Д. А. Авдеев, В. К. Невярович - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Д. А. Авдеев, В. К. Невярович - страница №1/3



Д.А. АВДЕЕВ, В. К. НЕВЯРОВИЧ

Нервность:
её духовные причины
и проявления


Неврозы с точки зрения православных, врачей

Москва


Благословение Душепопечительского Центра во имя Святого праведного Иоанна Кронштадтского

Образ Пресвятой Богородицы “Споручница грешных”

© Д. А. Авдеев, В. К. Невярович

Тело, будучи сложено из многих, притом неодинаковых частей, которые и сами составлены из четырех стихий, когда занеможет, имеет нужду в разных врачествах и притом составленных из разных трав. А душа, напротив, будучи невещественна, проста и несложна, когда занеможет, одно врачество врачует ее - Дух Святой, благодать Господа Иисуса Христа.

Св. Симеон Новый Богослов

ОГЛАВЛЕНИЕ

НЕВРОЗ — БОЛЕЗНЬ ДУХОВНАЯ

ФАКТЫ ВОПИЮТ

ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ НЕВРОЗОВ

Неврастения

Невроз навязчивых состояний

Истерия

Ипохондрический и депрессивный неврозы



О самоубийстве

Св. отцы о борьбе с гневом и печалью

ДРУГИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ НЕРВНОСТИ

ЕЩЁ СОВЕТЫ И ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЯ

Духовно-психологическая самопомощь

Бессонница

ОСОБЕННОСТИ ДЕТСКИХ НЕВРОЗОВ

Детская исповедь

“Обязанности семейственные” (по творениям

Святителя Феофана Затворника



НЕВРОЗ - БОЛЕЗНЬ ДУХОВНАЯ

Пограничные нервно-психические расстройства, а среди них значительное место занимают неврозы, прочно удерживают лидирующее положение в обширной группе психических заболеваний. По данным Всемирной Организации Здравоохранения, около 10% населения индустриально развитых стран больны неврозами и за последние 65 лет их число выросло в 24 раза. Учтённая заболеваемость неврозами в России составляет 20-25 человек на 1000 населения. Это, повторяем, только учтённая заболеваемость и, скорее, её можно рассматривать как вершину айсберга.

Неврозы, как эпидемия, распространяются повсеместно. Например, доказано, что от 30 до 65% посетителей у общепрактикующих врачей — это люди с выраженной невротической симптоматикой. В среде специалистов, изучающих эту патологию, бытует такая грустная шутка: вместо вопроса “болеет ли человек неврозом”, спрашивать, — “каким видом невроза он страдает”.

Согласно современному определению, принятому в нашей стране, невроз — психогенное (как правило, конфликтогенное) нервно-психическое расстройство, которое возникает в результате нарушения особо значимых жизненных отношений человека. Проще говоря, невроз развивается тогда, когда человек, в силу различных обстоятельств, не может найти подходящий выход из сложного положения, разрешить психологически значимую ситуацию или перенести трагедию.

Симптомы невротического срыва общеизвестны: снижение настроения, раздражительность, бессонница, чувство внутреннего дискомфорта, вялость, апатия, ухудшение аппетита. Могут появляться навязчивости, вспышки агрессивности, злобность и т. п. Вся эта симптоматика сопровождается общим недомоганием, неприятными телесными ощущениями, вегетативными нарушениями. При неврозе человек сохраняет ясную критику, тяготится своим состоянием, но подчас ничего не может изменить в себе.

Вместе с тем, существуют и состояния по клинике напоминающие неврозы, но развивающиеся по иному механизму. Такие

состояния определяются как неврозоподобные. К примеру, при многих соматических заболеваниях, инфекционных процессах, при атеросклерозе сосудов головного мозга и других патологических состояниях, могут возникнуть проявления очень напоминающие неврозы. Кроме того, часто неврозоподобная клиническая картина может встречаться у людей просто с дурным характером или существенными недостатками воспитания.

Термин “невроз” прочно вошел в нашу жизнь и неизвестен разве что младенцу. Выделяют школьные и пенсионные неврозы; неврозы достижения и одиночества; соматогенные и экологические, а также много иных разновидностей этого неприятного недуга. Особую группу составляют, так называемые, ноогенные неврозы, связанные с утратой или отсутствием смысла жизни, ценностными конфликтами. Имеются данные о том, что примерно каждый пятый невротический случай имеет ноогенную основу. В действительности думается, что едва ли не каждый невроз имеет духовные корни. Впрочем, обо всем по порядку.

Впервые понятие “невроз” было предложено в 1776 году шотландским врачом Кулленом, и с тех пор дискуссии о сущности невроза, корнях его возникновения и механизмах формирования не становятся менее животрепещущими. Однако это, конечно, не означает, что до Куплена неврозов вообще не существовало. Их появление, как и болезней вообще, произошло вследствие грехопадения человека. Описание неврозов встречается уже в древнейших письменных источниках человечества. Так, в папирусах Кахун (ок. 1900 г. до Р. X.) и Эберса (ок. 1700 г. до Р. X.) содержатся данные о болезненных состояниях женщин, которые очень напоминают клинику истерического невроза.

Сегодня трудно найти в медицине другое понятие, трактуемое различными научными школами столь многозначно и даже противоречиво. Невротические реакции, которые могут возникать у человека вслед за тяжелыми потрясениями, конфликтами, соматическими заболеваниями или жизненными неурядицами, очень разнообразны. Симптомы их преломляются личностью человека, особенностями его характера. Отсюда и взгляды на эту проблему также отличаются полярностью.

Причем, на острие научных дискуссий находятся не только вопросы систематики неврозов, а само существование их как нозологической формы. Крайняя точка зрения некоторых психиатров выглядит примерно так: невроз — это “нормальное поведение в ненормальном обществе”.

Другие точки зрения, пытающиеся вскрыть причину неврозов, могут быть представлены следующим образом: мозговая дисфункция; вытеснение в бессознательное внутреннего конфликта; бескомпромиссность установок и догматический строй мышления; неумение прогнозировать конфликт и готовиться к нему; неверные стереотипы поведения; неудовлетворение потребности в самоактуализации и еще многие многие предположения.

Одни исследователи относят истоки неврозов к некоторому своеобразию рассудка, другие — к патологии эмоций, третьи — к процессу самопознания, четвертые — к психологической незрелости и инфантильности. Есть и такие авторы, которые склонны думать, что невроз — наследственное заболевание.

Вот ещё одна точка зрения. Так, М. М. Хананашвили говорит о неврозе как о заболевании, обусловленном избытком информации. В своей книге “Информационные неврозы” он приводит следующие подтверждения своим взглядам: “...подсчитано, что в экономически развитых странах к 1970 году каждый человек в среднем совершал в течение одного года поездки на большие расстояния, встречался с большим количеством людей, получал больше информации, чем их было у человека к 1900 году в течение всей его жизни... Около 25% населения земного шара подвержено влиянию резко возросших информационных . перегрузок...” Риск развития заболевания | этот исследователь видит в длительном выполнении большого объёма работ в условиях дефицита времени и высоком уровне мотивации (побуждения).

Академик П. В. Симонов характеризует невроз как болезнь недостатка информации. Как видите, взгляды этих учёных противоречивы. По мнению П. В. Симонова, утверждения которого также представляются обоснованными и логичными, к примеру, ярость компенсирует недостаток сведений, необходимых для организации адекватного поведения, страх — для организации защиты, горе возникает в условиях острейшего недостатка сведений о возможности компенсации утраты и т. д. Мнений

много, но ясности нет. В настоящее время большинство исследователей сходятся во мнении, что невроз — болезнь личности.

Некоторыми авторами высказывались мысли о том, что невротики страдают из-за неспособности любить себя (неврастения) или любить себя и других (психастения). Следует сказать, что каждое психологическое направление только тогда становилось состоятельным в глазах коллег, когда его представителям удавалось аргументированно и по-новому заявить о взглядах на невроз.

Человек заболевает неврозом не вдруг, у этого недуга есть свой период предболезни. Можно описать своеобразный портрет “потенциального” невротика. Вернее, это будет даже целая галерея портретов, в которой каждый имеет склонность к переходу потенциальных, скрытых болезненных сил в реальные. К примеру, одной из отличительных особенностей “потенциального” невротика является тип его мышления, носящий оттенок бескомпромиссности. В оценках такого человека сквозит выраженная категоричность, многое из происходящего не имеет для него оттенков и строится на контрасте — плохо, хорошо и т. п.

В последнее десятилетие вопросы происхождения неврозов стали подвергаться активному пересмотру. Отношение к неврозу как к легкой психической дисфункции в значительной степени изменяется. Принцип функциональности (легкой обратимости) не подтверждается современной клинической практикой. По опубликованным в печати данным выздоровление при неврозах наступает менее чем у 40—50% заболевших. Установлено, что в первые три . года при неврозах выздоравливают лишь | 10% больных. Часто страдания длятся годами и даже десятилетиями.

Следовательно, невроз чаще возникает ввиду каких-то внутренних личностных механизмов. Внешние провоцирующие факторы и обстоятельства представляют собой лишь “последнюю каплю”, пусковой механизм развития невротических нарушений. У человека, склонного к этому недугу, развивается своеобразная “способность” нервозно реагировать на жизнь. Одни причины (конфликты, стрессы) со временем уходят, становятся неактуальными и вскоре их место занимают другие, а недуг вновь возобновляется. Словом, наука запуталась. Произошло это, по нашему мнению, оттого, что невротическая патология, помимо всего прочего, имеет духовную основу, о которой в отечественной психиатрии последних нескольких десятилетий не упоминалось.

Духовный взгляд на проблему возникновения неврозов зачастую обнажает корни страдания, а именно: духовную слепоту, игнорирование духовных потребностей, безбожие.

Безудержный рост неврозов в двадцатом веке порождён не только стрессами и | научно-техническим прогрессом с его информационными перегрузками (на что неоднократно указывали исследователи), но, прежде всего, “прогрессом” общечеловеческого грехопадения. Ибо во все времена истории человечества были войны, различные природные бедствия, наводнения, засухи, смерчи. И трудно сопоставить, скажем, в какой степени нынешнее время тревожнее и беспокойнее, например, эпохи царствования Ивана Грозного. Почему же проблема неврозов стала столь острой лишь в последние времена? Причина, думается, одна — в нарастающем безверии, в потере человечеством духовного фундамента, а с ним и истинного смысла жизни.

Оказывается, что главное в происхождении невроза не стрессы и неприятности, а личность человека. Причем, личность внутренне расстроенная. У святителя Феофана Затворника читаем о человеке, который не в состоянии управлять действующими внутри него силами, следующее: “Так разум заоблачен, мечтателен и отвлечен, потому, что не удерживается сердцем и не правится волею; воля своенравна и бессерда от того, что не слушает разума и не смотрит на сердце; сердце неудержимо, слепо и блажно, потому что не хочет следовать указаниям разума и не отрезвляется силою воли. Но мало того, что силы сии потеряли взаимную помощь, они приняли некоторое враждебное друг против друга направление, одна отрицает другую, как бы поглощает ее и снедает...”

Грех, как корень всякого зла, близок к невротическим расстройствам. Совершаясь в глубине человеческого духа, он возбуждает страсти, дезорганизует волю, выводит из под контроля сознания эмоции и воображение. Поэтому святитель Феофан указывал на то, что “внутренний мир человека-грешника исполнен самоуправства, беспорядка и разрушения”. Глубокий невроз — показатель нравственного нездоровья, духовно-душевного разлада.

Святитель Феофан Затворник указывает и на то, что “естественное отношение составных частей человека должно быть, по закону подчинения меньшего большему, слабейшего сильнейшему; тело должно подчиняться душе, душа духу, а дух же по свойству своему должен быть погружен в Бога. В Боге должен пребывать человек всем своим существом и сознанием. При сем сила духа над душою зависит от соприсущего ему Божества, сила души над телом от обладающего ею духа. По отпадении от Бога произошло, и должно было произойти, смятение во всем составе человека: дух, отделившись от Бога, потерял свою силу и подчинился душе, душа, не возвышаемая духом, подчинилась телу. Человек всем существом своим и сознанием погряз в чувственность”.

Профессор Д. Е. Мелихов полагал, что в основе многих психических расстройств лежит несмирение. Невроз, в этом смысле, не является исключением. Общепризнанно, что заболевание это развивается ввиду конфликта личности с собой (интрапсихический конфликт) или с другими

людьми (интерпсихический конфликт). Невроз — это столкновение между желаемым и действительным. Чем мощнее это столкновение, тем острее протекает заболевание. “Вера же есть смирение”, — говорит св. Варсануфий Великий. Демон говорил Макарию Великому: “Ты постишься — я же не ем вовсе; ты мало спишь — я же не сплю совершенно, но ты можешь смирять себя пред другими, а я смириться не могу даже перед Богом. Смирением ты побеждаешь меня!”

Как-то во время приёма, женщина, страдающая одной из форм невроза эмоционально и многократно повторяла: “Доктор, я устала болеть и хочу вылечиться любой ценой. К тому же я не понимаю, о каком столкновении желаемого и действительного Вы говорили”. На эти слова пациентки я (Д. А.) ответил ей примерно следующее: “Господь ведает о Вашей скорби и если не спешит поменять имеющееся положение вещей, то стало быть и нет пока Его святой воли вот так враз Вас исцелить. Когда, к примеру, со святыми случались неприятности (болезни, скорби), то они благодарили за то Бога и говорили: “По грехам своим приемлю”. А что получается в нашем случае — “хочу исцеления любой ценой”. Вот в этом и столкновение между желаемым и действительным. Лечиться, конечно, можно и нужно. Но очень важно смириться с постигшими Вас болезненными обстоятельствами, считать себя достойной их и принять с благодарением. Господь о Вас не забудет и выше сил потерпеть не даст. О том нас уверяет и святой апостол Павел: верен Бог, который не попустит вам быть искушаемым сверх сил, но при искушении даст и облегчение (I Кор. 10, 13). По сему успокойтесь и не отчаивайтесь. Невроз — болезнь духовная. Смиритесь, и всё пройдет”.

В жизнеописании святителя Игнатия (Брянчанинова) читаем о смирении будущего святого такие строки. “Беспрекословное послушание и глубокое смирение отличали поведение послушника Брянчанинова в монастыре. Первое послушание было назначено ему при поварне. Поваром был бывший крепостной человек Александра Семёновича Брянчанинова (отца). В самый день вступления в поварню случилось, что нужно было идти в амбар за мукой. Повар сказал ему: "Ну-ка, брат, пойдем за мукой!" – и бросил ему мучной мешок, так что его всего обдало белой пылью. Новый послушник взял мешок и пошел. В амбаре растянувши мешок обеими руками и по приказанию повара прихватив зубами, чтобы удобнее было всыпать муку, он ощутил в сердце новое, странное духовное движение, какого ещё не испытывал никогда: собственное смиренное поведение, полное забвение своего “я”, так усладили его тогда, что он во всю жизнь поминал этот случай”.

Грех может определять духовную почву для возникновения невроза. В дальнейшем развитие невротических проявлений зависит от особенностей характера, условий жизни и воспитания, нейрофизиологических предпосылок, а также различных стрессов и других обстоятельств, многие из которых остаются неизвестными.

Все в одну схему не уложить. Жизнь гораздо сложнее. У одного человека формируется невроз, а у другого реакция ограничивается потрясением, но болезни не возникает. Глубинная сущность неврозов — тайна, известная только Господу. На все воля Божия.

И еще. Со времен наших прародителей человеческая природа повреждена грехом. Посему человек, страдающий неврозом, не лучше и не хуже остальных. Невроз — лишь частный случай последствия греха. Всем нам надлежит, уповая на помощь и милосердие Господне, каяться и исправляться.

Духовные корни есть у всякой болезни, но распознать их подчас бывает невозможно. Невроз выделяется из числа остальных психических и соматических заболеваний тем, что является своего рода чутким нравственным барометром. Его связь с духовной сферой очевидна. И возникновение этого недуга, вследствие душевных терзаний и угрызений совести, может быть стремительным.

Сложности, связанные с поиском причин возникновения неврозов обусловлены тем, что большинство ученых и практиков пытались и пытаются решить эту сложную проблему самостоятельно, без помощи Божией, без веры Христовой. Духовность человека (пациента) либо подменяется образованностью, эрудицией, либо совсем не принимается во внимание, отрицается. Деятельность подобного рода исследователей сравнима с бегом по кругу. Истинных плодов такие труды не принесут.

Кстати сказать, многие последствия духовного повреждения у человека, страдающего неврозом, обнаружены, на мой взгляд, верно. Мы уже упомянули о патологии процесса самопознания, “невротическом” строе мышления и особенностях эмоциональной сферы. Однако прежде эти же качества расстроились на духовном уровне, а уже затем, как бы, отразились в душевной жизни человека.

Причем, все сказанное выше относится не ” только к неврозам, но и к широкой группе нарушений, составляющих, так называемую, “малую” психиатрию (акцентуации характера, приобретенные психопатии и др.).

Хотелось бы, чтобы среди ученых, в том числе медиков и психологов, было больше верующих православных людей. Ибо деятельность человека не может быть вне его мировоззрения. Дай, Господи, нам мудрость и силы, чтобы врачевать недуги душевные во славу Твою!

Невроз (особенно некоторые его формы: упорные навязчивые состояния, стойкие страхи) могут быть и следствием дьявольского ополчения. Иначе, как можно, к примеру, расценить непреодолимое желание мыть руки до нескольких десятков раз перед едой или пересчитывать пуговицы на пальто у встречающихся прохожих и т. п.? При этом больные ужасно страдают, мучаются от этих состояний. Тяготятся ими, но ничего поделать не могут. Надо сказать, что сам медицинский термин обсессии, обозначающий навязчивые явления, переводится как одержимость. В своем труде “Основы искусства святости” Епископ Варнава (Беляев) пишет: “Мудрецы мира сего, не признающие существования бесов, не могут объяснить происхождение и действие навязчивых идей. Но христианин, сталкивающийся с темными силами непосредственно, и постоянно ведущий с ними борьбу, иногда даже видимую, может им дать ясное доказательство бытия бесов.

Внезапно появившиеся помыслы, как буря, обрушиваются на спасающегося и не дают ему ни минуты покоя. Но, положим, что мы имеем дело с опытным подвижником. Он вооружается сильной и крепкой Иисусовой молитвой. И начинается, и идет борьба, которой не предвидится конца. Человек ясно сознает, где его собственные мысли, а где всеваемые в него чужие. Но весь эффект впереди. Вражеские помыслы часто уверяют, что если человек не уступит и не соизволит им, то они не отстанут. Он не уступает и продолжает молить Бога о помощи.

И вот, в тот момент, когда человеку кажется, что, действительно, может быть, борьба эта бесконечна и когда он уже перестает верить, что есть же такое состояние, когда люди живут спокойно и без таких мысленных мучений, в это самое время помыслы сразу пропадают, вдруг, внезапно... Это значит — пришла благодать, и бесы отступили. В душу человека проливаются свет, мир, тишина, ясность, чистота (ср.: Мк. 4, 37, 40)”.

Кто-то может спросить, бывают ли случаи психологических срывов у православных христиан? Да, бывают. Ибо в мире нет человека, свободного от греха. Но православные молятся ко Господу о помиловании, прибегают к врачующим душу таинствам Исповеди и Причащения. И милосердный Господь принимает кающихся, врачует сердца и дарует душевный мир.

Врач пациентов не выбирает. Чаще всего к нам на прием приходят неверующие; либо те, кто не ведает истинного Бога (иноверцы, неоязычники). Немало и тех, кто находится в поисках Истины. Именно поэтому на психотерапевта возлагается большая ответственность как на врача и человека. Его задача — помочь пациенту, стесненному болезнями и конфликтами, неурядицами и потерями.

Для врача посвятившего себя психотерапии (этот специалист лечит неврозы), важно иметь собственные духовные ценности, которые бы определяли его работу с пациентами. Без собственной (добавляем — православной) духовной платформы он не сумеет различить ситуационные (психосоциальные) и биологические причины заболеваний от экзистенциальных, мировоззренческих. Если же на приеме оказывается человек, душа которого хочет обрести Господа, то православный психотерапевт должен помочь ему в этом.

Врач не подменяет собой священника. Он лишь предшествует ему. Доктор иногда представляет собой “заслон” от того, чтобы пациент не впал в еще большие искушения и грехи (алкоголь, блуд, самоубийство).

Протоиерей Г. Дьяченко в одной из своих богословских книг, издававшихся для мирян в начале века (и переизданных теперь) написал строки, которыми можно определить суть врачебного душепопечения (православной святоотеческой психотерапии). Вот эти строки. “Исповедуйте друг другу свои согрешения”, — сказал св. апостол Иаков. Что же делаем мы из этой заповеди? Нам говорят, что достаточно исповедоваться Богу через таинство Покаяния. Чтобы быть прощенным — да, без сомнения. Но кроме сего вы увидите, что в сущности человека заключается тайная, но настоятельная потребность быть прямо на виду у человека.

Свет видит только наружную и поверхностную сторону нашей жизни, сторону, под которой она представляется в благоприятном виде. Но бывают минуты, когда требуется, чтобы открылась действительность, объявилась сущность этой жизни, чтобы по крайней мере один из подобных нам знал все то, что скрывает в нас нужда и искушения. На это нас толкает не откровенность, но глубокая потребность быть понятым, облегченным, утешенным; и разве мы не знаем, сколько благотворного и спасительного в подобных признаниях? Разве мы не знаем, что некоторые искушения, окружающие нас, неопределенные и смутные, теряют свою силу и прелесть от одной только передачи их словами? Разве мы не знаем, сколько может дать нам силы и утешения выслушивающее, понимающее нас благовоспитанное сердце?..

Найдет ли он его у вас, брат мой? Найдет ли он милосердие, готовое выслушать его настолько, чтобы хранить его признание? Найдет ли он то серьезное внимание, которого никто не чуждается, и которое одно лишь заслуживает доверия?”

Однако ныне христиан среди психиатров и психотерапевтов — меньшинство. В этом, на наш взгляд, одна из причин низкой эффективности помощи при неврозах. Психотерапия насчитывает сегодня порядка 1000 психокоррекционных техник, пытаясь постоянно меняющимся образом помочь мятущейся душе. Но количеством качества не подменить. Истинное излечение от душевной скорби может произойти только через покаяние, что требует духовных усилий и непривычно для немалой части наших современников (в том числе и врачей). В этой связи становится понятно, почему разнообразные рациональные и эмоциональные терапевтические воздействия оказываются далеко не всесильны и приносят лишь временный эффект.



Несколькими словами эту мысль можно высказать так: только та психотерапевтическая помощь будет по-настоящему действенной и полезной, которая проводится православным врачом или психологом (кающимся и исправляющим себя) и ведет ко Христу. В этом случае слово специалиста будет подкрепляться благодатной силой Божией и утешит болящего, укажет дорогу к Тому, Который — Истина, Путь и Жизнь!

ФАКТЫ ВОПИЮТ

Действительность наша отнюдь не способствует психическому здоровью людей. Социальная напряжённость в обществе очень высока. С другой стороны — нравственный кризис. Многие люди оказались в состоянии духовного вакуума. Немало и тех, которые не имея в сердце веры Христовой, становятся на путь греха. А греховная жизнь никогда и никому не давала душевного мира, радости и спокойствия.

С 1986 по 1995 год уровень самоубийств в нашей стране вырос на 79%. В период реформ ежегодно стали накладывать на себя руки более 60 тысяч россиян — целый город самоубийц. Это на треть больше, чем убийств. И что особенно трагично, более всего выросли самоубийства среди молодых людей 20—24 лет — в 2,9 раза. В остальных возрастных группах взрослого населения этот прирост составил 1,6-1,8 раза. Уровень обшей преступности увеличился с 1987 по 1996 год в 2,2 раза. Уровень браков уменьшился к 1996 году на 17%, а разводов — вырос на 21%. Количество детей, рождённых вне брака, с 1985по 1995 года увеличилось на 76%. Социальные потрясения в стране породили беспризорников. Высоки показатели детской преступности. По данным МВД РФ, на начало 1995 года насчитывалось 50 тысяч беспризорных детей, 620 тысяч подростков стояли на учёте в милиции (данные приводит профессор И. Гундаров).

Особую тревогу вызывает душевное и духовное здоровье подрастающего поколения. Размытые духовные ориентиры в обществе, тяжелые социальные условия, дороговизна и многое другое нелегким бременем легли на неокрепшие детские души.

Немало семей можно назвать неблагополучными. У многих детей родители злоупотребляют спиртным, причем нередко встречаются матери-алкоголички. Возраст приобщения к курению снизился до 10 лет у мальчиков и до 12 лет у девочек.

Среди молодежи набирает “обороты” наркомания. Два процента населения имеют стойкую привычку к наркотикам, из них более полумиллиона человек — дети. Никого не удивишь сегодня тем, что среди школьников сплошь и рядом имеют место половые связи. Венерические заболевания среди подростков, детская проституция,увы, печальные приметы нашего времени. Повсюду в средствах массовой информации демонстрируются обнаженные тела. Программа телепередач пестрит чудовищными названиями, за которыми насилие, разврат, оккультизм.

Как следствие вышеприведенных данных выглядит грустная статистика: примерно 80% детей в нашей стране нуждаются в медико-психологической помощи. Из 35-ти миллионов детей (в возрасте до 16 лет) ( около миллиона — инвалиды. Это каждый 35-й ребенок. Из 100% юношей, признанных негодными для прохождения военной службы по состоянию здоровья, 47% составили негодные по психическим заболеваниям.

Распространенность пограничных нервно-психических состояний среди детей и подростков достигла небывалых показателей — 79%. Повышенная нервность, возбудимость, эмоциональная лабильность, склонность к конфликтам, ухудшение сна — типичные симптомы, встречающиеся у 8 из 10 детей. Вот факты, которые ужасают: 20% от общего числа всех самоубийств совершают дети и подростки. Приведу статистику самоубийств среди детей и юношей в 1996 году: 5—14 лет — 2756 человек; 14-19 лет — 2358 человек. Всего — 5114 детей совершили этот страшный, непоправимый шаг. И это только учтенные случаи. В 92% случаев самоубийства совершались детьми из неблагоприятных семей.

Половина 13-летних девочек и мальчиков употребляют алкоголь. Каждый 10-й аборт делает девочка-подросток. Появились подростки — серийные убийцы. Таких случаев практически не знала прежде “ судебная психиатрия. Можно лишь предполагать какой чудовищный уровень агрессии в обществе они отображают.

Испытания для детей начинаются уже с младенческого возраста. Вот строки из письма одной молодой мамы: “У детей украли детство. “Благодаря” телевидению и средствам массовой информации, маленькие дети уже знают что такое секс и как и с кем им можно заниматься. Когда они подрастут, смогут ли понять что такое любовь? Посмотрите какие мультфильмы показывают детям. Одно название чего стоит — “Чокнутый”, “Звездные войны” и прочее такое. Фильмы безнравственные и невежественные. Недавно показали мультфильм “Все попадают в рай”. Суть этого фильма: не надо работать, надо играть в азартные игры до тех пор пока не выиграешь, а культурный досуг — это девочки из кабаре. У нас что сознательно калечат детей? А какие игрушки продают: ниндзи, пришельцы из космоса, роботы и т. д. Для чего? Что эти игрушки несут детям?” Увы, писем подобных этим, авторы этих строк получают немало. И в каждом — боль и скорбь родителей по поводу происходящего вокруг.

Сектанты всех мастей часто бывают в школах и ведут там свою работу, направленную на подрыв духовных ценностей нации. Дети подвергаются влиянию оккультистов, гипнотизеров и прочих темных личностей. Надо сказать, что последствия оккультных воздействий для детей крайне опасны и губительны. Врачам известно, сколько было тяжелейших осложнений после телесеансов разных “волшебников”. А ведь дети — наше будущее! Каким же оно будет?!

Представляет интерес исследование, проведенное департаментами полиции и народного образования в г. Фуллертоне, штат Калифорния (США), в марте 1988. Целью исследования было сравнение “Семи основных проблем” в школах города в 1940 и 1988 гг.



Основные проблемы

в 1940 г.



Основные проблемы

в 1988 г.



1. Ученики разговаривают

во время уроков



1. Употребление наркотиков

2. Жуют жвачку

2. Употребление алкоголя

3. Шумят

3. Беременности

4. Бегают по коридорам

4. Самоубийства

5. Не соблюдают очередей

5. Изнасилования

6. Одеваются не по правилам

6. Ограбления

7. Сорят в классах

7. Избиения

Комментарии, как говорится, излишни. Следует особо подчеркнуть, что за неполные 50 лет эти страшные метаморфозы произошли во время усиленного развития в США материализма. Для любого общества, базирующегося на материалистических идеях, думается, это закономерный результат. Проамериканский образ жизни вот уже почти десяток лет навязывается и нам, и нашим детям. К чему это приведет? Напрашивается неутешительный прогноз.

В обществе царит дух стяжательства, поклонения доллару. Изменение пола, генная инженерия, виртуальная реальность и эвтанзия, пропагандируемые в сети “Internet” сатанизм, детская порнография, инструкции для самоубийц и террористов — вот некоторые плоды демонического разума и научных достижений.

В психиатрии выделяют так называемые “пограничные” состояния (и в первую очередь к ним относятся неврозы), которые могут развиваться у потенциально здорового человека в ответ на различные неблагоприятные внешние факторы. Следует сказать, что если человек не имеет твердых нравственных убеждений, если он не огражден от этого демонического “шторма” церковной оградой, то риск психически заболеть повышается многократно, что и подтверждают факты, так как известно, что в России число душевнобольных постоянно увеличивается.

ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ НЕВРОЗОВ

В отечественной медицине обычно выделяют три основные классические формы неврозов: неврастению, невроз навязчивых состояний и истерию. Теперь обратимся к конкретным формам неврозов, в той последовательности, в какой описываются они обычно в специальной литературе.



НЕВРАСТЕНИЯ

Неврастению принято считать самой частой формой неврозов. В качестве самостоятельной нозологической единицы она была выделена в восьмидесятых годах прошлого столетия. Впервые описали этот невроз в 1869 году (считается независимо друг от друга) американские врачи Бирд и Ван-Дьюсен. С тех пор диагностика неврастении получила огромное распространение. Профессор Б. Д. Карвасарский приводит любопытный пример: в британской армии во время первой мировой войны была создана специальная программа обучения, по окончании которой врач получал звание “эксперт по неврастении”.

Неврастения (как видно из самого названия) проявляется нервной слабостью, вплоть до глубокого истощения жизненных сил человека. При неврастении обостряются дремлющие очаги инфекции. Напоминают о себе холецистит, гастрит, язвенная болезнь желудка или 12-ти перстной кишки. Недуг этот является как бы катализатором, высвечивающим соматическую патологию. Портрет неврастеника рисуют при описании весьма типичным: это человек вспыльчивый, раздражительный, быстро заводящийся, как говорится “с полуоборота”, у которого явно сдают нервы (гиперстеническая форма неврастении) или, напротив, вялый, плаксивый, ощущающий утомление и истощение всех своих жизненных сил (гипостеническая форма).

Но вот что интересно: повышенная раздражительность и вспыльчивость неврастеника направлены не на себя лично, а только на окружающих! Такого человека все и вся раздражает, нередко он становится капризен, легко впадает в гнев и даже ярость, но почти никогда не поднимается до духовной высоты постижения собственных несовершенств и ошибок, своих грехов. Таким образом, в большей или меньшей степени, ко всему прочему неврастения есть эгоистический невроз, питаемый греховной страстью, именуемой в святоотечесской литературе гордостью (гордыней). “Раздражительность нрава происходит от непознания себя, от гордости и от того еще, что мы не рассуждаем о сильном повреждении своей природы и мало познали кроткого и смиренного Иисуса”, — писал святой праведный Иоанн Кронштадтский. “Никто не должен оправдывать раздражительность какою-нибудь болезнью”, — говорил преподобный старец Амвросий Оптинский.

И еще одно важное замечание по этому поводу старца: “Чтобы не предаваться раздражительности и гневу, не должно торопиться”. А вот как писал по поводу неврастении священник Александр Ельчанинов: “... Нервность и т. д., мне кажется, просто виды греха и именно гордости. Самый главный неврастеник — диавол. Можно ли представить себе неврастеником человека смиренного, доброго, терпеливого?” (из записок “Демонская твердыня — тщеславие и гордость”).

О причинах раздражительности и потери душевного мира архиепископ Арсений (Чудовский) писал буквально следующее:

“Иногда вдруг у тебя появляется какая-то раздражительность, недовольство окружающими тебя людьми, а то и просто дурное, угнетенное состояние духа, тоска, разочарование. Малейший повод — и твое настроение испорчено. Отчего это? Очевидно, ранее душевная твоя почва была подготовлена к такому настроению. Раздражительность, недовольство людьми вызываются завистью, недоброжелательством к ним...” Святые отцы особенно обращали внимание на сохранение мира в душе при любых жизненных (внешних) обстоятельствах.

Вот, например, как писал в письме к одному мирянину отец Алексий Зосимовский: “Я вам не желаю ни богатства, ни славы, ни успеха, ни даже здоровья, а лишь мира душевного. Это самое главное. Если у вас будет мир — вы будете счастливы”.

Итак, кратко подытожив вышесказанное, можно сделать вывод, что неврастения (В некоторых случаях нервная астения может наступить и как следствие длительного перенапряжения или в результате негреховных страстных состояний, вследствие голода, жажды и др.) —суть греховные страсти; в большей или меньшей степени она являет собою, кроме того, бытие вне Христа, а порой и явное антихристианство. Неврастению можно считать своего рода прямой противоположностью кротости, смирения, терпения и мирного устроения духа. Отсюда напрашивается логический вывод: лучшее лекарство от неврастении — сам христианскиий путь, образ жизни с терпеливым несением своего креста, благодарением Бога за все, смирением.

Теперь же постараемся более подробно остановиться на путях оздоровления от нервности и неврастении. Главное при этом глубокое осознание важности и необходимости изменить себя, возненавидеть сей демонический грех гневливости, с искренним покаянием обратиться ко Господу.

Кроме того, необходимо придерживаться следующего:

1. Никогда не повышать (без крайней на то нужды) голоса: “Голос повышает гордец, самохвал, самовлюбленный мертвец и Богом оставленный” (старец Сампсон Сиверс). Итак, ни кричать, ни визжать; не употреблять грубых и матерных слов, никого не обвинять, не злословить и не высмеивать. Святые Отцы допускали лишь праведный гнев, то есть обращенный на свои собственные грехи и несовершенства.

2. Избавиться от привычки прекословить, многословить, спорить по пустякам, вступать в словопрения. “Входить в спор всегда нежелательно” (митрополит Филарет (Дроздов).

3. Во всем, чтобы ни случилось, следует обвинять только самого себя, тогда уравновешенность, душевный мир и спокойствие установятся в наших душах: “Если бы все укоряли себя, то водворился бы мир”, — писал архиепископ Арсений (Чудовский), ибо “самоукорение дает нам спокойно переносить оскорбления, не чувствовать их”.

4. Архиепископ Иоанн (Шаховской) считал, что достижение истинного душевного мира немыслимо без глубокого метафизического недовольства этой (земной) жизнью. Действительно, поиски благ и райской жизни на земле рано или поздно приводят к глубоким разочарованиям и постоянным колебаниям душевного мира.

5. Велика роль молитвы в обретении и хранении внутреннего покоя. Старец Сампсон (Сиверс) утверждал, что мир души у постоянно молящегося даже совершенно не зависит от внешней обстановки.

6. Следует отучить себя кого-либо осуждать, обсуждать (за исключением полезных в назидательном и педагогическом плане случаев, а также естественно возникающих суждений о чем-либо (ком-либо), что не является осуждением). Если же в твоем присутствии порицают или осуждают другого, то Святые Отцы советуют признаться, что и сам страдаешь теми же недостатками и отвести разговор, а при невозможности того — просто удалиться.

7. Считать себя вполне достойным промахов, критики, ошибок, падений. Более того, Святые Отцы советуют нам осознавать себя хуже и недостойнее других. В этом случае действительно исчезает всякое желание гневаться на кого-либо из окружающих.

8. Необходим постоянный самоконтроль, в том числе даже за своими мыслями, ибо всякому дурному делу обычно предшествует дурная мысль. Следует решительно отсекать все отрицательное, греховное, мерзостное. Святые Отцы учат нас не вступать ни в какие собеседования с греховными помыслами, а немедленно обращаться с молитвой за помощью ко Господу, испрашивая у Него помощи и поддержки.

9. Надо принимать уже произошедшее, как случившийся факт, а не мучить себя бесполезной борьбой с призраками. “Что случилось, то случилось...”, “Да будет воля Твоя”.

10. Следует избегать всевозможных “надумок”, фантазий, бесплодного воображения, особенно чувственного характера. Помните Евангельское: Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого (Мф. 5, 37).

11. Наконец, необходимо, по возможности, оздоровить свой образ жизни (имеется ввиду режим дня, разумное постничество, оставление пристрастия к спиртному и табаку и иных излишеств).

12. Безусловно, необходимым является посещение богослужений, особенно в воскресные и праздничные дни, чтение Священного Писания и святоотеческой литературы. “Из всех недугов, обременяющих человеческую природу, нет ни одной болезни, ни душевной, ни телесной, которая не могла бы получить врачевства из Писания” (Святитель Иоанн Златоуст). При добросовестном соблюдении святоотеческих рекомендаций вопрос о повышенной нервности и неврастении достаточно скоро отпадет сам по себе.

НЕВРОЗ НАВЯЗЧИВЫХ СОСТОЯНИЙ
(ОБСЕССИВНЫЙ НЕВРОЗ)

Навязчивыми (то есть помимо воли и желания человека) могут быть как определенные мысли, воспоминания, представления, сомнения, так и действия. Это и не удивительно, ибо всему деятельному предшествует мысль, замысел, задумка.

К неврозу навязчивых состояний относят обычно и навязчивые страхи. Если человек испытывает безотчетный страх неведомо чего, то говорят о синдроме страха. Если боится, конкретно, темноты, высоты, острых предметов, замкнутых пространств — тогда определяют подобные навязчивые состояния как фобии, уточняя в названии вид (или направленность) страха. Например, канцерофобия — при боязни заболеть раком, а клаустрофобия — при боязни замкнутых пространств, гипсофобия — при страхе высоты, мизофобия — при страхе загрязнения, пантофобия — при боязни всего окружающего.

Фобии, таким образом, это по сути конкретные страхи, или болезненные опасения каких-то отдельных предметов, явлений или ситуаций, а не безотчетный страх вообще. Иногда страхи появляются только при соответствующей ситуации. Например, страх высоты только при подъеме на высоту, страх мышей — при реальной встрече с мышью (Петр I, например, панически боялся тараканов). Но нередко человек уже при одной лишь мысли о чем-либо уже впадает в страх. Страх присущ природе падшего человека (Св. Иоанн Дамаскин в “Точном изложении православной веры” выделяет 6 видов страха: 1) нерешительность, 2) стыдливость, 3) стыд, 4) изумление, 5) ужас, 6) беспокойство: По св. Исааку Сирину: “Страх есть лишение твердой надежды”.) и глубоко биологичен, ибо человек несет в себе и животное начало. Так вот, это животное начало в нас и боится инстинктивно угрозы извне: темноты, нападений и всякой иной опасности для собственной жизни.

Во многих случаях именно страх выполняет роль своего рода защитного механизма, оберегая нас от всякой опасности, посягающей на наше благополучие. Страшась, человек становится более бдительным, способным предохранить себя от беды, спастись от надвигающейся угрозы. Страх закреплен Творцом в памяти всех предшествующих поколений, как говорят психоаналитики (Карл Юнг), в “коллективном бессознательном”. Итак, страх свойственен каждому человеку в какой-то степени и может исполнять защитную роль, оберегая нашу жизнь от всевозможных опасностей.

Однако невротические страхи тем и характерны, что не обусловлены никакой реальной угрозой или угроза эта иллюзорна и маловероятна. (“Страх причиняет большой вред, — пишет в одном из своих писем (№ 150) оптинский старец Макарий, — тело расслабляется от упадка духа и лишения спокойствия и без болезни болезнь приключается”.) Например, некий человек страдает кардиофобическим неврозом, он боится, что сердце его в один прекрасный момент может остановиться. С одной стороны, теоретически это возможно, ведь бывает же внезапная смерть и у молодых, до того считавшихся здоровыми людьми, без видимой на то причины. Но объективная вероятность такой внезапной остановки сердца именно у этого человека ничтожно мала, а имеет место надуманная, мнимая, нафантазированная опасность для жизни, обусловленная ложными мыслями и необоснованными опасениями.

А вот другой пример: мать, горячо любящая своего малыша, вдруг ловит себя на мысли, что может его задушить. Мысль эта ужасает ее, она не свойственна женщине с позиции ее нравственности, не продиктована никакими реальными внешними обстоятельствами, напротив, абсурдна, лишена всякого здравого смысла. Но словно заноза, проникнув и цепко укоренившись в сознании, начинает причинять боль своей жертве, которой порой и стыдно признаться кому-то в этом.

Навязчивые мысли возникают часто в ответ на поставленный вопрос: “А вдруг?” Далее они автоматизируются, укореняются в сознании и при неоднократных повторениях создают существенные затруднения в жизни. Чем больше борется человек, желая избавиться от этих навязчивых мыслей, тем более они овладевают им.

Важной причиной развития и самого существования невротического страха является развитое чувственное воображение (мимо чего обычно вскользь проходит специальная, посвященная этой тематике литература). Ведь человек, к примеру, не просто боится упасть с высоты, но и соображает в ужасе, что умрет, всячески “распаляет” вымышленную ситуацию, представляя, скажем, свои похороны, себя лежащим в гробу и прочее. Кроме того в подобных состояниях имеет место слабость психической защиты (цензуры) из-за природных особенностей или в результате греховного разрушения. Хорошо известен, например, факт повышенной внушаемости у алкоголиков. Известно, что существенно ослабляют душевную крепость блудные грехи. Сказывается также и отсутствие постоянной внутренней работы по самоконтролю, духовному трезвению и осознанному управлению своими мыслями, (это детально описано в аскетической святоотеческой литературе).

Можно также полагать, с большей или меньшей долей очевидности, что некоторые мысли, всегда кстати почти ощущаемые как чужеродные и даже принужденные, насильственные, действительно имеют чужеродную для человека природу, являясь демоническими (ранее мы уже приводили выдержку из книги епископа Варнавы (Беляева), касающуюся этого вопроса).

По святоотеческому учению, человек часто не способен различать подлинный источник своих мыслей и душа является проницаемой для демонической стихии. Лишь опытные подвижники святости и благочестия, с уже очищенной молитвенным подвигом и постом душой, в состоянии обнаруживать приближение тьмы. Покрытые же греховным мраком души зачастую не ощущают и не видят этого, ибо на темном темное плохо различается.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) говорит о подобных ситуациях следующее:

“Духи злобы с такой хитростью ведут брань против человека, что приносимые ими помыслы и мечтания душе представляются как бы рождающимися в ней самой, а не от чуждого ей злого духа, действующего и вместе старающегося укрыться”.



Святые отцы указывают на то, что за страхом часто кроется тщеславие. В этом плане показателен страх перед публичным выступлением, страх общения. В глубине своей души человек, в этих случаях, боится показаться глупее или менее способнее, менее талантливее, чем он есть (по его представлению) на самом деле. И вот что примечательно. Когда человек осознаёт это обстоятельство, смиряется, позволяет себе ошибку или промах, больше думает не о том как сказать, а что сказать, чтобы прежде всего угодить Богу, — ситуация решительно исправляется. В душе обретаются мир и покой.

И еще очень важный момент, касающийся страха, но не вообще, а страха Божия, являющегося величайшей добродетелью и обязанностью человека. Страх Божий имеет разные значения: это и боязнь (страх) наказания от Бога (низшая степень добродетели) и удивление (трепет, ужас) перед величием событий и благочестивая богоугодная жизнь и, наконец, как высшая степень страха Божия — совершеннейшая чистота и святость жизни. Страх Господень есть истинная премудрость, — говорится в Священном Писании (Иов. 28, 28). “Живя без страха Божиего, нельзя совершать ничего благородного и удивительного”, — писал Вселенский учитель Церкви святой Иоанн Златоуст. Как представляется, именно в страхе Божием кроется величайшая тайна, а если хотите, и ключ к пониманию истинного целительства (Вот как раскрывает истинный смысл страха Божиего св. Климент Александрийский: “Но страх, говорят наши противники, есть смущение, взволнованное состояние души. Так, но не всякое душевное смятение есть страх. Страх перед демонами отличается смятенностью души, потому что демоны сами находятся в постоянном и внешнем и внутреннем волнении. Бог же, напротив, бесстрашен, поэтому и внушаемый Им страх не вносит в души никакой растерянности и расстройства, никакого беспорядка, смуты и замешательства”)* многих неврозов: когда человек имеет в душе страх Божий (то есть Высший, Богом данный) этим великим страхом поглощаются все те мелкие, мирские, часто нелепые по своей сути: страх мышей, тараканов, острых предметов и проч. Как большая волна на море поглощает мелкую рябь, так и истинный страх Божий вбирает в себя невротические страхи —фобии.

Каждой душе человеческой органически не только присущ, но и необходим страх Божий, но этот великий дар просто извращается и подменяется своего рода животной трусостью. Аскетическая литература отмечает, что на ранних этапах духовного подвижничества, страх Божий (у новоначальных) заключается более в боязни нарушить Божественные заповеди, согрешить, сделать что-либо мерзкое, недостойное, оскорбительное в глазах Бога. Второй этап Божиего страха присущ уже более совершенным подвижникам благочестия и заключает в себе страх отпасть от Бога, лишиться Его божественной благодати, святого чистого мира. Ибо это отпадение означает духовную смерть, сообщая душе мрак, тоску, разочарование, чувство бесцельности бытия.

И, наконец, последний аспект, касающийся причин возникновения страха, указание на который находим в Священном Писании: "В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение" (1 Ин. 4, 18). Вот и еще один важный ответ, не рассматриваемый в научной литературе. Оказывается наличие страха в душе и сердце человека означает отсутствие (или недостаток) любви. Задумайтесь над этим поглубже...

Возьмем для примера фактические события недавней войны в Чечне. Матери плененных русских солдат ехали туда, где гремели выстрелы, в разгар боевых действий. Невзирая на угрозу для своей жизни, встречались с чеченскими боевиками, умоляли вернуть своих сыновей. Что двигало этими женщинами, благодаря чему преодолевали они страх смерти? Ответ очевиден: материнская любовь к своим чадам. Итак, любовь изгоняет страх, “в любви нет страха!”...

Теперь поговорим кратко о навязчивых (“компульсивных”) действиях. Характер навязчивых действий может быть очень разнообразным. Нередко они имеют вид какого-то привычного ритуала и подобным же образом повторяются, вопреки логике и необходимости. Например, навязчивое мытье рук, ритуалы при раздевании и одевании, бессмысленные переставления мебели, пересчитывания денег без нужды, постукивания, покачивания или избегания каких-то определенных предметов, повторение, при встрече с кажущимся злом, каких-то определенных слов и действий. Характерным является появление некоторого облегчения после исполнения навязчивого действия. Однако облегчение это временное и вскоре вновь возникает болезненная потребность повторения и все начинается сначала.

Очень важным моментом в понимании природы навязчивых действий является упомянутая выше чужеродность, даже принудительность к свершению чего-либо, помимо разума и воли человека. Вот как пишет на сей счет Епископ Варнава (Беляев) в своем труде “Основы искусства святости” (т. 1): “Откуда же насильственность, если человек всеми силами души отгоняет и не хочет, считает элементом чуждым и болезненным? Ясное дело, от другой духовной сущности, злой и нечистой. Понятна эта нелогичность в мыслях, понятна эта тирания, о которых говорят сами же ученые, понятно это облегчение после совершенного... (то есть диавол отходит, доводя человека до того, до чего ему было надобно), понятно и мучительное раскаивание, ибо совесть все-таки мучит человека”.

В особо тяжелых случаях человек уже не владеет собой и становится своего рода, как теперь говорят, биороботом (вспомните, к примеру, ритуальное убийство трех монахов Оптиной Пустыни, произведенное ] преступником, признавшимся потом, что какая-то чужеродная сила влекла его к этому убийству, и он не мог противостоять ей). О подобной силе, завладевающей волей и сознанием, нередко упоминают и другие преступники. Это впрочем обычно не приводит к устранению их от судебной ответственности под предлогом психического нездоровья, как это было в случае с убийцей монахов. О насильственном “чужеродном” непреодолимом влечении упоминают также больные наркоманией и алкоголизмом. Что за сила стоит за всем этим, думается, понятно...

Какие же рекомендации можно дать по преодолению невроза навязчивых состояний? Их может быть множество. Цель их — стяжание Благодати Божией. Больным (и не только им) будут душеполезны и спасительны:

1. Пост и молитва. Сей же род изгоняется только молитвою и постом (Мф. 17, 21). Участие в Таинствах Церкви и как можно более частые исповеди у духовника. Прибегать к Святым Таинствам надлежит с сокрушением сердечным, глубокой верой и упованием на милость Божию.

2. Посещения святых мест, православных обителей, славящихся традициями экзорцизма. В Воронежской Епархии, например, это Задонский мужской Богородицкии монастырь, где покоятся чудотворные мощи Святителя Тихона Задонского. Надо сказать и в наше время, по словам насельников этой святой обители, немало страждущих получают помощь и исцеление по молитвам Угодника Божия.

3. Регулярное употребление Богоявленской воды с просфорой, частичкой артоса, окропление святой водой жилища, самого больного, его личных вещей...

4. Развивать в себе кротость и смирение.

5. Чтение Священного Писания (особенно Евангелия) и святоотеческой литературы, с последующим переосмыслением прочитанного.

6. Заучивание на память и чтение отдельных псалмов и молитв (по благословению духовника).

7. Поминовение на Божественной Литургии, молебнах.

8. Необходимо вырабатывать неусыпное (внимание по отношению к самому себе. Святой Игнатий (Брянчанинов) писал: “Душа всех упражнений о Господе — внимание. Без внимания эти упражнения бесплодны, мертвы” (т. 1. Стр. 296).

9. Самопознание. Духовное совершенствование. Укрепление веры.

10 Частые сообщения с благочестивыми православными христианами (или идущими в этом направлении). И, конечно же, исправление себя, например, отказ от курения, чревоугодия, освобождения от теленаркомании, политических и иных пристрастий и прочее.


следующая страница >>