Андрей Курейчик Хартия Слепцов - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Международный олимпийский комитет олимпийская хартия 9 996.84kb.
Диакон Андрей кураев почему Украинская Православная Церковь поддержала... 1 145.61kb.
Андрей Козодеров: «Кредитная кооперация станет основой экономики... 1 37.42kb.
Люблянская хартия реформирования здравоохранения, 1996 1 67.78kb.
Будильник андрей андреевич 1 52.59kb.
Хартия «этнического правописания» 1 120.16kb.
Ю. Т. Волков В. И. Добреньков В. Н. Нечипуренко А. В. Попов 19 7219.96kb.
Международная хартия физического воспитания и спорта 1 81.75kb.
Методические указания Содержание Программа курса Планы семинарских... 3 1787.48kb.
Европейская хартия местного самоуправления (Страсбург, 15 октября... 1 105.85kb.
Русофобия Гость: андрей фурсов, директор Института русских исследований... 1 140.47kb.
Приложения (группа А) Приложение I. Магдалена–Лени–Винен – Приложение II. 1 359.58kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

Андрей Курейчик Хартия Слепцов - страница №1/3


Андрей Курейчик Хартия Слепцов

Андрей Курейчик
a_kurei@mail.ru

press_kureichik@mail.ru


ХАРТИЯ СЛЕПЦОВ


Драма в 3-х актах

Действующие лица:
Король.

Иола, его дочь.

Визирь Осториус.

Хав Кнаб.

Гус.

Лукас.


Петер.

Кэтти, Олли, — сестрички.

Геона, цыганка.

Шут1.

Рыцарь Рэгир.

Трактирщица Магдалена.

Марта, её дочь.

Герцог Бальба.

Констанца, его дочь.

Жан.


Робер.

Брунсхальд.

Камердинер герцога.


Средневековье…

АКТ 1.
Сцена 1.


Трактир. За столом пируют Жан, Робер и Брунсхальд. За отдельным столом сидит рыцарь Рэгир. Их обслуживает хозяйка трактира Магдалена.
Робер. Ещё пива! Правильно я говорю? Ещё пива!

Брунсхальд. И вина…

Жан. Мешать пиво с вином — варвары!

Робер. И поросёнка! Правильно я говорю? Ещё поросёнка!

Жан. Чего ж ты мелочишься, Робер, клянусь девственностью святой Огасты, одним поросёнком здесь дело не ограничиться.

Робер. А я не прошу одного поросёнка. Я прошу первого поросёнка! Слышишь меня, Магдалена? Я требую первого поросёнка!

Магдалена. (Вынося кувшины с выпивкой). Ну чего ты кричишь? Чего ты кричишь? Как дитё малое, честное слово. Сейчас всё будет. И поросёнок будет, и пиво, и вино рейнское… Чего ещё твоей душеньке угодно?

Робер. Моей душеньке тебя за зад схватить угодно!

Магдалена. А кружкой в лоб не угодно? Я ведь могу.

Брунсхальд. Ты, Робер, осторожно — женщина-то бойкая. Покалечит! (Хохочут).

Жан. Дамы нынче деликатного обращения требуют. Это точно…

Робер. Вот им моё деликатное обращение! (Делает неприличный жест. Рогочет. Магдалена выходит.). Нет, не наше это племя! Не наше! Вот в Пьемонте, бывало, расставишь руки, пятерни растопыришь и на девок! Руки сведёшь, сколько, значит, в садок попалось — все твои. И все добрые, неиспорченные… А эта…

Брунсхальд. Да, в Пьемонте всё было по-другому… Помнишь, Жан?

Магдалена. (Вынося поросёнка). Ну и ехали бы в свой Пьемонт. А то сидите здесь, языками чешите, зады просиживаете…

Жан. А к кому нам теперь ехать?

Брунсхальд. Нет у нас теперь там хозяина…. (Пауза).

Магдалена. Ну кушайте, кушайте, голубчики. А я вам пивка ещё принесу, а потом и поросёнок ещё подоспеет. (Она отходит. Они мрачно едят).
Сцена 2.
Входит Марта.
Магдалена. Ах вот ты где, чертовка! Где ты ходишь? Где тебя носит? Я тут одна бегаю как сто венгерок! А ты небось в садах прохлаждаешься?

Марта. Что вы, мама… Я на рынок ходила.

Магдалена. (Бьёт ей пощёчину). Не перечь матери! (Пауза). На рынок? Что ты там забыла? На рынке денег не найдёшь — а только потеряешь. Учу тебя учу, учу тебя учу, а ты, дура, никак за ум браться не хочешь.

Марта. Что вы, мама, я берусь… Я читать научилась.

Магдалена. А вот это уж тебе совсем ни к чему! Читать. Ещё одно доказательство, что ты натура извращённая. Тебе мужа надо искать, дурёха! А не надписи на городских воротах! Марта, доченька, шестнадцать лет скоро… (Марта начинает всхлипывать). Чего ты ревёшь? Чего ты ревёшь? Что я твоих соплей не видела? Это я должна реветь. Пятнадцать лет тебя одна рощу. Думаешь это легко? Думаешь легко держать всё это хозяйство, да ещё растить детей?

Марта. Так ведь я одна осталась…

Магдалена. Прибрал остальных Господь — что ж поделаешь? Не нам на него роптать! Но двенадцать-то лет я братьев твоих кормила, растила, одевала. Одна одинёшенька при таком-то хозяйстве… Нет, пора тебе за ум браться, доченька! Не о том думаешь…

Марта. А что мне делать?

Магдалена. Что делать, что делать… То и делать. Вон видишь рыцарь сидит, один как перст? Грустный, печальный, пьяный уже… Чего тебе ещё надо? Иди к нему да предложи себя…

Марта. Мама, как вы можете?!

Магдалена. Зла не будет, если благородный человек тебя, девку без рода, без племени, осчастливит своим вниманием. Не будет зла! А тебе полезно. А если Господь благословит, и ребёночек случится — так вообще хорошо будет. Это ж честь какая, растить внебрачного герцога! Ну и деньги на содержание семье не помешают… А брачный он или внебрачный — не нашего ума забота, главное, что герцог! Да ты посмотри, дурёха. Вон сидит, красавчик какой… Да я бы в твоём возрасте таких, эх… Что смотришь? Что ты на меня вылупилась, как сова на кролика! Мать дочери дурного не пожелает. Ты лучше на него смотри… Иди, иди к нему…

Марта. Но мама…

Магдалена. Иди! А то по морде сейчас схлопочешь! И к этим пойдёшь неудачникам. А они с тобой цацкаться не будут — тут уж тебе мало не покажется… Я не шучу. Она мне ещё перечить будет — чертовка! Так я не посмотрю, что родная дочь. Жизни-то ей всё равно, дочь ты мне или не дочь, она рассусоливать не будет. Ну иди, иди, Марта… А то он сейчас заснёт. А такой мужчина бесполезный нам… Иди. (Марта идёт. Магдалена ей вслед). Да бёдрами, бёдрами работай, корова!

Марта. (Подходит к Рэгиру). Здравствуйте, мессир. Не хотите ли вина или… (Смотрит на мать, та делает ей красноречивые знаки). Или чего-нибудь ещё…

Рэгир. Ты кто?

Марта. Я? Я Марта. Марта. Я здесь живу, работаю. Я дочь трактирщицы… Помните?

Рэгир. Ты хорошенькая. Сколько тебе лет?

Марта. Пятнадцать, мессир.

Рэгир. Ты хорошенькая… (Пьёт. Мать снова делает ей знаки).

Марта. А вас как зовут?

Рэгир. Разве ты меня не знаешь?

Марта. Мессир, я бы хотела вас узнать.

Рэгир. Называй меня Рэгир. Просто Рэгир. К чёрту титулы! Мой отец выгнал меня… Понимаешь? Он говорит — женись, я говорю — не хочу! Он говорит — женись, я говорю — не хочу! Он говорит — пошёл вон! Я говорю — чтоб ты сдох! Выгнал! А… Плевать! Хочешь вина? (Марта смотрит на мать, та положительно кивает).

Марта. Можно немного… Только я быстро пьянею от вина.

Рэгир. А чего тянуть? Вот я тяну и тяну, тяну и тяну — а зачем? Пьянеть надо сразу. А ты, наверное, ещё дева?

Марта. Так и есть, мессир. Я ещё не знала мужчин.

Рэгир. Но ты уже давно не девочка. Почему у тебя не было мужчин? У тебя есть порок?

Марта. Нет. Я не знаю…

Рэгир. Да ты пей, пей, не стесняйся. Садись, садись поближе… Поближе, говорю, садись! Чего ты так дрожишь?

Марта. Волнуюсь. Вы такой благородный сеньор. Я ещё никогда не говорила с таким благородным рыцарем… Такая честь… Волнительно…

Рэгир. Это ведь твоя мамаша тебя подослала?

Марта. А?

Робер. Ко мне тебя мамаша подослала?

Марта. Нет, что вы… Я сама…

Рэгир. Нет, она не дура, эта трактирщица, и вино у неё отменное. (Пауза). И дочка ничего… Голова болит.

Марта. Бедненький. Хотите я сделаю примочки, травные с козьей мочой, я умею, это поможет…

Рэгир. Не надо.

Марта. Вам станет легче…

Рэгир. Да посиди ты! Как ты сказала тебя зовут?

Марта. Марта, мессир.

Рэгир. А как я сказал тебе меня зовут?

Марта. Рэгир, мессир.

Рэгир. Правильно. Так это трактирщица тебя подослала? Да говори, не бойся. Я никому не скажу. А даже захотел бы сказать — не смогу. Я завтра забуду. О чём говорили забуду, и тебя забуду, а как тебя зовут уже забыл. Знаешь почему? Потому что мне плевать! Ну, говори!

Марта. Вы правы, мессир, мама подумала, что вам скучно и грустно, и что я могу чем-нибудь вас утешить.

Рэгир. Чем-нибудь?

Марта. Она подумала, что доставляя вам приятное, я тем самым получу большую пользу. Да, это полезно будет для меня. Я ведь, как это говорится, ветренная… Всё не о том думаю, о чём женщинам положено. Дурочка я. А с вами общение — для меня обучение… А кроме того, если вам будет угодно, вы могли бы осчастливить меня ребёночком. Одним…

Рэгир. Ну что ж одним? Ни к чему эта скромность. Если уж делать — то делать. Так я думаю… Только ведь я забуду об этом и потом не признаю.

Марта. Мама напомнит.

Рэгир. А я всё равно не признаю. Что ж мне теперь, всех признавать? Мама тебе не сказала, что делать в этом случае?

Марта. Нет.

Рэгир. Вот! Нет, ты всё-таки хорошая девушка, добрая и честная… Ты мне нравишься. А я тебе нравлюсь? Только не лги мне. Я зверею, когда мне лгут!

Марта. Очень нравитесь, мессир.

Рэгир. Честно? Не, я этого не понимаю.

Марта. Нет, действительно, мессир…

Рэгир. Рэгир!

Марта. Простите, Рэгир, мессир, вы мне очень нравитесь.

Рэгир. И что самое удивительное — ты ведь не обманываешь! Да… Слушай, сходи, ангел, принеси мне ещё вина. Хорошего вина твоей доброй матушки…

Марта. Как ваша голова?

Рэгир. Её у меня нет.

Марта. Нет?

Рэгир. Нет.

Марта. Да что вы такое говорите! Есть у вас она, такая красивая…

Рэгир. Если бы всё, что растёт над плечами было бы головой. По-моему, это какой-то топчан! Или нет, топчан и то чем-то полезен, а то, что у меня — отрежь да выбрось. Нет, безголовый я! Безголовый!

Марта. У вас просто дурное расположение духа, мессир. Я принесу вам вина.

Рэгир. Приноси. И сама приходи. Ты добрая… Забыл твоё имя… Ты славная, дева, мне с тобой лучше. Приходи, а потом ребёночка сделаем…

Марта. Мессир… (Берёт пустой кувшин и идёт к матери).

Магдалена. Ну что, как он? Поддаётся?

Марта. Вроде… Хочет ещё вина.

Магдалена. А ты улыбайся больше. Улыбайся — зубов то, слава богу, ещё есть немного. И как бы невзначай так выгнись — им нравится, когда мы красуемся перед ними. Как кошка выгнись, а не как корова, у которой корча! Ты должна пробудить в нём его низкие желания — они у всех одинаковые, что у благородных, что у рабов.

Марта. А если он ребёнка не признает?

Магдалена. Он не признает — другие признают. Отец его не дурак, понимает что к чему. Да ты почувствуй радость общения с высоким! Дура. Учись, познавай, любопытствуй… Мама дурного не посоветует. Это я всю свою жизнь на эту дыру положила. Глянь на меня, кому я теперь нужна? А тебе, Марта, доченька, радость моя ненаглядная, я лучшего желаю… Хоть бы тебя кто в свиту взял, корову…

Робер. Эй, где наш поросёнок? Магдалена! Магдалена! Чёрт тебя раздери!

Магдалена. Чего орёшь? Не видишь, я с дочкой о высоком разговариваю? Минуту и подождать нельзя… (Марте). Видишь, тебе это надо? Тебе надо? Поверь мне, уж лучше раздвигать ноги, чем их здесь протягивать.

Жан. Вина!

Робер. Да я сейчас разнесу здесь всё к Дьяволу! Я страшен в гневе! Я зверь в гневе! Где мой поросёнок в конце концов!

Магдалена. Возьми налей вина и иди, иди к своему рыцарю. А я… А я понесу свиньям их поросёнка… (Женщины только разворачиваются и идут к дверям, а там…)
Сцена 3.
На пороге стоит Геона. Она подходит к Магдалене, и вдруг становится ясно, что она слепая. Все молчат. Пауза.
Геона. Он скоро будет здесь.

Магдалена. (Поражённая. Едва слышно). Сегодня?

Геона. Сейчас.

Магдалена. (Ошеломлённая, смотрит на дочь). Батюшки… Пресвятая Богородица! Как же… (Геона удаляется). Батюшки… Батюшки… Он приехал! Он сейчас придёт! Он будет здесь! А-а-а… Сохрани нас Господь!

Марта. А кто придёт?

Брунсхальд. Что это за слепая карга?

Робер. Чего она припёрлась?

Магдалена. Король.

Марта. Как король? Тот король?

Магдалена. Да! Батюшки… Что же это мы стоим?! Он же сейчас будет здесь! Ай, что делать? Ай, что делать? Господи, смилуйся… Чего ты стоишь, глаза вылупила?! Неси бутыли бургундского! Лучшего, из закутка… Да на кухне скажи, чтоб всё что есть и на вертел!

Марта. Мама…

Магдалена. Кончилась у нас спокойная жизнь. Всё! Только дай Бог, чтоб пронесло. Только б без крови…

Брунсхальд. Что это с ней?

Жан. Какой король может быть в этой дыре? Помешались они что ли?

Робер. Эй, Магдалена! Магдалена! Тебя что, собака укусила бешенная? Или вино в голову ударило? Объясни ты толком что к чему! Что за короли к тебе в трактир наведываются, да ещё слепых кляч вперёд себя посылают?

Магдалена. (Не слушая, Марте). Да не забудь про пиво сказать… Пиво свежайшее должно быть! Свежайшее — сама проверь! Десять раз проверь, не то всему конец!

Робер. Магдалена! Совсем ополоумела баба… Магдалена! Или ты немедленно несёшь нам нашего поросёнка, или я…

Магдалена. Помолчи ты! Помолчи, если жить хочешь…

Робер. Как ты смеешь мне рот затыкать?! Курва!

Брунсхальд. Это уж переходит всякие границы.

Жан. Возмутительно! Видимо, придётся её показать, что значит оскорблять пьемонтских дворян! Давайте разнесём здесь всё!

Робер. К дьяволу этот трактир!

Марта. Что мне делать, мама?

Магдалена. Исполняй мои поручения. (Пьемонтцам). Что взбеленились? Тоже захотели коряги в живот?! Шутки кончились!

Робер. Да я!… (Марта идёт к дверям, вдруг двери резко отворяются, и в трактир вбегают слепые глашатаи).

Гус и Лукас.

Эй, трепещите, людской род,

Сюда Король Слепых идёт!

Жан. Король чего?…

Гус и Лукас.

Сюда он не один идёт!

Ведь вместе с ним его народ!
(Раздаётся трубный глас. Начинают входить слепые. Сначала вбегают слепые Кэтти и Олли, они разбрасывают лепестки цветков и поют. Затем входит трубач и музыкант Петер. И, наконец, Хав Кнаб и Осториус несут носилки с балдахином из густых рыболовных сетей, в которых кто-то сидит… И затем шут и Иола.)
Гус и Лукас.

И преклони колени всяк,

Коль ты не жлоб и не дурак!

Своё почтенье нам яви,

Иль захлебнешься ты в крови!

Благоговей пред королём,

Ведь божья тайна растёт в нём!

(Магдалена низко кланяется, даёт Марте подзатыльник, чтобы та тоже поклонилась).



Брунсхальд. (Растерянно). Что за балаган…
Пауза. Немая сцена.
Сцена 4.
Голос из носилок. Кто здесь?

Хав Кнаб. (Прислушивается, затем принюхивается). Справа в пяти шагах за столом трое. Один боров, жрёт потроха с чесноком, пьёт пиво. Другой бык, вчера обожрался телячьей печёнкой, не свежей печёнкой, пьёт вино, запивает его пивом, портит воздух…

Брунсхальд. Да…

Хав Кнаб. … и штырь, лебезит, суетится, потеет, как старая баба, пьёт вино с корицей, брызгается лавандой…

Робер. Ни черта себе…

Хав Кнаб. Вооружены. Но не опасны.

Жан. Да что это за шуты?!

Голос из носилок. Кто ещё?

Хав Кнаб. Сверху ещё один. Молодой. Благородный. Рыцарь, судя по скрежету лат — да, рыцарь. Ест телятину, пьёт бургундское. Меч, кинжал. Но вроде спокойный… слева женщины: одна лет сорока, видимо, хозяйка, другая лет шестнадцати, свежая, как спелый персик… Они напуганы. Да… Я кожей чувствую их страх.

Голос из носилок. Девочка, подойди.

Магдалена. Иди, иди, Марта. (Марта боязливо подходит к носилкам. Оттуда показывается рука. Магдалена шепчет). Целуй… (Марта целует).

Голос из носилок. Хорошая у тебя дочь, Магдалена. Как тебя зовут?

Марта. Марта, сир. (Занавески раскрываются, там Король Слепых).

Король Слепых. Помоги мне сойти. Ноги отсидел, неудобно… (Опираясь на плечо Марты, выходит). Осториус?

Осториус. Здесь.

Король Слепых. Хорошая девушка. Дай ей крону. (Осториус даёт).

Марта. Вы очень добры, сир.

Король Слепых. Подведи меня к своей матери, деточка.

Магдалена. Ваше величество, мы так сча…

Король Слепых. Это ладно, ладно… Обойдёмся без церемоний — я сейчас люблю по-простому, по-человечески… Нога затекла. Ну рассказывай, как вообще поживаешь, Магдалена, как хозяйство?

Магдалена. Неплохо, сир, спасибо. Вроде живые…

Король Слепых. Ага. Это уже хорошо… Давно мы с тобой не виделись?

Магдалена. Да уж десять лет прошло… С прошлого раза.

Король Слепых. Десять. Хм… Где мой шут? (Ему даёт цепочку, он дёргает, и к нему подбегает шут).

Марта. (Испуганно). Мама…

Король Слепых. Чего испугалась, деточка? Это мой шут. Шут. Он ничего не видит, да. И не слышит — правда смешно? Ни сказать ему ничего, ни показать. И так с рождения, поэтому и говорить не умеет. Но он добрый… Погладь его, ему это нравится. (Марта гладит).

Магдалена. Что вас привело в наши дикие места?

Король Слепых. (Подзывает). Осториус… (Отходит).

Осториус. Магдалена, потом все вопросы. Видишь, только приехали. Вот деньги. Мы хотим есть.

Магдалена. Конечно, конечно… Это я дурная, конечно… Марта! Марта, доченька, давай всё. Сейчас всё будет в лучшем виде! А вы садитесь, садитесь, гости дорогие, располагайтесь. Вот здесь, да. (Слепые сдвигают столы. Садятся). Эй, Марта, неси вино!

Осториус. Пир для Короля! (Марта, Магдалена и слуги мигом накрывают стол, выносят вино и яства).

Робер. Ничего себе… Чудеса! Ты глянь… А мы уже битый час ждём своего поросёнка!

Жан. Дело нечисто…

Король Слепых. Иола, дочь моя, где ты?

Иола. Я здесь отец, я рядом.

Король Слепых. Не отходи далеко… Сядь рядом со мной, не бросай отца.

Иола. Конечно, папа.

Король Слепых. Осториус.

Осториус. Ваше величество…

Король Слепых. Распорядись.

Осториус. Его величество король Великого Королевства Слепых будет говорить слово! Так слушайте, о поданные, и внимайте музыке истины! Девушки.

Кэтти и Олли.

Его величество Король

Наш благодетель и отец.

Он знает больше, чем мы все,

Он видит дальше, чем орёл!

Он тайну тайн познал и вот,

Сим осчастливил свой народ!

Владыка наш, твои рабы

Ждут, что сейчас им скажешь ты…

(Встаёт Король Слепых).



Король Слепых. Все расселись?

Осториус. Все.

Король Слепых. Ну и славно. Вот скажите мне, нравится ли вам тут, мои поданные?

Все. Ничего… Нравится! Нравится! Спасибо нашему Королю!

Король Слепых. Нравится ли тебе, доченька моя?

Иола. Да, папа…

Король Слепых. Это хорошо… Ну что ж, вот мы и нашли пристанище и ночлег на эту ночь в этом славном доме у доброй хозяйки, а значит не оставил нас Господь в наших исканиях. И я думаю, это неплохо. Так будем же благодарны за эту милость. И так как мы с вами добрые христиане, воздадим молитву Всевышнему за этот стол и ночлег, за то, что ведёт нас… (Все готовятся к молитве). Спасибо тебе, Господи. Всё. (Пауза). Можете начинать… (Все набрасываются на еду).

Рэгир. Хорошая молитва.

Лукас. Еда!

Петер. Вино!

Осториус. Дайте королю! Королю налейте!

Король Слепых. И дочери моей… Доченька, Иола, покушай. Как ты, устала? Что это? Поросёнок. Съешь поросёнка…

Рэгир. (Смотрит на неё, тихо). Иола…

Осториус. Хорошая еда.

Хав Кнаб. Хорошая хозяйка — хорошая еда.

Король Слепых. Правильно говорит, хоть и начальник безопасности, учись, Осториус.

Робер. Хорошая хозяйка? Хорошая еда? Хорошая хозяйка, хорошая еда?! Да я сейчас не выдержу! Они что, издеваются над нами?! Жан, Брунсхальд… Жрут наших поросят и ещё издеваются над нами!

Жан. Странная компания…

Брунсхальд. Оборванцы.

Робер. Эй, хозяйка!

Магдалена. Видишь, я занята… Сейчас подойду.

Король Слепых. Мои поданные, мы пришли на эти земли не просто так, а потому что это предначертано… Короче, нам нужны деньги. А деньги нам нужны, ибо великая цель нашего народа близка. Скоро начнётся последний поход…

Геона. Роза ветров увяла…

Осториус. Тише.

Король Слепых. Скоро начнётся последний поход.

Гус. Слава нашему королю!

Все. (Орут). Слава! Слава! Слава!

Король Слепых. Ну правильно, вам же нужен ещё и глухой король. Я уже ничего не слышу. Только эхо… Не надо кричать, лучше закрывайте ваши рты мясом и вином, пейте, ешьте. Завтра нам предстоит нелёгкий день. Герцог Бальба должен быть доволен. Осториус.

Осториус. Ваше величество…

Король Слепых. К завтрашнему всё готово?

Осториус. Он заплатит чистоганом. Но герцог хочет увидеть невиданное.

Король Слепых. Нельзя через глаза увидеть невиданное. Но герцог получит то, что хочет. Мы не будем отказывать зрячим в их маленьких радостях… Как я жалею их на самом деле, Осториус, — зрячих… Но так и быть, Король Слепых покажет ему невиданное. Геона!

Геона. Что ты хочешь узнать, король?

Король Слепых. То чего не знаю.

Геона. Хм. Дай мне руку… (Он протягивает ей руку. Она берёт кубок и льёт ему на руку вино).

Король Слепых. Что ты делаешь, Геона? Это что, вино?

Геона. Кровь.

Король Слепых. Ну и что это значит?

Геона. Ничего. В этом мире ничто ничего не значит.

Король Слепых. Ну для женщин конечно. Ты сегодня не в настроении, Геона. (Нюхает руку). Попей вина. Хорошее вино, бургундское. Скучно как-то… Я конечно люблю музыку ваших челюстей, волынки ваших животов, но хочется какого-то разнообразия. Правда, Иола? Осториус…

Осториус. Вы что, не слышите, народ? Королю скучно! Сестрички! (Кэтти и Олли встают, поют и танцуют, Гус, Лукас и Петер им подыгрывают).

Король Слепых. Всё-таки талантливый у меня народ. Люблю вас, поэтому и прошу, помолчите пару минут… Иола, доченька, а ты не хочешь спеть, порадовать отца?

Иола. Если ты желаешь…

Осториус. Тишина! Все тихо! Дочь Короля петь будет! (Все затихают, Иола поёт грустную, красивую песню).

Король Слепых. Ну вот, я и получил… (Утирает слёзы). Глаза слепые, а слёзы текут. Смешно… Сколько лет живу, а услышу такое, и словно время перестаёт существовать, словно я младенчик, к груди матери приставлен, и пью её молоко, а через него саму любовь, нежность, веру, тайну… Такой восторг у меня. А ведь она дочь мне, дочь… Чистая и светлая душа. Больше жизни её люблю! Знайте это! Больше всего…

Иола. Ну не плачь, папа. Король Слепых не должен плакать… Не надо, а то не буду больше петь.

Король Слепых. А я плачу? Ополоумела ты что ли, дочка? Разве я плачу, а? Поданные?

Все. Конечно нет, ваше величество. Конечно, нет!

Король Слепых. Хорошие у меня поданные, это точно. Лживые…

Магдалена. (Приносит). Вот вам ещё вина, телятина, языки бычьи, паштет с луком… Всё свежайшее, всё для вас… Отведайте, сделайте мне приятное, отведайте, гости дорогие…

Король Слепых. Магдалена, где твоя дочь?

Магдалена. Здесь, ваше величество. Марта, отзовись.

Марта. Я здесь, ваше величество.

Король Слепых. Подойди сюда. Ближе, видишь, государь другое зрение имеет. Дай мне дотронуться до тебя. Вот… Ты хорошенькая… Она у тебя хорошенькая, Магдалена.

Магдалена. Спасибо, ваше величество. Что стоишь, дурёха, поблагодари Короля!

Марта. Вы очень добры, сир.

Король Слепых. Да, хорошенькая. Но Иола лучше.

Магдалена. Ваша Иола просто ангел. Моя крыса по сравнению с ней… Крыса и корова…

Король Слепых. (Марте). Девочка, ты помнишь Иолу? Иолу — мою дочь? Когда мы в последний раз приезжали сюда тебе было сколько? Лет пять – шесть…

Марта. Я вас помню. И вас, и вашу дочь.

Король Слепых. Иола, а ты помнишь Марту?

Иола. Нет. Но по голосу, мне кажется, она славная…

Король Слепых. (Марте). Видишь, ты ей понравилась. Осториус, дай девочке полкроны. (Марте). Будешь прислуживать моей дочери.

Марта. Конечно, ваше величество, с удовольствием.

Жан. Это всё хорошо, а нам кто будет прислуживать?

Робер. Так, всё! Я терпел, я молчал! Но всему есть предел! В конце концов я пьемонтский дворянин и не намерен терпеть оскорбления из-за шайки бродяг и оборванцев!

Брунсхальд. Правильно!

Робер. (Встаёт). Эй вы, слепые уродцы! Здесь, я здесь! Уши растопырьте! Может, вы не заметили что в этой чёртовой корчме кроме вас, слепых бродяг и мерзавцев, находятся ещё и благородные дворяне? А? Которые требуют соответственного почтения и уважения к своим особам! Вы меня слышите, слепые? Или вы ещё и глухие! Ха-ха-ха…

Брунсхальд. Хорошо сказал.

Жан. Правильно…

Осториус. Кнаб. (Хав Кнаб встаёт из-за стола, все затихают).

Магдалена. Боже, этого только не доставало! Господи, не приведи… (Бросается к пьемонтцам). Господин Робер, господин Робер, садитесь, садитесь, не волнуйтесь… Это моя вина. Не надо шуметь. И ваш поросёнок подоспел. Я отсюда дух его чую, вкуснятина… Я вам пива принесу, вина. Не надо волноваться, не надо кричать.

Робер. Нет уж! Теперь хватит! Я тебе кто? Я тебе дитё или дворянин?! Собака я тебе что ли сидеть и ждать, пока мне кость бросят?! Я долго терпел, но теперь… Пошла вон отсюда, женщина! Пошла вон! Теперь уж я выскажусь!

Магдалена. Господин, Робер, умоляю…

Робер. Я сказал, замолкни! Сама же лебезишь перед всяким сбродом, ручки целуешь, и ещё хочешь, чтобы мы молчали?! Что притихли, безглазые? Небось в штаны наложили от страха! (Пьемонтцы хохочут). Испугались, собаки? А?

Осториус. Кнаб.

Хав Кнаб. Великий сеньор, чем могли вас обидеть скромные слепые странники?

Робер. Тем, что припёрлись сюда, где благородные люди собрались пообедать! Тем что сожрали наших поросят и выпили наше вино! Правильно я говорю?

Жан. Правильно.

Брунсхальд. Взашей их гнать, этих собак!

Хав Кнаб. А может вы простите нас, мелких и униженных, и мы каждый продолжим нашу трапезу во славу друг друга?

Робер. Вот тебе моё прощение, тщедушная душонка! (Он с размаху бьёт Хава Кнаба. Жан и Брунсхальд одобрительно смеются). А теперь убирайтесь все отсюда! Все! Вон пошли! Калеки чёртовы. Убирайтесь к дьяволу вместе с вашим шутовским королём и его шлюхой!

Брунсхальд. Девок могут оставить…

Робер. Девок можете оставить, а сами убирайтесь! Убирайтесь, а то порублю вас на гусиный паштет! Правильно я говорю?

Иола. Папа, не надо… Пощади.

Король Слепых. Осториус. (Осториус берёт посох и гулко бьёт по полу).

Хав Кнаб. Но господин, мы мирные, смиренные люди… Мы никому не хотим причинить зла.

Робер. Так ты меня не понял, мерзавец? Значит, глупый да? Придётся тебе объяснить поподробней! (Идёт на Хава Кнаба. Осториус дважды бьёт посохом о пол. Робер замахивается, бьёт, но Хав Кнаб каким-то непонятным способом уворачивается от ударов).

Магдалена. Господи, помоги нам всем!

Иола. Папа, не надо…

Брунсхальд. Дай, дай хорошенько этому стручку!

Робер. Да я просто разрублю этого гада! (Вынимает меч). Что засуетились? Страшно? Теперь поздно молить о пощаде!

Магдалена. Господин Робер! Прошу вас! (Робер идёт на Хава Кнаба. Осториус трижды стучит о пол. Иола зажимает уши руками).

Робер. Жаль, что ты не увидишь моего лица!

Хав Кнаб. А зачем мне видеть лицо… мертвеца! (Робер делает несколько ударов мечом, Хав Кнаб чудом уворачивается, молниеносно перехватывает меч — удар. Робер беззвучно оседает. Пауза…)

Король Слепых. Я сыт. (Встаёт из-за стола).

Осториус. Трапеза закончена.

Геона. (Королю). Ну что, ты напился своим бургундским вином? Тьфу. (Встаёт и уходит).

Иола. Папа…

Король Слепых. Ничего, дочка, ничего… Нет, и вино неплохое. Хорошее у тебя вино, Магдалена.

Магдалена. (Глядя на тело). Господин Робер… Несчастный господин Робер… Я же предупреждала…

Жан. (Ошарашенный). Да… Ну это вам так не сойдёт! Брунсхальд, к оружию! (Они вынимают мечи).

Магдалена. Сеньоры! Сеньоры! (Хав Кнаб делает знак, и в одно мгновение Гус, Лукас и Петер срываются с мест и приставляют ножи к горлам Жана и Брунсхальда).

Хав Кнаб. У вас есть выбор. Вы можете последовать за ним.

Осториус. Выбор, это прекрасно…

Магдалена. Прошу вас, ваше величество, не надо больше! Смилуйтесь над ними! Умоляю!

Иола. Папа, пощади их… Ради меня.

Король Слепых. Хорошо. Я сделаю эту ошибку, ради тебя. Я пощажу их… Осториус.

Осториус. Государь наш милостив, отпустите их… Король доволен трапезой. Его величество хочет отдохнуть. Уберите тело…

Король Слепых. Как хорошо, что мы всего этого не видели… (Король Слепых, Иола, Осториус, Хав Кнаб и шут уходят. Вперед них побежали Кэтти и Олли, разбрасывая лепестки. Последними идут Гус, Лукас и Петер, таща за собой тело Робера).
Сцена 5.
Брунсхальд. Они ответят за это!

Жан. Слепые собаки!

Брунсхальд. Клянусь жизнью, они ответят за это! Ни один не уйдёт! Ни один! Всех распотрошу! Как свиней! А этого старого таракана, этого уродца, я сам…

Магдалена. Уймитесь. Не надо кричать, кто-нибудь может услышать.

Брунсхальд. Плевать!

Магдалена. Плевать? Ты думаешь это шутки? Вам мало одного трупа? Сидите и молчите. Марта, принеси им вина. Выпейте лучше за упокой его души… Он был хороший человек.

Жан. Мы этого так не оставим.

Магдалена. Ваше дело… Только знайте, у них врагов нет. Потому что их враги мертвы. Который десяток лет Королевство Слепых бродит по земле. Никто не знает, куда они идут и зачем. Любой, кто становился на их пути, умирал. Они не знают границ, их нельзя остановить. Говорят, их король узнал какую-то тайну, которая позволяет ему видеть без глаз и знать то, что неведомо… Не подходите к ним. По любви вам говорю… Забудьте. А я… А я помолюсь за бедного сеньора Робера…

Жан. Остановить, говоришь, нельзя… (Выходит Марта с кувшином вина).

Магдалена. А вот и вино…

Брунсхальд. Не надо вина. Пойдём, Жан.

Жан. Да, пожалуй, пойдём. (Бросает на стол пару монет). Есть разговор… (Уходят).

Магдалена. (Им вслед). Даже не думайте… Дурные! Как они ничего не понимают… (Пауза).

Марта. Мне вино унести?

Магдалена. Да… И иди к Иоле, да служи ей хорошо! По рабски служи. Хватит нам на сегодня происшествий… (Марта уходит. Магдалена тоже собирается уходить, поскальзывается). Кровь! Опять кровь… Господи, как я этого не хотела… Неужели того, что произошло тогда, было недостаточно? (Берёт тряпку, начинает вытирать пол). Опять этот кошмар…

Рэгир. А что было десять лет назад? (Магдалена вздрагивает и оборачивается).

Магдалена. А… Сеньор Рэгир. Я совсем забыла, что вы здесь. Тихо так сидите…

Рэгир. А чего шуметь?

Магдалена. Правильно. Вон один пошумел — пол испорчен…

Рэгир. А что было десять лет назад?

Магдалена. А?

Рэгир. Ты сказала, что что-то произошло десять лет назад?

Магдалена. Тогда… Тогда Королевство Слепых впервые пришло в этот город. (Пауза).

Рэгир. И что?

Магдалена. И ничего… Слишком часто мне пришлось тогда мыть пол.

Рэгир. Расскажи мне о них, Магдалена. Что это за люди? Почему их так боятся? Чем они занимаются?

Магдалена. Ей Богу ничего не знаю…

Рэгир. Магдалена.

Магдалена. (Глядит на пол). Ну вот, кажется, и всё. Очень любопытный вы, сеньор Рэгир.

Робер. Отвечай, Магдалена, не увиливай.

Магдалена. Ну что я могу вам сказать? Посмотрите, никого нет? (Они осматриваются). У меня ведь трактир, дочь. Хоть и дура, но люблю её… Да и сама я ещё бы пожила…

Рэгир. Никого нет. Говори… (Они садятся за стол).

Магдалена. Будете? (Указывает на бутылку, тот кивает, она наливает — пьют). Никто не знает, когда они появились. Никто не знает, откуда они пришли. Одни говорят, что они были всегда… Другие, что они пришли из-за пределов земли. Третьи, что они — это знамение…

Рэгир. Знамение?

Магдалена. Сначала были слухи: мол по земле ходит, не зная границ и преград через горы, моря и болота, слепой Король, а с ним его слепой народ… И для одних несёт он смерть, чуму и разрушенье, а для других — могущество и богатство…

Рэгир. Куда он идёт?

Магдалена. Никто не знает.

Рэгир. А может, он просто бродит?

Магдалена. Нет! Они куда-то идут… Точно. Они что-то ищут.

Рэгир. Откуда ты знаешь? (Пауза. Магдалена боязливо оглядывается).

Магдалена. Нет… Не могу. Если они узнают, мне конец…

Рэгир. Скажи мне.

Магдалена. Я представляю свою кровь на этом полу. Нет, нет, я не могу…

Рэгир. Нет уж, теперь говори! Говори!

Магдалена. Пожалуйста…

Рэгир. Говори!

Магдалена. Хорошо, хорошо… Только не кричите, умоляю вас.

Рэгир. Ну же.

Магдалена. Однажды, десять лет назад, когда он впервые остановился у меня, я проходила мимо его комнаты… Не знаю почему дверь была приоткрыта, и до меня донеслось несколько слов… Король что-то говорил этому, ну своему визирю Осториусу, и я разобрала слова: “главное сохранить тайну Хартии”…

Рэгир. Какой хартии?

Магдалена. Не знаю. Я только хотела подойти ближе, как вдруг появился этот Хав Кнаб. Я чуть не закричала, он появился ниоткуда, с пустыми глазами, и вдруг поднёс палец к губам… До сих пор не понимаю, почему он меня отпустил.

Рэгир. А кто он?

Магдалена. Хав Кнаб? О, это страшный человек… Он воин. Он следит за безопасностью королевства, личный телохранитель короля…

Рэгир. Он дрался… Я такого никогда не видел.

Магдалена. Он слепой страшнее десяти зрячих воинов. Его нельзя победить.

Рэгир. Любого человека можно победить.

Магдалена. Человека может быть…

Рэгир. Ай, ты слишком суеверная, Магдалена.

Магдалена. Я бы на вас посмотрела, доведись вам увидеть то, что я тогда…

Рэгир. А эта девушка?

Магдалена. Моя дочь?

Рэгир. Нет, та, красивая… Нет, ты не подумай, твоя дочь тоже ничего… Кстати, спасибо, что прислала её. Она милая, она развеселила меня.

Магдалена. Пора ей уже за ум браться. А вы человек благородный, выпейте ещё (Подливает), вы благородный, и вам времяпрепровождение, и ей наука. Пятнадцать лет уже, а толку нет! Да и подумайте сами, не под мужичьё же её подкладывать…

Рэгир. Я ей займусь, займусь, Магдалена, не волнуйся. Но та девушка, Иола…

Магдалена. Вот о ней вам лучше забыть.

Рэгир. Она красивая… Почему забыть?

Магдалена. Потому. Зрячим запрещено подходить к ней.

Рэгир. Что значит “запрещено”?

Магдалена. Сколько человек пыталось, столько умерло. Молва об этом давно по земле ходит… Хав Кнаб, как цепной пёс, её оберегает. Разорвёт любого в клочья — это уж ему только дай повод. Так что забудьте о ней, сеньор Рэгир, забудьте! Зачем вам эти проблемы?

Рэгир. Но она такая странная… И красивая.

Магдалена. Какой смысл в красоте, если ей нельзя обладать? Не смотрите на меня так, рыцарь. Я говорю не затем, чтоб ты о моей дочери думал — её ты можешь получить в любую минуту. А потому, что не хочу больше смертей. Даже не думайте о ней… Она из другого мира — мира, который закрыт для нас. Мира слепых…

Рэгир. Ну спасибо тебе, Магдалена.

Магдалена. Ой, надо идти…

Рэгир. А я посижу ещё.

Магдалена. (Уходя). Держитесь от всего этого подальше. Смерть-то она слепая, косит всех, кто попадётся на её пути. (Уходит).

Рэгир. (Один). Иола…
Сцена 6.
Он встаёт, идёт на место, где произошло убийство. Закрывает глаза, пытается повторить странные, молниеносные движения Хава Кнаба. Едва не падает…
Рэгир. Но как?!… Как это возможно?…
Сцена 7.
Входят Иола и Марта. Рэгир отступает в темноту, и они не замечают его.
Марта. Идёмте, госпожа… Смелее. (Подводит её к стулу). Ну вот, здесь вы можете посидеть. Все разошлись спать, так что вас никто не потревожит.

Иола. Мой отец с Осториусом и Кнабом обсуждают важные планы. На счёт герцога Бальба… Я не должна это знать. Я всегда ухожу, чтобы не знать таких вещей.

Марта. Ваш отец могущественный человек.

Иола. Могущественный? Нет. Он всемогущий… (Пауза. Трогает стол). Это стол? Он из дерева… Какого он цвета?

Марта. Цвета дерева, не знаю… Обычный цвет.

Иола. Мне всегда казалось, что дерево оранжевое. Я, правда, не знаю, что такое оранжевое…

Марта. Вы не знаете цветов?

Иола. Это вы не знаете моих цветов… Так странно. Я слепая с рождения, никогда ничего не видела, а цвета знаю… Стоит мне дотронуться до любого предмета, и он обретает для меня такой яркий, такой отчётливый цвет. Вот дерево, например, оранжевое… Но не всякое. Сосна другая и клён другой — жёлтый… Железо — синее. Ведь правда, железо синее, как северный ветер? Церковь — золотая. Кровь — чёрная. Чёрная и тёплая, а значит с огненными прожилками… Она остывает, и прожилки чернеют. Кони — красные. Особенно когда скачут галопом, и от них идёт жар и пот, а сердца их бьются так сильно, словно захлёбываются… Я так и вижу, красное сердце с чёрной, брызжущей кровью…

Марта. А люди?

Иола. Люди бывают разные. Ты — розовая, не очень яркая, словно свет твой за пеленою… А твоя мать — сиреневая. Кнаб — сер. Осториус — желчен. Геона — охра. Сестрички — финифть. А тот, убитый… Он был коричнев.

Марта. А твой отец?

Иола. Он цвета солнца, разве ты не увидела?

Марта. Не знаю, для нас все одинаковые. Только мавры, те чёрные. Говорят…

Иола. Зачем иметь зрение, если видеть всё одинаковым?

Марта. Ну не совсем одинаковым… Лица разные. Есть красивые, а есть такие рожи, что хоть к свиньям в стойло! Квадратные или мешком, или вот ещё бывает скулы торчат, как гребни врастопырку! Бывает жиром глаза заплыли, да ещё и гноятся… У ключницы торговца Брама — лоб узкий, а внизу — одни подбородки. И всё в бородавках. А все бородавки волосатые! Вот! Бывают носы большие, или свороченные… Вон как у нас кузнец — Халс — ему позапрошлым летом лопатой по носу дали, так у него теперь он как лепёшка, да ещё в сторону… Глянешь, обхохочешься. А у иных наоборот, нос махонький, как волдырь какой-то вскочил… Так идёшь, ещё и пошутишь: “Хочешь я тебе твой прыщик выдавлю!” Правда смешно? Я смеюсь, не могу… А бывает нос крючком или маковкой… Ну а зубы, это уж целый день описывать можно… Клычки, торчки, горбики, пеньки, штырики и гнилушки…

Иола. А моё… моё лицо? Я красивая?

Марта. Вы, госпожа…

Иола. (Перебивает). Только не лги мне, прошу тебя, не лги мне. Я всё равно никогда себя не увижу. Да и всё равно это.

Марта. Почему?

Иола. Моим мужем может быть только слепой. Так ответь…

Марта. Вы очень красивая. Просто нет слов, чтобы описать вашу красоту…

Иола. Какое у меня лицо? Я иногда ощупываю его, ощупываю лица (Трогает Марту): нос, подбородок, рот, глаза, лоб, уши, волосы… Я пытаюсь представить себе, на что оно похоже. И не могу… Какая-то бессмыслица из выступов и впадин… Почему оно красивое, моё лицо?

Марта. У вас лик Мадонны, большие глаза, точёные брови, тонкий прямой нос, ровные черты, густые, чёрные волосы… У вас бледная, гладкая кожа. Ваше тело гибко и лёгко, груди упруги и похожи на райские яблочки, живот — гладок, ноги — тонки… Вы очень красивы. Я бы отдала всё на свете, что быть такой же…

Иола. Отец прав, зрение суть порождение дьявола. Оно создаёт соблазны. Оно обманывает. Ты описала незнакомого мне человека. Я другая…

Марта. Разве вам совсем не хочется видеть?

Иола. (Пауза). Хочется… Иногда хочется так сильно, что я… я не могу думать ни о чём другом. Иногда я готова отдать всё, красоту, жизнь, чтобы хоть на миг увидеть как выглядит бородавка…

Марта. Ой, совсем забыла. Хотите принесу вам фиников. Есть сладкие финики, очень сладкие и вкусные… Вы посидите тут.

Иола. Хорошо.

Марта. Я скоро… (Убегает. Иола сидит, начинает шарить руками, натыкается на свечу, дотрагивается до огня, вскрикивает от боли.).

Иола. Как это вообще возможно? Как возможно? Я и свеча… Как я могу узнать о ней, не дотронувшись до неё? Ведь между нами ничего… Папа говорит, всё обман. Зрение создано бесом, чтобы отвлечь от важного… Поэтому царствие добра и не наступает…

Рэгир. (Выступает из тени. Старческим шёпотом). И всё-таки как быть с красотой?

Иола. Кто здесь? Кто? Я буду кричать!

Рэгир. Не надо, прошу вас. Я знаю, кто вы, и не причиню вам вреда. Я всего лишь странник, пилигрим, который на одну ночь обрёл приют в этом трактире.

Иола. Вы старик?

Рэгир. Я монах…

Иола. А что красота?

Рэгир. Как быть с этим наслаждением, с этим восторгом, который испытываешь, глядя на великую, божественную красоту, созданную Господом.

Иола. Это обман. Тайна в другом.

Рэгир. В чём?

Иола. В любви.

Рэгир. В любви?

Иола. Да… Вы тоже думаете, что я красивая?

Рэгир. О да, прекраснейшая из дев. (Он подходит к ней близко).

Иола. Но это неправда. Я знаю, знаю наверное. Иногда я бываю красивой, да… Но иногда я страшна и уродлива, как самая безобразная старуха, потому что в моей душе побеждает зло и желчь, там темно и грязно… Иногда же я молода, иногда даже ребёнок, и мне хочется смеяться и играть, шалить… Но я могу быть и старой, я даже могу приблизиться к своему пределу. Но никто не видит всего этого, потому что моё лицо обманывает их. Оно всегда одинаковое. Оно — не я.

Рэгир. Но Христос был красив…

Иола. Христос был слеп. (Пауза. Он приближается к ней совсем близко, едва удерживаясь от соблазна дотронуться и обнять её). Где вы? Где вы, старец? Почему вы молчите?

Рэгир. Вы долго будете здесь?

Иола. Только эту ночь. Завтра мы едем в замок Бальба, а оттуда дальше…

Рэгир. Куда?

Иола. Не знаю. А почему вы спрашиваете? (Входит Марта с тарелкой. Рэгир незаметно уходит.).

Марта. С кем вы разговариваете?

Иола. Где он?

Марта. Кто?

Иола. Монах. Здесь был старец. Он говорил со мной…

Марта. Не знаю, не останавливалось у нас никаких старцев. Должно быть померещилось…

Иола. Странно…

Марта. Попробуйте фиников.

Иола. Нет. Мне страшно, я хочу к отцу. Проводи меня.

Марта. Не волнуйтесь. Конечно, госпожа… (Они уходят).
Сцена 8.
Утро. Выходит Магдалена, занимается трактирными делами, вбегает Рэгир.
Рэгир. Магдалена!

Магдалена. А… Молодой рыцарь. Чего так встали ни свет ни заря? Не спится?

Рэгир. Слепые не спускались?

Магдалена. Нет ещё…

Рэгир. А пьемонтские дворяне?

Магдалена. Они съехали ещё вчера.

Рэгир. Отлично. Магдалена, ты должна мне помочь!

Магдалена. Всё, что угодно. Только, может, позавтракаете сперва. Вон и жаровня разогрелась уж…

Рэгир. Какая жаровня, с ума сошла что ли? Магдалена, да брось ты свои кастрюли! Иди сюда. Послушай.

Магдалена. Ну что, что?

Рэгир. Я влюбился.

Магдалена. Ну и славно. В вашем возрасте это вполне естественно…

Рэгир. В Иолу, дочь слепого Короля.

Магдалена. Нет!

Рэгир. Да.

Магдалена. Батюшки…

Рэгир. Влюбился, как только мужчина может влюбиться в женщину. Можешь ничего не говорить — я не передумаю. Что ты на меня так смотришь? Я люблю её и должен быть с ней. Поможешь ты мне в этом или нет.
следующая страница >>