Айтмуханбет есдаулетов экологическая тематика на страницах периодической печати Казахстана в годы перестройки - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Очерки Алихана Букейханова на страницах русской прессы 1 72.76kb.
Формирование системы церковной периодической печати в России XIX... 3 846.65kb.
Учебная программа для специальности 1-23 01 10 «Литературная работа 1 124.39kb.
Пушкинка на страницах печати 1 164.15kb.
Наука Беларуси ( по страницам периодической печати) 1 50.65kb.
Идейно-тематическая специфика рубрики «дневник» в газете 1 36.09kb.
Научные публикации сотрудников гбоу дпо нгиув минздрава россии, посвящённые... 1 100.25kb.
Наталья + Сергей = 7 1 31.58kb.
Сведения о ветеранах и заслуженных работниках контрольно-ревизионных... 1 27.14kb.
Программа проведения аттестационных испытаний для поступления на... 1 101.26kb.
Государство и культура в период между двумя “перестройками” (середина... 1 105.66kb.
Председатель избирательной комиссии субъекта РФ 1 157.03kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

Айтмуханбет есдаулетов экологическая тематика на страницах периодической печати Казахстана - страница №1/1

Айтмуханбет ЕСДАУЛЕТОВ
Экологическая тематика на страницах периодической печати Казахстана в годы перестройки
Экологическая тематика получила оживление на страницах печати с принятием 28 октября 1984 года постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О долговременной программе мелиорации, повышении эффективности использования мелиоративных земель для устойчивого наращивания продовольственного фонда страны». Во всех изданиях при освещении аграрных вопросов ссылались на это постановление.

В феврале 1985 года рассматривается вопрос «О работе Алма-Атинской областной партийной организации по повышению эффективности использования орошаемых земель в свете требований октябрьского (1984 г.) Пленума ЦК КПСС». Подобные постановления давали определенный толчок в решении той или иной проблемы, но в значительной степени сама проблема загонялась вглубь. В деятельности партийного аппарата всех уровней, в том числе и Бюро ЦК, помимо конкретной работы было много элементов имитации этой работы»[1].

Все материалы печати тех лет, посвященные проблемам охраны земель, можно было разделить на два направления: предупредительные, направленные на предотвращение наступления негативных последствий, обеспечение рационального использования земель, восстановительные, связанные с обязанностями землепользователей по возмещению правомерно и неправомерно нанесенного земельным ресурсам вреда в процессе их использования.

В годы перестройки гласность вначале робко, потом все смелее сорвала покров тайны с полузапретной экологической темы. Из публикации центральных изданий всесоюзный читатель постепенно узнавал, что волюнтаризм руководителей страны приводил ко многим ошибкам. Чернобыльская трагедия стала испытанием на гласность. Катастрофа произошла 26 апреля 1986. В конце апреля из информации западных радиостанций и советских средств массовой информации жителям СССР стало известно о том, что недалеко от Киева, на АЭС в Чернобыле «что-то» произошло [2]. Причину запоздалого информирования населения М.С.Горбачев позже объяснил тем, что «в первое время даже самые лучшие специалисты искренне не отдавали себе отчета в серьезности катастрофы. (…) Первая информация появилась в газете «Правда» 28 апреля, но для содержательного, осмысленного обращения к народу мне нужна была более точная и обстоятельная информация. Поэтому я и прождал почти три недели, прежде чем обратиться к народу[3].

К сожалению, три недели сыграли свою роковую роль. «Отсутствие достоверной и достаточно полной информации о катастрофе и ядерной энергетике в целом привело к возникновению радиофобии, тяжелым психическим заболеванием шельмованию советских ученых социалистической системы. В целом образованию организации антиядерной направленности [4].

Авария на ЧАЭС заставило по-новому «открытыми» глазами взглянуть на развитие ядерной энергетики, другие техногенно опасные отрасли промышленности и экологическую проблему в целом. И только после катастрофы на ЧАЭС такая информация по различным каналам стала проникать в открытую печать [5].

После аварии всеобщая эйфория сменилась сначала растерянностью, а затем всеобщим отрицанием атомной энергетики. Освещение в СМИ последствий катастрофы разрушил миф об абсолютной безопасности атомной энергетики и достоянием общественности стали многие накопившиеся ее проблемы. Их обсуждение приобрело острое социальное звучание. Мнения высказываются самые различные и иногда прямо противоположные: одни – за ее дальнейшее развитие, другие – за ликвидацию всех имеющихся АЭС, за прекращение строительства новых.

В печати появляются сообщения о протесте «зеленых» или закрытий атомных электростанции. Закрывается Армянская АЭС. Украина объявляет моратории на строительство новых АЭС. В целом в СССР на различных стадиях создания АЭС было приостановлено сооружение энергоблоков общей мощностью 109 млн. кВт.» [6].

Гласность сорвала покров тайны с запретной темы. Чернобыльская трагедия дала толчок экологической теме закрепиться на газетной полосе. Первым и важнейшим достижением гласности, наверное, можно считать очередное решение Политбюро ЦК КПСС по отказу от поворота сибирских рек. Это можно было воспринять и как отвлекающий маневр, переводящий внимание общественности от Чернобыльской трагедии в другое русло.

Увлечение гигантоманией было присуще советской экономике. Многие из строительных объектов объявлялись стройкой века и, газеты большую часть газетной площади отводили этим начинаниям. Однако многие из них были остановлены самим вождем или в связи со смертью великого вождя.

Грандиозный проект переброски части стока Оби в бассейны Сырдарьи и Амударьи, как пишет Дмитрий Верхотуров, был в основных чертах разработан 140 лет назад. Начало осуществления проекта было положено решением пленума ЦК КПСС 1968 года [7].

Поворот сибирских рек — один из самых грандиозных и амбициозных проектов СССР, имевший целью по перераспределению стока рек Иртыш, Обь и других и направлению его в сторону пустынных областей Казахстана и Средней Азии, в частности, в Узбекистан и, возможно, Туркмению. Цели проекта: транспортировка воды в Курганскую, Челябинскую и Омскую области России с целью орошения и обеспечения водой малых городов. Транспортировка пресной воды в Казахстан, Узбекистан и Туркмению с целью орошения. Наполнение Аральского моря. Открытие судоходства по каналам [8].

На заседании Бюро отделения математики АН СССР ученые 26 ноября 1985 года приняли постановление «О научной несостоятельности методики прогнозирования уровня Каспийского и солёности Азовского морей, использованной Минводхозом СССР при обосновании проектов переброски части стока северных рек в бассейн Волги»[9]. В 1986 году ЦК КПСС постановил прекратить работы по переброске сибирских рек. Решение Политбюро ЦК КПСС было опубликовано 16 августа 1986 года, в котором говорилось: «Рассмотрев вопросы осуществления проектных и других работ, связанных с переброской части стока северных и сибирских рек в южные районы страны, Политбюро в связи с необходимостью дополнительного изучения экологических и экономических аспектов этой проблемы, за что выступают и широкие круги общественности, признало целесообразным прекратить указанные работы. В принятом постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР предусматривалось сосредоточить главное внимание и сконцентрировать материальные средства, прежде всего, на более экономном и эффективном использовании имеющихся водных ресурсов и комплексном использовании всех факторов интенсификации сельскохозяйственного производства»[10].

Так закончился многолетний спор между сторонниками и противниками проектов переброски. «И это решение есть не что иное, как один из важных и убедительных фактов общего процесса перестройки, которым живет нынче страна. Отказавшись от надуманных в узковедомственных интересах проектов переброски речного стока, или, как еще говорилось у нас, «проектов поворота рек», государство наше осуществило поворот в сторону общественного мнения. Поворот столько же необходимый, сколько и необратимый[11].

В принятии такого решения сыграли роль и многочисленные публикации в прессе тех лет, авторы которых высказывались против проекта и утверждали, что он катастрофичен с экологической точки зрения. «…Ситуация с поворотом стока северных рек не могла бы так всколыхнуть общественность, если бы публицистам не удалось показать социальные последствия неверного решения», - такую оценку дала начавшемуся процессу обновления И.Фомичева[12].

Следует отметить, что ставить точку в вопросе переброски сибирских рек было рано. В конце 2002 года мэр Москвы Юрий Лужков снова затронул тему переброски рек, и борьба вокруг проекта закрутилась с новой силой. 4 сентября 2006 года в пользу переброски рек высказался и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. «Еще в свое время, когда шла речь о повороте сибирских рек, не говорили о том, что они будут наполнять мелеющий Арал, речь шла о питьевой воде для всего региона. Тогда говорили, что это приведет к негативным последствиям, но ничего подобного, даже болота не высохнут», - заявил Назарбаев на пресс-конференции, посвященной визиту президента Узбекистана Ислама Каримова в Казахстан [13].

Тогда в 1986 году иллюзий о мощных насосных станциях, грандиозных каналах, плотинах, строительство и ввод которых должна была спасти гибнущее море, в обществе исчезли. Дело в том, что одним из важных сторон переброски части стока сибирских рек на юг Казахстана была тесно связана с проблемой сохранения и стабилизации уровня Аральского моря. При этом планируемая первая очередь магистрального канала, пропускной способностью 25 кубических километров в год была предназначена исключительно для дальнейшего развития орошаемого земледелия на юге Казахстана и Средней Азии. И только вторая очередь канала, с увеличением его водопропускной способности до 60 кубических километров в год, сможет обеспечить дополнительный водный в котловину Аральского моря[14].

Поэтому решение Политбюро ЦК КПСС от 16 августа 1986 года поставило точку над «i». Самоуспокоенность и порожденное им бесхозяйственное, преступное отношение к водным ресурсам в регионе, сменилось тревогой.

Постепенно по газетным публикациям становится ясным, что наша республика – одна из самых экологически неблагополучных в стране, экологическая тема становится одной из актуальных, востребованных. Сужается круг «закрытых тем», ведомственных «секретов». Одним из первых экологических проблем, поднимаемых печатью, была трагедия Арала.

В числе первых из центральных газет забила тревогу «Литературная газета», в ноябре 1986 там была опубликована статья писателя С.Азимова, затем в марте 1987 года в бюллетене общества «Знание» выступил директор института Водного хозяйства Г. Воропаев. Он, рассматривая причины экологической катастрофы, предлагает «только 40-60 процентов орошаемых земель нужно отводить под хлопок, а остальные должны занимать другие культуры. В последние 20-30 лет под хлопок отведены все осваиваемые земли». В апреле Григорий Бакланов поднимает проблему спасения Арала снова в «Литературной газете»[15].

К обсуждению проблемы постепенно подключились другие центральные газеты. В июне в «Правде» выходит статья академика Петрова. Он констатирует, что в Узбекистане засолено 800 тысяч гектаров земли. В этой же главной партийной газете М.Мухамеджанов пишет, что трагедия моря привело к тому, что 1,3 миллиона гектаров земель превратились в такыры. В том же 1987году «Известия» публикует материал «Арал из космоса», где, опираясь на мнения ученых и данные космических исследований, ставит диагноз, что Аральское море исчезнет в 2010 году.

Союзная и республиканская пресса вначале робко, потом все смелее забила во все колокола – море гибнет. Первый материал о трагедии Арала 19 июня опубликовал «Социалистик Казакстан» (ныне «Егемен Казакстан»-авт.). Автор писал о том, что в некоторых местах вода ушла от берегов на 120 километров, а ведь до 1967 года в регионе боролись с паводками. Весной в иные годы вода разливалась в Сырдарье на 80-100 километров от берегов. 300 квадратных километров площади превратились в безжизненную пустыню. Трагедия моря обернулось трагедией людей. За год из одного только Бугуньского района мигрировало 12 тысяч людей, а из области 48 тысяч. Что им оставалось делать, если мать земля стала мачехой. В области раньше было 1300 небольших озер, теперь все они высохли. Изменился климат. Материал изобилует фактами и еще один момент, который невозможно обойти – это столь масштабную проблему как трагедия Арала написали в республиканской газете. При этом в редакции, кажется, заранее подстраховались – факты, приводимые в тексте, автор дает со ссылкой на московскую прессу. Можно сказать, что это был обзор центральной печати по определенной теме. Все обошлось благополучно. Окрика со стороны партийных органов не последовало. Как говорится «шлюз был открыт» и газета «Социалистік Қазақстан» публикует серию материалов о проблемах Аральского моря – 5, 10, 17, 21 июля.

Ценность этих статей в том, что, во-первых, перед читателем открывалась панорама трагедий Арала, создавалась объективная картина, во-вторых, эти масштабные материалы пробуждали людей, вселяли в них надежду, что не все еще потеряно. Появлялся свет в конце тоннеля. Ведь это был период, когда в середине 1987 года осудили пятерых участников декабрьских событий и за публикацию их снимков были наказаны руководители и рядовые журналисты ряда изданий.

Кроме «Социалистік Қазақстан» в газете «Казахстанская правда» эту проблему поднимает собственный корреспондент Бектепов. «Спасем людей и Арал!» - так теперь звучат рубрики в республиканских газетах «Казахстанская правда» и «Социалистік Қазақстан», - писала Ш.Нургожина в статье «Проблемы экологии в прессе Казахстана»[16].

В одной из республиканских газет во второй половине восьмидесятых годов в материале, посвященной проблемам Аральского моря упоминается статья Н.Дадажонова «Арал погибает» там отмечается, что еще в 50-е годы в «Комсомольской правде»[17] поднималась эта проблема. Однако поиски публикации в подшивках газеты не увенчались успехом.

Другие периодические издания республики также стали чаще освещать и проявлять обеспокоенность экологическим состоянием территории, трагедией Арала, проблемами Балхаша, высоким уровнем загрязненности промышленных и хозяйственно-бытовых сбросов в природные водные объекты и другими вопросами охраны окружающей среды. В основном пресса главным виновником определяла проявления местничества, ведомственности отраслевыми министерствами и ведомствами.

«И ведут они себя в своей стране, - отмечал писатель Г.Бакланов, - как колонизаторы. Где им копать, что водой заливать, что и где строить, они никогда об этом жителей своей земли не спрашивают, словно бы их тут и вовсе нет»[18].

«Кажется, ничто не может поколебать ведомственные бастионы: ни решения партии, ни доводы рассудка, ни призывы к милосердию, и видимо на пределе отчаяния появились в «Литературной газете» такие слова писателя В.Распутина: «Казалось бы, в судьбе Байкала и в более широком смысле – в судьбе природы должны быть заинтересованы все мы, независимо от профессии, положения и возраста. Министру чистая вода и чистый воздух нужны так же, как и крестьянину, школьнику или страховому агенту. Почему же тогда ни одно министерство или ведомство, от которых страдает природа, не выступили с конструктивными предложениями по уменьшению губительного влияния на Байкал? Почему их деятельность нередко напоминает скрытую войну против своей страны?»[19].

Такие публикации воспринимались особенно остро общественностью, так как вскрывали виновников экологических трагедии – главным был «узкий ведомственный подход, который приносил только вред… Прискорбная, но характерная примета застойных десятилетий: министерства и ведомства гораздо легче и охотнее понимали друг друга, нежели тех, чьи интересы обязаны были защищать. Извращенное профессиональное сознание чревато огромными бедами для общества[20].

По многочисленным публикациям можно было узнать, что «с 1961 года уровень Аральского моря непрерывно понижался, что создавал серьезные социально-экономические, хозяйственные и экологические проблемы».

Как писал А. Чигаркин в книге «Освоение пустынь Казахстана»: «Площадь орошаемых земель в низовьях Амударьи и Сырдарьи достигла в четвертом веке до нашей эры 3,5 миллиона гектаров»[21].

И никаких экологических забот, экобаланс не нарушался. В советский период первые оросительные каналы начали сооружать в 1921 году в казалинском оазисе. А активное ирригационное строительство приходится на 1951-1955 годы – в долине Сырдарьи была построена крупная Кзыл-Ординская плотина с разветвленной ирригационной системой, Арысь-Туркестанский канал с Бугунским водохранилищем. В 1954 году площадь поливных земель в Казахстане составила 1,4 миллиона гектаров.

Все беды Арала начались, когда 6 августа 1956 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «Об орошении и освоении целинных земель голодной степи в Узбекской и Казахской ССР для увеличения производства хлопка»[22].

В решениях ХХ съезда КПСС писали «По Казахской ССР: обеспечить строительство оросительной сети на площади 214 тысяч гектаров и обводнение пастбищ на площади до 43 млн. гектаров. Закончить строительство Арысь-Туркестанского канала с Бугуньским водохранилищем и Кзыл-Ординской плотины». Основная причина падения уровня моря и сокращения его акватория связана с непрерывным увеличением водопотребления народного хозяйства в бассейнах Амударьи и Сырдарьи – к 1976 году площадь поливных земель в Казахстане составила 1,7 млн. гектаров.

В те годы и назвали виновником трагедии Севана академика Егиазарова, ему принадлежит утверждение: «Вода испаряется и человеку ничего не дает». Автором трагедии Кара-бугаз-гола оказался знаменитый полярник, академик Евгений Константинович Федоров. Он предложил: «Уровень Каспийского моря катастрофически падает и, будет падать, если эту воду перегородить и пустить на орошение выгоды будет больше».

Два противоположных мнения высказывались по использованию воды Аральского моря. Одна группа во главе с Л.С.Бергом были за сохранение моря во избежание экологической катастрофы. Ряд ученых, в их числе известный географ А.И.Воейков, утверждали, для безводной пустыни море не нужно, что воды двух рек следует пустить на орошение». А когда уровень моря стал снижаться министр мелиорации и водного хозяйства СССР Васильев предложил: «Чем терять Амударью и Сырдарью в соленом море, лучше освоить 8 тысяч гектаров орошаемых земель». Автор проекта Капчагайской ГЭС Р.Седых, утверждал, если урегулировать дельту реки Или, будем дополнительно получать 2-2,5 миллиарда кубометров воды и «проблема Балхаша», обернется другой стороной, - город Балхаш надо будет спасать от затопления[23]. «Чтобы сказал бы он балхашцам сегодня, когда прежде глубокая Бертысская бухта превратилась в гнилое болото, соленый состав воды достиг 2390 мг сухого остатка на литр, что сделало ее непригодной не только для питьевого водоснабжения, но и для полива!»[24], – писала областная газета «Огни Алатау» в те годы.

Во второй половине восьмидесятых годов, когда в прессе все чаще и чаще стали поднимать проблему Аральского моря, все эти высказывания ученых стали достоянием общественности. Экологическая тема становится на страницах периодической печати одной из актуальных, читаемых. Если посмотреть заголовки газетных материалов за последнее время, то взору предстанет печальная картина последствий нашего неуемного покорения природы. В них дается анализ негативного влияния бездумной хозяйственной деятельности на здоровье советских людей, на весь генетический фонд нашего народа. Это приводит к политизации сознания народа.

На читателей можно сказать обрушился поток экологической информации. Экологическая карта Казахстана запестрела «горячими» точками бедствий. Мир постепенно узнал о проблемах Аральского моря, семипалатинского полигона, озера Балхаш и этот список можно продолжить. СМИ стали формировать и отражать общественное мнение по поводу важнейших экологических проблем страны и организации практического действия в каждой конкретной ситуации.

СМИ стали формировать и отражать общественное мнение по важнейшим экологическим проблемам страны, явились мощным толчком для активизации общественно-политических движений, что ускорил процесс политизации общественного сознания в Казахстане. Повсеместно создавались общественные организации, их членов называли «неформалами». Вначале их деятельность не выходила за рамки инициативных групп, акции их были разрозненными, объединяясь, они стали выдвигать и политические требования властям.

Функционирование экологической темы в печати началось с первых дней советской власти. Много книг и газетных статей были посвящены охране окружающей среды. Они сводились к освещению таких тем как охрана отдельных природных объектов, рациональное использование определенных ресурсов природы и ведущими задачами экологической пропаганды считались экологическое образование и воспитание людей. Поэтому о полноценном, объективном освещении проблем экологий в соответствие с реально существующей общественной практикой говорить не стоит, основные проблемы замалчивались.



Освещение в СМИ экологических проблем явились мощным толчком для активизации общественно-политических движений, что ускорил процесс политизации общественного сознания в Казахстане.
Литература:

1.Ертысбаев Е. Казахстан и Назарбаев: логика перемен. – Астана: Елорда. - 2001, с.187

2. Виктор Снитковский (Бостон) Чернобыльские гадания http://www. Vestnik. Com /issues/ 98/0414/win/snitkov.htm

3.Галина Аккерман Чернобыль сделал меня другим человеком // Сайт: Новая Газета. Дата публикации на сайте: 06.03.2006

4. Дьяченко А.А. Опыт ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы. Научно-публицистическая монография к 18-летию катастрофы (в 2-х частях) Под редакцией академика РАН Михайлова В.Н.//Москва, 2004г., часть 1

5.Дьяченко А.А. Опыт ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы. Научно-публицистическая монография к 18-летию катастрофы (в 2-х частях) Под редакцией академика РАН Михайлова В.Н.//Москва, 2004г., часть 1

6.Дьяченко А.А. Опыт ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы. Научно-публицистическая монография к 18-летию катастрофы (в 2-х частях) Под редакцией академика РАН Михайлова В.Н.//Москва, 2004г., часть 1

7. Верхотуров Д. Водный миф. Источник: Позиции KZ //http://www.cawater-info.net/review/water_myth.htm

8. Верхотуров Д.. там же

9. http://hyh.by.ru/istoria.htm

10. Верхотуров Д.. там же

11.Залыгин С. Поворот. Уроки одной дискуссии. // Литературная газета 16 августа 1986 г.

12. Фомичева И. Трибуна для общественного диалога. - М. – 1989 - с.20

13. Верхотуров Д. там же

14 Чигаркин А. Освоение пустынь Казахстана. Алма-Ата. Изд. «Казахстан». 1984г.

15 «Литературная газета».-22 апреля 1987г.

16. Материалы научно-практической конференции «Новая пресса: проблемы становления и развития».- Воронеж, 1991, с.49

17. «Комсомольская правда»-3 апреля 1958 г.

18. Бакланов Г. Ничего лучше демократии пока не придумано. // Известия. 1988 2 ноября

19. Распутин В. // Литературная газета. I988 г. 24 августа

20. Журналистика и перестройка. Под. ред. М.Шкондина. М., изд. МГУ, 1989, с.142

21. Чигаркин А. Освоение пустынь Казахстана. Алма-Ата, изд. «Казахстан». 1984 с. 7.

22. Справочник партийного работника. М., 1957. –с. 53

23. Литературная газета.- 11 февраля 1970 г.

24. Огни Алатау. - 1987- 25 ноября


* * *