ценностей в системе хозяйственного ме­ханизма социально ориентированной экономики.

В узком смысле слова, экономическая теория заповедания (заповедного дела) исследует экономический выбор, связанный с необходимостью сохране­ния уникальных природных комплексов в их естественном состоянии для удов­летворения экологических потребностей человека, включая естественные усло­вия воспроизводства социума и качество окружающей среды как атрибуты фи­зической и духовной жизни.

Заповедание как нравственная норма и концентрированное выражение морали определяет стратегическую линию поведения человека. Мораль, явля­ясь носителем высших ценностей человека, формирует адекватную среду и систему гуманизированных (духовно- и экологоориентированных) потребно­стей.

Процесс заповедания выражает этику устойчивого развития, структури­руя в систему человеческого капитала нравственные ценности как мотивационные факторы поведения человека. Самым надежным инструментом структури­рования нравственных ценностей в систему человеческого капитала являются экономические отношения, основанные на этике социальных целей. Гуманизация экономических отношений - основа решения многих проблем ус­тойчивого развития, в т.ч. и проблем заповедания, понимаемого в узком смысле слова, т.е. как заповедное дело.

Заповедное дело несет в себе общие (нравственно-запретительные) прин­ципы заповедания и специфику конкретных (нетрадиционно-экономических, социальных, экологических) целей (например, сохранение эталонов нетронутой природы, развитие экологического туризма на особо охраняемых природных территориях и т.п.).

В аспекте гуманизации экономических отношений значение экономики заповедания выходит далеко за пределы заповедных зон и особо охраняемых природных территорий, меняя целеполагание и содержание регионального раз­вития. В свою очередь территория (регион) обязан изменить свою хозяйствен­ную деятельность и образ жизни в соответствии с требованиями и нормами за­поведания. В широком контексте этот процесс необходимо рассматривать как движение от «частного» заповедания (таковым выступает заповедная террито­рия) к заповеданию как к социальному институту, утверждающему нормы мо­рали и нравственности как основополагающие ценности гуманного и экологоориентированного человека.

Традиционным объектом управления в системе заповедания выступают заповедники (ЗП) и национальные парки (НП), одновременно как особо охраняемые природные территории и специализированные природоохранные учреждения. Эти организационные формы апробированы, подтвердили свою жизнеспо­собность и эффективность. Они и в дальнейшем должны остаться ба­зисным объектом в системе сохранения биоразнообразия.

Вместе с тем в условиях усиливающегося антропогенного прес­синга на окружающую среду имеющиеся традиционные организаци­онно-правовые формы заповедания при существующей системе управления особо охраняемыми природными территориями даже с самым жестким охранным режимом практически не в со­стоянии в полной мере обеспечить сохранение биологического разно­образия. Это обусловливает необходимость радикального внешнего и внутреннего системно-структурного упорядочения существующих ООПТ посредством их объединения в комплексный объект управле­ния. В качестве новой организационно-правовой формы такого объединения должна выступать пространственно-интеграционная система особо охраняемых природных территорий (ПИСО).

Составными природно-антропогенными элементами ПИСО яв­ляются [26]:

а) экологические регионы, охватывающие:

- заповедники (ЗП), национальные парки (НП), другие особо ох­раняемые природные территории и объекты;

- охранные зоны ООПТ;

- территории, прилегающие к ООПТ и их охранным зонам, кото­рые используются в незаповедных целях;

б) связующие звенья между ООПТ, их охранными зонами и не­заповедными территориями:

- искусственно созданные природные объекты ( каналы, водохра­нилища, дамбы, лесопарки и т. д);

- ландшафтно-экологические ниши;

- сезонные и суточные миграционные пути (коридоры).

«Завершает» систему пространственной организации сохранения биоразнообразия зонирование территории ООПТ (национальных парков), определяя тем самым конкретный режим заповедания и устойчивого природопользования.

Предлагаемая структуризация территориальной организации сохранения биоразнообразия находится в контексте развития сети особо охраняемых природных территорий и формирования национальной экологической сети.

Из перечисляемых структурных звеньев ПИСО особая роль отводится заповедно-экологическому региону (ЗЭР), ядром которого является ООПТ и ее охранная зона.

Заповедно-экологический регион - это регион, в состав которого входит ООПТ, а также территория, оказывающая наибольшее в пределах Бе­ларуси воздействие на экологическое состояние природы ООПТ и од­новременно формирующая свою специализацию и весь социум под влиянием последней.

По своему содержанию и специализации ЗЭР - это регион заповедно-природно-рекреационно-культурного направления развития. Система управления ЗЭР должна быть направлена на упоря­дочение природоохранных, хозяйственных и иных мероприятий в це­лях стабилизации экологического режима в этом регионе, увеличение экологического капитала ООПТ, формирование нового социального облика территории на основе развития экотуризма, экологизации производства и возрожде­ния национальной культуры, религии, местных традиций, народных промыслов.

Пространственно-экологическое единство и биовзаимосвязь ООПТ обеспечивают искусственно создаваемые природные объекты, природоохранные ландшафтно-экологические ниши и миграционные пути. Отношения по использованию последних в совокупности с отношениями пользования заповедно-экологическими регионами составляют цело­стный объект управления природными ресурсами особо охраняемых природных территорий - ПИСО.

Развитие и интеграция элементов сети особо охраняемых при­родных территорий и объектов обусловливают появление дополнительных и новых видов деятельности как комплексных объектов управления. Так в ЗЭР и ПИСО, помимо заповедания, научно-прикладных экологических исследований, мониторинга, регулируемо­го природопользования, рекреации, хозяйственной деятельности, осу­ществляются также промышленное, сельскохозяйственное, иное про­изводство, строительство, перевозки, торговля и т. д.

Развитие материального производства, его уровень воздействия на природные комплексы заповедно-экологического региона необходимо в обяза­тельном порядке согласовывать с органами Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь, местного управления и самоуправления.

С целью экономического стимулирования экологизации производства для заповедно-экологических регионов должна быть оп­ределена система льготного налогообложения и кредитования.

Учитывая данное обстоятельство, становление и развитие ЗЭР целесообразно строить на принципах функционирования свободных экономических зон (СЭЗ)

Создание заповедно-экологических регионов по типу свободных экономических зон – реальная предпосылка и основа развития экологической экономики – экономики социально привлекательной, сочетающей долгосрочные экологические цели и текущие хозяйственные выгоды.

Реализация в ЗЭР принципа «от экологии к экономики и от экономики к экологии» в сочетании с принципами функционирования СЭЗ предполагает прежде всего выработку региональной политики, выражающей коренные экономические интересы экологического развития территории. Формирование региональной политики ЗЭР необходимо увязывать с Основными положениями Программы социально-экономического развития Республики Беларусь на 2006-2010 гг.

Учитывая проблемный характер развития заповедно-экологических регионов, для них особую актуальность приобретают следующие аспекты региональной политики:

- создать условия для активизации инновационной и инвестиционной деятельности, развития предпринимательства, особенно в отраслях, способных обеспечить быструю отдачу от вложенных средств;

- активизировать деятельность в новых сферах приложения труда (приграничный сервис, обслуживание транспортных коридоров, туризм и др.), в первую очередь в районах, где имеются объективные предпосылки для их формирования;

- обеспечить первоочередное развитие производств и видов деятельности, ориентированные на использование местных ресурсов;

- повысить уровень комплексности развития социальной инфраструктуры, прежде всего в районах с более низким развитием сети ее учреждений.

Таким образом, территориальная организация сохранения биоразнообразия строится на сочетании экологических и экономических интересов устойчивого природопользования с учетом активной социально-экономической роли ООПТ в решении региональных проблем развития страны.

Особый статус экологии ООПТ – главный фактор, определяющий специфику экономики заповедного дела.

В теории и практике заповедного дела присутствует консервативный и прогрессивный взгляд на экономику сохранения биоразнообразия.

Консервативный взгляд отрицает всякую экономическую выгоду от функционирования ООПТ, особенно заповедных территорий, признает лишь бюджетную форму финансирования заповедного дела, в том числе и сохранение биоразнообразия.

Прогрессивный взгляд, напротив, развитие ООПТ связывает с возрастанием их экономической и финансовой самостоятельности, влияние природного капитала заповедников и национальных парков на экономику региона, особенно в контексте развития эко-агротуризма и предпринимательства в природоохранной сфере и смежных с ней отраслей.

Сочетание консервативного и прогрессивного взгляда на сущность заповедного дела, разработка и реализация региональной экологической политики как ведущего принципа социально-экономического развития территории – есть главная концептуальная линия формирования эффективной экономики сохранения биоразнообразия на ООПТ.

Наиболее действенный фактор сохранения биоразнообразия – территориальный, который реализуется сетью ООПТ, способных (благодаря особому режиму природопользования) защитить от уничтожения не только отдельные виды растений и животных, но и целые природные комплексы, оказывающие заметное влияние на процессы, происходящие в биосфере. Вместе с тем ужесточение режима природопользования в сторону усиления заповедания неизбежно сопровождается ограничением использования или вовсе отчуждением населения от природных ресурсов. Постоянно возникающей по этой причине во всем мире конфликты принимают особенно острые формы там, где отчуждение от природных ресурсов затрагивает интересы местного, коренного населения, лишаемого традиционного природопользования и часто ничего не получающего взамен. Эти и некоторые другие причины, вызванные в основном новыми тенденциями экономического развития, обусловливают необходимость изменения концепции заповедного дела [27]. Идеальная модель концепции, основанная только на экологических факторах и не учитывающая социально-экономический аспект решения проблемы, исчерпала себя.

Проблема сводится к очень сложному и противоречивому компромиссу экологических и экономических факторов сохранения биоразнообразия на территориях с разной степенью заповедания. Экономический фактор из отрицательного (как для самой природоохранной территории, так и для коренного населения) должен стать положительным.

В связи с этим у некоторых ученых вызывает сомнение и опасение проблема коммерциализации хозяйственной деятельности национальных парков. В этом отношении наиболее распространенной точкой зрения является следующая: «В чем же заключается «особая охрана» природных территорий, если возможно их использование. В погоне за получением доходов их руководители готовы поступиться интересами сохранения природной среды, ради чего и создаются ООПТ. Само сочетание выражений – «особо охраняемые природные территории» и их «использование» должно настораживать. Понятия «особо охраняемая» и «использование» не совместимы» [28]. Безусловно, это крайняя точка зрения. Но она имеет под собой основания по причине недостаточного изучения влияния территориального фактора в виде системы зонирования на сохранение биоразнообразия ООПТ и дифференциации содержания заповедания применительно к последним.

Следует согласиться с мнением З.Ф. Муравьева в том, что существенной причиной необоснованного зонирования и использования природных ресурсов национальных парков является отсутствие проектов их территориальной организации, в которых должны быть гармонично учтены интересы и сохранения природы, и местного населения, и рационального (устойчивого) природопользования. Эти вопросы решаются в лесоустроительном проекте, но в нем в большей степени представлены разработки для ведения лесного хозяйства, нежели обоснованные предложения по сохранению биоразнообразия с учетом экономических интересов населения, развития туристско-рекреационной инфраструктуры и в целом повышения эколого-экономической эффективности функционирования особо охраняемых природных территорий.

Вместе с тем имеются и неквалифицированные суждения в отношении содержания хозяйственной деятельности национальных парков, особенно в отношении Беловежской пущи. З.Ф. Муравьев пишет: «… интенсивная и все возрастающая по видам и объектам хозяйствования деятельность постепенно превращает некогда заповедную Пущу в лесопарк». Имеются и другие подобные заявления [29], в отношении которых следует заметить, что некорректно рассматривать хозяйственную деятельность национального парка как инородное тело, во-первых, потому, что природоохранная деятельность по своему существу является разновидностью хозяйственной деятельности, во-вторых, хозяйственная коммерчески ориентированная деятельность (деревообработка) связана, главным образом, со «вспомогательными территориями» – лесоохотничьими хозяйствами – которые отнесены ко второй группе лесов и в которых, как известно, разрешены рубки главного пользования и, наконец, в-третьих, хозяйственная деятельность, связанная с рекреационно-туристическим обустройством и использованием ООПТ, строго регламентирована системой зонирования и туристической емкостью экосистем.

Учитывая специфику ООПТ, в частности, национальных парков, справедливости ради надо подчеркнуть, что необходимо в максимальной степени уменьшить давление «индустриального» коммерчески ориентированного фактора на природоохранную территорию и в разумных пределах вывести его за ее пределы, а саму природоохранную территорию использовать как ядро развития рекреационно-туристического регионального района или их совокупности по признаку эколого-экономической общности в отношении к ООПТ.

ООПТ в лице национальных парков должны не только приносить доход, но и являться «постиндустриальным» фактором развития региона, стимулируя его социально – экономический рост на основе малого предпринимательства и инноваций. Учитывая вышеизложенное, приходим к следующей структурной схеме построения эколого-экономичесокй концепции сохранения биоразнообразия (рисунок 1.3).

Рисунок 1.3. Структурная схема построения эколого-экономической концепции сохранения биоразнообразия
Как видно из представленной схемы, концептуальную основу построения экономического механизма сохранения биоразнообразия выражают два между собой связанные принципа: принцип заповедания и принцип региональности, реализация которых обеспечивается системой отношений и интересов регионального природопользования.

1.4 Содержание и структура экономического механизма сохранения биоразнообразия
Общие положения построения экономического механизма сохранения биоразнообразия базируется на содержании и структуризации экономического механизма природопользования, учитывающего принципы устойчивого развития и необходимость реализации требований экологического императива.

Сущность экономического механизма природопользования рассматривается в работах С.Н. Бобылева, К.Г. Гофмана, А.А. Гусева, Н.Г. Мельника, Г.А. Моткина, А.В. Неверова, И.М. Потравного, И.М. Синякевича, Ю.Ю. Туныци, О.С. Шимовой и др.

Учитывая взгляды ведущих экономистов-экологов [30,31], экономический механизм природопользования – это система взаимосвязанных методов, инструментов и условий, необходимых для достижения экономических и экологических целей использования и воспроизводства природных ресурсов.

Структурное содержание механизма экономического природопользования представлено на рис. 1.4.

Основными структурными элементами механизма являются: цели, методы, инструменты и условия функционирования механизма.

В структуре экономического механизма природопользования выделяются две относительно самостоятельные, но взаимосвязанные между собой подсистемы: организационный и финансовый механизмы.

Содержание организационного механизма охватывает разрабатываемые и утверждаемые в установленном порядке компетентными органами системы экологической статистики и экологического учета, проведение экологической экспертизы, прогнозы, планы, стандарты, нормативы, лимиты природопользования, а также экологический аудит и экологический маркетинг.

Финансовый механизм включает государственные капитальные вложения, кредиты, ссуды, дотации, другие инвестиции, налоги, пошлины, сборы, налоговые льготы, компенсационные платежи, цены, специальные фонды и иные денежные активы, привлекаемые в экологическую сферу, а также материально-техническое снабжение, экологическое страхование и систему возмещения вреда и ущерба в области природопользования.

Штрафы и другие экономические санкции, применяемые в природоресурсной и природоохранной сферах, являются следствием экологических правонарушений, поэтому их не следует причислять к специфическим экономическим средствам обеспечения природопользования и охраны окружающей среды.

Формирование целей природопользования находится под определяющим влиянием социально-экономических и экологических потребностей общества (человека), которые непосредственно и опосредованно связаны с закономерностями и принципами устойчивого природопользования.


Рисисунок 1.4. Основные структурные элементы экономического механизма природопользования


В качестве стратегической цели функционирования экономического механизма природопользования может рассматриваться наиболее полное удовлетворение ресурсно-сырьевых и ресурсно-экологических потребностей общества (человека) в контексте устойчивого развития.

Экологическую эффективность системы платного природопользования определяет система нормативного природопользования, основанная на нормах права, на экологической и ресурсной норме, включая лимиты, квоты и т.п.

Только взаимосвязь платного и нормативного природопользования обеспечивает формирование эффективной системы мотивационных отношений, обеспечивающих требование экологического императива и рационального природопользования. При отсутствии одной из систем (системы платного или системы нормативного природопользования) или неэффективном и несогласованном их функционировании, экономический механизм природопользования не может выполнять свои основные функции и не обеспечивает достижение поставленных целей.

Две названные системы пронизывают основные структурные элементы экономического механизма, его методы и инструменты функционирования.

Система сохранения биоразнообразия – самостоятельная подсистема экономического механизма природопользования.

В отношении содержания экономического механизма сохранения биоразнообразия нет однозначного понимания. Например, имеет место такое определение данной категории: «Экономический механизм сохранения биоразнообразия представляет собой совокупность инструментов воздействия на уровень прибыльности деятельности природопользователей, направленных на стимулирование неистощительного пользования биоресурсами и обеспечения их возобновляемости» [32].

Данное определение, на наш взгляд, требует уточнения, как в отношении чрезмерной ориентации на прибыльность природопользователей, так и в аспекте отождествления категорий «биоразнообразие» и «биоресурсы», что выводит систему средообразования из сферы экономичсеких интересов.

В другом ключе раскрывает рассматриваемую категорию Г.А. Моткин [33]: «социально-экономический механизм сохранения биоразнообразия представляет собой методы управления антропогенным и, если возможно, естественным воздействием на формы и компоненты биоразнообразия соответствующих биологических ресурсов».

Соглашаясь в общих чертах с данным определением, следует все-таки отметить, что более корректно, как нам представляется, говорить о формах и компонентах биоразнообразия природных комплексов, а не о формах и компонентах биологических ресурсов.

Определение содержания эколого-экономического механизма сохранения биоразнообразия имеет принципиальное значение, поскольку выражает квинтэссенцию самого механизма, его конструкцию и основные направления практической реализации.

Эколого-экономическая концепция сохранения биоразнообразия, рассмотренная выше, обязывает в качестве определяющего инструмента сохранения биоразнообразия использовать систему эколого-экономического районирования и специального зонирования. Без данного базового инструмента экономический механизм сохранения биоразнообразия не может рассматриваться как целостная система. Второй момент концептуального порядка, который необходимо учитывать при построении механизма – это специфическая система ценностных отношений, связанная с процессом природного заповедания и его «экономическим выражением» в виде максимизации экологической ренты. И, наконец, третья особенность, которая подчеркивает специфику инструментария сохранения биоразнообразия – региональная эколого-экономическая политика, направленная на гармонизацию социально-экономических интересов заповедания и местного населения.

Экономический механизм сохранения биоразнообразия (ЭМСБ) – это система специальных инструментов, методов и условий, основанная на:

– экологическом районировании и зонировании природоохранной территории, обеспечивая дифференциацию режима заповедания и эколого-ориентированное развитие региона;

– ценностных отношениях заповедания в виде экологической ренты, исчисленной на основе альтернативной стоимости продуцирования природных комплексов;

– сочетании бюджетного и внебюджетного финансирования функционирования ООПТ;

– гармонизации экологических интересов заповедания и социально-экономических интересов местного населения;

– нормативном методе управления ООПТ по критерию эффективного заповедания и информации об отклонениях от заданной цели.

Конструкция экономического механизма сохранения биоразнообразия включает две подсистемы:

- организационно-экономическую;

- финансово-экономическую.

Структуризация экономического механизма сохранения биоразнообразия особо охраняемых природных территорий представлена на рисунке 1.5.

В организации сохранения биоразнообразия, как это видно из рисунка 1.3, определяющую роль играет территориальный фактор, который в структуре ЭМСБ реализуется с помощью системы районирования (зонирования).

В самом общем виде территориальная организация сохранения биоразнообразия строится на сочетании экологических и экономических интересов устойчивого природопользования с учетом активной социально-экономической роли ООПТ в решении региональных проблем развития страны.

Рисунок 1.5 – Структурная характеристика экономического механизма сохранения биоразнообразия
Общая экономическая ценность ООПТ, включающая по западной классификации «стоимость использования» и «стоимость неиспользования» ресурсов природы, прямо и косвенно влияет на экономику региона. Это влияние может быть значительным, если биоразнообразие ЗП и НП определяет основную специализацию развития региона (например, туристско-рекреационную и т.п.)

В данном контексте возрастает значение и меняется содержание второй подсистемы эколого-экономического механизма сохранения биоразнообразия – финансово-экономической.

Выделяют следующие основные источники финансирования разнообразия [30]:

- государственное финансирование;

- местные бюджеты;

- экологические фонды;

- экологические страховые фонды;

- целевые фонды (могут образовываться самими охраняемыми территориями за счет доходов от туризма, рекреации, гостиниц, музеев, охоты и т.п.);

- специальные фонды содействия (их могут образовывать предприятия (в т.ч. и иностранные), банки организации, частные лица, различного рода фонды (исторические, культурные и пр.));

- льготное налогообложение;

- «долг в обмен на природу» - специальный международный механизм, в рамках которого может выкупаться часть иностранного долга государства при условии выполнения им отдельных природоохранных обязательств.

С возрастанием роли ООПТ в региональном развитии страны всю структуру финансово-экономического механизма должна пронизывать качественно но­вая система ценностных отношений природопользования, построенная на основе экологической ренты, которая в стоимостном отношении гарантирует и одновременно стимулирует воспроизводство живой природы и отдельных ее компонентов.

Экологической рентой следует признать доход, образующийся у субъектов хозяйствования, иных юридических лиц, а также материальные выгоды, получаемые физическими лицами в связи с прямым или косвенным использованием ими естественных ресурсов ООПТ. В другой интерпретации экологическая рента – это плата за пользование экологическими ресурсами. Материальным носителем экологической ренты является постоянно продуцирующее органическое вещество природных комплексов. Нижний уровень экологической ренты выражает цена (стоимость) воспроизводства экологического ресурса.

Экономическая оценка экологического капитала ООПТ является осно­вой построения системы специальных экологических платежей, при­званных экономически стимулировать и одновременно стать одним из источников финансирования сохранения биоразнообразия.

Видами платежей на основе экологической ренты могут быть: экологический налог, экологические пошлины, экологические акцизы и экологические сборы, устанавливаемые в законодательном порядке [34].

Экологический налог - это постоянные обязательные платежи за использование экологических (средообразующих) ресурсов природ­ных комплексов ЗП и НП.

Экологические пошлины — обязательные платежи, вносимые физическими лицами заповедникам и национальным паркам за поль­зование их территориями и ресурсами в рекреационных, иных куль­турно - просветительных целях по специально разрешительным доку­ментам.

Экологические акцизы - обязательные платежи, уплачиваемые юридическими и физическими лицами заповедникам и национальным паркам за использование редких, иных особо ценных охраняемых объ­ектов природы или их компонентов, являющихся собственностью го­сударства (например, акцизы с ботанических, иных коллекций, с добычи животных и т. д.).

Часть пошлин и акцизов как определенные доли собственных доходов заповедники и национальные парки вносят в доход государ­ства на формирование соответствующего бюджета.

Экологические сборы - обязательные разовые (эпизодические) платежи, вносимые юридическими лицами заповедникам и нацио­нальным паркам на ликвидацию неблагоприятных экологических по­следствий или проведение неотложных природоохранных работ и ме­роприятий.

Расширение источников финансирования и финансовой само­стоятельности заповедников и национальных парков в конечном счете будет способствовать формированию, развитию и совершенствованию научной, рекреационной и производственно-хозяйственной базы дан­ных особо охраняемых природных территорий.

Вместе с тем биоразнообразие природы - это государственный экологический ресурс стратегического значения. Поэтому финансиро­вание его сохранения и воспроизводства должно быть преимущест­венно централизованным и находиться под строгим контролем госу­дарственных органов в лице Администрации Президента Республики Беларусь и Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь.

Бюджетное финансирование по своей сути выражает собой своеобразную плату общества за сохранение биоразнообразия и является одним из самых надежных источников развития ООПТ.

Средства бюджета, выступая в качестве главного источника финансирования ООПТ, распределяются в соответствии с социально-экономическим значением соответствующих функций. В таблице приведена классификация функций ООПТ по их месту в системе производственных отношений [35].

Из нее видно, что большинство функций ООПТ может реализоваться только на бюджетной основе. Источником прибыли являются лишь рекреация и экотуризм как сфера услуг, некоторые формы управляющей (регуляционные мероприятия) и сопутствующей (коммунальная сфера ООПТ) деятельности. Выделяют следующие положения, которыми следует руководствоваться при формировании системы финансирования функционирования ООПТ :

а) охрана биоразнообразия – может реализоваться на бюджетной основе и не допускает каких-либо форм коммерческих отношений;

б) воспроизводство биоразнообразия, являясь формой производственной деятельности, в зависимости от источника заказа может реализоваться за счет финансовых средств специальных государственных, региональных и международных программ или при наличии спроса на продукт воспроизводства как результат прямой коммерческой деятельности. В последнем случае чаще всего эту деятельность приходится юридически выделять из структуры управления ООПТ. Естественно, что часть прибыли от этой коммерческой деятельности, реализуемой на территориальной и информационной основе ООПТ, должна отчисляться на ее счет. Юридические основы таких отношений и принципы их регулирования требуют специальной разработки;

в) фундаментальная наука ни при каких условиях не может приносить прямую прибыль и существует только за счет бюджетного финансирования. Однако в системе ООПТ в целом фундаментальная наука не может рассматриваться как основная функция и ее реализация должна осуществляться на основе заказов-грантов, оплачиваемых из специальных научных государственных фондов Комитета по науке и технологиям, НАН, благотворительных и международных организаций. Если существует особая необходимость глубокого изучения сложных естественных экологических систем, то Комитетом по науке и технологиям, НАН, Министерством природных ресурсов и охраны окружающей среды и другими организациями могут создаваться фонды, выделение средств по которым осуществляется при условии участия в работе специалистов ООПТ;

г) прикладная наука и мониторинг непосредственно взаимодействуют с системой управления на государственном и региональном уровнях и создают технологическую основу для принятия решений. В соответствии с этим финансирование может строиться на основе:

– государственного постоянного и/или целевого заказа;

– заказа национальных и международных фондов (гранты);

– заказа конкретных юридических лиц (коммерческая основа; юридическая основа прямых коммерческих отношений в настоящее время для ООПТ не разработана);

д) рекреация и экологический туризм – формально строго коммерческая сфера деятельности. Однако на практике ее реализация обычно достаточно сложна. Функция ООПТ скорее сводится к созданию предпосылок для реализации этой услуги. Но сама организация услуги в развитой рекреационной системе – сложная задача, которую обычно способны выполнить лишь специальные организации. В таком варианте ООПТ может получать финансирование как прямое, так в форме отчислений от прибыли. Реализация услуги может обеспечиваться в рамках самой ООПТ в том случае, когда она не имеет высокого спроса и значительного объема. По мере роста спроса сначала естественно увеличивается общая стоимость услуги, а затем неизбежно происходит ее передача специализированной коммерческой структуре, обеспечивающей все аспекты ее реализации;

Таблица 1.1 – Классификация функций ООПТ по их месту в системе производственных отношений и источникам финансирования



Функция




Форма финансирования

основная

дополнительная

Охрана природы и биоразнообразия

поддерживающий условия функционирования

бюджет



Восстановление биоразнообразия

поддерживающий условия функционирования и производящий товарную продукцию

бюджет

прибыль от собственной деятельности

Фундаментальная наука

поддерживающий условия функционирования

бюджет



Прикладная наука, мониторинг

поддерживающий условия функционирования в целом и локально в конкретной производственной сфере

бюджет

прибыль

Информация для системы принятия решений

поддерживающий условия функционирования в целом и локально в конкретной производственной сфере

бюджет

прибыль

Рекреация, эколо-гический туризм

услуга



прибыль

Образование

поддерживающий условия функционирования, в частном случае услуга

бюджет

прибыль

е) образование в большинстве случаев реализуется на базе ООПТ и финансируется соответствующей организацией. Формально прибыль ООПТ от предоставления условий для образования маловероятна. В лучшем случае ООПТ получает компенсацию за прямые услуги. Однако, если возникает спрос на подготовку и переподготовку специалистов, то целесообразна организация специальных фондов для проектов по экологическому образованию различного типа на базе ООПТ, в т. ч. и за счет зарубежных грантодателей. Средства этих фондов должны идти в первую очередь на развитие необходимой инфраструктуры и материально-технической базы, а также на финансовую поддержку лиц, организующих этот процесс.

В общем случае гранты могут выделяться: через ООПТ как юридическое лицо на имя конкретного исполнителя; на счет конкретного исполнителя как сотрудника ООПТ, так и стороннего лица. Во всех случаях, если работы реализуются на территории ООПТ, грантодержатель должен вступать в специальные договорные отношения, определяющие его финансовые, материально-технические и правовые отношения с ООПТ.

Ориентировочно размер государственного финансирования можно связывать с нормативной величиной экологической ренты с учетом разных форм ее проявления.

Экологические ресурсы ООПТ имеют практическое значение не только для белорусской нации. Специфика природы ЗП и НП нашей страны привлекает к себе международное сообщество с точки зрения экологически устойчивого развития Европейского континента. Поэто­му на международном уровне должна быть определена стабильная ос­нова финансирования особо охраняемых природных территорий, со­держащих в себе уникальную экологическую ценность. Такой основой может быть международная экологическая рента (МЭР) [36]. Истоки МЭР определяет монополия того или иного государства на уникальный природный объект, представляющий интерес для мирового сообщест­ва. Последняя возникает благодаря исключительным природным усло­виям, которые создают возможность получения редких продуктов природы и являются фактором поддержания экологического равнове­сия значительной части регионов планеты. Механизм присвоения тем или иным государством международной экологической ренты опреде­ляют не столько свободные рыночные отношения, сколько осознанная необходимость государств мира в финансировании устойчивого функ­ционирования эталонов природы, хранящих в себе бесценную эколо­гическую информацию. Поэтому составной, а может быть, и опреде­ляющей частью международной экологической ренты должен стать надправительственньй (надгосударственный) фонд сохранения гено­фонда Земли и нетронутой природы. На международном уровне Беларусь должна принять участие в создании такого фонда.

Реальным носителем МЭР является международный экологический туризм.

Наряду с важнейшими структурными элементами (инструментами) ЭМСБ (организационная и финансовая подсистемы), содержательную стороную механизма определяют также методы управления сохранения биоразнообразия (СБ). Учитываю специфику объекта эколого-экономического управления, наиболее эффективным методом управления, по нашему мнению, явлется нормативный метод СБ.

Нормативный метод эколого-экономического управления представляет собой процесс определения качества и корректировки многогранной деятельности, связанной с сохранением биоразнообразия ООПТ в соответствии с принципами заповедания и регионального развития и основанной на соответствующей нормативной базе функционирования ЭМСБ.

Формирование нормативной базы ЭМСБ обусловлено системой целей управления ЗП и НП.

Вся система нормативов должна быть направлена на реа­лизацию стратегической цели функционирования ООПТ - сохранение генофонда и биоразнообразия наиболее ценных и уникальных природ­ных комплексов государства. Определяющим в построении норматив­ной базы является принцип приоритета заповедания. Природоохран­ный, научно-исследовательский, мониторинговый, оздоровительно-рекреационный, образовательно-воспитательный и хозяйственный ви­ды деятельности ООПТ оцениваются с позиции неукоснительного ис­полнения данного принципа. Игнорирование тем или иным видом дея­тельности приоритета заповедания означает прямой социально-эколо­гический вред, который наносится стратегическим интересам нации.

Набор (состав) нормативов может быть разнообразным, но их содержание следует определить как критерии эффективности запо­ведания, которые могут быть выражены с помощью системы вспомогательных процедур и показателей:

- количества и характера выявленных нарушений природо­охранного законодательства;

- количественных (состав редких и исчезающих видов, уникаль­ных ландшафтов) и качественных (уровень антропогенизации) харак­теристик экосистем ЗП и НП и прилегающих к ним территорий;

- стоимостных (ценность уникальных ландшафтов, видов, в це­лом экологических ресурсов) и натуральных (продуктивность экоси­стем) параметров ЗП и НП;

- абсолютных (количество посещающих туристов на 1 га запо­ведной зоны) и относительных (удельный вес занятых в хозяйственной деятельности в общей численности персонала ООПТ, удельный вес доходов от хозяйственной деятельности в общей сумме денежных поступлений и бюджетных ресурсов и т. п.) показатели финансирования ЗП и НП.

Отработка системы нормативов – сложный и кропотливый процесс, но без ее наличия ЭМСБ окажется неэффективным, особенно с позиции достижения стратегической цели.

При создании нормативной системы управления по критерию эффективного заповедания необходимо предусмотреть, чтобы эта система информировала об отклонениях от заданной цели.

Принцип контроля по отклонениям должен на практике соче­таться с принципом контроля по критическим ситуациям. Такими си­туациями, например, могут быть:

- факты нарушения природоохранного законодательства;

- загрязнение экосистем ООПТ сверх установленных нормативов;

- развитие хозяйственной и рекреационной деятельности в ущерб природоохранной и принципу заповедания;

- уменьшение площади заповедных зон в НП;

- сокращение редких и исчезающих видов;

- изменение структуры землепользования в ущерб целям заповедования;

- развитие в заповедно-экологическом регионе производств, отрицательно влияющих на окружающую среду;

- сокращение экологических ниш и миграционных путей;

- ухудшение социального быта и условий проживания населения на прилегающих к ЗП и НП территориях.

Ситуации, намеченные для контроля, должны действительно быть критическими, т. е. либо представлять собой "угрожающие" фак­торы, либо лучше других факторов показывать, в какой мере соблюда­ется принцип заповедания и принцип коэволюционного развития.

Даже неполный перечень возможных отклонений и проблем выбора критических ситуаций свидетельствует о том, что нормативный метод управления не может не основываться на широкой, достоверной и доступной информации.

Организация функционирования ЭМСБ предполагает использование двух взаимодополняющих и взаимосвязанных подсистем управления - административной и экономической. Административная подсистема направлена на реализацию общена­циональных задач сохранения уникальных экоресурсов, определение правовых нормативов природопользования и хозяйствования на ООПТ (включая заповедники и национальные парки) и прилегающих к ним территориях, воздействие на развитие социально-экологических процессов, связанных с заповеданием. Основу экономической подсис­темы определяет стоимостная оценка природного капитала ЗП и НП с обязательным выделением интегрального экологи­ческого ресурса - биоразнообразия ООПТ. Стоимостная оценка природного капитала является связующим (центральным) надэлементом ЭМСБ. С позиции устойчивого развития ООПТ процессы ценообра­зования, финансирования, налогообложения и планирования в системе сохранения биоразнообразия должны быть увязаны с экологической ценностью и возрастанием средообразующей роли ЗП и НП в отдаленной перспективе.

В качестве эмпирического базиса оценки функционирования экономического механизма сохранения биоразнообразия выступает ретроспективный анализ воз­действия хозяйственной деятельности на состояние экосистем. Базой такого анализа является эколого-экономический мо­ниторинг.

Основные требования к созданию такого мониторинга следующие:

- обеспечение необходимой информацией о количественной и ка­чественной характеристиках природного капитала ООПТ;

- анализ различных видов хозяйственной и иной деятельности, воздействующих на состояние экосистем ООПТ;

- оценка степени воздействия субъектов хозяйствования на ус­тойчивое продуцирование экосистем;

- оценка степени воздействия рекреантов и туристов на устойчи­вое продуцирование экосистем;

- определение размера экологических платежей за пользование (прямое или косвенное) экологическими ресурсами ООПТ;

- оценка социальной, экологической экономической эффективности функционирования ООПТ.

Таким образом, для повышения эффективности управления ООПТ необходим комплекс мероприятий, направленных на коренное совершенствование экономического механизма сохранения биоразнообразия, а также неординарные и настойчивые дей­ствия правительства, связанные с решением следующих актуальных проблем:

- формирования и правового оформления нового объекта управ­ления биоразнообразием - пространственно-интеграционной системы особо охраняемых природных территорий - на основе принципов заповедания и регионального развития;

- организация функционирования заповедно-экологических регионов как института сохранения биразнообразия и одновременно структурного элемента социально-экономического развития страны, выражающего ее экологический имидж и имеющего статус свободной экономической зоны;

- формирования экономического механизма стимулиро­вания и финансирования сохранения биоразнообразия на основе экологической ренты и целевого выделения средств из бюджета государства;

- выхода на международный уровень с инициативой о создании надгосударственного фонда сохранения генофонда Земли и нетрону­той природы на основе международной экологической ренты;

- развития нормативного метода управления сохранением биоразнообразия, основанного на системе норм и индикаторов, выражающих экологический, социальный и экономический аспекты функционирования ООПТ в соответствии с принципами заповедания и регионального развития

- организации функционирования специального мониторинга, деятельность которого направлена на выявление степени воздействия субъектов хозяйствования на состояние экосистем ЗП и НП с после­дующим определением размера экологических платежей в пользу ООПТ.

1.5 Выводы


  1. Методологической основой построения экономического механизма сохранения биоразнообразия особо охраняемых природных территорий выступает:

а) эколого-экономическая концепция сохранения биоразнообразия, основанная на исследовании содержания категории «биоразнообразие», принципах заповедания и региональности и определяющей роли пространственно-экологического фактора в устойчивом продуцировании особо охраняемых природных территорий.

б) теория экологического менеджмента, определяющая экономический механизм сохранения биоразнообразия как систему специальных инструментов и методов устойчивого природопользования и заповедания, направленную на достижение компромисса между долгосрочными экологическими целями и текущими экономическими интересами функционирования ООПТ.



  1. Биоразнообразие, представляя собой функционально-ресурсную целостность экосистем и определяя вариабельность видов растительного и животного мира, относится к разновидности экологического ресурса.

Биоразнообразие как экологический ресурс – это экосистемная трофическая взаимосвязь оптимальной совокупности биоорганизмов и среды их обитания, обеспечивающая устойчивый средообразующий эффект функционирования природных комплексов (биогеоценозов).

Целостность экосистемы и ее устойчивое продуцирование – основа существования биоразнообразия.

Биоразнообразие как экономическую категорию выражает способность экосистемы сохранять свою целостность и удовлетворять экологические потребности на основе сохранения своей целостности. Особенность экономических отношений сохранения биоразнообразия – длительное время воспроизводства среды обитания живых организмов, которое определяет его высокую ценность. С позиции экономики биоразнообразие рассматривается как природный (экологический) капитал, величину которого определяет стоимостная оценка экологических ресурсов. Основу последней выражает капитализированная величина экологической ренты, определяемая на основе концепции альтернативной стоимости.


  1. Основное содержание эколого-экономической концепции сохранения биоразнообразия определяет пространственный фактор организации заповедания и устойчивого природопользования, в котором особая роль отводится заповедно-экологическому региону, ядром которого является ООПТ, система ее функционального зонировании я, включая охранную зону.

Заповедно-экологический регион – это регион, в состав которого входит ООПТ, а также территория, оказывающая наибольшее в пределах Беларуси воздействие на экологическое состояние природы ООПТ и одновременно формирующее свою специализацию и весь социум под влиянием последней.

По своему содержанию и специализации ЗЭР – это регион заповедно-природно-рекреационно-культурного направления развития, формирующий экологическую экономику как экономику инновационного типа и высокой культуры.

Главная концептуальная линия формирования эффективной экологической экономики – сочетание консервативного (отрицает всякую выгоду от функционирования ООПТ) и прогрессивного взгляда на сущность заповедного дела и нахождения компромисса между ними в региональной экологической (эколого-экономической) политике, направленной на достижение целей заповедания с учетом экономических интересов местного населения.


  1. Экономический механизм сохранения биоразнообразия ООПТ - это система специальных инструментов и методов устойчивого природопользования и заповедания, структурное содержание которой определяют две подсистемы:

- организационно-экономичсекая и финансово-экономическая.

Основное содержание организационно-экономической подсистемы выражает пространственная организация сохранения биоразнообразия, основанная на системе экологического равновесия и функционального зонирования, а также система специальных мероприятий природоохранного учреждения, включая основные виды землепользования и научные исследования.

Финансово-экономическую подсистему механизма определяют бюджетное и внебюджетное финансирование функционирования ООПТ.

Бюджетное финансирование по своей сути выражает собой своеобразную плату общества за сохранение биоразнообразия и является одним из самых надежных источников развития ООПТ. Большинство функций ООПТ, за исключением рекреации и экотуризма, может реализоваться только на бюджетной основе.

Внебюджетное финансирование связано с коммерческой деятельностью особо охраняемых природных территорий, направленной на укрепление их экономической самостоятельности в условиях экологоориентрованного развития хозяйства.

Как бюджетная, так и внебюджетная система финансирования должны быть увязаны со стоимостью природного капитала ООПТ, возрастанием его эколого-экономической ценности.

Наряду с важнейшими структурными элементами (инструментами) ЭМСБ, содержательную сторону механизма определяют также методы управления сохранением биоразнообразия. Учитывая специфику объекта эколого-экономического управления, наиболее эффективным методом является нормативный метод управления сохранением биоразнообразия. Нормативный метод представляет собой процесс определения качества и корректировки многозонной деятельности, связанной с сохранением биоразнообразия ООПТ в соответствии с принципами заповедания и регионального развития и основанной на соответствующей нормативной базе финансирования ЭМСБ.
следующая страница >>