C. С. Дашкова история в портретах. Династия романовых в жизни, искусстве и истории. Император александр третий. Наш рассказ - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
C. С. Дашкова история в портретах. Династия романовых в жизни, искусстве и истории. - страница №1/2

C.С. ДАШКОВА


ИСТОРИЯ В ПОРТРЕТАХ. ДИНАСТИЯ РОМАНОВЫХ В ЖИЗНИ, ИСКУССТВЕ И ИСТОРИИ. ИМПЕРАТОР АЛЕКСАНДР ТРЕТИЙ.
Наш рассказ будет посвящен человеку, имя которого неотделимо от истории рождения Русского музея. Звали его Александр Александрович Романов, он же – милостью Божьей Государь Император Всероссийский Александр Третий.

На выставках портретов проводимых в последние годы в Русском музее, радовали глаз и душу петербуржцев и гостей нашего города изображения представителей последних поколений Дома Романовых. Подобные портреты сегодня большая редкость, однако в музейных запасниках пережили все лихолетья и сохранились многие раритеты, среди которых находятся и изображения императора Александра Третьего

Еще совсем недавно у большинства современных россиян, упоминание о русских царях и императорах не вызывало никаких

иных образов, кроме расплывчатых ассоциаций с ветхими, никому не нужными обломками затонувшего в пучине Октябрьской Революции корабля Российской Империи, вместе с которым сгинули в бурлящей темной бездне Великой Национальной Катастрофы и всеми забытые представители последних поколений Дома Романовых. Имя же предпоследнего самодержца Александра Третьего у знатоков отечественной истории, воспитанных на идеологизированных краткими курсами ВКП(б) исторических хрониках, в лучшем случае вызывало снисходительную иронию.

Одни эрудиты вспоминали исторические анекдоты о двухметровом тугодумном богатыре, который во время крушения поезда полчаса держал на своей голове крышу железнодорожного вагона, пока его домочадцы выбирались из-под обломков. Другие сочинители расписывали сцены как император во время беседы с иностранными послами, видимо, для большего воздействия дипломатического диалога, гнул двумя пальцами серебряные монеты и железные вилки, и при этом еще хитро прятал в голенище сапога под шароварами им специально изобретенную плоскую фляжку с коньяком, чтобы не огорчать проницательную супругу своим хроническим пристрастием к горячительным напиткам.

Петербуржцы старших дореволюционных поколений образ Александра Третьего чаще всего связывали с огромной конной статуей царя, которая долгие годы стояла в закрытом внутреннем дворике Русского музея и на нее можно взглянуть в щелочку наглухо зашторенного стеклянного перехода из главного здания Михайловского дворца в корпус Бенуа. Любители дореволюционной старины знали, что памятник императору заказал его сын Николай Второй уже после смерти отца известному скульптору серебряного века князю Петру Петровичу (Паоло) Трубецкому.

Мнения знатоков родной истории о памятнике были диаметрально противоположны. Одни считали, что исполинская статуя всадника-богатыря символизирует мощь Российской государственности в эпоху правления Александра Третьего, другие – усматривали в квадратном всаднике на кряжистом коне карикатуру на царя, известного современникам своей прямолинейностью и бескомпромиссностью в проведении в жизнь жестких непопулярных мер, с целью наведения порядка и установления законности в сфере управления внутренней политикой России после трагических событий предыдущего царствования Александра Второго. Анонимные борцы с монархическим режимом даже сочинили кочевавшее по салонам «прогрессивной и просвещенной» публики четверостишие : «На земле стоит комод, на комоде бегемот, на бегемоте идиот, на идиоте шапка».

В наши дни мощный бронзовый монумент напоминает нам еще и о мужестве ленинградских музейщиков, которые в тридцатые годы отстояли у сталинских властей и сберегли памятник от пламени плавильной печи, в которой сгорели многие шедевры монументального искусства, потом сохранили его в лютые годы ленинградской блокады, а после, когда настали лучшие времена для Дома Романовых отреставрировали памятник и помогли ему вернуться к зрителям. Сегодня бронзовый император на могучем коне украшает парадный подъезд Мраморного дворцу, одного из филиалов Русского музея, о создании которого мечтал при жизни император.

Безусловно, что потомки оценивают заслуги исторической личности не по количеству расставленных на площадях монументов и развешанных в присутственных местах портретов, но даже сегодня нам не так то просто отрешиться от навязанных «краткими курсами» стереотипов и фальшивых легенд в понимании исторических личностей. Давайте оставим эти исторические приговоры и морально-психологические оценки по поведению героям русской истории на совести сочинителей подобных «кратких курсов», а сами просто и непредвзято перечитаем старые книги и документы, которые не нужно отвоевывать из тайных архивов и спецхранов, вспомним известные исторические факты, добывание которых не требует дорогостоящей уникальной экспертизы.

Откроем энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона издания 1898 года и мысленно перенесемся в серебряный век, эпоху неоромантизма, время правления будущего царя-страстотерпца.. В статье, посвященной «в Бозе почившему отцу ныне здравствующего государя Николая Второго Александровича» можно узнать следующее.


Великий князь Александр - второй сын Российского императора Александра Второго и императрицы Марии Александровны Романовых, родился 26 февраля (10 марта) 1845 года, еще в бытность его отца наследником престола. Александр был в семье цесаревича третьим ребенком и вторым сыном. Первой в семье была девочка, Александра, вторым – мальчик Николай, которому в будущем и предстояло наследовать отеческий престол (еще в семье родится четыре сына и дочь – в 1847 году Владимир, в 1850 - Алексей, в 1853- Мария, в 1857 - Сергей, в 1860 – Павел).

Крестным отцом новорожденного великого князя Александра стал его дедушка – император Николай Павлович. Разница в возрасте между старшими братьями была всего два года, с младенчества они были очень дружны, вместе учились и воспитывались и считались среди детей «старшими».

Система воспитания наследников престола и великих князей отличалась большой строгостью. Она была утверждена еще их дедом, Николаем Первым, и нацелена на формирование у маленьких великих князей, будущих профессиональных государственных деятелей высшего ранга, сознательной ответственности за те высокие социальные роли, которые они получали по праву своего рождения и отказаться от обязанности исполнения которых было для них немыслимо.

Оба молодых родителя подходили к будущему воспитанию своих детей в высшей степени ответственно, хотя их взгляды на этот важный предмет несколько расходились: цесаревич Александр Николаевич настаивал на том, чтобы воспитание сыновей носило строго военный характер, поскольку Великие князья в будущем обязаны были становиться офицерами. Цесаревна Мария Александровна склонялась к тому, чтобы дополнить военное воспитание еще и серьезным гражданским образованием. В итоге было решено, что воспитатели мальчиков будут военными, а педагоги — гражданскими.

Закономерно, что первыми воспитателями братьев Николая и Александра, утвержденными лично дедушкой, «ан-папа», Николаем Павловичем, стали знаменитый генерал, в прошлом директор Пажеского корпуса Николай Васильевич Зиновьев и выпускник Пажеского корпуса, помощник директора Института корпуса путей сообщения, полковник Григорий Федорович Гогель.

Цесаревич и цесаревна подбирали лучших педагогов, старательно вникали в каждую деталь учебного процесса, советовались с видными государственными и научными деятелями.

В 1850 г.православный философ, А.С.Хомяков по поручению наследника престола Александра Николаевича составил специальную записку «Об общественном воспитании в России». «Воспитание в умственном и духовном смысле, - говорилось в этой записке, - начинается так же рано, как и в физическом. Самые первые зачатки его, передаваемые посредством слова, чувства, привычки и т.д., имеют уже бесконечное влияние на дальнейшее его развитие. Строй ума у ребёнка, которого первые слова были: Бог, тятя, мама, - будет не таков, как у ребёнка, которого первые слова были: деньги, наряд или выгода. Душевный склад ребёнка, который привык сопровождать своих родителей в церковь по праздникам и по воскресеньям, а иногда и в будни, будет значительно разниться от душевного склада ребёнка, которого родители не знают других праздников, кроме театра, балов и картёжных вечеров... Воспитание, чтобы быть русским, должно быть согласно с началами не богобоязненности вообще и не христианства вообще, но с началами Православия, которое есть единственное истинное христианство...»

В разработке программы образования и воспитания великих князей принимали участие Министр иностранных дел, канцлер А. М. Горчаков и профессор русской истории М. П. Погодин. Все решения обязательно поступали на высочайшую апробацию деда - государя императора Николая Первого.

Регулярное обучение братьев началось в восьмилетнем возрасте и продолжалось 12 лет. Старший сын, наследник престола Николай, воспитывался и обучался особенно тщательно. Впрочем, не следует думать, что остальных детей мать образовывала не столь усердно. Будучи сама высоко образованной, она «ясно и отчетливо сознавала необходимость воспитать в них людей просвещенных, обогатив их ум познаниями, отвечающими их высокому положению в государстве» (С. Д. Шереметев).

Дети учили наизусть стихи Пушкина и Лермонтова, читали Тургенева, знали Гомера, глубоко изучали историю, географию, право, иностранные языки — классические и живые. Мария Александровна считала, что при обучении языкам гораздо полезнее грамматики живое общение, разговорная практика. Программа включала танцы и физические упражнения. Родители не только бывали на уроках, но вместе с учителями принимали экзамены, нередко задавали вопросы.

С каждым годом число уроков увеличивалось. К седьмому году обучения у подростков было еженедельно по 46 уроков. Занятия прерывались лишь на месяц летом, а так же в дни больших государственных и церковных праздников.

Мария Александровна, несмотря на юный возраст, была в высшей степени ответственная мамаша.

Немалую роль в воспитании детей играл составленный лично цесаревной распорядок дня. Вставали в 7 часов, молились, пили чай. Воспитатели и фрейлины строго следили за исполнением утреннего и вечернего молитвенного правила. Потом ходили здороваться и желать доброго утра родителям, «ан-папа», деду государю императору Николаю Павловичу и «ан-мама», бабушке царице Александре Фёдоровне. День был заполнен занятиями, играми, прогулками, в том числе с отцом и дедом.

От 8 до 11 часов они, под присмотром полковника Гогеля, гуляли, ходили купаться на море (во время пребывания в Гапсале или Петергофе) и занимались фронтовым учением (т.е. обучением "фронту", строю). Маршировать, выполнять строевые команды и различные ружейные приёмы их обучал отставной унтер-офицер Лейб-Гвардии Семёновского полка Тимофей Хренов, назначенный комнатным дядькой к великим князьям ещё 2 октября 1848 года.

С 11 до 12, под общим руководством генерал-майора Зиновьева, дети два раза в неделю (по понедельникам и четвергам) обучались артиллерийской прислуге при орудиях, два раза в неделю - гимнастическим упражнениям (по вторникам и пятницам), а в среду и субботу гуляли. В этот же промежуток времени они завтракали

С 12 до 2 1/2 часов занимались с Верой Николаевной Скрипицыной,[ которая обучала их основам русской грамоты и арифметике. Обедали обыкновенно в 2-3 часа пополудни

От половины третьего до 4 часов снова гуляли с Николаем Васильевичем Зиновьевым: летом - просто резвились, зимой - расчищали дорожки в парке, катали друг друга в салазках, лепили из снега "болвана"...

От 5 1/2 до 7 вечера по понедельникам и субботам у них бывали уроки танцев, по вторникам и четвергам - занятия с В.Н.Скрипицыной, а в остальные дни - гулянье с Григорием Фёдоровичем Гогелем

Время после вечернего чая до сна (а ложились они, как правило, в 9 часов) великие князья проводили с матерью, цесаревной Марией Александровной. В хорошую погоду ездили с ней кататься в открытом экипаже по окрестностям, в случае холода и дождя обыкновенно играли в её комнатах либо же слушали чтение вслух В.Н.Скрипицыной, Гогеля или кого-нибудь из фрейлин. Читали обыкновенно Священную историю, сказки А.П.Зонтаг, рассказы о Кавказской войне или географических открытиях и путешествиях. Тут же отец их, цесаревич Александр Николаевич, играл в вист со своими адъютантами и придворными. На чайном столе кипел самовар, велись неторопливые беседы - нередко весьма откровенные и задушевные, к чему располагал тесный семейный круг. Прислушиваясь к этим взрослым разговорам, маленькие великие князья получали свои первые впечатления о жизни и политике.

Вечером дети обязательно еще раз бывали у Марии Александровны, которая много беседовала с ними. В 8 часов вечера родители благословляли детей на сон грядущий.

Сохранились поденные журналы воспитателей Гогеля и Зиновьева. Цели и методы воспитания великих князей предстают в них ещё более выразительно.

31 августа 1850 года "за обедом Александр Александрович был непослушен и очень раскапризничался, за что был лишён сладкого..."

1 сентября "утром молились Богу очень хорошо, за чайным столом сидели хорошо, кроме Александра Александровича, который не совсем был умён, ссорясь с братьями..."

10 сентября Г.Ф.Гогель рапортовал о поведении великих князей: "Утром были умны, но гуляя по саду, я был недоволен Николаем Александровичем за то, что он не хотел поделиться с Александром Александровичем игрушками, имея две при себе, и хотя я говорил ему, что это дурно не делиться, когда брат так убедительно просит, но Николай Александрович не хотел исполнить доброю волею, и тогда я приказал ему отдать пику брату, что он исполнил тотчас же, но с неудовольствием..."

1 сентября "утром молились Богу очень хорошо, за чайным столом сидели хорошо, кроме Александра Александровича, который не совсем был умён, ссорясь с братьями..."

17 сентября Н.В.Зиновьев, в свою очередь, сообщал родителям: "После чая, гулявши в залах и играя в прятки, я был недоволен старшими Великими Князьями за то, что часто ссорились и даже дрались, и хотя несколько раз им напоминал сделанное нами условие, что каждому воздастся тем же, однако же Александр Александрович, рассердясь на Владимира Александровича, ударил его 2 раза остриём своей деревянной сабли довольно сильно по руке, за что я вынужден был тою же саблею ударить по руке Александра Александровича и лишить его удовольствия играть с нею..."

18 сентября: "Николай Александрович был приглашён к Маменьке обедать, а Александру Александровичу обещано это удовольствие, когда будет опрятнее кушать; это обещание так его поощрило, что он в первый раз в жизни ничего не пролил себе за обедом на салфетку..." 22 сентября: "Играли в больших залах и я должен был побранить Николая Александровича за то, что он позавидовал брату, когда Александр Александрович выиграл 2 партии в кегли..."

13 октября: "Николай Александрович был оставлен без пирожного за то, что выщипал несколько перьев у залетевшей в комнату птички..."

Г.Ф.Гогель 8 ноября 1850 г . отмечал в своём отчёте: "Пришедши в 5 часов к Великим Князьям, я застал Александра Александровича стоящего в углу за ослушание против нянюшки своей, которая была им чрезвычайно недовольна за то, что он ещё, кроме того, был с нею невежлив. Я с трудом мог уговорить Александра Александровича извиниться перед нею, что он, однако же, исполнил, и тогда только мы сели за чайный стол, где все были умны и сидели прилично. Не могу умолчать при сём случае об милом поступке Николая Александровича, который, видя брата довольно долго в углу, просил меня простить его и, наконец, сам пошёл уговорить Александра Александровича извиниться пред M-me Ишервуд..."

Послушание, прилежание, воздержанность, скромность, благочестие, строгость к себе и снисходительность к другим - вот какие требования предъявлялись детям, и, пожалуй, таковыми эти требования были тогда в любой русской семье. Наказания за непослушание были хотя и не строгими - лишение за обедом десерта, игрушек, стояние в углу, - но зато всегда неотвратимыми, что делало их весьма эффективным средством педагогического воздействия.

Решающее значение в воспитании царских детей, согласно освященной веками русской традиции, придавалось Православию. Среди всех преподаваемых предметов на первом месте был, конечно же, Закон Божий. Духовное воспитание и преподавание уроков Закона Божия Великим князьям было поручено духовнику императорской семьи протопресвитер Василию Борисовичу Бажанову.

Глубоко верующая цесаревна сумела развить религиозные чувства и у всех своих детей. День свой сыновья наследника начинали непременно усердной молитвой, а ложились спать, только "хорошо помолившись Богу" перед сном, о чём с удовлетворением рапортовали воспитатели. Мать, цесаревна Мария Александровна, сама учила детей креститься, говеть, исповедоваться. Объясняя сокровенный смысл обрядов, она лично подавала пример прилежного и сознательного их соблюдения. Мария Александровна внимательно и тактично руководила духовной жизнью детей. Она читала вместе с ними духовную литературу и беседовала о значении Таинств, заботилась о благоговейном приготовлении к причастию, перед исповедью всегда говорила с каждым ребенком наедине, пламенно убеждая их не грешить. Благодаря столь трепетной материнской заботе о духовном воспитании своих детей, говение в царской семье становилось временем настоящего духовного возрастания и нравственного очищения Накануне воскресенья, царских дней и больших праздников императорская семья в полном составе посещала всенощную. На литургии бывали в Малой церкви Зимнего дворца. Мария Александровна не терпела баловства, особенно когда речь шла о поведении в Храме. В заграничные поездки она возила с собой походную церковь, и, когда дети сопровождали матушку, то им в качестве высшей награды позволялось петь на клиросе вместе с хором. При выборе наставников для детей первым условием цесаревны было следующее: «Если в его душу запала хотя малейшая капля протестантизма, то мы не сойдемся».

Главная установка родителей всегда была неизменна: вырастить достойных, честных, трудолюбивых, образованных и богобоязненных людей. В письме восьмилетнему Саше отец писал: «Я часто о вас думаю и молюсь за вас Богу. Да благословит Он вас быть такими, какими мы с mama желаем вас видеть, т.е. умными, прилежными и послушными ребятами».



Александр II c детьми Марией, Сергеем, Владимиром, Александром, Алексеем и Николаем. Петербург. Фото 1861г.

Интересные психологические портреты подростков Николая и Александра оставил их первый педагог Я. К. Грот. Яков Карлович в течение шести лет преподавал братьям русский и церковно-славянский языки, всеобщую и русскую историю, географию и немецкий язык. В своих записках Грот так изображает старшего брата: «Будущий Наследник обещает черезвычайно много. Наружность у него приятная. В лице его много сходства с отцом и отчасти с дедом. Черты лица у него правильные и гармонические, глаза голубые с большой живостью, светлые волосы, коротко остриженные. Нрав Николая Александровича веселый, приветливый, кроткий и послушный. Для своих лет он уже довольно много знает, и ум его развит. Способности у него блестящие, понятливость необыкновенная, превосходное соображение и много любознательности».

Великий князь Александр по индивидуальным особенностям своего интеллекта и характера представлял полную противоположность старшему брату. По отзыву Грота, в подростке не замечалось внешнего блеска, быстрого понимания и усвоения предметов; зато он обладал светлым и ясным здравым смыслом, составляющим особенность русского человека, и замечательной сообразительностью, которую он сам называл «смекалкою» На первых порах учение давалось ему нелегко и требовало серьезных усилий. Но эти слабые стороны с избытком вознаграждались другими его качествами, которых не было у старшего брата. Александр Александрович отличался в классе внимательностью, сосредоточенностью, прилежанием и усидчивостью. Он любил учиться, на уроках допытывался, что называется, до самой сути вопроса и всякое знание усваивал хоть и не без труда, но обстоятельно и прочно.
Высокие титулы и статус небожителей не уберегали Романовых от общечеловеческих горестей и печалей. Первым большим семейным горем, пережитым братьями в 1849 году, стала смерть их старшей сестры Александры. Девочка умерла в семь лет от скарлатины. Ее кончина стала тяжким испытанием молодым родителям: цесаревна была неутешна, а отец до конца дней своих не расставался с портретиком Лины, бережно хранил ее платьица в своих покоях и каждую пятницу (день смерти дочки) ездил в усыпальницу Петропавловского собора помолиться около маленького надгробия.
В 1855 году скончался дедушка, «ан-папа», Император Николай I, которого дети боготворили. Корону Российской империи и статус Государя по Закону унаследовал Александр Николаевич. После воцарения отца роль наследника престола перешла к старшему брату. Двенадцатилетний Николай Александрович получил официальный титул Цесаревича. Александр Александрович был вторым сыном и продолжал оставаться просто Великим князем, не испытывая по этому поводу никакого сожаления. Саше, по выбору его деда, Николая I, в будущем предстояла карьера артиллериста: высочайшим приказом от 28 января 1848 года трехлетний Александр Александрович был назначен состоять по Гвардейской конной артиллерии. В качестве одного из членов Императорской фамилии в его ждала карьера военного командира.

В 1861 году Цесаревич окончил гимназический курс обучения и теперь, в ближайшие три года, ему предстояло осваивать специально разработанный для него курс высшего образования, который включал философские, юридические и военные науки в объеме академического преподавания. Для обучения Наследника Престола были привлечены все известные светила отечественной науки. Среди них были русский адмирал, знаменитый участник среднеазиатских походов Дмитрий Сергеевич Арсеньев, профессор филологии Я́ков Ка́рлович Грот, историк, правовед и социолог Константи́н Дми́триевич Каве́лин, писатель и путешественник Иван  Александрович Гончаров, профессор экономист Б. Н. Чичерин, учёный-правовед Константин  Петрович Победоносцев, русские историки профессора Константи́н Никола́евич Бесту́жев - Рю́мин и Сергей  Михайлович Соловьев.

Будущий царский жребий, выпавший на долю старшего брата по праву рождения, и диктуемые высоким статусом новые обязанности, не отдалили братьев друг от друга. Старший брат Николай продолжал оставаться для Александра не только ближайшим родственником, но и самым доверенным и близким другом. Юношей объединяло также и много общих интересов.

Больше всего братьев увлекали военное дело, родная история и литература. Русскую словесность оба они знали очень хорошо, любимым своим поэтом считали Михаила Юрьевича Лермонтова, а в общении пользовались только русским языком, хотя свободно владели немецким, французским и английским. Оба старших брата также с детских лет любили и прекрасно знали Отечественную историю. Страстное увлечение родной историей Александр пронесет через всю свою жизнь и не случайно со временем он будет избран почетным Председателем Императорского Русского исторического Общества Федор Иванович Буслаев, автор работ по славянскому и русскому языкознанию, древнерусской литературе, устному народному творчеству, древнерусскому изобразительному искусству, на своих занятиях буквально влюбил Николая и Александра в древнерусскую культуру. Братья не только знали на память его лекции и увлеченно пересказывали их на семейных вечерах, но и стали коллекционировать древние рукописи, умели их читать на старославянском языке и знали наизусть множество старинных фольклорных и литературных текстов, чем даже удивили одного экзотического гостя - певца-сказителя из русской глубинки
К.П.Победоносцев, читал великим князьям курс гражданского права. Константин Петрович внушал высокородным юношам твердые высоко моральные установки, ориентируя учеников на жизнь мыслящего, трудолюбивого, ответственного человека. Напутствуя воспитанников в день завершения курса К.П., Победоносцев изложил эти правила в лаконичной форме: «Истинное богатство взрослого человека вот в чем состоит. Он должен сознавать в себе внутреннюю силу - разумения, умения и воли. Он должен всегда знать, чего хочет и что делает... Он должен чувствовать, что нужен и недаром живет на свете и в кругу своем... Храните себя в правде и в чистоте мысли... не забывайте ставить себя перед Богом... Учитесь жить своим умом и своим умением... Выше всего правило - делать всякое дело, какое на Вас положено, добросовестно и вправду, то есть делать его самому, своим трудом, своей мыслью, своим интересом, своею ревностью». Указывал юноше на тяжелый долг, связанный с его положением в обществе, Победоносцев предупреждал: «Вы не вправе снимать его с себя» - находя вместе с тем и положительные стороны этого бремени: «Сколько добра Вы можете сделать, сколько добрых намерений внушить, поддержать, привести в действие, сколько спящих сил оживить; сколько людей привлечь своим сочувствием - и все благодаря Вашему положению».

В 1863 году высшее академическое образование Наследника было завершено. Наступала пора учиться применять полученные знания к жизни. Этой цели должны были послужить ежедневные доклады министров у Государя, на которых Цесаревич был обязан присутствовать, чтобы познакомиться с механизмами современной политической жизни. Своеобразным выпускным экзаменом на гражданскую зрелость Наследника Престола должны были стать поездка по России, предполагавшая посещение 20 губерний, а затем - путешествие по всей Западной Европе. Николай Александрович должен был познакомиться с иностранными Дворами, государственными учреждениями и политическим строем различных стран. Европейский вояж Наследника, кроме дипломатических визитов, предполагал еще одну деликатную миссию. Русский Цесаревич должен был выбрать себе по сердцу невесту из числа принцесс царствующих в Европе Домов.

Представление Цесаревича в родном Отечестве самым разным социальным слоям его будущих подданных прошло с триумфом. Все были очарованы умом, образованностью, тактом, щедростью и добротой будущего Государя. Теперь Наследнику предстояло отправиться заграницу и выбрать себе достойную подругу.

Родители посоветовали сыну обратить внимание на одну из принцесс Датского королевского Дома и вручили Николаю портрет принцессы Дагмар.

Путешествуя по Европе, наследник заехал в Копенгаген. В то время Мария Александровна отдыхала и лечилась в Германии, когда сын написал ей: «Если бы Ты знала, как я счастлив: я влюбился в Dagmar. Не бойся, что это так скоро, я помню твои советы». Цесаревич решил сделать предложение чрезвычайно понравившейся ему принцессе и, получив уверенность, что его нежные чувства девушкой разделяются, отправился в Дармштадт, чтобы испросить разрешение родителей. Получив родительское благословение на брак, цесаревич поспешил обратно в Копенгаген к невесте. 20 сентября 1864 года состоялась помолвка, и вскоре уже по всей Европе официально было торжественно объявлено об обручении Наследника российского престола с Датской принцессой Дагмар. В России и Дании напечатали фотографии счастливой юной пары, а в столице российской империи по традиции в ожидание предстоящей свадьбы будущего государя в Петропавловской крепости был дан 101 пушечный выстрел.

30 сентября Наследник Цесаревич простился с невестой и, продолжая европейский вояж, отправился в Италию. В Венеции он вдруг почувствовал сильную слабость – лечащие врачи решили, что это напомнила о себе старая травма. ( Несколько лет тому назад Цесаревич во время скачек с препятствиями упал с лошади и сильно ушибся; спустя несколько месяцев у него начались сильные боли в спине и общее ухудшение здоровья, но вскоре тревожные симптомы отступили, и лечащие врачи предписали лечить последствия травмы холодными купаниями, растираниями и компрессами).

Из Турина Цесаревич проехал в Геную и Ниццу, куда прибыла на зиму Императрица. В это время Цесаревич, несмотря на повторившиеся приступы болезни, был полон радужных надежд и мечтал о своей будущей семейной жизни.

Теперь я у берега”, говорил он: “Бог даст, отдохну и укреплюсь зимой в Италии, затем свадьба, а потом новая жизнь, семейный очаг, служба и работа”… Пора. Жизнь бродяги мне надоела… В Скевенингене все черные мысли лезли в голову. В Дании они ушли и сменились розовыми. Не ошибусь, если скажу, что моя невеста их мне дала, и с тех пор я живу мечтами будущего… Я утешаю себя тем, что у нас вся будущность впереди”.



Во Флоренции с великим князем сделался жесточайший припадок: появились сильные боли в спине, которые заставили его лечь в постель. Созванный немедленно консилиум лечащих его врачей продолжал решительно настаивать, что у Цесаревича острый ревматизм; только один итальянский врач высказал предположение, что у больного происходит воспалительный процесс в области позвоночника; этот диагноз впоследствии оказался верным. В течение месяца его продолжали лечить массажем и компрессами, но когда лечение это не принесло заметного облегчения, его решили перевезти в Ниццу, куда и прибыли 20 декабря 1864г. Хотя Цесаревичу стало несколько легче, но он уже передвигался с большим трудом.

Последний консилиум врачей, в числе которых были европейские светила медицины и русский знаменитый хирург Н.И.Пирогов, пришли к единому диагнозу, что у Наследника последняя стадия запущенного церебрально-спинального туберкулеза и что больной безнадежен. Цесаревич слабел с каждым днем, в апреле появились столь угрожающие симптомы, что срочно были вызваны в Ниццу Государь и братья, великие князья Александр и Владимир. По пути к ним присоединились датская королева Луиза с дочерью Дагмар.

Рано утром 11 апреля Наследнику сделалось совсем плохо; ему предложили приобщиться Святых Тайн, что он исполнил в полном сознании. После причащения Цесаревич начал со всеми прощаться.

Фрейлина Императрицы баронесса Фредерикс была свидетельницей событий последнего дня жизни Цесаревича.

Принцесса Дагмар стала на колени у самой кровати между Императором и Императрицей и тихо молилась, вся в слезах. По другую сторону кровати стоял на коленях Великий Князь Александр Александрович и также горько плакал. Вдруг Цесаревич, взяв руку брата и руку невесты, соединил их, не вымолвив ни слова.

В девятом часу утра больного вторично причастили в присутствии всех его родных. И в этот раз он с умилением приступил к Святому Таинству, плакал и усердно молился, сам осеняя себя знамением Креста. После причасти кроткая улыбка снова заменила слезы на исхудалых чертах его. Лицо его было светло и сияло дивной красотой. Чистая прекрасная душа все еще светилась в потухающем взоре.

Вся Царская семья, коленопреклоненная, окружала его постель, молилась и плакала. Вдруг Императрица порывисто поднялась, обняла своего второго сына и, рыдая, воскликнула: «Бедный Саша!» Тогда Государь тоже встал с колен и благословил будущего своего наследника.

В 17 часов вечера началась агония, во время которой родители, невеста и брат ни на минуту не отходили от изголовья умирающего Цесаревича. 12 апреля в 12 часов 10 минут ночи Николай Александрович скончался.

«Что произошло тогда с родителями, семейством и невестой, - заключает свои печальные воспоминания баронесса Фредерикс, - невозможно ни описать, ни рассказать».

12 апреля 1865 года великий князь Александр Александрович согласно Российскому Законодательству о престолонаследии сделался наследником трона и получил титул Цесаревича

Император Александр Третий даже спустя многие годы с болью сердца переживал эти события:

«Вы можете себе представить, с каким чувством я снова приезжал в Ниццу, которая вся своим великолепным воздухом, морем, климатом напоминает мне самую тяжелую минуту моей жизни. Приехать простым Великим Князем и уехать Наследником тяжело, и в особенности, лишившись лучшего друга и любимейшего брата! Но что же делать – это воля Божия, и недаром мы ежедневно повторяем: «Да будет воля Твоя»».

14 апреля тело Цесаревича было перенесено в Ницце в православный храм св. Николая и св. Александры,

Император Александр Второй и императрица Мария Александровна

после похорон старшего сына. Фото. Вторая половина 1860-х гг.
где и состоялось отпевание почившего. 21 мая фрегат “Александр Невский” с печальным грузом прибыл в Кронштадт, 25 мая - в Санкт-Петербург в Петропавловскую крепость, а 28 мая состоялось торжественное погребение Цесаревича Николая Александровича в императорской усыпальнице Петропавловского собора.

При отпевании наследника его личная икона Святителя Николая стала кровоточить. Эта святыня хранится сейчас во Франции в Ницце в храме св. Николая Угодника (на снимке она слева от креста), построенном на средства Романовых.

В 19 веке знаменитый средиземноморский курорт все чаще стали называть Русская Ницца. Честь ее открытия принадлежит августейшей особе, государыне Александре Федоровне, супруге Николая I . Русских путешественников в Ницце становилось все больше, поэтому в декабре 1859 года на улице Лоншан был куплен участок земли и заложен православный храм во имя Св. Александры и Св. Николая. Русских в городе становилось все больше, многие из них живали здесь подолгу целыми семьями, приобретали недвижимость, число прихожан неуклонно росло и здание старого Храма уже стало тесно для всех желающих.


В 1896 году Русская колония в Ницце через настоятеля

Храма обратилась к вдовствующей Императрице Марии Федоровне за содействием в постройке нового Храма. Императрица поддержала это начинание. Тридцать лет назад здесь, в Ницце, умер ее жених, наследник престола Великий князь Николай Александрович. Здесь же, в Ницце, неожиданно и чудесно решилась ее дальнейшая судьба, когда спустя полтора года она, датская принцесса Дагмар, приняла предложение руки и сердца будущего Императора Александра III.

Дагмар и Александр, вначале соединенные общей скорбью о потере, вскоре искренне полюбили друг друга, и этот брак, такой неожиданный и странный на первый взгляд, оказался очень счастливым.

14 сентября 1866 года Императорская чета встречала будущую невестку в Кронштадте. В Петергоф, а затем в Санкт-Петербург Дагмар въезжала в одном экипаже с Марией Александровной. Их сопровождала блестящая свита офицеров во главе с Государем. Кортеж приветствовала восторженная публика. В Петербурге остановились у Казанского собора, и царская семья с благоговением приложилась к Казанской иконе Божией Матери. Датская принцесса приняла Православие . 13 октября состоялся обряд обручения, миропомазания, присвоения титула великой княгини и наречения новым именем Марии Федоровны.

Бракосочетание их Высочеств состоялось 28 октября 1866 года.

венчание было совершено в Большой церкви Зимнего дворца

Старец митрополит Филарет Московский благословил новобрачных посланием: «Да будет супружеский союз полон чистой и совершенной любви, да будет счастие семейной жизни вашей облегчением подвигов вашей царственной жизни». Наследник отвечал Владыке: «Да будут услышаны Всемогущим эти молитвы старейшего и достойнейшего иерарха Русской Церкви, да будет нам дано споспешествовать благоденствию благочестивейших родителей наших и заботам чадолюбивого нашего отца и монарха о горячо любимой России…»
Еще в бытность свою великим князем Александр

Александрович прошел университетские курсы политических и юридических наук под руководством лучших профессоров Петербургского и Московского университетов. Наследник прошёл дополнительный курс наук, необходимых для управления государством. В 1865 и 1866 годах ему был специально прочитан полный курс русской истории знаменитым профессором Сергеем Михайловичем Соловьёвым. Его учителем права в 1866 году стал Константин Победоносцев, который по окончании курса лекций остался его постоянным консультантом

В роли наследника российского престола Александр Александрович наряду с продолжением теоретических занятий приступил и к выполнению множества обязанностей по государственным делам, возлагавшихся на него новой его социальной ролью. Атаман казачьих войск, канцлер Гельсингфорского университета, начальник различных воинских частей, член Государственного Совета цесаревич Александр Александрович под руководством своего батюшки заинтересованно входил во все сферы государственного управления Российской империей

В русско-турецкую войну 1877-1878 годов Наследник Цесаревич не остался в стороне от театра военных действий. Он успешно командовал особым Рущукским отрядом, которому поставлено было трудное задание защищать левый фланг нашей армии.

На полях сражений Цесаревич, как и в мирной жизни, полагался на промысел Божий. В одном из писем с фронта он писал Цесаревне: «Во всем, что делается на земле, есть воля Божия, а Господь, вне сомнения, ведет судьбы народов к лучшему, если они, конечно, не заслуживают полного Его гнева. Поэтому да будет воля Господня над Россией, и что ей следует исполнять и что делать,

будет указано Самим Господом. Аминь».
Еще с юности Александр Александрович обнаруживал страстный интерес к русской истории и культуре, а путешествия по России помогли перерасти этому увлечению в страстную любовь к изучению российской истории и всесторонней поддержке национальной культуры. Двадцатилетним юношей он содействовал организации Императорского Исторического общества, которое возглавил в 1866 году. Современники вспоминают, что юный цесаревич очень гордился своим участием в работе Общества, очень аккуратно посещал все рабочие заседания общества, внимательно слушал все доклады участников заседаний и очень деликатно участвовал в их обсуждении. На личные средства цесаревича Александра издавались роскошно оформленные тома периодических сборников Императорского Исторического Общества, в которых Келлер имп ал третий публиковались уникальные документы из государственных и частных архивов, раскрывающие

неизвестные страницы российской истории. Мы и по сей день пользуемся этими трудами и не перестаем восхищаться роскошью издательского искусства и добротностью и уникальностью опубликованных в них исторических материалов Страстный интерес к отечественной истории и культуре Александр Александрович сохранил на всю свою жизнь «У царя был вкус к подлинным историческим документам, реальным свидетельствам прошлого, вспоминал современник, - Зная о пристрастиях Александра Александровича к мемуарам, письмам прошлых лет, деловым бумагам минувших царствований, многие в его окружении дарили ему материалы своих личных, семейных архивов – коллекция их в Зимнем дворце к концу его правления была весьма значительной».

Непрерывно пополнялась и историческая библиотека Александра Александровича. Выходившие в свет исследования, как правило, подносились наследнику и маститыми, и начинающими историками». Изображение на парадных портретах императора Александра Третьего заваленного рукописями и старинными книгами стола не является декоративной деталью картин, созданной фантазией художника. Увлечение императора исторической наукой и русскими древностями было страстным и профессиональным. Плодом этой страсти стало создание в Москве Российского Исторического музея, существующего и поныне, поддержка многих исторически исследований, издание периодических сборников архивных изысканий российских ученых

Забытый мастер поместил импозантного русобородого офицера в парадной форме около стола, заваленного старинными книгами в роскошных кожаных переплетах с золотым тиснением и древними манускриптами, на которых можно различить старославянский рукописный текст. С 1867 года он стал председателем Императорского Исторического общества, устроил ему доступ в важнейшие русские и иностранные архивы и не только председательствовал в его собраниях, но и часто направлял его деятельность. Общество было основано, «чтобы положить конец тем непристойным нападкам, коим в отечественной и заграничной прессе подвергалась история России…» Обществом предпринято было издание замечательного «Биографического словаря русских исторических деятелей». Состоял он членом Московского археологического общества и давал ему средства на производство раскопок и издание трудов. Москва ему обязана созданием основанного в 1873 году Исторического музея, почетным председателем которого он был до своей кончины. До 1881 года музей носил имя Наследника Цесаревича, затем именовался Императорским Российским Историческим Музеем.

Особый интерес у цесаревича Александра Александровича всегда вызывали павловская эпоха и личность его прадедушки, императора Павла Первого. В Гатчинском дворце, резиденции Александра Третьего после его вступления на престол, сохранялся в неприкосновенности личный архив императора Павла, который его правнук в свободное от текущих государственных забот время внимательно изучал. Александр Александрович принимал личное участие в качестве редактора-составителя в подготовке и издании документов «Архива Государственного совета в царствование императора Павла Первого», напечатанного в 1888 году.

Кабинет Павла в Гатчинском дворце, украшенный его портретом, при Александре Александровиче сохранялся в священной неприкосновенности. На специальном столике лежало принадлежавшее Павлу Священное Писание и правнук приходил в дедушкин кабинет побыть наедине со своими мыслями и помолиться.

Еще одним увлечение, полученным Александром Александровичем в наследство от своих предков, было собирание произведений искусства. Основу коллекции живописи Александра Третьего положили картины, подаренные ему отцом, Александром Вторым, а также оставшиеся от старшего брата цесаревича Николая Александровича. В 1870-е годы Александр Александрович приобрел за сорок тысяч рублей коллекцию русской живописи золотопромышленника Кокорева.

Фамильная коллекция живописи постоянно пополнялась покупками произведений современных художников на выставках и работами, приносимыми в дар, и включала в себя всех выдающихся художников семнадцатого – девятнадцатого веков. Романовское собрание живописи включало в себя Левицкого, Боровиковского, Тропинина, Венецианова, Щедрина, Брюллова, Айвазовского, Верещагина, Бруни, Маковского, Крамского, Савицкого и многих других отечественных художников.

Каждое поколение Романовых вносило в коллекцию особенности своих художественных предпочтений. Так, например, Николай Первый больше всех художников ценил Айвазовского .У его внука, Александра Третьего, были свои художественные увлечения. Он недолюбливал жанровой, бытовой живописи и больше увлекался портретным искусством и пейзажем, любил также изображения батальных сцен, но больше всего ему нравилось собирать древне-русское искусство. Однако, не смотря на личные вкусы, Александр старался собрать и представить в коллекции по возможности как можно более полную картину изобразительного искусства своего времени, поэтому коллекционировал Александр Третий и не любимых им передвижников, и критикуемого им Репина, и не раз снимаемого с выставок церковной цензурой за нетрадиционную трактовку евангельских персонажей Ге.

Императорская семья постоянно посещала все более-менее заметные выставки и художественные салоны, покупая на них работы не только известных мастеров, но и обязательно понравившиеся картины начинающих художников, пополняя коллекцию современного искусства. Не смотря на свою крайнюю бережливость , Александр Третий никогда не жалел баснословных по тем временах сумм на покупку картин самых дорогих и модных в конце девятнадцатого века художников – Айвазовского, Семирадского, Брюллова, Федотова. Некоторые из этих полотен украшают сегодня Русский музей и мы, любуясь ими не задумываемся, что первым зрителем и ценителем того или иного полотна был император Александр Третий или Николай Первый…Собирание предметов старины и покупка дорогих картин современных художников были продиктованы не стремление прирастить семейное богатство или желанием выгодно поместить свои капиталы, а патриотическими чувствами, желанием создать возможности для просвещения самых широких слоев населения. Александр Третий всю свою недолгую жизнь наряду с музеем отечественной истории мечтал организовать и особый музей русского искусства. При жизни этой мечте не удалось воплотиться, однако в числе первых постановлений его сына был Указ об организации особого учреждения под названием музей императора Александра Третьего, в котором были бы сосредоточены выдающиеся произведения живописи и ваяния.

Монарх не смотря на свою крайнюю загруженность государственным управлением, был глубоко предан интересам науки и искусства, всемерно содействовал успехам в изучении русской истории и археологии. Глубоко понимая воспитательное значение для общества занятий отечественной историей, археологией, искусствами, Александр Третий поддерживал на государственном уровне развитие данных дисциплин. Интерес к своему прошлому, этот вернейший показатель истинного культурного развития любого народа, был поднят Александром Третьим на небывалую высоту. Его всемерная поддержка Обществам историческим и археологическим получила соответствующую оценку повсюду в цивилизованном мире.

следующая страница >>