Алексей Николаевич Чикалёв – сподвижник великого князя Константина Николаевича - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Т. А. Алексеева Государственный комплекс «Дворец конгрессов» 2 474.66kb.
О. И. Морозан Деятельность генерал-адмирала великого князя Константина... 1 133.94kb.
Русский князь (штрихи к портрету князя Олега Константиновича) 1 212.86kb.
Государственный Русский музей Мраморный дворец Игуменья Тамара Дочь... 1 271.29kb.
Т. А. Григорьева Музыка в Константиновском дворце 1 210.95kb.
Абалымов Алексей Петрович Абалымов Петр Николаевич. Белов Алексей... 1 27.52kb.
Первый председатель императорского русского музыкального общества 1 243.8kb.
Леонтьев алексей николаевич 3 765.76kb.
Алексей Николаевич Плещеев 1 23.24kb.
Алексей Николаевич Плещеев (1825-1893) 1 251.26kb.
Т. И. Ганф Благотворительность великого князя Дмитрия Константиновича 1 135.11kb.
Муравьев-АмурскийНиколайНиколаевич (1809 1881гг) 1 23.59kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

Алексей Николаевич Чикалёв – сподвижник великого князя Константина Николаевича - страница №1/1

Ю.В. Трубинов

Искусствовед, ст. научн. сотр.,

Гос. Русский музей

Алексей Николаевич Чикалёв – сподвижник

великого князя Константина Николаевича
Будучи облечённым высокими государственными постами, великий князь Константин Николаевич окружён был немалым количеством сподвижников, способствовавших претворению в жизнь его идей и реформ. О многих из них в последние годы стало известно, благодаря обилию публикаций1, а также докладов, озвучиваемых на традиционных ежегодных Константиновских чтениях и облечённых в форму статей сборников под обобщающим названием «Константиновские чтения» и «Константиновский дворцово-парковый ансамбль»2. Однако до настоящего времени оставался в тени ещё один сподвижник великого князя малоизвестный ныне военный инженер Алексей Николаевич Чикалёв, которого связывали с генерал-адмиралом Российского флота не только служебные обязанности, но и доверительные отношения. Последние были порой завуалированы настолько, что без определённого знания семейных обстоятельств великокняжеской семьи фамилия этого человека не останавливала на себе внимание исследователей.

Толчком к разработке данного сюжета послужило упоминание в архивных документах, посвящённых ремонту Мраморного дворца, некоего архитектора Чикалёва. Так, в одной из записок великого князя Константина Николаевича, адресованных Придворной конторе 7 сентября 1876 года, говорится: «Повелеваю уплатить из ремонтной суммы Архитектору Чикалёву – восемь тысяч двести девяносто рублей семьдесят пять копеек. Константин»3.

Итак, архитектор Чикалёв. Упорные поиски нами архитектора – носителя этой фамилии – успехом не увенчались. Единственным Чикалёвым, оказавшимся в окружении великого князя, обнаружился военный инженер. Кто он – однофамилец? Или...

Вот к личности этого человека мы и обратимся. Алексей Николаевич Чикалёв (1847-1898) служил в Морском ведомстве. Он состоял членом Правления Адмиралтейского и Балтийского судостроительного и механического заводов, а в конце карьеры – главным инспектором по строительной части Морского технического комитета в чине инженер генерал-майора4. Он знаком был с великим князем Константином Ни­колаевичем по вполне понятным обстоятельствам: в 1860-1870-е годы генерал-адмирал Константин Николаевич часто инспектировал военные укрепления южных приморских городов России, в частности, Севастополя, где инженер-капитан А. Н. Чикалёв занимался сооружением в порту сухих доков. В частности, летом 1861 года великий князь Константин Ни­колаевич «находился в плава­нии из Николаева в Севастополь и обратно, а потом из Севастополя в Одессу на паровой яхте „Тигр“»5. В Севастополе он бывал неоднократно и по другим поводам. Так, осенью 1864 года Константин Ни­колаевич при посещении Севастополя наблюдал за началом строительства в центре города на вершине холма величественного собора Св. Владимира6, сооружавшегося по проекту архитектора А. А. Авдеева, будущего автора проекта церкви в Крымском имении Константина Ни­колаевича – Ореанде. В конце 1872 года на завершающей стадии возведения собора, посетивший Севастополь великий князь Константин Ни­колаевич даже внёс предложения по исправлению опорных конструкций, которые были учтены строителями после утверждения Морским техническим комитетом7.

Там, в Севастополе, великий князь неоднократно встречался с военным инженером А.Н. Чикалёвым, состоявшим членом Морского технического комитета. Особенно близким их сотрудничество приходится на середину 1870-х годов. 28 июня 1875 года глава Морского ведомства Его Императорское Высочество Генерал-Адмирал Константин Приказом № 82 назначает капитана Алексея Чикалёва старшим строителем Санкт-Петербургского порта8. Тогда же Константин Ни­колаевич приглашает Чикалёва для выполнения ряда работ в своё павловское имение под Петербургом, где хозяин Павловска выделил около 8 десятин земли для строительства Магнитной и Метеорологической обсерватории, которую высочайше решено было учредить при Главной физической обсерватории. Пока в 1875 году архитектор Болтенгаген разрабатывал проект архитектурного комплекса обсерватории, инженер-капитан А. Н. Чикалёв, в содружестве с архитектором И. Я. Потоловым, строил Новосильвийский мост в Павловском парке9. В последующие два года Чикалёв осуществлял инженерно-технический надзор за строительством упомянутой Магнитной и Метеорологической обсерватории10. В завершении своей деятельности в Павловском парке, Чикалёв в 1879 году по собственному проекту построил Олений мост11.

Затем мы видим А. Н. Чикалёва уже в ранге инженер-полковника в другом имении великого князя Константина Ни­колаевича – в Ореанде. Здесь Алексей Николаевич проявил себя весьма сведущим в строительстве архитектурных сооружений. В Крым великий князь пригласил Чикалёва в качестве полноправного архитектора для завершения своей домовой церкви Покрова Пресвятой Богородицы, начатой осенью 1884 года архитектором А.А. Авдеевым (тем самым, который, как мы помним, строил Владимирский собор в Севастополе!), скоропостижно скончавшимся в марте 1885 года, едва приступив к возведению храма. 8 июня 1885 года великий князь Константин Ни­колаевич записывает: «Чикалёв приехал сюда вчера вечером, сегодня уже приступил к разбивке сводов, и мы с ним решили весь ход остальных работ. Главное решение относится до арок и сводов. ‹…›»12. Благодаря Чикалёву, церковь вскоре была благополучно завершена и освящена.

В дальнейшем А.Н. Чикалёв возвращается к своим непосредственным обязанностям по Морскому ведомству, от которого великий князь, напротив, был отлучён волей вступившего на престол Александра III. А.Н. Чикалёв пережил и того и другого. В конце царствования Александра III, 1 января 1892 года, Приказом по Морскому ведомству уже новым главой – Генерал-Адмиралом великим князем Алексеем Александровичем – Чикалёв назначается главным инспектором Морской строительной части13. В начале же царствования Николая II генерал-майор А. Н. Чикалев неоднократно выезжает в Либаву (ныне – Лиепая) на строящийся морской порт имени императора Александра III. По его предложению, усиливается оборонительная составляющая балтийского порта: сооружаются склады боеприпасов, увеличивается количество пороховых погребов14. Заслуги Чикалёва в этом деле оказались столь значительны, что удостоены были ордена Св. Анны 1-й степени (1894), а затем и ордена Св. Владимира 2-й степени (1897).

Ну а какое же отношение имел военный инженер (он же архитектор) Чикалёв к Мраморному дворцу в 1876 году, то есть в то время, когда он осуществлял технический надзор за строительством Магнитной и Метеорологической обсерватории в Павловске? Как выясняется, никакого!

Здесь придётся вспомнить об интимной стороне жизни великого князя Константина Николаевича. Как известно, помимо официальной супруги великой княгини Александры Иосифовны, у хозяина Мраморного дворца, а также Константиновского дворца в Стрельне, имелась так называемая гражданская жена балерина Анна Васильевна Кузнецова. Долговременная внебрачная связь с ней увенчалась рождением пятерых детей, получивших фамилию Князевы. Великий князь проявлял трогательную заботу об этих детях и их матери. Летом Анна Васильевна с детьми подолгу жила либо на даче в Павловске, либо в Ореанде, а зимой? В начале 1876 года Анна Васильевна покупает в Петербурге у архитектора П. П. Мижуева (1832-1885) построенный вчерне одноэтажный каменный дом и флигель для служб на Английском проспекте, 18.

Принимать в таком доме своего возлюбленного Анна Васильевна Кузнецова, разумеется, не могла. В марте 1876 года она берёт в Городском кредитном обществе денежный кредит и заказывает архитектору И. И. Шапошникову (1833-1898) проект перестройки дома в двухэтажный особняк15. Великий князь Константин Николаевич, естественно, не мог остаться в стороне. Он поручает своему приятелю, военному инженеру А. Н. Чикалёву, за отдельную плату перестроить дом Кузнецовой по представленному проекту, с непосредственным осуществлением архитектурного надзора. Заметим, что великий князь не пожелал участия в этой работе ни автора проекта архитектора И. И. Шапошникова, ни своего придворного архитектора, каковым в то время был И. Я. Потолов, надо полагать, из соображений конспирации.

К осени того же 1876 года Чикалёв великолепно справился с поставленной перед ним задачей. Что из этого получилось, вспоминает балерина Матильда Феликсовна Кшесинская, присмотревшая в 1896 году этот особняк после того, как балерина Анна Кузнецова, прожив в нём 10 лет, продала дом другому покупателю, а тот – следующему. Кшесинская пишет: «Я нашла маленький, прелестный особняк на Английском проспекте, № 18, принадлежавший Римскому-Корсакову. По­строен он был Великим Князем Константином Николаевичем для балерины Кузнецовой, с которой он жил. ‹…›. Дом был двухэтажный, хорошо обставленный, и был у него хороший большой подвал. За домом был небольшой сад, обне­сенный высоким каменным забором. В глубине были хозяйст­венные постройки, конюшня, сарай»16.

Постройка такого жилищного комплекса двадцатью годами ранее Чикалёвым должна была влететь великому князю в копеечку. Но когда речь зашла об оплате этой дорогостоящей работы, выяснилось, что у великого князя нет денег! По воспоминаниям родственника А. В. Кузнецовой П. А. Кускова, «Великий Князь был беден, очень беден для Великого Князя. Он был самый бедный из всей семьи <…>. Он один из всей семьи не получал ничего кроме удельных 200 000 р[у]б[лей] и 50 000 руб. процентов с накопившегося у него до женитьбы капитала <…>, из этих 250 000 рб. содержались, кроме конюшни с несколькими десятками лошадей, для него вовсе ненужных, 72 семьи, помещавшихся только в Мраморном Дворце. В числе этих 72 семей были лица с содержанием до 12 000 руб. Себе он брал 13 000 руб. и всё остальное предоставлял своей дворцовой конторе <…>. Два раза мне пришлось быть свидетелем разговоров между Великим Князем и Сорочевым о том, как раздобыть, в одном случае 500 руб., а в другом 900 руб. на покупку для Анны Васильевны понравившихся Великому Князю – и, может быть, главным образом своей дешевизной, картин <…>. Недели две шли в обоих случаях разговоры, на какой источник отнести этот расход»17. Вот и теперь поиск источника расхода становился главной головной болью Константина Николаевича.

Выход был найден оригинальным способом: великий князь приказал своей Придворной конторе выделить деньги из средств, регулярно закладываемых на ремонт Мраморного дворца! (Скорее всего, сознательно «сэкономленных» при производстве работ в 1876 году). Причём, Чикалёв получил 8441 рубль 45 копеек, как обозначено в финансовом отчёте Придворной конторы за 1876 год18, что почти на 150 рублей больше суммы, указанной в цитированной выше записке великого князя. В целом эта сумма равнялась 22,5 годовым жалованьям архитектора Двора великого князя Константина Николаевича – должности, полагавшейся по штатному расписанию придворной конторы Мраморного дворца, но впоследствии упразднённой.

Именно так, как нам представляется, и можно объяснить загадочное распоряжение великого князя уплатить «Архитектору Чикалёву» единовременно большую сумму денег при том, что А.Н. Чикалёв, с одной стороны, не имел ни малейшего отношения к ремонту Мраморного дворца, а, с другой, – официально не являлся архитектором, поскольку у него не было соответствующего образования и диплома. Тем не менее, данный документ помог выявить личность человека, который был близок великому князю. Константин Николаевич ценил Чикалёва не только как организатора и выдающегося инженера-строителя приморских оборонительных сооружений в Севастополе и Петербурге (а впоследствии и Прибалтике), способствуя его карьерному росту, но и, фактически, как незаурядного архитектора, которому он мог доверить частные заказы по возведению либо жилого дома (дом на Английском проспекте в Петербурге), либо в своих загородных резиденциях парковых сооружений (мосты в Павловске), и даже культовой постройки (церковь в Ореанде). Всё это ставит Алексея Николаевича Чикалёва в полном смысле слова в ряд сподвижников и доверенных лиц великого князя Константина Николаевича.




1 Назову лишь несколько монографий последнего десятилетия, в которых нашлось достойное место единомышленникам и сподвижникам великого князя: Воронин В. Е. Великий князь Константин Николаевич: Становление Государственного деятеля. М., 2002; Коршунов Ю. Л. Генерал-адмиралы Российского императорского флота. СПб., 2003. С. 45-213; Великий князь Константин Николаевич Романов. Эксклюзивный памятный альбом / Авт.-сост. В.И. Моцардо. Самара, 2004; Головнин А.В. Материалы для жизнеописания царевича и великого князя Константина Николаевича. СПб., 2006; Завьялова Л., Орлов К. Великий князь Константин Николаевич и великие князья Константиновичи. История семьи. СПб., 2009; Соколов А. Романовы: На благо России. СПб., 2009.

2 Непременное упоминание сподвижников великого князя содержится в таких статьях авторов упомянутых сборников, как: Морозан А.И. Деятельность генерал-адмирала великого князя Константина Николаевича // Константиновский дворцово-парковый ансамбль в Стрельне: История и современность. СПб., 2006. С. 94-104; Антонова И.А. Вклад великого князя генерал-адмирала Константина Николаевича во внешнюю политику Российской Империи (1845-1860) // Константиновские чтения-2007. СПб., 2007. С. 25-33; Кузинец И.М. Генерал-адмирал великий князь Константин Николаевич и Российский броненосный флот (1856-1881) // Константиновские чтения-2008. СПб., 2008. С. 127-138; Моисеев Г.А. Первый Председатель Императорского Русского Музыкального Общества великий князь Константин Николаевич // Константиновские чтения-2009. СПб., 2010. С. 30-46; Николаева М.В. Генерал-адмирал великий князь Константин Николаевич и Морское министерство // Константиновский дворцово-парковый ансамбль: Хроника, материалы, исследования. СПб., 2010. С. 162-176.

3 РГИА. Ф. 537. Оп. 1. Д. 23. Л. 37.

4 РГАВМФ. Картотека; Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX — начала ХХ века: Справочник / Под общей ред. Б.М. Кирикова. СПб., 1996. С. 323.

5 Шилов Д.Н. Государственные деятели Российской империи. Главы высших и центральных учреждений. 1802-1917. Биобиблиографический справочник. СПб., 2001. С. 313.

6 Владимирский собор над могилами адмиралов в Севастополе. Историческая справка / Сост. А.А. Алексеев. Л., 1991. Л. 29 (Архив ИЛПР. Инв. 1318).

7 Там же. Л. 31, со ссылкой на: РГАВМФ. Ф. 410. Оп. 2. Д. 5865. Л. 339.

8 РГАВМФ. Ф. 249. Оп. 1. Д. 46. Л. 108.

9 Памятники истории и культуры Санкт-Петербурга, состоящие под государственной охраной. Справочник. СПб., 2003. С. 421. Кат. 1648.

10 Несин В., Сауткина Г. Павловск Императорский и Великокняжеский. СПб., 1996. С. 182.

11 Памятники истории и культуры Санкт-Петербурга. С. 418. Кат. 1616.

12 РГИА. Ф. 537. Оп. 1. Д. 1747. (1884 г.). Л. 103.

13 РГАВМФ. Ф. 421. Оп. 7. Д. 140. Л. 17.

14 Там же. Оп. 5. Д. 1190. Л. 266.

15 Антонова Н. В. Из истории дома 18 по Английскому проспекту // Труды государственного музея истории Санкт-Петербурга. Вып. 14. Музей-квартира А.А. Блока: Материалы конференций по краеведению «Коломенские чтения» (2002-2006). СПб., 2007. С. 79.

16 Кшесинская М. Воспоминания. М., 1992. С. 41. Более обстоятельное описание результатов перестройки и особенностей интерьеров обновлённого особняка приводит Н. В. Антонова в указанной статье.

17 Кузьмин Ю. А. Неизвестные мемуары о великом князе Константине Николаевиче // Константиновские чтения – 2008: Великий князь Константин Константинович. К 150-летию со дня рождения. СПб., 2008. С. 118. Контр-адмирал Ф. В. Сарычев (в цитируемом источнике фигурирует как Сорочев) был в те годы временно управляющим придворной конторой великого князя Константина Николаевича.

18 РГИА. Ф. 537. Оп. 1. Д. 24. Л. 10, 16 об.