«Да были люди в наше время… Богатыри!» - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
«Да были люди в наше время… Богатыри!» - страница №1/1

Управление образования администрации

Старооскольского городского округа


Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

«Основная общеобразовательная школа № 7»

Эссе на тему:
«Да были люди в наше время… Богатыри!»
(в рамках муниципального этапа областного конкурса творческих работ «Память России жива», посвященного 200-летию Бородинского сражения)

Выполнила: Толмачева Анастасия Александровна,

15.06.1997 года рождения, МБОУ «ООШ № 7»

Руководитель: Харькова Наталья Владимировна,

учитель русского языка и литературы, т. 24-02-05

г. Старый Оскол,

2012

В Эрмитаже есть просторная комната-галерея. «Она не золотом, не бархатом богата…» Стены её украшены портретами прославленных полководцев Отечественной войны 1812 года. Михаил Илларионович Кутузов, Петр Иванович Багратион, Михаил Богданович Барклай де Толли, Николай Николаевич Раевский, Петр Петрович Коновницын…



Мне хочется рассказать об одном из таких героев. «Бог рати он» называли современники этого легендарного генерала, чье имя на самом деле – Петр Багратион. С детских лет Петр мечтал стать военным. «Нет для меня на свете блага, – признался он отцу, отставному полковнику русской армии, – которое бы я предпочел благу моего Отечества». В семнадцать лет юный Багратион поступил на военную службу в Кавказский мушкетерский полк, оборонявший юго-восточную границу России от султанской Турции и воинственных чеченцев. В одном памятном бою едва юный князь не погиб. Где-то неподалеку грохнула пушка, в воздухе разлетелись огненные брызги. Небо поплыло, земля провалилась из-под ног, медовый запах примятой травы смешался с горьким запахом пороха. Но, слава Богу, все обошлось, то было лишь ранение! Господь сохранил для славы России великого полководца. До рассвета Багратион пролежал среди убитых и покалеченных солдат. Окрестные жители приняли воина за своего: омыли раны, вылечили и поставили на ноги. А узнав, кто он, из уважения к славному роду (ведь Багратион происходил из древнего рода грузинских царей) проводили без всякого выкупа к русскому гарнизону.

Полюбил Багратиона за храбрость великий Александр Суворов. «Князь Петр» – так уважительно и ласково стал обращаться к молодому воину прославленный Суворов после того, как в декабре 1788 года Багратион чуть ли не первым ворвался в турецкую крепость Очаков.

Через двенадцать лет Суворов с Багратионом будут вместе громить французскую армию на земле Италии. Крепко засели французы в городке Лекко. Но попробуй, удержи русских молодцов, ведомых на штурм Суворовым и Багратионом! Пуля обожгла ногу князя чуть выше правого колена. Однако Багратион, будто и не заметил сквозного ранения, носился на боевом коне в тылу русских и союзных полков, выкрикивая приказания.

Суворов высоко оценил талант Багратиона: «Осмеливаюсь повернуть в Высокомонаршую Вашего императорского величества милость… князя Багратиона, мужественно отличившегося во многих случаях, поражавшего неприятеля с неустрашимостью». Отважному князю Суворов подарил шпагу – с нею Багратион не расставался до заката жизни. Ещё не одну версту по дорогам Европы пришлось прошагать полководцам вместе. Самым сложным оказался поход в Швейцарские Альпы. Но русский штык прорвался сквозь Альпы, где прежде ни одна армия не хаживала! А уж о победах в горах, подобных победам Суворова и Багратиона, и мечтать в Европе не смели.

Слава полководца росла. Имя славного генерала Багратиона и поныне со страхом произносят в северной Швеции. На все оставшиеся века запомнили наши давние неприятели – шведы – переход в 1809 году корпуса Петра Багратиона по льду Ботнического залива. Редкий смельчак отважится идти в феврале-марте по весьма непостоянному льду залива. А Багратион, тщательно подготовившись к дальнему переходу, рискнул вывести на лед почти семнадцать тысяч воинов!

Прежде считалось, что успех сражения – в захвате чужих земель и крепостей. Багратион думал иначе – не бастионы воюют против нас, а хорошо вооруженная шведская армия. Ей-то он и не дал передышки, загнав беспрерывными атаками в глубь материка. «Храбрые и мужественные подвиги славного и непобедимого российского воинства…всюду поражали неприятеля, вселяя в него страх и робость», – писал государю из Швеции победитель - Багратион.

«Да, были люди в наше время… Богатыри!» Но главная война с Наполеоном за свободу Отечества ещё впереди.

И грянул роковой 1812 год. Возле села Бородино 26 августа 1812 года решалась судьба Отечества. Бородинская битва началась в шесть часов утра. А закончилась, когда солнце, словно окровавленное колесо, медленно катилось за спины французских солдат. За целый день французы ни на шаг не продвинулись к Москве. Никогда потери наполеоновской армии не были столь чувствительными. 50 тысяч гвардейцев, 1600 офицеров, 47 генералов навсегда остались лежать в подмосковном поле. Но и наша армия, уничтожив и покалечив почти половину французского войска, дорого заплатила за свободу Отечества – 38 тысяч воинов погибло и пропало без вести, 1500 офицеров, 29 генералов.

Битва при Бородино стала началом легендарной победы над Наполеоном и его 500-тысячной армией. Не пройдет с тех пор и двух месяцев, как французские войска по старой Смоленской дороге начнут бесславное отступление.

Но вернемся к тем дням, когда шла битва с французами. Бой в августе 1812 года был особенно жестоким. Левым флангом обороны русской армии у деревни Семеновское руководил генерал Багратион. До полудня восемь раз французы атаковали Багратионовы флеши (так называли тогда искусственно созданные укрепления). Но русские, вдохновленные бесстрашием генерала, не отступили ни на шаг.



И вдруг – жуткая боль огненной лавой обожгла полководца. Осколок французской гранаты ударил в правую ногу, чуть ниже колена. Поначалу казалось – рана не опасна. Через неделю после ранения на ноге даже темные пятна исчезли, поутихли мучительные боли, спал жар. Но после того как до Багратиона дошло известие о сдаче французам Москвы, болезнь усилилась. Двенадцатого сентября в селе Симы Владимирской области храбрый генерал скончался. «Я на все решусь, чтобы только иметь счастье видеть славу России, и последнюю каплю крови пожертвую её благосостоянию», – написал однажды в письме к другу отважный князь. И слово свое сдержал…

Жив человек, пока жива память о нем. Светлое имя Петра Багратиона вместе с именами Александра Суворова, Михаила Кутузова, Георгия Жукова да будет славно в стране Российской до скончания века! С их именами нам побеждать!