22 июня – одна из самых трагических дат в истории нашей страны. День памяти и скорби в честь погибших в Великой Отечественной войне - umotnas.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Классный час: мой город в годы великой отечественной войны. 1 135.01kb.
Сочинение " Мои прапрадеды герои Великой Отечественной" 1 24.02kb.
Цель: Формирование у школьников патриотической позиции. Воспитывать... 1 79.5kb.
«Морской венок славы: вклад моряков и судостроителей в победу над... 1 41.59kb.
Книга памяти погибших жителей ст. Воровсколесской в годы Великой... 2 564.19kb.
Вы этого ждёте от нас? 1 39.3kb.
Детские работы учащихся моу сош №3, посвященные Дню Победы 1 77.69kb.
Программа мероприятий, посвященных 68-летию Победы в Великой Отечественной... 1 47.17kb.
Список погибших в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг 1 169.54kb.
Классный час в 9 «А»по теме «День памяти юного героя-антифашиста» 1 10.53kb.
Красноярцы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов 1 61.23kb.
Теплоход "Эрнст Тельман" к услугам туристов на борту теплохода 1 17.9kb.
Викторина для любознательных: «Занимательная биология» 1 9.92kb.

22 июня – одна из самых трагических дат в истории нашей страны. День памяти и скорби - страница №1/1

Авторская


21 июня



ФОТО


Спецлагеря – память без пробелов


22 июня – одна из самых трагических дат в истории нашей страны. День памяти и скорби в честь погибших в Великой Отечественной войне и всех войнах за свободу и независимость России. В этот день в стране приспускаются государственные флаги и не проходят развлекательные мероприятия. Слишком страшной была та война, слишком огромную цену мы за неё заплатили. Некоторые моменты войны до сих пор остаются белыми пятнами, как и многое из того, что связано с её последствиями.

Одна из самых трагических тем той поры – это фашистские концлагеря, унесшие миллионы жизней. Но сегодня мало кому известно, что на месте некоторых из них в 1945-м году появились лагеря советские. Их не стоит сопоставлять и сравнивать, они очень разные по сути. О них просто надо знать, потому что это тоже – часть нашей истории.

«Люди мира, на минуту встаньте!»

В Бухенвальде лил дождь. Косой, холодный. Ветер выворачивал зонтик, а до открытия музея оставался ещё целый час. Хотелось спрятаться, но рядом не было ни козырька, ни навеса. Только огромная площадка с сохранившимися остатками бараков, труба крематория, забор и сторожевые башни. Вдалеке, у лагерных ворот, я увидела двух женщин. Они шли под руку, в плащах с капюшонами, и несли небольшой букет гвоздик.

«Место для лагеря было выбрано крайне неудобное, известное своим плохим климатом. Заключённые строили лагерь практически без инструментов, работая в любую погоду, без выходных, по 14 часов в день», - рассказывал выданный мне аудиогид. Женщины подошли ближе, остановились у одной из мемориальных плит. Посмотрев на их мокрые лица, я увидела, что они плачут. Дождь был тут ни при чём.

Про этот лагерь в России слышали, наверное, все. Во времена СССР часто исполнялся «Бухенвальдский набат». От слов «Люди мира, на минуту встаньте!» бежали мурашки по коже, и именно Бухенвальд был для нас одним из главных символов войны. Это отсюда циничная надпись на лагерных воротах «Каждому своё», зверские медицинские эксперименты, история коменданта Коха и его супруги, с маниакальным садизмом травившей заключённых собаками и коллекционировавшей предметы из татуированной человеческой кожи… В общей сложности с 1937 года до окончания Второй мировой войны в Бухенвальде находились в заключении более 250 тысяч человек, более 50 тысяч из них погибли.

Раньше в Бухенвальде было много советских туристов, мемориал обязательно посещали служившие в ГДР солдаты. Сегодня наши соотечественники бывают здесь крайне редко. По разным причинам. Но многие просто не могут принять и понять историю, основанную на фактах. Слишком отличается она от стройной трактовки социалистических времён, в центре которой была борьба коммунистов с национал-социалистами. Мы очень долго лишь примерно понимали, какова разница между геноцидом и классовой борьбой. Мы учили в школе, что в Бухенвальде был убит лидер немецких коммунистов Эрнст Тельман, но относительно недавно узнали о холокосте – тотальном уничтожении евреев. И похоже, так и не спешим разобраться с историей советских спецлагерей – особых зон, появившихся в 1945-м на месте фашистских лагерей смерти.

Мы всю жизнь

об этом молчали

Фрау Брауэ – учительница русского языка и активист «Инициативы Бухенвальда. 1945-1950». В названии общественной организации те самые, малоизвестные у нас даты.

- Я была совсем ребёнком, когда поняла, что с отцом связана некая тайна. Об этом в семье не говорили. Его арестовали в 1945-м. Тогда повсеместно было много арестов: могли взять дома, на улице, на работе. Были те, кто боялись, пытались убежать в Западную Германию, но многие думали – мы же ничего не сделали.

Уже в 1944 году Советский Союз определил категории граждан Германии, подлежащих аресту и интернированию в лагеря. Было решено, что такая участь постигнет сотрудников гестапо и СС, функционеров национал-социалистической германской рабочей партии, относящихся к ней организаций и объединений, а также сотрудников государственного аппарата. Однако директивы для исполнителей звучали очень расплывчато и трактовались произвольно. Аресты производились советскими органами безопасности и немецкой полицией без указания конкретных причин. В спецлагеря попадало много невиновных. Арестованных ждали жёсткие допросы, в результате которых задерживали и упомянутых во время «признаний» людей. Рассказывает фрау Брауэ:

- Родственники ничего не знали. Ходили по инстанциям, писали письма, но всё бесполезно. Нам повезло, что моя старшая сестра работала в магазине, который снабжал продуктами и лагерь. Однажды она получила записку. Так мама узнала, где находится отец. Его освободили в 1948-м, а в 1955-м он умер. Мы всю жизнь должны были об этом молчать, потому что тема спецлагерей была в ГДР закрыта. Только в 1990-е годы мы познакомились со многими бывшими узниками и их потомками, создали нашу организацию.

При средней загруженности устроенного на территории Бухенвальда спецлагеря в 12 тысяч заключённых, через него прошли около 28 500 узников. Более 7 тысяч умерли от истощения и болезней.

- Создавая выставку о советском спецлагере № 2, мы никоим образом не переносили основной акцент всей мемориальной экспозиции, он так и остался на комплексе, посвящённом концентрационному лагерю, - говорит руководитель проекта Рикола-Гуннар Люттгенау, - Историческая память – это и воспоминание, и предупреждение. Поэтому мы должны знать правду и помнить о советском спецлагере и его узниках.

Почему нас посадили

- Причины создания лагерей я вижу в том, что две системы боролись друг с другом и перемололи множество людей. Это весь мой опыт жизни, - закончил свой рассказ Ханс-Ийоахим Мертенс.

В 1945-м ему было 20 лет, и он больше года успел прослужить на западном фронте. Хотя и оружия, как говорит, не держал – наблюдал за самолётами во время англо-американских бомбардировок. Летом вернулся домой на территорию советской зоны и вскоре оказался вместе с отцом в спецлагере № 7/1, находившемся на территории ещё одного страшного фашистского лагеря Заксенхаузен.

- Самое ужасное, что мы не знали, сколько предстоит сидеть. Мы были просто арестованы. И нас таких были тысячи. Было трудно – вши, клопы, не хватало еды. 7 февраля 1946 г. от воспаления лёгких умер мой отец. Он обессилел и не смог бороться с болезнью. Я обещал ему, что обязательно выйду и буду помогать матери. Главное было – не терять надежду, что нас когда-нибудь выпустят. Мы рассуждали о том, почему нас посадили. Один известный актёр говорил, что его могли арестовать, поскольку он снялся в фильме, который можно было посчитать антисоветской пропагандой. Я думал – за то, что был на фронте. Но многие вообще не знали этих причин. Нам ничего никто не объяснял. Мы не работали, целыми днями сидели в бараках, и от этого было ещё хуже.

Ситуация с работой прояснилась в начале 1947-го. В спецлагере начала действовать специальная комиссия, которая из измождённых людей выбирала самых молодых и здоровых. 30 января их загнали в вагоны и опять безо всяких объяснений отправили в долгий путь. 4 марта состав пришёл в Прокопьевск. Здесь, с землянок, они возвели себе новый лагерь, а заодно и несколько кварталов города, и сотни километров дорог. Немцы, прибывшие из спецлгеря № 7/1, работали на лесоповале, в шахтах и даже в колхозах. Всего примерно 15% заключённых спецлагерей были вывезены на работу в СССР. От отправки большего числа узников отказались исключительно по причине плохого состояния их здоровья.

Освобождение граждан Германии, попавших в советские лагеря, растянулось до 1956 года. Причины задержания и заключения многих из них до сих пор не выяснены. Практически невозможно докопаться до истины, когда «иных уж нет», а сохранившиеся документы зачастую изначально сфабрикованы.

История советских спецлагерей, как и судьбы попавших в них немцев сегодня у нас мало кого волнуют и тем более трогают. Да, среди них были военные преступники и национал-социалистические активисты, но были и невинные жертвы, арестованные по произволу. Самоё мягкое, что можно услышать: «Они в ответе за ту войну. И поделом им». Это как в истории с ГУЛАГом: «Невозможно было построить мощное государство без жертв». Мы гордимся победами, но предаём забвению поражения. Не создаём мемориальных комплексов на местах страшных лагерей и не водим туда экскурсии. Нам неприятны эти темы.



Немцам удалось разделить понятия «фашизм» и «Германия», помнить всё и говорить об этом. Они отреставрировали воинское кладбище и памятник советскому воину-освободителю в Трептов-парке, они же установили мемориальные плиты и привели в порядок захоронения узников советских спецлагерей. Наша победа во Второй мировой войне не станет менее великой от того, что мы будем знать о её цене и последствиях. Противостоять силе времени может только историческая память, а она не имеет права быть избирательной.

Виктория Миронова